Императорская наложница

EXO - K/M, Lu Han (кроссовер)
Гет
R
В процессе
38
автор
Размер:
планируется Макси, написано 30 страниц, 7 частей
Описание:
Легко ли стать фавориткой Императора среди многочисленных наложниц гарема? И каждая ли девушка мечтает быть удостоенной этой "чести"?
Посвящение:
Тем немногим читателям, кто ждал и надеялся на продолжение
XOXO
Примечания автора:
Работу решила написать спонтанно, надеюсь она будет удачна, и я ее закончю:D
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
38 Нравится 18 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 7

Настройки текста
      Графиня сидела, облокотившись на согнутую руку, на одной из скамей в своем прежнем убежище. Она еще не забыла свой маленький садик, послуживший ей утешением и спасением, познакомивший ее с принцем Бёном и возвысившей этой встречей до наложницы четвертого ранга для двора и иностранной гостьей для самого Императора.       Взглядом девушка бродила по темно-синему небосклону, наблюдая за загорающимися одна за другой звездами для того, чтобы создать известные людям созвездия, падать знаки, предсказывая будущие. И Кристина ждала такого знака. Что уготовила ей судьба? Вернуться на родину или просидеть в четырех стенах Дворца до конца своих дней?       В зажатых пальцах покачивалась золотая цепочка с хризантемой, напоминая слова Правителя о том, что она не пленница, а гостья. Но разве это имело значение? Она по-прежнему оставалась одинокой, не считая Ра И и служанки Ма. Несомненно, Вдовствующая Императрица благоволила к ней, но ее слова о их с принцем Бёном возможно близком общении лишали француженку единственного друга, кто мог открыть для нее китайский мир, показать все его грани, научить понимать его философию и жизнь. Однако и это у нее теперь забрали, оставляя лишь Императора Ханя.       Кристина не испытывала к нему неприязни, но что-то незримо отталкивало ее в нем. Его манеры были безупречны, многие из правителей Европы ими не обладали даже на половину, забывая о величии предков и видя себя подобно первым вождям переселившихся народов. Император был великодушен и добр к своим подданным, и она могла наблюдать это и по отношению к себе. Можно было смело сказать, что Хань был справедлив. Возможно, слегка медлителен и нерешителен в принятии решений, но зато не слыл тираничным или жестокосердным правителем. Разве можно быть таким, когда тебе принадлежит все, что живет, дышит, растет и развивается, а не только земли с их природными богатствами и ресурсами, кормящие Его и подданных Империи, преданных Ему и душой, и телом? Кристина знала определенно - можно. И именно факт безоговорочной преданности и подчиненности Владыке Поднебесной отталкивал Ханя от нее. Ему не мог принадлежать весь мир, ему не могли принадлежать живые люди, не могли принадлежать ему и их судьбы. Кристина знала, это глупость. Она и сама когда-то не могла распорядиться своей жизнью и судьбой. Две слезы медленно скатились по ее бледным щекам, отражая печальные мысли.       - Кристина, вы плачете? - принц Бэкхён внезапно предстал перед девушкой, присаживаясь перед и разглядывая недоуменное, но не испуганное, от удивление лицо.       - Нет, Вы ошибаетесь, - она быстро провела тыльной стороной ладони по щекам, будто смахивала невидимые пушинки.       - Рад знать, что обознался, - принц весело улыбнулся, подхватывая ложь. - Разрешите немного посидеть с Вами? - девушка кивнула. - Знаете, моя работа над историческим трудом начинает вызывать у меня раздражение. Поверить не могу, что я за это взялся, ведь я и получаса не могу усидеть на месте. В детстве меня даже называли шаловливым щенком. Правда недолго, ведь не приличествует наследному принцу быть зверюшкой, - принц Бён рассмеялся, заставляя девушку улыбнуться, представляя, как еще маленьким мальчиком принц бегал по дворцу, будто озорной щенок, милый озорной щенок.       - Я бы хотела это увидеть, - перестав смеяться, улыбаясь, призналась Кристина.       - Играли когда-нибудь в салки? - Бэкхён резво вскочил с места, длинная одежда вовсе не сковывала его движений и не совсем не мешала.       - В детстве с деревенскими детьми, - француженка вернулась воспоминаниями в далекое детство, где на лугу недалеко от главного собора ее отчего графства, она бегала и резвилась с ровесниками и даже не могла вообразить, что могло случиться с ней, прекращая все ее веселье и беззаботность.       - Тогда стоит повторить, - улыбнулся принц и потянул девушку за руку, как только увидел, что она снова погрузилась в прежние грустные размышления.       Его глаза блестели озорным блеском, передавая его и Кристине. Она легко поднялась, вставая напротив Бэкхёна.       - Кто будет водить, Ваше Высочество?       - Чур не я! - смех принца снова звонко зазвучал в каменных стенах дворика.       - Вы большой проказник! Держитесь! Я никогда не проигрывала! - и девушка с азартом приняла вызов.       Принц быстро увиливал от Кристины среди колон и громоздких горшков с цветами. Девушка, когда ей казалось, что она сейчас уже вот-вот схватит своими тонкими пальцами шелковые одежды Бёна, радостно вскрикивала. И ее вскрик эхом раздавался не только в маленьком садике, окруженном каменной стеной, но по близ расстилавшийся территории Дворца, говоря его обитателем и слугам, что кому-то из них действительно весело, и этого человека совершенно не волнуют интриги, заговоры и прочие тяготы императорского двора. Вскрикам девушки вторил победный смех Бэкхёна. Он был ловок и не менее грациозен, чем она. Кристина пыталась его догнать, но принц ускользал от нее в последний момент. Она беспрестанно смеялась, почти не касаясь ногами плиток, она будто парила над землей, задаваясь лишь одной целью в жизни - поймать принца Бёна. Юноша постоянно оборачивался и мило кривлялся, показывая полное пренебрежение к своему титулу. Казалось, что и его игра в салки захватила с головой, и он забыл не только о своем историческом труде, но и о том кто он и где он. Перед его взором мелькало чуть раскрасневшиеся от бега лицо молодой француженки с большими зелеными глазами, смотревшими на него с кокетливым озорством и манящие своей глубиной. Она гипнотизировали его, заставляя чаще думать об их обладательнице, заставляя искать с ней ежедневных встреч, забывая законы, порядки, нравы. Он уже с первой встречи с ней растворился в них. И ему совершенно не хотелось думать, что его ждет в конце этого пути. Принц жил только моментами. Моментами, которые он проводил с ней.       - Я Вас поймала, - Кристина схватила за руку отвлекшегося на свои мысли принца. - Принц Бён, Вы ве… - она хотела что-то сказать, но его внимание привлек к себе Император, не спеша входящий во двор садика.       - Ваше Величество, - Бэкхён, проследив за взглядом девушки, мгновенно сменил растерянно-довольное выражение лица на серьезное и поклонился старшему брату.       - Вам очень весело, графиня? - тон Императора был холодно-учтивым.       - Прошу прощения, Ваше Величество, если мы побеспокоили Ваш покой. Эта мне принадлежит идея немного развеселить нашу гостью, - принц отстранился от девушки, делая шаг навстречу брату.       - Я спрашивал не тебя, Бён, - заметил Хань, не меняя тона. Бэкхён кинул неоднозначный взгляд на него, но что выражал этот взгляд сказать было невозможно - раздражение, злость, жесткость? Однозначно, не смирение.       - Прошу меня извинить, Ваше Величество. Я даю слово, впредь такого не повторится, - девушка не посмела присаживаться в реверансе, лишь низко поклонилась.       - Я смотрю, вы любите давать пустые обещания. Видимо, этому учат на вашей родине. Что же, они должны гордится такими прилежными учениками, - с каждым словом в голосе молодого правителя слышалось все больше стали, а его лицо будто превращалось в камень, становясь похожим на мраморную статую одного из грозных древнеримских полководцев.       - Ах, Ваше Величество! - Кристина вздохнула, опуская голову. Как же она могла забыть об обещании отужинать с Императором! - Если возможно… - начало бы девушка, но Император не пожелал ее выслушать и, развернувшись, взмахом руки велев принцу Бёну следовать за ним, удалился, оставляя графиню в своем старом укрытие, которое таковым уже и не являлось.       «Какая же я глупая и забывчивая пустышка! А потом виню всех и вся, что здесь мне одиноко и никто не проявляет ко мне хоть каплю внимание!» - француженка, сколь циничной и высокомерной она не была, являлась, по крайней мере, для самой себя образцом справедливости и честности.

***

      - Бён, ты забываешься, - голос Императора был по-прежнему холоден, несмотря на то, что они остались в его покоях с братом наедине.       - Хань, я просто развлекал нашу гостю, - Бэкхён пожал плечами, говоря этим жестом, что холодность отношения Императора нисколько его не волнует.       - Нашу? С каких пор, позволь узнать, мои гости стали и твоими? - Хань обвел рукой свои покои, указывая, что его Дворец и все, находящиеся в нем, принадлежит лишь ему одному.       - Я хочу показаться следующими своими словами не преданным тебе и Империи, но разве она не является гостей всего государства? Она иностранка, а мы члены китайской императорской династии, а значит, что она гостья всей нашей семьи, - мягко, но твердо ответил принц, но выражение лица его не уступала императорскому.       Император молчал, о чем-то размышляя. В его взгляде уже не было прежней холодности, но лицо до сих пор сохраняло выражение непримиримости и нетерпения.       - Думаю, ты прав, Бэкхён, - медленно произнес он. - Но будь осторожен, многие могут посчитать тебя нарушителем закона, - в голосе правителя уже просочился намек на заботу о младшем брате.       - Я буду осторожен, Хань, - кивнул принц, а затем громче для слуг, стоявших за дверями императорских покоев, добавил. - Спокойной ночи, Ваше Величество, - и с поклоном удалился, направляясь в садик, в надежде застать сидящую все еще там Кристину.

***

      Девушка поспешно покинула свой садик, после ухода императорской семьи. Во Дворце Вечного Цветения в эти дни она чувствовала себя куда более спокойнее, чем в прежнем укрытии. Здесь окна и двери позволяли скрыться от любопытных глаз, а праздно разгулявшиеся слуги или наложницы не могли своим присутствием нарушить ее покой.       Кристина отпустила служанок, желая остаться наедине с собой, как можно быстрее. Она сама распустила прическу, раскидав на трюмо заколки, шелковые платье спутанным комом валялись в изножье кровати, и только одной свече было позволено нарушать ночной сумрак спальни.       Француженка тяжело вздохнула, садясь на кровать и укрываясь тонким одеялом. Ширма, как всегда, была отодвинута от окна, открывая вид на ночное небо.       «Небеса, вы совсем ко мне не справедливы! Дарите радость, чтобы тут же отнять ее у меня!» - не то с мольбой, не то с упреком, мысленно сказала Кристина.       Перед ее глазами стояло рассерженное, чуть ли не злое, лицо Императора. И он, правда, имел право быть рассерженным на гостью, осмелевшую пренебречь его приглашением. Она не хотела лишиться обретенного только сегодня друга, но именно мысли об этом возвышенном до Неба други заставили позабыть об обещании. Девушка уповала на великодушие Ханя, желание, как она сама себе говорила, сохранить дружбу во имя эгоистичной потребности - личное пространство, а именно Дворец Вечного Цветения. И она не сомневалась, что только эгоистичный характер этих потребностей служит поводом желать прощения и понимания Императора. Но где-то глубоко в душе, куда Кристина и сама не заглядывала, она не хотела верить, что великодушие и доброта молодого правителя это лишь момент, вызванный его хорошим настроением.

***

      Принц торопливо прошел во внутренний дворик сада, скользя взглядом вокруг себя, надеясь увидеть в свете фонариков знакомую изящную фигуру молодой девушки. Но садик был пуст, что несколько огорчило Бёна, но он прекрасно понимал, что вряд ли Кристина могла засидеться здесь так поздно. И произошедшая сцена уже не делала это место таким привлекательным для нее.       Он уже хотел было уйти, как на скамейки, где до этого сидела девушка, что-то сверкнула. Бэкхён подошел ближе, разглядывая лежащий предмет, но в сумерках лишь показывались его очертания. Он приблизился к скамье и взял драгоценное украшение. То, что это было именно оно, сомнению больше не подлежало. Он повертел изящную хризантему на цепочке.       - Дружба и любовь, - прочитал он вслух иероглифы на стебельке цветка. - Интересно откуда это у нее? - принц вспомнил, что до того, как он обратил внимание девушки на себя, она держала что-то в руке.       Бэкхён нахмурил брови и перевернул цепочку.       - От Ханя, - было написано на обратной стороне стебелька мелкими, еле заметными иероглифами. - Хань, ты решил поиграть или это всерьез? - вопрос Бёна повис в воздухе, не нарушая ночной тишины и не доносясь ни до чьих любопытных ушей

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "EXO - K/M"

Ещё по фэндому "Lu Han"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты