Вечное проклятие +24

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гаррик Олливандер
Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези, AU
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Игнотус Певерелл был единственным среди трех братьев, сумевшим обхитрить Смерть.
Но не единственным, кто остался в живых...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все согласно канону.
Пост-Хогвартс.
Небольшой эпизод из жизни одного волшебника - то, что осталось "за кадром"...

1

15 апреля 2016, 21:12
- Нет-нет, эта тоже не подойдет, - проговорил мастер Олливандер, забирая у юного мага очередную волшебную палочку.
Положив деревянный артефакт на стол, к остальным, уже испробованным, старый волшебник направился к стеллажам, на полках которых находилось огромное количество коробочек. Некоторое время он вытаскивал то одну, то вторую, читал то, что было написано на них, а затем снова ставил на место. Наконец, со словами: «А почему бы и нет?» - маг, держа серого вида коробочку, направился к прилавку.
Открыв ее и достав оттуда палочку, Олливандер протянул ее своему клиенту.
- Вот, попробуйте-ка эту.
Мальчик, чуть боязно - а вдруг снова ничего не получится? - взял палочку и тут же почувствовал исходящее от нее тепло. Короткий взмах, и полутемное помещение озарили разноцветные искры.
- О да, это именно то, что надо. Осина и волос единорога, одиннадцать дюймов. Палочка прекрасно подходящая для трансфигурации и чар. С вас 11 галеонов, мистер Эндрюсон.
Когда улыбающийся от счастья мальчик расплатился и покинул магазин, улыбка мага тут же сошла с лица, уступив место грусти.
Приближался конец рабочего дня, и новые клиенты сегодня уже вряд ли придут. Поэтому, положив все используемые палочки в коробки и расставив их по полкам, старый мастер подошел к двери и, повесив на ней табличку «закрыто», направился в соседнюю комнату, откуда по ступеням спустился в свою мастерскую.
Уже там, несколько часов спустя, когда все отчеты по сегодняшнему дню были заполнены, а прибыль подсчитана, Олливандер смог позволить себе расслабиться: сел в мягкое кресло и, держа в правой руке бокал с вином, задумчиво поглядывал на пылающее пламя в камине. Так он мог сидеть часами и, ни на что не обращая внимания, предаваться воспоминаниям о своей жизни: взлетах и падениях в мастерстве изготовления волшебных палочек, прошедших магических войнах. Да много о чем можно было вспоминать. Но чаще всего, как сейчас, маг вспоминал о своей самой ужасной ошибке в жизни, за которую приходилось расплачиваться до сих пор.
Вынырнув из своих мыслей, старик перевел взгляд на рабочий стол, на котором он за многие годы создал не один артефакт. Иногда это были волшебные палочки, а иногда и кое-что совсем другое — магические посохи, защитные амулеты. Даже тот омут памяти, которым пользовался Дамблдор, был его творением.
На сегодняшнюю ночь мастер уже запланировал работу — раз уж не спится, то не терять же времени зря.
Грустно вздохнув, старик снова обратил внимание на каминное пламя — его ожидает очередная бессонная ночь. Когда же он в последний раз спал? Прошло уже так много, очень много времени, когда он ощущал прекрасное чувство сна. Наверное, много кто был бы рад постоянно бодрствовать — ведь тогда появляется столько свободного времени. Но так только кажется на первый взгляд, особенно если рядом нет никого, с кем бы ты мог разделить свое бремя. И от этого постоянного одиночества начинаешь постепенно погружаться в пучину отчаяния, которое со временем сменяется безумием. И никто тебе не сможет в этом помочь, кроме тебя самого.
Грустная усмешка появилась на губах старика, после чего он перевел взгляд чуть правее от камина, где находилось огромное зеркало, полностью отображающее своего хозяина: длинные седые волосы, серые глаза, в которых читается усталость, и отчаяние, отчетливо виднеющееся на лице.
Щелчок пальцами левой руки, и на шее мага возникает старый уродливый шрам, который всегда надежно скрыт ото всех чарами иллюзии. Любой понимающий в этом человек сразу сказал бы, что после таких ранений не выживают. Но он выжил, за что и проклинает свою судьбу не один год.
Для всех он всего лишь волшебник, специалист по созданию волшебных палочек, получивший международное звание мастера, Гаррик Олливандер, который продолжает дело своих славных предков великого рода Олливандер. И никто даже не подозревает, что все это всего лишь ложь, иллюзия, в которую даже он сам порой верит. Или хочет верить.
Никогда не было рода Олливандер — маг сам его придумал, создал легенду. И вот уже как несколько столетий, используя специальные чары и давно забытые ритуалы, он так и живет.
Волшебник видел, как строились и разрушались империи, как государства заключали шаткий мир и тут же начинали новые кровопролитные войны, как инквизиция истребляла магов, как магический мир уходил в подполье. Олливандер родился задолго до того, как Фламель создал свой философский камень, как Основатели только еще начинали обучаться магии...
Он был бессмертен.
Но эта вечная жизнь не принесла ему ничего, кроме страданий: ведь всех, кого он знал и любил, уже давно нет. Он остался один — без семьи, без друзей,... без малейшей возможности покинуть этот мир. Он — тот, кто некогда осмелился бросить вызов древней силе. Он — тот, кто посмел посмеяться над Великой. Юношеское тщеславие и гордость, самоуверенность и надменность сыграли с ним злую шутку.
Когда-то, давным-давно, он получил в дар великую силу, с которой никто не мог сравниться — могущественный артефакт, преподнесенный ему самой Вечной Госпожой. Благодаря этому дару маг стал всемогущим, непобедимым — ему не было равных среди живых. Но сила и слава опьянили его, а после и погубили — одной ночью неизвестный, воспользовавшись случаем, напал на него во время сна и забрал артефакт, перерезав при этом ему горло.
Прикрыв глаза, Оливандер провел пальцами по шраму, который всегда начинал побаливать, едва о нем вспоминали.
Придя в себя ближе к рассвету, с огромной болью в горле и в луже собственной крови, когда каждое движение давалось с трудом и при этом приносило неимоверную боль, волшебник готов был поклясться, что отчетливо слышал смех — тогда над ним смеялась сама Смерть, отказавшись забрать его душу себе.
И вот с тех пор он вечно скитается по свету, не зная ни счастья, ни покоя. Он — тот, кто был когда-то известен миру как Антиох Певерелл, старший среди трех братьев некогда великого рода и первый владелец Старшей палочки.
Вечная Госпожа оказалась очень коварной, и самое худшее еще ожидало его впереди. Палочка не только дала ему силу, она также увеличивала его жизненную энергию, забирая ее из каждого живого существа, которого он когда-либо побеждал в бою. И даже при её потере эта связь никуда не исчезла, продолжая питать волшебника невинными жизнями всех погибших, которые продолжали умирать от рук новых, постоянно сменяющих друг друга владельцев проклятого артефакта. И не было никакой возможности прекратить все это.
Многие годы Антиох искал палочку в надежде снова ей завладеть и попытаться самому ее уничтожить. Но артефакт ускользал от него каждый раз, когда он был слишком близок к своей цели.
От отчаяния маг не знал что делать — он много раз напивался, лез в драки, доводил себя до изнеможения и безумия. Но все было бесполезно: совершенную ошибку уже не исправить.
Сколько именно лет Антиох жил в отчаянии не знает даже он сам. Но однажды, сумев все же взять себя в руки, он решил смириться и попытаться найти свое место в жизни. Именно тогда и возник ранее не существующий род Оливандер с родовым даром — созданием артефактов, к которому у Певерелла, к слову сказать, был талант.
Годами маг, скрываясь среди смертных, совершенствовал свое умение. Антиох принял решение ни во что больше не вмешиваться, а лишь только наблюдать. Для своего истинного рода он исчез навсегда, но это не мешало ему наблюдать за потомками своих младших братьев, радоваться их успехам в жизни, огорчаться неудачам и презирать за содеянное. Последнее относилось к Тому Нарволо Риддлу — безумцу, который не только привел к погибели род его первого младшего брата, Кадма Певерелла, но и уничтожил еще сотни невинных жизней. И готов был уничтожить еще больше.
И именно тогда, спустя столько лет, едва осознав, что Волан-де-Морт близок к тому, чтобы завладеть Старшей палочкой, Олливандер решил все же вмешаться и помочь в борьбе Гарри Поттеру, последнему потомку его самого младшего брата Игнотуса, и тем самым предотвратить гибель огромного количества невинных жизней.
И Поттер, сам того не понимая, не только справился с заданием, но еще и помог ему наконец-то сбросить с себя проклятие — став хозяином Старшей палочки, Гарри отказался владеть ее силой, которая столько столетий приносила одни лишь страдания. И именно это, а также решение спрятать первый дар смерти в надежде на то, что с его смертью артефакт потеряет свою силу, освободило его.
И это была не иллюзия обмана и не очередная шутка Вечной Госпожи — нет, маг отчетливо ощущал, как его связь с проклятым даром начинает слабеть и постепенно исчезать. Осталось подождать еще совсем немного — когда последний владелец легендарной Старшей палочки встретит свой конец в старом возрасте, лежа в постели в окружении любящих детей и внуков, тогда и он, Антиох Певерелл, наконец-то сможет покинуть этот мир, чтобы встретить долгожданный покой...

* * *



На улице уже давно наступила глубокая ночь, пламя в камине все еще продолжало гореть, а бокал с недопитым вином, давно выпавший из руки, лежал на коврике. Пожилой маг, известный всем как Гаррик Олливандер, мирно дремал в своем кресле — впервые за более чем тысячу лет он уснул и сейчас находился в царстве сновидений.