He said, she said 153

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Звездные Войны, Adam Driver, Daisy Ridley (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Адам/Дейзи, Адам Драйвер, Дейзи Ридли
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Психология

Награды от читателей:
 
Описание:
англ. идиома. Применяется к ситуации, в которой сталкиваются две диаметрально противоположные позиции.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я надеюсь, мы все взрослые люди и на фикбуке не впервые. Фанфики о реальных персонах существуют и процветают, так что особо не удивляйтесь следующему тексту. Считайте, что это аушка к реальной жизни)
Про жену Адам я в курсе и даже нахожу ее весьма милой. Но меня еще в кинотеатре потянуло сшипперить не только персонажей, но и актеров, и это сидело во мне слишком долго и слишком тихо.
8 мая 2016, 20:56
He said…. Яркие лучи софитов больно бьют по уставшим глазам. Уже давно за полночь, но ни у кого не хватает сил закончить праздновать такое громкое событие - завершение съемок саги. Адам скользит взглядом по залу. Он видел этих людей каждый день на протяжении полугода. Но сейчас все не похожи сами на себя. Так часто бывает. Ничего удивительного. Днем ты видишь коллег, съемочную группу, каждый из которых - профи своего дела. А вот в такие вечера как этот все натягивают мишуру яркости и праздности. Алкоголь дарит легкость, развязывает языки и некоторые ноги - вон как отплясывают. Резкий звук выводит из задумчивости. Колонки нещадно фонят, хотя, казалось бы, можно было бы нормально отрегулировать при таком количестве высококвалифицированных звуковиков в зале. Но тем тоже уже налили. Что они не люди что ли? Тем временем на небольшой сцене оживление. Режиссер решил толкнуть красивую речь, пока все еще точно в состоянии оценить его красноречивость. - Мы проделали большую работу. Да. Но наверное можно было и лучше. Все таки некоторые моменты в сюжете продолжают казаться Адаму притянутыми за уши. С другой стороны - это же фантастика. Он знал на что шел. Документальная точность требуется в других жанрах. - Каждый из вас внес свою лепту в этот грандиозный проект. Грандиозный. Звучит гордо. И на наверное ему должно быть стыдно, что порой вся эта работа казалась рутиной. Махать мечом несколько месяцев в спортзале, чтобы потом с чувством дежавю повторять все на площадке. В этом не было особой хитрости. Лишь заученные телом движения. - Надеюсь, что в дальнейшем эта сага продолжит процветать, и все мы еще вернемся в удивительный мир “Звездных Войн”. Только не это. Кайло Рену не стоит возвращаться, и Адам в этом уверен. Это называется завершенность линии и здравый смысл. Ему нравилось работать в этом проекте, но, такими темпами, он в какой-то момент придет к состоянию Форда. Быть благодарным за убийство своего персонажа. Странное чувство. Но объяснимое. - ...поприветствуйте Дейзи Ридли! Ладони автоматически сходятся в звонких аплодисментах. Тонкая фигурка поднимается на сцену с присущей ей легкостью. Дейзи улыбается. Она много улыбается. Это, пожалуй, первое, что бросалось в глаза при встрече с ней. Милая. Опять же - первое приходящее на ум определение. Компанейская, веселая, смешливая. Новичок и энтузиаст. Годилась ему в младшие сестры. По началу она казалась лишь юной и немного сумасшедшей. До первого совместного рабочего дня. Дейзи не смеялась, срывая дубли. Она всегда знала текст и вечно сканировала режиссера пристальным взглядом, впитывая каждое слово и внимая указаниям. Она старалась. И это еще слабо сказано. Конечно, ничего удивительного - ответственность на ее плечах гигантская. Вот Дейзи и выжимала из себя всю энергию, фанатично и безрассудно, продолжая делать то, что нужно, даже когда ее рот сам произносил “больше не могу”. Это было первым в чем между ними нашлось сходство. Со временем, в ней виделось все меньше от картонной фигурки голливудской дебютантки с обложки глянцевого журнала. Тренировки с мечами ей нравится не меньше, чем тому же Джону. В ее любви к изнуряющим упражнениям, Адам точно не ошибся - она тот еще сорванец, похоже испытывающий некий спортивный азарт в очередной раз пиная его на маты. Впрочем весьма аккуратно, каждый раз извиняясь и привычно щурясь в широкой улыбке. Она сильная. Удивительно тонкая и легкая, но сильная. Словно тренируется не только ради съемок, но ради этого, такого знакомого ему ощущения мощи в тугих связках мышц. Голос Дейзи неожиданно низкий и хрипловатый, но в то же время мелодичный. Она любила петь - иногда громко, от души и напоказ, но иногда и вполголоса, бродя мимо массивных свежевыстроенных декораций. Сейчас ее голос произносит такие сбивчивые благодарности, будто не было всех этих лет, и она снова первый день на съемках. Девушка смеется и глаза теряются в лучистых морщинках. Сейчас это очень искренне. За долгое время работы Адам привык к ее мимике. Она может улыбаться чересчур широко и не к месту. Реакция на стресс. У него самого от волнения совершенно противоположные реакции. Адам знает, как это выглядит со стороны, ему говорили, намекали, что после нескольких лет пора бы уже прекратить трястись на публичных мероприятиях. Но иногда накатывает странное напряжение, ощущение, что он здесь по ошибке. То ли дело эта девочка. Она в два счета находит общий язык с людьми и контакт с аудиторией. Ее речь сейчас действительна несуразна, но затрагивает все и каждого, даря маленький лучик света от солнечной Дейзи. Адам смеется, глядя на реакцию Джона. Парень лезет на сцену и обнимает подругу, не сдерживая слез. Это действительно забавно, что такой здоровяк утирает щеки, крепко прижимая свою вечную приятельницу и напарницу по приколам. Когда Бойега, наконец выпускает девушку из объятий, плечи инстинктивно напрягаются. Дейзи смотрит прямо на него. Она начинала издалека, с конца. Без теплых слов остались только он, Кэрри и Райан.* - Спасибо, что терпел, когда я тебя била, - девушка шутливо закатывает глаза, показывая, что сама не в восторге от шутки. Глядя на нее, невозможно не улыбнуться. Кривовато, почти скептически. Кайло Рен улыбнулся бы так же. Они все немного балансируют на грани своих персонажей, окончательно не выйдя из атмосферы, еще не сказав твердого “прощай”. Дейзи уже рассыпается в комплиментах его экранной матери. А ему досталась практически одна фраза. И это правильно. Им ни к чему добавлять что-то другое. Как бы там не было, Адам - не Кайло, и Дейзи - далеко не Рей. Надо разграничивать отношения персонажей и свои собственные. У них нет того притяжения. Ридли добирается до режиссера, затем плавно перетекая к общим словам о признательности за шанс быть причастной. Ее губы снова трогает улыбка. Немного печальная и бесконечно теплая. Дурманящая своей понятностью. Адам тоже чувствует подобное. Он уже скучает по всей этой космической мыльной опере. Странно понимать эмоции личности, которая настолько противоположна твоей. Это вносит разлад в четкий, понятный и очевидный факт. Он и Дейзи из разных миров. ...She said Щеки горят и отнюдь не от сопутствующих вечеринке танцев и выпивки. Они горят сами по себе. Эмоции. Как всегда их много - таких разных и немного запутанных. Ей бы вылить ведро со льдом на голову, притормозить кровь в венах и охладить тягучий ритм сердцебиения. Дейзи позволяет Оскару вытащить себя на танцпол и кружить в медленном, немного несуразном, но от этого только более милом танце. Мысли возвращаются в прошлое, в каждый из съемочных дней. Самые потрясающий опыт в ее жизни. И это не очередные банальные слова. Это правда. Вот она сидит на первой читке. Вглядывается в лица своих коллег, пытаясь их разгадать, решить с кем будет проще работать. Кое-кого она уже встречала на тестовых чтениях, но все равно было ощущение балансировки на грани пропасти. Дейзи бегала глазами по закорючкам текста и читала на автомате, потому что мысли были сумбурны и сводились к одному - не запищать вслух о том в каком она восторге. Потом было стыдно, за то, что читку она почти провалила. Джон как-то пошутил, что ему тот день казался очередным этапом кастинга, финальным испытанием. Если подумать, этом был смысл: многочисленные этапы прослушивания превращали нервы в одну тонкую струну. Ты всегда должен быть в тонусе и это потом сложно отпустить. Сложно поверить, что ты уже в деле, среди всех этих профессионалов. Дейзи тихонько смеется и Оскар удивленно поднимает брови. Она только качает головой. То, что ей вспомнилось - секрет, рассказать который у нее не хватит духу. Он немного глупый и дурацкий. Тогда, шесть лет назад, она так нервничала накануне полноценной встречи с кастом, что нарушила негласное, но полезное правило. Нельзя гуглить коллег. Есть вероятность, что ты видел их работу и фильмы. Но искать специально - это, наверное, другое. Ты уже знаешь, что будешь с ними работать и подсознательно представляешь себя в каждом кадре. Да. Гуглить всех подряд в тот вечер было плохой идеей. Но нервы сдали настолько, что она просто не могла позволить себе идти, не владея хоть частью информации. Одного вечера к счастью, не хватило чтобы просмотреть все и про всех. Ноутбук был захлопнут в первом часу ночи, когда по экрану шли титры пилотной серии “Девочек”. Надо было засыпать, а то выглядела бы завтра ужасно, да и узнала Дейзи явно больше, чем хотелось. Песня заканчивается, и теплые объятия друга исчезают. Дейзи проходит сквозь толпящихся людей, припоминая все мгновения, проведенные с ними. Кто-то ее тренировал, кто-то гримировал, с девочками из костюмерного отдела они прогоняли текст, а вот эти ребята суетились вокруг нее, когда еще на первых съемках ее укусил скорпион. Она старается не вспоминать. Такой смертельно-опасный опыт действительно мог смазать приятные впечатления, но с другой стороны - переживаемые приключения кажутся реальнее. Она всегда была непоседой. Вот и на съемках сидеть тихонько в ожидании дублей было выше ее сил. Она, казалось, не могла поверить своей удаче и считала своим долгом каждый день превосходить себя и наслаждаться всем происходящим по полной. Устроить танцевальный флешмоб - не проблема, шутить и смущать непробиваемого Джона, когда он снимал романтические сцены - она еще и “Предатель” проорет с такой интонацией, что почти Адама переплюнет. Кстати о непробиваемых. Любопытный взгляд Дейзи скользит по залу. Высокая фигура обнаруживается у стола с напитками в мирной беседе с кем-то, кого она не разглядит за чужими затылками. Драйвер был тем еще “крепким орешком”. Ее удивляла эта странная отстраненность, иногда сменяющаяся поразительной откровенностью. Дни рождения, редкие посиделки после съемок, некоторые не слишком напряженные рабочие моменты давали ей много пищи для размышлений. Она искренне хохотала над его шутками, когда он входил в свою особую зону комфорта и изволил шутить. Он был забавным и остроумным. И как будто сам этого не замечал. Адам вообще ничего за собой не замечал. Дейзи чувствует, что ее маленькую “слежку” раскрыли. Он смотрит в ответ. Остается только моргнуть и улыбнуться, делая вид, что встреча их глаз - это лишь совпадение. Неужели он и правда не понимает? Этот полный потаенной энергии взгляд сканировал все вокруг, будто рентгеном, заставляя чувствовать себя изученной, оцененной… Дейзи не скромница и отнюдь не так невинна, как выглядит. И она знает как называть такое. Сексуальность, привлекательность… магнетизм. Нет, магнетизм - плохое определение, оно предполагает некую ответную реакцию, искру... Искры были. Они летели каждый раз, когда их персонажи были в одном кадре, и речь шла не только о шедеврах работы пиротехников. Химия. Такое модное слово. Что люди вообще вкладывают говоря об “их химии”? Как будто они знают о тех мурашках, что возникали под крышей тренировочного зала, когда его ладонь ложилась на ее лодыжку, предотвращая падение. Как будто всем этим критикам известно, что поцелуй, снятый пару дней назад, был сделан в три неловких дубля, два из которых они сорвали смехом. Не присущим ему, но естественным для нее, как будто они поймали, наконец, единую волну. Вышло довольно невинно и как-то слишком драматично. Фанаты могут быть немного недовольны. Фанаты вообще были больной темой. Дейзи смотрела на все их творчество, полное любви и отдачи и чувствовала безмерную благодарность. Главное было не вникать. Люди любят сагу. Люди любят ее персонажа. Люди любят ее персонажа вместе с персонажем Адама. Все. За все шесть лет она сделала не слишком много выводов о Драйвере. Американский мальчик из маленького городка, с забавной внешностью, полный энергии и громких слов о красивых целях. Он был интровертом, пугающе правдоподобно подходил к роли. Он был перфекционистом и жаждал вникнуть в каждую деталь. Он не заморачивался с внешним видом, чаще смахивая на подростка, а не киноактера, но любил дисциплину, возвышался надо всеми, в том числе и над ней, с каким-то поразительным достоинством. Дейзи любила премьеры и официальные мероприятия за легальный повод напялить высокие каблуки, и быть с ним на одном уровне. Он сочетал в себе удивительную способность красоваться и смущаться в одном временном отрезке. Как будто детские комплексы настигали его - уже взрослого и успешного - призраками прошлого. А может он просто странный. Адам был всегда немного загадкой. Дейзи бы могла ее разгадать. Она мудрее, чем можно предположить. Но это не отменило бы главного правила, которое, видимо, заложено в основу их отношений. Они из разных миров. *** До лифтов она идет босиком. Коридоры отеля пустынны, потому что половина постояльцев уже спит, а вторая - все еще празднует в ресторане. Никто не увидит ее маленькой шалости. А голые ступни получают долгожданную приятную прохладу, соприкасаясь с сияющим мрамором кафеля. Дейзи видит, что двери одно из лифтов едут навстречу друг другу и переходит на легкий бег. Не потому что она особо спешит и не хочет ждать другой лифт. Просто в ней природой заложено желание поспеть всюду и сразу. Пассажир кабины, видимо, слышит шлепанье ее босых пяток, потому что дверцы замирают и затем возвращаются в пазы. - Спасибо! - легко выпаливает девушка, влетая в лифт. Адам поднимает уголок рта. Не потому что смеется над ней или хочет сиронизировать. Это скорее усталая улыбка. Дейзи нажимает на восемнадцатый этаж и прислоняется к противоположной стене широкого лифта. Зажатые в руке туфли падают на пол, чтобы хозяйка могла обуться. Одна бежевая лодочка благополучно оказывается на ноге, а когда Дейзи надевает вторую, балансируя, лифт дергается и девушка опасно покачивается. У него теплая ладонь. Всегда. В противовес ее порой ледяным на кончиках пальцам. Равновесие возвращено, и Дейзи снова повторяет смущенное “спасибо”, заглаживая неловкость смехом. Это хороший, дорогой отель. Лифт едет не очень быстро, но зато плавно и бесшумно. Но все таки как-то слишком медленно. Такое неловкое молчание не добавляет комфорта. Рука сама тянется к телефону. Дейзи ничего не может поделать - для ее поколения это почти рефлекс - утыкаться в экран смартфона, решая проблемы игнорированием. Она листает ленту инстаграмма, смотря сквозь изображение, пока взгляд не выхватывает шуточную картинку. Очередной фан-арт, спекуляция на тему поцелуя в девятом эпизоде. Весьма страстные запросы у поклонников. Знали бы они… Дейзи не выдерживает и смеется вслух. Адам внимательно смотрит на нее, издав какой-то странный удивленный звук. - Фанфики читаешь? - неожиданно выдает он, глядя на ее веселье. А Дейзи от этого становится только хуже. Она прикрывает рот ладонью и вздрагивает всем телом от мерных волн смеха. Наверное все дело в выпитых коктейлях и нервном напряжении последних съемочных дней. А может дело в том, что чувство юмора ее партнера имеет обыкновение проявляться, как снег на голову. - О Господи... Посмотри, - Дейзи протягивает телефон и утирает поступившие слезы. Мужчина вертит гаджет в руках. Пару секунд вглядывается в картинку и потом хмыкает. - Боюсь, они будут разочарованы, - произносит он серьезным выражением лица. Она забирает протянутый телефон обратно. - Ну… Они будут разочарованы в любом случае, - замечает Ридли окончательно успокоившись. - Значит все таки читаешь фанфики, - констатирует он с наигранной грустью. - Я… - она чувствует, что сейчас опять начнет смеяться, скрывая смущение. Он неожиданно ухмыляется, и сразу хочется сказать что-то дерзкое. Но как-то не получается. Мозги устали, а смущение не добавляет ясности мыслям. - Не думаю, что у нас получилось бы нечто подобное, - трясет она телефоном, -С сайберами как-то естественнее выходило... Темные глаза снова скользят по ней. У платья Дейзи сегодня глубокое декольте, и она сейчас пойдет гусиной кожей. Что он так смотрит-то? Как будто мало и более раздетых женщин видел. Воображение услужливо подкидывает пару эпизодов из “Девочек”. Ну да, конечно, сейчас самое время вспоминать, какая у него задница. Он нависает над ней неожиданно. И единственная трезвая мысль - хорошо, что обула туфли. Так уверенности хоть прибавилось. Адам смотрит все столь же изучающе, и Дейзи кажется, что все их знакомство - это лишь научный эксперимент. Столкните две разнозаряженные частицы. Он целует ее. Неожиданно и яростно, впечатывая в стенку лифта. Включил Кайло Рена, не иначе. А что бы сделала Рей? Черт ее знает! Дейзи-то не протагонист, а девочка-праздник, подобные которым обычно отвечают за юмор в кадре. Она смело запускает ладони в густую шевелюру и некстати вспоминает косички “под шлем”. Губы расплываются в улыбке. Напор и жар спадают, уходят вместе с ним в другую часть лифта. Который наконец приезжает на нужный этаж. - Действительно не получилось бы, - выдыхает Адам, кидая на нее рассеянный взгляд и покидая кабину. Когда полированные створки смыкаются, он тут же приваливается к ним спиной. Какого черта это было сейчас? Если разложить все по полочкам. Начнем с начала. Они шутили про поцелуй. И… она вроде как взяла его на слабо... Ну это уже перебор! Надо успокоиться. Ничего страшного не случилось. Она ведь умная девочка и не станет делать поспешных выводов. Просто оба устали. Это действительно было изматывающе - поддерживать накал страстей, напряжение в каждой совместной сцене. Ты отдаешь себя процессу без остатка, чувствуешь чужой эмоциональный подъем. Все вместе это работает как фен в ванной - вы оба искрите, а потом ломаетесь. Ему не впервой играть таких импульсных персонажей, и это никогда не было проблемой - отделить свои чувства, от прописанных в сценарии. Но эти съемки напоминали какой-то убойный коктейль погонь, битв, разговоров с дурацкими палкообразными манекенами на фоне зеленого экрана. На общем преувеличенно эпичном фоне, отношения героев казались удивительно реальными и человечными. Удивительно… мощными. Они заигрались. Только и всего. Дальше стоять посреди коридора кажется уже совсем глупо. Адам отлипает от деревянных панелей и топает к своему номеру. С чего он вообще думает об этом так много? Поцелуй - это не секс. Просто доказали себе, что можно было снять лучше. Но сценарий требовал иного. Они сбросили напряжение, нереализованную энергию и разошлись в разные стороны. Но черт возьми, то, что было выплеснуто - лишь малая толика той взрывоопасной смеси, текущей по венам! Глаза, как нарочно, вылавливают из череды пронумерованных дверей ту, на которой золотые граненые буквы складываются в фразу: “запасной выход”. Ноги сворачивают сами, казалось бы без помощи мозгов... Но к дьяволу глупые оправдания, пригодные для персонажа какого-нибудь шаблонного кино. Он взрослый человек в конце концов. Отвечающий сам за себя. И он сейчас преодолевает ступеньку за ступенькой, не по велению надуманной силы. Лишь потому, что сам действительно этого хочет. Лестница быстро остается позади. Каких-то три пролета - ничто в плане физической нагрузки. Адам делает широкие, упрямые шаги, вдоль коридора, выискивая глазами заветные цифры. У ее номера решительность сбавляет темпы. Прийти сюда было безрассудной идеей. Прийти сюда, даже не придумав повода, было просто напросто идиотизмом. В дальнем конце коридора слышится смех и некоторая возня. Не хватало только, чтоб его здесь увидели чьи-нибудь любопытные глаза. Костяшки поспешно соприкасаются с дверью, выбивая короткий, но довольно громкий ритм. Шум усиливается и по спине бежит неприятный холодок от глупого страха быть пойманным с поличным. Но замок щелкает, и, повернув голову, Адам встречается с зелеными искрами в карих глазах Дейзи. - Можно войти? - с натянутым спокойствием спрашивает он. Девушка удивленно выдергивает брови, но тоже улавливает приближающиеся отзвуки веселья. Она выпускает его, чтобы избежать одной неловкости, но фактически создавая другую. Дейзи успела переодеться из узкого платья в леггинсы и широкую футболку. Но макияж все еще при ней, да и собственно, даже если она бы уже умылась - он ведь видел ее сонной и ненакращенной, машинально отхлебывающей зеленый чай из фирменной кружки, пока они прогоняли текст. Он видел ее без лоска и женственности, и все равно считал очаровательной. Исключительно в плане объективной оценки, разумеется. Не из интереса. - Что-то случилось? - Дейзи часто моргает длинными ресницами, и в тускло освященном номере, где горит один лишь торшер, ее глаза кажутся кошачьим. - Нет, - спешит ее успокоить Адам, - Просто… Он чувствует себя полным идиотом, потому что объяснить собственное поведение не получается даже самому себе. Но ему же не шестнадцать, в самом деле! Внутри закипает раздражение, как всегда, когда все выходит из-под его контроля. - Странно все это заканчивать, - наконец выпаливает он с какой-то излишней твердостью. Ему нравится, что нужные слова нашлись. - Ага, - она вроде как рассеянно улыбается, но потом кривит рот, как всегда, когда думает, что сморозила глупость. - Послушай, - начинает Дейзи, - Я понимаю, что то, что случилось в лифте, слегка выбивает из колеи, но это нормально. - Эмм… - Адам опять не знает, как реагировать. Ситуация запутывается с каждой минутой. Дейзи призывает свою фирменную уверенность, перехватывая инициативу. Она тоже любит ясность, сколь бы сильно не отличались их характеры. - Я имею в виду, что все это объяснимо. Мы долго играли наших персонажей, и в какой-то момент это стало привычным, а съемки - возвращением к старым друзьям. Ты же понимаешь, что права… И наверное эти чувства, их чувства, просто стали слишком естественными… Ну в смысле, мы… Она теряет нить. Дейзи правда есть что сказать. И у нее были аргументы и достойные оправдания. Но озвученные, они теряли смысл и казались каким-то детским лепетом… Она тоже начинает злиться. - Короче, этот поцелуй был вроде запоздалой, не необходимой репетицией, - Дейзи заканчивает свою мысль и принимается неловко перекатываться с носка на пятку, намекая, что мужчине лучше уйти. Он скользит по ней задумчивым взглядом. Ее версия событий ему нравится. Она криво объяснила, что понятно, учитывая общий фоновый идиотизм, но суть он уловил. Посыл ее слов, был вроде настроения - нечетким, но уловимым. Теперь они все пояснили. Дейзи снова забавно морщит нос. Ей порядком надоело это неловкое молчание. И она уже тысячу раз пожалела, что побежала за тем лифтом. Спала бы себе сейчас спокойно, вместо того, чтобы прояснять такие запутанные вещи. Все ведь было нормально. Даже легко. Все съемочные дни с Адамом были напряженными в плане действия, но удивительно гладкими в плане работы. Он был профессионалом и талантом от Бога, она вроде тоже считалась способной. У них не было особых проблем в улавливании настроя, и все коммуникации на площадке выходили реалистичными и живыми. Может потому что их “химия” была слишком настоящей? Что если взаимодействия героев были органичны не столько за счет актерской игры, сколько за счет их собственного притяжения? Все это проносится в голове Дейзи за какие-то пару десятков секунд. Все это время Адам безотрывно смотрит на нее. Вообще-то без задней мысли, уже просто привычно уйдя в себя и избирая ее широкий лоб объектом для зрительной концентрации. Но он ведь, как обычно, не понимает собственной силы взгляда. От этого наблюдения Дейзи еще больше раздражается напрягает плечи под пристальным взором. Нет. Если честно, он знает. И умеет делать это специально. Смотреть вот так вот. И чувствовать некую власть и способность очаровывать даже как-то приятно. Но иногда такой взгляд выходит случайно. Без умысла. Ее прорывает. Просто чтобы прекратить эту пытку. Дейзи подается вперед и дергает его за лацканы пиджака. Она снова босая, и теперь дотянуться до его губ сложнее, но, Господи, ее врожденное упорство - пример для многих. Это как-то слишком горячо, по крайней мере, вышибает почву из под ног и мешает анализировать. Адам честно пытается разобраться в ощущениях, отделить надуманное от реального, но потом просто обнимает девушку одной рукой и отрывает от пола. Получив возможность не напрягать шею, она снова улыбается прямо ему в губы и приходится смириться - Дейзи пропитана улыбками и ничего не может с этим проделать. На самом деле в этот момент тело Ридли существует отдельно. Пока пальцы пропускают его пряди, спина горит под теплом широкой ладони, а губы сражаются за инициативу, сама Дейзи где-то за гранью. Тихо охреневает и бурно ругает себя. Она же поняла, к чему все шло! Зачем надо было выпускать это? Но все сомнения постепенно уходят на второй план. Температура в номере повышается с каждой секундой, а руки устали держать дистанцию. Они живые люди. Он не станет крушить все вокруг, а она не будет лезть в драку при малейшем поводе. Они целуются без примеси сожаления и обещаний искупления. Все до банального просто - у них есть напряжение. В конце концов, думает Адам, усаживая девушку на край комода, это лучший вариант из возможных. Они не выбивали двери в кладовки на студии, не гуляли вместе на живописном ирландском острове, привлекая ненужное внимание и взывая чужие подозрения. Теперь уже не важно. И наверное можно. Надо просто принять это. Дейзи кажется, что единственное преимущество Кайло перед Адамом - это гладко-выбритые щеки. Щетина неприятно царапает ее кожу на шее, но горячее дыхание сглаживает впечатление. И с этим можно смириться. Как и со многим другим. Надо просто принять это. *** Удивительно, сколько всего может быть в новинку, даже если ты знаешь человека несколько лет. Например, забавные навыки, вроде общения с верблюдами или романтичные, вроде игры на гитаре. Она как всегда улыбается и смеется, но теперь у этих жестов важная миссия: разглаживать задумчивые складки на чужом лбу, сбивать меланхолию к приемлимому уровню. И кажется, ее неуемный нрав получил необходимую оправу. Ей больше не хочется искать чрезмерно рискованных приключений на пятую точку. Потому что его аура спокойствия удивительно гармонично вписываться в ее жизнь. Когда две противоречивые позиции сталкиваются, есть несколько вариантов развития событий: конфликт с тотальной победой в финале или ущербный, раздражающий компромисс. А можно просто принять ваши различия.
Примечания:
*Райан Джонсон - режиссер и сценарист 8 и 9 эпизода.

Одна добрая душа посоветовала мне прикрыться табличкой "юст", улыбаться и махать.

Принимаются: ну стандартные тапки, объективная критика и помощь публичной беты.

Не принимаются (предупреждаю на всякий случай)): комменты, в духе: "это же живые люди" и "и как их можно шипперить".