Пасека +15

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Хоумстак

Основные персонажи:
Джон Эгберт, Каркат Вантас
Пэйринг:
Джон Эгберт, Каркат Вантас
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Мистика, AU
Предупреждения:
OOC, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Каркат идёт в деревню. Но не доходит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на Битву Пейрингов.
11 апреля 2016, 16:42
Солнце светило прямо в глаза. Каркат сильно жалел, что всё же не взял с собой кепку, понадеявшись на точность прогноза погоды. Впрочем, ошиблись метеорологи только с облаками: жара и почти полное отсутствие ветра были предсказаны вполне точно. И всё под безоблачным небом.
Каркат вздохнул, перехватил удобнее уже мокрую ручку спортивной сумки и, опустив глаза на дорогу, пошёл дальше, понадеявшись, что она выведет его к деревне как можно быстрее. Хотя бы до того, как его хватит солнечный удар. Или тепловой, что ничем не лучше, но примерно так же вероятен.
Но, кажется, дорога не хотела кончаться. И даже не менялась: всё та же светлая пыль, поднимающаяся небольшими облачками при каждом шаге и оседающая на недавно купленных джинсах и старых кроссовках, всё те же твёрдые неровности, которые лучше всего ощущались подошвами. Казалось, скоро ноги полностью превратятся в пару синяков. И пока Каркат пытался понять, почему земля ощущается куда твёрже асфальта или плиток, или из чего ещё делают нормальные поверхности, он физически ощущал, как его одежда пропитывается потом. Белую футболку, кажется, скоро придётся просто выбросить, решил он. Особенно если он не доберётся хоть до одного дома в ближайшие пять минут.
- Эй!
Каркат поднял тяжёлую голову в направлении голоса и поморщился: казалось, что только что многострадальную голову сдавили в тисках.
- Ты не местный? – этот улыбающийся болван в соломенной шляпе явно обращался к нему.
- Ну? – хрипло выдавил из себя Каркат. Голос больше походил на карканье.
- Тут лучше не ходить без шляпы, тем более в солнцепёк, - выдал болван и улыбнулся ещё шире. – Ты же ведь в Бристоль идёшь?
- Куда ещё? – Каркат уже пожалел, что остановился. За время этого… разговора он могу пройти уже несколько шагов.
Так широко вообще возможно улыбаться?
- Отлично! Тогда можно переждать солнце у меня, а потом дойти, куда тебе нужно.
- Ну и с какого хера я должен соглашаться на подозрительные предложения от странных незнакомцев встречающихся по пути в деревню? – получилось далеко не так грозно как планировалось. И явно не произвело на этого болвана нужного впечатления.
- Я местный пасечник, Джон, - представился он, выходя на дорогу. Каркат даже не успел заметить, когда тот успел подобраться так близко. Да, точно, в первый раз он стоял в нескольких ярдах от дороги!
Каркат было отшатнулся от чересчур быстрого болвана (Джона), но чуть не упал, зацепившись за не вовремя подвернувшийся под пятку камень.
- Блядь!
Улыбка Джона лишь немного уменьшилась в размере. Он опустил уже было протянутую для рукопожатия руку.
- Извини, я не хотел тебя испугать.
- Да нет, не обращай внимания… - Каркат зажмурился и прикрыл глаза свободной рукой. – Просто слишком жарко. Кажется, я не могу думать даже нормально…
Он резко отнял руку от глаз, когда почувствовал что-то на голове. И на этот раз его лицу было не настолько жарко.
Джон стоял прямо перед Каркатом, больше не улыбаясь и без идиотской соломенной шляпы. И теперь были видны его торчащие волосы.
Шляпа была теперь на Каркате.
- Слушай, может, тебе действительно стоит переждать солнце у меня? – чуть виновато и куда тише чем раньше предложил Джон.
Каркат посмотрел на горизонт. Теперь было видно, что деревня слишком далеко. Настолько далеко, что её даже не было в поле зрения. Можно было попробовать дойти, но… Каркат с тоской подумал о синяках, в которые уже превратились его ступни. И представил, что будет, если он пойдёт дальше.
- И где твой дом? – спросил он у просиявшего Джона.
- За этим полем, - улыбнулся он уже нормальной, человеческого размера улыбкой и махнул рукой куда-то назад, охватывая поле, откуда пришёл. – Так ты пойдёшь?
- Придётся, - вздохнул Каркат, и подумав, взвалил сумку на плечо. Ткань врезалась в кожу. Голова снова начала болеть, на этот раз пульсируя.
- Тогда иди за мной, - обрадованно повысил голос Джон и, резко повернувшись, пошёл к краю дороги. Каркат побрёл за ним, стараясь ступать как можно мягче. Чтобы не тревожить голову лишний раз.
***
Трава была… сухой. И шелестящей. И многоцветной. Можно сказать, всех оттенков зелёного, серого, жёлтого... Иногда в ней попадались цветы. Какие именно – Каркат сказать не мог – не хватало сил вспомнить хоть одно название или хотя бы понять, как эти цветы выглядят. Голова болела слишком сильно. Но Каркат шёл по траве, глядя строго себе под ноги, глядя на то, как кроссовки проходят между травинками: сначала одна, затем другая. В ушах осталось только шуршание. Каркат понял, что это шуршание травы. Оно раздавалось, когда он делал ещё один шаг. И ещё один. И ещё один. И ещё много и много шагов. Не то что бы Каркату хотелось останавливаться. Не то что бы ему вообще чего-то хотелось: в голове остался только густой мёд, в котором не осталось ни одной мысли. Остались только шаги, шуршание травы и далёкий гул. Который всё нарастал, с каждым шагом Карката. Незаметно, конечно же, но нарастал.
***
У Джона действительно оказался свой дом. Небольшой, позади которого стояли ульи. Или, точнее, дом стоял перед огромным полем с ульями. Пчёл не было видно. Джон объяснил, что сейчас они вылетают только за водой, чтобы поддерживать нужную температуру в улье. Каркат даже не спрашивал о пчёлах.
Но Каркат был сильно рад тени, даже если к ней прилагался надоедливый и выглядящий слишком счастливым для такого адского дня пасечник в кошмарном синем комбинезоне. Будто бы стащенным с карикатурного рэднека. И тем более он готов был мириться с пасечником, если тот предлагал ему пакет со льдом, который Каркат сейчас держал у головы, блаженно прикрыв глаза.
Счастье омрачняла только сумка, лежащая под стулом и мешающая убрать под него ноги.
- Каркат, почему ты сюда приехал? – донёсся до него голос Джона. Каркат медленно открыл глаза и сфокусировался на сидящим за столом со стаканом воды Джоне.
- К родственнице, - ответил он после долгой паузы, глядя Джону в глаза. Только сейчас он заметил их цвет: голубые, с бледными прожилками.
- А кто она? – тихо спросил Джон, облокотившись на стол. Он не отрывал взгляда от Карката. Будто бы они играли в гляделки. – Может, я её знаю.
- Тереза. Правда, обычно зовёт себя Терези – это имя ей нравится больше, - начал рассказывать Каркат. Обычно он так не поступал, но… почему нет? – Мы не видели слишком долго, а в онлайн она не выходила уже несколько недель. Вот я и решил приехать сюда, проверить, что с ней…
- Каркат…
- Что?
- Она переехала.
Каркат вздохнул и снова закрыл глаза. Получалось, что он приехал сюда зря. Зря волновался, зря брал отпуск, зря ехал долгие часы в попутных машинах, каждая из которых была раскалена до предела, зря шёл по этой дороге. Потому что эта кошмарная женщина переехала. И… не сказала ему об этом.
- Ну и куда? – спросил о, собравшись с мыслями.
- В ближайший город, - немедленно ответил Джон. Даже, кажется, слишком быстро. – Если хочешь, можешь переночевать у меня, а утром пойти в деревню и попроситься поехать с кем-нибудь. Завтра как раз будет холоднее, может быть даже дождь пойдёт!..
Дальше Каркат не слушал.
***
Ночь была немногим холоднее дня. И намного более душной: казалось, что воздух так и не может попасть в лёгкие, оседая где-то в районе трахеи. На этот раз не было никаких звуков. А Каркат не мог видеть ничего. Раньше он считал, что знает, что такое темнота, но… он раньше в ней никогда не оставался. В городе, любом из них, ночью горели фонари, окна отдельных квартир, иногда – лампы в квартире самого Карката. Но раньше он не оставался в такой удушающей темноте, какая была в этой спальне.
***
Каркат проснулся. Кажется, уже второй раз за эту ночь. И на этот раз он явно выспался так, как не высыпался уже много месяцев.
Но в спальне было всё так же темно.
Каркат почувствовал, как в животе скручиваются все органы, и резко встал с кровати, ощутив босыми ногами тёплый деревянный пол. Он попытался вглядеться в темноту, туда, где должна была быть стенка, но… ничего не было видно.
Страх не проходил. Казалось, он только углублялся. Даже отсутствие обычных ночных кошмаров, где он шёл по лугу, куда-то по направлению к своей гибели, не делало положение лучше. Напротив. Мелькнула мысль, что это из-за того, что он подобрался к ней вплотную. Каркат резко выдохнул, и звук дыхания резко ударил по ушам. Казалось, что это было слишком громко, что сейчас его услышат. Услышат те, кто прячется в темноте, кто подобрался совсем близко.
Это было почти как в детстве. Только вместо чулана пришёл весь мир, тёмный, как эта комната.
Каркат запрыгнул обратно на кровать и укрылся одеялом.
Но… он вспомнил, что возле кровати лежал его телефон. Который ещё должен работать.
Каркат вынул руку из-под одеяла и попытался нашарить тумбочку, на которую, как помнил, бросил телефон. Какое-то время рука висела в жарком воздухе, нащупывая пустоту, но когда он переместил её выше, то смог нащупать деревянный край. Она была куда меньше чем ему казалось.
Схватив телефон, Каркат утянул его с собой под одеяло, не рискнув даже высунуть голову в кажущийся куда более наполненным кислородом воздух спальни. Он включил телефон.
***
На улице было всё так же жарко, но хотя бы начал дуть ветер. Трава шелестела под ногами, когда Каркат шёл к дороге. Он ещё вчера запомнил направление, но не был уверен, что сможет до неё дойти.
С каждым шагом голова болела всё сильнее. Почти трещала от боли. Боль не давала вздохнуть, не давала спокойно мыслить. Как вчера, когда он согласился на предложение первого встречного, когда не обратил внимание ни на что, когда отказался идти в деревню. Когда забыл, что писала Терези до того, как пропала. Что она была испугана. С каждым разом всё больше.
Каркат сделал слишком много ошибок. Но, возможно, у него ещё был шанс уйти?..
***
Он наткнулся на улей. Ещё раз. Уже который это был по счёту?
Каркат снова включил телефон и посмотрел на время. На этот раз шесть вечера. В первый раз было семь утра. Потом - семь тридцать три. И так дальше. Только вот ночь не кончалась.
Каркат пытался идти в разных направлениях, но каждый раз снова натыкался на эти чёртовы дома для пчёл. Он уже вырвал один из земли и растоптал, но когда посветил телефоном, то понял, что внутри ничего нет. Просто пустой деревянный ящик.
Каркат не знал, что за существо скрывается под лицом того пасечника. Но оно явно не было человеком.
Каркат помнил рассказы Терези. О том, как пропадали люди. Один за другим. Разного достатка, разной внешности, даже разного пола. А потом их начали находить. И перед тем как пропасть самой, Терези писала о том, что нашли её бывшую девушку, Роуз, с зашитым ртом и веками, будто бы спящей посреди дороги.
Каркат пытался её отговорить.
А теперь пришёл его черёд.
Каркат осторожно сел возле очередного улья. Он немного подождёт и пойдёт в дом. Кажется, именно туда его направляли.
***
Джон сидел на кухне с включённой лампой, направленной на стол и оставлявшей его лицо в тени.
Каркат не был уверен, что Джон сейчас не улыбался.
- Садись.
Каркат послушался и сел за стол.
- И где Терези на самом деле? – устало спросил он.
- В улье.
- Там ничего нет.
- Просто ты ещё не готов увидеть, Каркат.
- Я тебе даже своё имя не называл, - устало вздохнул Каркат и помассировал виски. Как только он решил идти в дом, головная боль прекратилась. Но воспоминание о ней ещё осталось.
Джон только пожал плечами.
- Так что ты от меня хочешь? – спросил Каркат через долгую минуту, не выдержав тишины.
- Да или нет?
- Что да или нет?
Джон не ответил. Или какое настоящее имя было у этого существа.
- Тогда да.
Джон кивнул.
***
Лампа погасла.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.