На старт! 6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Warhammer 40.000, GoShogun (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Нейтан Бриджер, доктор Шагал, Джейсон Темплар, Скотт Каттер, Кэти Джеймисон, Бравые защитники Базы
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Бравый инквизитор Шагаллорн срочно собирает команду защитников Макрон-базы... из того, что осталось.

Посвящение:
Посвящается ЗФБ-2016 и и вархаммер-вики.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Расчленяем и кроем матом. Стебемся над обоими фэндомами. На ваха-матчасти лежит болт. От болтера.
14 апреля 2016, 00:59
Инквизитор Шагаллорн недовольно постучал по барахлящему воксу. Низенький крепкий мальчишка, цеплявшийся за невысокого сервитора в оранжевой хламиде, вздрогнул и нервно шмыгнул носом. Сервитор, который отслеживал происходящее, выжидательно пошевелил верхними механическими руками. Первым в отсек, громыхая, вошел космический десантник в броне, держа в левой руке шлем. Его лоб пересекала свежая повязка. Он казался еще совсем молодым — на вид ему нельзя было бы дать больше двадцати человеческих лет. Синий цвет брони неоспоримо указывал, что юный десантник происходит из Ультрамаринов, а свежие щербины и ссадины на этой броне подтверждали, что он недавно пережил жестокое сражение. Следом за ним вошла мрачная как туча Сестра Битвы в пыльном алом доспехе, умудрившись при входе громыхать сильнее и злее, чем Астартес. Третьим ввалился гвардеец в драном горчичном мундире без знаков различия. Нелепо обычный в этой компании, только вот навьюченный мешками и разным вооружением сверх всякой меры. Свою ношу он с облегчением свалил прямо на пол, водрузив на верхушку образовавшейся кучи мешков и чехлов увесистый плазмаган. Все трое покосились друг на друга с недоумением, и вопросительно — на его превосходительство. — …Ээ… А где остальные? — не утерпев, спросил гвардеец с дурашливой ухмылкой. — Нет никаких остальных и не будет, — отрезал Шагаллорн. — Позвольте представить. Джейан Темпларус, рядовой четвертой роты Ультрадесанта, единственный выживший из отделения, охранявшего Магоса Бриджера. Сестра Кэтрин, моя сопровождающая. Скотт Каттер, мой должник по гроб жизни из Стального Легиона… был. — Должник и?.. — нетерпеливо переспросила сестра Кэтрин. — Этого достаточно, уверяю вас, — сообщил Шагаллорн. — Гораздо важнее сейчас другое обстоятельство. Нам следует запустить это уникальное сооружение как можно скорее, поскольку в ближайшее время нам помешают. Очень сильно помешают. — Но магос Бриджер, о котором вы говорили!.. — воскликнула сестра Кэтрин. — Где он, что случилось? — Нас выследили и напали, когда мы доставили магоса Бриджера на станцию для сеанса связи, — печально прогудел Джейан. — Слуги этого бешеного мутанта Джералданоса. Сержант предположил, что враги хотели захватить магоса живым, чтобы подчинить себе базу Макрон и получить ее сокровища. — И что случилось потом? — голосом сестры Кэтрин можно было резать металл, гвардеец аж поежился. — Когда нападающие уничтожили сержанта, и перевес их сил над нашими стал очень велик… магос Бриджер решил, что не должен попасть в их руки и самоуничтожился. Погибли все, кто были ближе двадцати метров от него, и наш второй брат тоже… Меня отбросило взрывом и завалило вражескими телами. Это наш провал, господин Шагаллорн, и я понимаю, что нет способа искупить такую ошибку. — А придется, причем начнешь искупать очень скоро, — невозмутимо объявил инквизитор. — Ваше превосходительство, а этот… ребенок? — терпение определенно не входило в список добродетелей сестры Кэтрин. — Терпение, возможно, вы вскоре все узнаете. Если, конечно, останетесь живы, — уточнил Шагаллорн. — К станции приближаются враги, и вам придется предотвратить штурм базы. На время, достаточное для того, чтобы я смог подчинить себе этот таинственный механизм, руководствуясь инструкциями покойного магоса. — Предотвратить? Втроем? — переспросил гвардеец сипло. — Именно так. Я убежден, что ваших талантов для этого вполне хватит, — сообщил Шагаллорн с легкой улыбкой. Каттер вздохнул, печально обнял плазмаган, словно любимую женщину, и даже погладил, что-то пробормотав себе под нос. — Вам следует, — продолжал Шагаллорн, нажатием рычага открывая двустворчатые красно-синие двери, — занять позицию в этом коридоре и удерживать ее, сколько возможно, не допуская врага внутрь ангара. Затем допускается отступление на следующую позицию, непосредственно к корпусу базы, и защита подступов к ней. Энергичным жестом он отправил сервитора с мальчишкой внутрь, и ребенок нехотя подчинился. Скрываясь в тоннеле за створками, он продолжал держаться за оранжевую хламиду сервитора — так, словно тот был единственным близким ему существом во всей вселенной. — Я рассчитываю, что мне потребуется от получаса до пятидесяти минут на активацию энергетических установок и установку контакта с машинным духом с помощью сервитора, — сообщил инквизитор деловито. — Это время вы должны мне дать любыми возможными способами. Когда база Макрон подготовится к старту, я приоткрою для вас внешние ворота базы на короткое время. Проследите, чтобы вместе с вами не проскользнуло ничего подозрительного. Должен вас предупредить — возможно, от ваших действий зависит будущее человечества… От моих тоже. Джейан, принимайте командование отрядом. — Что произойдет, если вы не сможете активировать базу за это время, господин Шагаллорн? — спросил десантник очень обыденно. — Мне придется последовать примеру магоса Бриджера, мой юный друг, — вздохнул инквизитор. — Нам всем придется. Это опасное создание предков не должно попасть в руки врага ни под каким видом. Поверьте, наши жизни здесь играют довольно незначительную роль. — А дело-то в чем ваще? — нахально спросил гвардеец, уже нормальным голосом. Кэтрин метнула в него острый, как лезвие, взгляд, но парню оказалось все равно. — Хочется знать, за что подо… помрем, то бишь. — Возможно, речь пойдет о победе над варпом, мой невежливый друг, — сообщил Шагаллорн с улыбкой. И закрыл за собой красно-синие створки ангара. На несколько секунд воцарилось молчание. Темплорус невозмутимо перезарядил болтер, вставив новый серповидный магазин. Вооружение сестры Кэтрин было в полном порядке: она чуть выдвинула меч из ножен, задвинула обратно, коснулась рукояти собственного болтера, убрала руку. Ее тяготило ожидание, а возможно, не только оно. — Что такое «промудоблядская пиздопроебина»? — вдруг спросил Джейан у гвардейца. Скотт не сдержался и нервно гыгыкнул. Кэтрин прямо кровь ударила в лицо — она явно знала, что означали эти слова. — А у вас и правда охеренно хороший слух, — сказал Скотт развязно. — Я думал, брешут. — Когда я спрашиваю, — Темпларус оставался спокоен, — я хочу услышать ответ. — Что, совсем еще с нашим братом не работал? — развеселился гвардеец. — Это было то, что я думаю про нашу историю. Ругался я, мальчик. — Тебе следует уважительнее обращаться к командиру, — сказал Джейан наставительно. — Я полагаю, что нашивок ты лишился как раз за неуважение к субординации. Кэтрин отвернулась и закрыла ладонью лицо, издав невнятный звук. — Мой бывший командир, — Скотт уже откровенно лыбился, — отправлял людей на мучительную смерть просто за то, что ему чем-то не угодили. Я сделал так, что он уже никого никуда не отправит. Шагаллорн пообещал мне перед смертью немного нормальной жизни вне лагеря штрафного легиона — это чтобы про меня все ясно стало. Мальчик в красивом доспехе, я ходячий покойник. Срать я хотел на твою субординацию. Ты мне можешь одной рукой голову оторвать, но уважать твою гребаную должность я не собираюсь. А ты останешься без стрелка, нах. Девчонку только немного жаль. — Мне сейчас нужно, чтобы ты стрелял туда, куда я прикажу, — сказал Джейан, — и отвечал на мои вопросы. Пока этого хватит. — Это не вопрос, — осклабился Каттер. Он дернул застежки одного из своих вещмешков — внутри оказались плотно уложенные кассеты боеприпасов — и принялся деловито навешивать на пояс связки гранат. — Гранаты, кстати, для всех, — сказал он, — набирайте. От щедрот святой Инквизиции. — Подозреваю, очень скоро мне тоже захочется оторвать тебе голову, — пообещала сестра Кэтрин, сноровисто распределяя по себе боеприпас. — Порадуй варповы отродья, красавица, оторви, — согласился парень. — Еще мне яйца можно оторвать. Хотя тебе незачем, у тя и так все свое и стальное. И тут наружные двери сотряс мощный удар — внезапно, резко, вовсе без каких-либо признаков приближения врага. Обороняющиеся поспешили занять подходящие для себя позиции: Каттер скрылся за выступом, готовясь к стрельбе, сороритка прижалась к стене, космодесантник просто надел шлем и изготовился к драке. — Жаль, — сказала Кэтрин десантнику, держа болтер наизготовку, — что твой сержант был недостаточно хорош, чтобы выжить. — Я сожалею о твоих сестрах, — отозвался Темпларус несколько мгновений спустя. — Нас учили, что единственный выживший нередко чувствует себя виноватым. Теперь я знаю, почему. Но еще нас учили, что нельзя поддаваться этому чувству вины. — Ты! Чертов ходячий кодекс праведности!.. Чтоб тебя!.. Кажется, сестра Кэтрин боролась с желанием развернуть болтер в сторону юного десантника. Неизвестно осталось, справилась бы она с этим чувством самостоятельно или нет, поскольку в это мгновение дверь взорвалась. В коридор хлынула волна удивительно нелепых бойцов, словно люди пытались нарядиться в механизмы, используя все, что под руку подвернется: фрагменты ржавых гвардейских доспехов, куски металла и пластика, шлемы всех форм и размеров. На большинстве шлемов были грубо намалеваны белой краской упрощенные изображения черепов, как злая пародия на имперскую символику. Дружный залп защитников базы разнес первую волну нападавших в клочья. Буквально. Пародийная броня защищала так же плохо, как выглядела, и первые атакующие оказались разорваны на куски болтами, забрызгав кровью стены вокруг себя и превратившись в мешанину красных ошметков и обломков, громоздящихся в развороченных дверях. — Они чё, издеваются? — спросил Скотт сзади. Ему пока даже стрелять не пришлось. — Нас проверяют, — решил Темпларус. Через несколько мгновений пришла вторая волна нападающих, подтвердив его слова. Это были совсем другие солдаты — могучие, неплохо вооруженные мутанты, защищенные разномастными и неуклюжими, но куда более надежными доспехами. Местами доспехи украшала та же эмблема — аляповато нарисованный белый череп. Передние ряды нападавших залпом двух болтеров также разнесло в клочья. Затем Кэтрин забросила в их ряды пару гранат, вызвав лишь небольшое замешательство на входе. — Береги боеприпас! — приказал Темпларус сороритке. — Каттер, готовься! — Я не слепой! — донеслось сзади. Взмахнув цепным мечом, юный космодесантник врубился в толпу врагов. Он рассекал туши мутантов напополам, отрубал им головы и протянутые конечности, нанося ужасающие рваные раны всем, кого задевал даже вскользь. Вскоре его синий доспех покрылся отвратительной зеленоватой кровью мутантов и ошметками их мяса. В какой-то момент перед ним вырос командир вражеского отряда — огромный свинорылый мутант с выпяченным брюхом, вооруженный вместо меча обычной бензопилой. С невероятной для своих размеров скоростью Темпларус прыгнул вперед и рассек вражеского главаря прямо в прыжке — с отвратительным визгом тот выронил свое нелепое оружие и распался на две части, роняя извивающиеся кишки под ноги… или, скорее, под копыта соратников. Отлетевшая бензопила вгрызлась в ноги другому свинорылу, рухнувшему на колени с диким воплем. Сестра Кэтрин предпочла держаться позади десантника, сперва отстреливая, а затем рубя тех, кто ухитрялся прорваться по коридору мимо него. Временами вспыхивал выстрел лазергана Скотта, с исключительной меткостью поражая тех, кому удавалось миновать сороритку. А еще хитрый гвардеец целился в головы самым крупным и рослым мутантам, украшая стены их мозгами еще до того, как Темпларус успевал к ним добраться. — Берегись! — заорал вдруг Каттер. — Ихняя десантура идет! Вновь раздался грохот. Две огромные фигуры в ржавых, аляповатых доспехах, изрисованных мерзкими знаками, плечом к плечу ворвались в коридор, топча своих же соратников по пути. Один из них вскинул огромный болтер и начал стрелять в космодесантника, вынуждая Джейана броситься в сторону, уворачиваясь от выстрелов. А второй, вооруженный цепным мечом, украшенным бело-голубой эмблемой космодесанта — несомненно трофейным! — ринулся вперед, готовясь разрубить защитника древней стальной крепости. Перекатившись в сторону, Темпларус успел выставить свой меч, защищаясь. Одинаковые цепные мечи сцепились друг с другом с отвратительным визгом и скрежетом. Несколько мгновений они застыли на месте, но затем начала одолевать, и мечи неумолимо стали крениться к шлему юного космодесантника. А первый уже вновь наводил болтер на поверженного Ультрамарина… Затем раздался нестерпимый свист, и враг окутался облаком плазмы. Над сражающимися взметнулась вверх стремительная алая фигура, приземлилась на плечи меченосца и вонзила меч в щель доспехов по самую рукоять. Доспех затрясся, из щелей брызнула зеленоватая кровь — а алая фигура уже исчезла и перенеслась вглубь, рубя оставшихся мутантов. Джейан отбросил вражеское оружие и ударил вверх и вперед цепным мечом, взламывая вражеский доспех. Подрубленный хаосит рухнул на колени, нелепо дергаясь, и Темпларус, выдернув оружие и вскочив, обрушил на него последний удар. От вражеского доспеха отвалился изрядный кусок, отсеченный тремя ударами с разных сторон, открывая прятавшуюся внутри омерзительную тушу — не то искалеченную, не то мутировавшую до полной потери человеческого облика. Казалось, из доспеха вывалилась огромная жаба — без задних лап, но с огромной головой. Маленькие ручки цеплялись за бледное пузо, разорванное последним ударом, из пуза сыпались склизкие петли потрохов. Затем голова жабоподобной твари разлетелась мокрыми брызгами. — Береги заряды, — напомнил Джейан, выравнивая дыхание. — Благодарю тебя. — Блядский ксенос! — выдохнула Кэтрин, пунцовая от боя и бешенства разом. — Ты уверена? — Да! — Надо будет передать Шагаллорну, что мутанты даже объединились с какими-то ксеносами, чтобы захватить эту базу. Каттер! Если выживешь… — Понял, не дурак! — заорали сзади. И Каттер выстрелил мимо обоих бойцов в очередное подвалившее к воротам свинорыло. — Хорош пиздеть на линии огня! — Язык оторву! — рявкнула в ответ Кэтрин, прижимаясь к стене рядом с космодесантником. — Пиздеть — это говорить? — решил уточнить Темпларус. — Я действительно не знаю жаргона гвардейцев… — Это много говорить некстати, — расшифровала Кэтрин с каменным лицом. — Грубо, но верно, — признал командир и выпалил из болтера в сторону свинорылых стрелков за воротами. — Я вас услышал! — вдруг прорезался детский голос в воксе Темпларуса. — Кто это? — Я Нейтан. Я с господином инквизитором, вы меня видели… Господин Шагаллорн мне велел быть на связи, пока он занят. Вы не бойтесь, если вас убьют, я скажу ему про ксеноса… — Спасибо, Нейтан, — сказал вполне серьезно Джейан. Кэтрин рядом с ним вдруг повторила свой жест, словно хотела схватиться рукой за лицо, но передумала. — Только давайте вы не будете умирать?.. — попросил мальчишеский голос. — Я очень боюсь, что останусь совсем один… с мутантами. — Я тебе обещаю, — сказал Джейан еще более серьезно, — что один ты не останешься. Что бы ни случилось. — Это хорошо, — сказал мальчишка, повеселев. — Хорошо, что у Скотта нет вокса, — хмыкнула сестра Кэтрин. — Вы опять трындите! — заорал стрелок сзади. — А там едет целый танк, чтоб мне лопнуть! Темпларус двумя прыжками подскочил к воротам, осторожно выглянул — и бросился назад: через мгновение раздался жуткий грохот и снаряд врезался в стену у самых ворот, выворотив из петель гигантскую створку и осыпав все вокруг осколками металла и камня. — Слезь с меня, идиот! — придушенно выкрикнула сестра Кэтрин из-под огромного синего доспеха. — Прости. Я просто хотел загородить… не рассчитал ударную волну. — Спасибо, брат, — сказала Кэтрин бритвенно-острым голосом, поднимая лицо, перемазанное в зеленой мутантовой крови и требухе. Боевую Сестру и заслонившего ее Джейана отбросило взрывной волной ровно на кучу изрубленных тел мутантов первой волны. — Эти дохлые бедняги поистине спасли мои ребра. — Отряд! Отступление! — выкрикнул Джейан. — Скотт, гранаты мне, быстро! Оставить сюрпризы на стенах и на полу — и за ворота! Нужно отдать ему должное — Каттер действовал молниеносно. Раз — и целый мешок с кассетами гранат скользит по окровавленному полу в направлении космодесантника. Два — сестра Кэтрин одним касанием ставит свои гранаты на замедление и расшвыривает их в кучи доспехов и рваного мяса. Три — Скотт в обе руки пришлепывает к стене магнитные мины из следующего мешка, и они тут же меняют цвет, сливаясь с поверхностью. Четыре — стрелок хватает остальные мешки, забрасывает их за спину единым движением и мчится во внутренние ворота, ухитряясь не путаться в экипировке… Пять — он на бегу кидает космодесантнику черный контейнер, после чего исчезает в сумраке. Сестра Кэтрин заканчивает расшвыривать свой арсенал и прыжками мчится следом за ним. На мгновение Темпларус позволяет себе любоваться ее движениями — удивительно же, человек, а двигается почти с быстротой космодесантника! Шесть — Джейан прилепляет к выщербине от осколка брошенный Каттером контейнер, мелта-гранату, и сам прыгает во внутренние ворота. Те закрываются, даря защитникам короткую передышку. — Охуеть… — выдыхает далеко впереди Каттер. Он мощным броском добежал через мост до стены древней базы и теперь видел ее вблизи во всей красе. Хотя, понял Темпларус мгновение спустя, занимала Скотта вовсе не красота древних конструкций… — Ёбанарот, где тут спрятаться?! Где стрелку сидеть, твою мать?! Приблизившись к воротам, Темпларус оценил позицию и понял недовольство гвардейца. Позиция была… если говорить прямо, совершенно гибельная. Даже на входе покореженные створки и углы комнаты перед воротами давали возможности как-то укрыться от вражеского огня. Здесь же они были как на ладони: мост через пещеру, площадка перед гигантской древней конструкцией и символически обозначенная впадина ворот. Все. Обороняйтесь как хотите. Кэтрин огляделась, потом посмотрела вверх. — А если забросить человека туда, наверх, отличная позиция для обстрела будет, — заметила она. — Нахуй, — кратко ответил Скотт и вбился спиной в угол символической выемки, снова обнимая плазмаган. — Крыльев нету. — Я не уверен, что с первой попытки смогу забросить туда человека… — начал Темпларус. — То есть можно попытаться, но… Скотт сделал судорожное движение, словно хотел уже направить плазмаган на командира, но сдержался. — Ракетный ранец нам бы сейчас пригодился, — с сожалением вздохнула Кэтрин. — Мне сержант не выдал в эту миссию. — У меня нет слов, чтобы описать, насколько он был неправ, — сообщила сестра Кэтрин холодно, и Скотт почему-то хрюкнул в своем недоуглу. — Я нужен здесь. Ранец пригодился бы только для доставки стрелка на позицию… — Темпларус осекся, понимая, что попался на подначку. И не понимая, зачем она тут была. Грохот со стороны входа возвестил, что сюрпризы заработали. А значит, туда вломился танк или новые дредноуты, и скоро дверь не устоит. — Ну что, — вздохнул сзади Каттер, — типа всем пока, приятно было познакомиться, прекрасные лорд и леди… Блядь! Одинаковым до смешного движением Джейан и сестра Кэтрин развернулись в прыжке, нацеливая болтеры на нового врага. Двери базы разъехались, на полу внутри барахтался Скотт среди своих мешков и стоял хмурый мальчишка Нейтан. Один, без сервитора. — Заходите, что ли, пожалуйста, — сказал он хмуро. — Ой, сестра Кэти, тебе надо умыться… — Стоп! — Темпларус поднял руку, прислушиваясь. За оставленной ими дверью тихо, неслышно для его спутников, хрустело, перекатывалось, скрежетало металлом… Рвануло все разом. Они пригнулись. Ворота, полмоста, кусок стены и все, что было за воротами внутри, — исчезло в клубящемся облаке взрыва мелта-гранаты. Пролетели куски металла, обломки пластика и почему-то верхняя половина вопящего мутанта. Половина шмякнулась в обшивку базы, взвизгнула, перевернулась в воздухе и грохнулась к ним на площадку. Свинорылый мутант, от шока не чувствуя боли, попытался встать — и встал на срез туловища, из-под которого поползла зеленоватая лужа. Сестра Кэтрин молча развернулась и врезала свинорылу бронированным башмаком в морду. Полутуша беззвучно перевалилась за край площадки и исчезла. Раскаленное облако развеялось, и за ним стал виден… Танк в разрезе, определил Темпларус. Его передняя часть исчезла в плазменном взрыве, как срезанная ударом меча, осталась хвостовая. А главное, развороченные боковые плиты танка плотно приплавились к стенам входного коридора. И были раскаленными докрасна. — Вот теперь — все внутрь, — удовлетворенно сказал Джейан. — Здесь мы закончили. И, когда за ними закрылись толстенные бронированные створы — совершенно беззвучно закрылись, несмотря на вес и толщину! — позволил себе поверить, что они выжили и в этот раз. — А ты не трус, — задумчиво сказала сестра Кэтрин, повернув к Скотту свое лицо, точнее, кровавую запекающуюся маску. — А ты красавица, — буркнул тот. — Правда, сестричка, умойся, что ли… — Заткнись. Для чего тебя вытащил господин Шагаллорн? Хороших стрелков хватает и вне штрафных легионов. — За то, что я умею держать язык за зубами, — ухмыльнулся Каттер. Над их головой зашипело, зашуршало, и дребезжащий металлом голос Шагаллорна потребовал, чтобы они шли за Нейтаном и «заняли свои места в рубке». — Да, — задумчиво согласился Темпларус, — ты не трус. И не подлец. — Я еще какой подлец. А вот ты, громила, за нашими спинами не прячешься, других на смерть не шлешь. С тобой дело можно иметь. — В следующий раз, обращаясь к командиру в бою, будь вежливее, — сказал ему назидательно Темпларус. — Не буду! Знаешь, почему? Брань круто короче. Раза в три. -…И ты не ответил на мой вопрос перед боем, — продолжил юный космодесантник. — Я хочу знать, что такое «промудоблядская пиздопроебина» и как оно конкретно переводится? И просто «блядский» тоже. Все равно однажды придется иметь дело с гвардейским жаргоном… Тут его треснули по перевязанной голове. Мечом в ножнах. Не очень больно. Но остановить свой рефлекторный удар в нападавшего Джейан успел не полностью. К счастью, сестру Кэтрин защитил ее собственный доспех. — Не смей ругаться при ребенке, болван ты трехметровый! — рявкнула она, поднимаясь. — Мне придется наказать тебя за то, что ты подняла руку на командира, — сказал Джейан укоризненно. — Нет, за нарушение техники безопасности. Я мог сломать тебе шею, глупая женщина! Каттер отвернулся, издавая какие-то странные звуки. Кажется, он хлюпал носом. Кэтрин поднялась и спокойно продолжила, словно не отлетала на пять шагов полминуты назад: — Кстати, то, о чем ты спрашиваешь, это набор корней ругательных слов в случайном порядке, напрямую не переводится и обозначает очень плохую ситуацию и очень скверное отношение к ней говорящего. Чем длиннее слово, тем хуже ситуация. А последнее слово означает просто развратный. — Простите? — Извращенный, — сказала сестра Кэтрин, подумав. — Скажи, а правда, что космодесантников растят в теплице под колпаком? — Неправда… — начал Джейан, но сороритка уже развернулась и ушла вперед. Очень быстро, многозначительно кашляя. — Пойдемте уже, пожалуйста, — сказал настойчиво воспитанник магоса Бриджера. — Не знаю, чего сестра Кэти сердится, я этих слов кучу знаю. Механикусы еще и не такое говорят, когда у них чего-то не получается. «Омниссия», «трансмиссия», «трансформация элементарных частиц хиггса» и «интерференция варп-волн»… По-моему, это куда круче, чем-то, о чем вы спросили. «Запускаю обратный отсчет», — говорил механический голос под потолком. «До телепортации осталось две минуты двенадцать секунд…» Из-за остывающего танка свинорылые мутанты уныло и безрезультатно палили в корпус базы из своих лазерганов. Впереди их ждал поистине демонический гнев лорда-мутанта Джералданоса… *** Краткий словарик. Сороритка=Адептус Сороритас=Сестра Битвы — боевое женское подразделение в Империуме людей. Служат спецподразделением инквизиции и некоторых других спецчиновников. Носят спецброню, хранят формальный обет безбрачия, любят Императора. Ультрадесант=Ультрамарины — космодесантники, огромные генетически измененные мужики, два с половиной метра роста в доспехе. Спецсолдаты Империума. Нет, они растут не в теплице. Они растут в монастыре и все время тренируются, а в свободное время молятся обожествленному императору. Носят охеренную броню и рубятся бензопилами, пардон, цепными мечами. Механикусы=Адептус Механикус — каста ученых, молящихся святой Машине. Поскольку они сдуру замкнулись в касту, они толком не развивают науку, а в основном ищут технологии предыдущего периода — эпохи технологического взрыва. Еще они встраивают в себя роборуки, робощупальца и прочие херни, по приколу. Магос — название категории обученных специалистов у Механикусов. Сервитор — киборг. Поскольку механикусы долбанутые, они выращивают киборгов иногда просто из подвернувшихся младенцев, произвольно заменяя им части мозгов и тел. Мелта-граната — супервзрывчатка, не то плазма, не то сверхвысокотемпературный газ. Короче, плавит ваще все. Плазмаган, лазерган — перевод не нужен, полагаю. Болтер — тяжелое автоматическое спецоружие, стреляет бронебойными патронами, начиненными всяческой опасной херней. Мутанты — в мире Вархаммера 40000 мутация есть признак дьявольской порчи и тяжелое уголовное преступление. Как только ты предаешься злу — ты почти наверняка мутируешь во что-то гадкое, покроешься чирьями, отрастишь свиное рыло, щупальца или копыта… Ксеносы — любые нечеловеки в мире Вахи. Подлежат истреблению. Просто потому что нехер тут.