Рокировка +5

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
GoShogun

Основные персонажи:
принц Абихан
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Меняем героев местами...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
24 апреля 2016, 01:19
- Не интересно! А вот давайте…
- …поменяем их местами!
- Кого?!
- Кэти и Абихана!
- В смысле?!
(Арелат)


Это продолжалось пятый месяц…
Вначале принцу казалось – это кошмарный сон, который вот-вот закончится.
Открыть глаза, увидеть вместо любимой обстановки спартанскую каюту… обнаружить себя пилотом – Макрон-базы!! И главное, ни Темплара, ни Картера, ни китайского болванчика Шагала это совершенно не смущает!!
Кошмар? Безумие? Параллельный мир??
Срок войны – более ранний, что в привычной реальности, чуть больше года.

Принц Абихан, генерал ГРИПа, удержал себя на Макрон-базе только изрядным усилием воли. В самом деле, стыдно генералу разведки упустить такой шанс – узнать о противнике изнутри буквально все!
А как хотелось сбежать отсюда! Куда угодно, любой ценой…

О да, и прелести этого бытия он прочувствовал на себе сполна.
Тревоги в любое время суток, вырывающие из сна, отрывающие от еды, книги, выдергивающие из-под душа. Противники имели такой численный перевес, что пытались брать макроновцев просто на измор. Постоянный недосып, однообразная еда, из развлечений – библиотека Хьюго, тренировочный зал, полеты и собрание аудиозаписей его двойника… Но там не было ни единой классической вещи!!
Его чертов двойник, в прошлом – секретный агент, был равнодушен к классике и обожал такие несуразные вещи, как кельтика, неофолк и авторская песня… Через несколько дней, заметив на себе удивленные взгляды пилотов и наблюдательного мальчишки, он нехотя начал это слушать – все равно выбора не было. После принудительного прослушивания принц выбрал что-то, наиболее чисто исполненное, и с этим примирился. По крайней мере, бодрый танцевальный ритм лучше способствовал пробуждению, чем торжественная классика.

А ведь был еще мальчишка Нейтан! Кажется, чем больше Абихан его избегал – тем более настойчивым он становился. «Ты обещал поучить меня стрелять…» - слышалось регулярно. «Ты разве больше не хочешь учить меня на пилота?»… - и как только его двойнику пришла в голов эта идиотская мысль??
«Абихан, зачем ты обижаешь мальчишку? Сам поманил его полетами, а теперь…» - какое «обижаешь», когда он сам неделю возвращался из каждого вылета мокрый насквозь, пока не согласовались голова и память тела??
Прежде он полагал, что знает войну изнутри.
Теперь он понял, что не знал почти ничего.
С точки зрения рядового пилота он еще не смотрел…
Когда привыкание к кораблю закончилось, полеты стали одной из немногих радостей. Истребитель – это вам не флагман! А машины у Макрона поистине хороши – такой легкой и стремительной мощи в его руках не было никогда…

На второй неделе ежевечерних прятаний принца в каюте доктор Шагал попытался прицепиться с душеполезной беседой, вот ужас-то! Когда Абихан от того с грехом пополам отделался, его еще час трясло, столь въедливым оказался этот тип. Убийственное сочетание проницательности и доброжелательности – такой, что хоть рыдай в жилетку! Несомненно, неладное непрошибаемый командир заметил, вот только до реальности ему со своим логичным умом не додуматься никогда…

После чего коллеги окончательно решили, что он влюблен.
В принцессу Катарину, не в кого-нибудь… Когда однажды он увидел ЭТО… эту… на экране – едва не рехнулся и свалил истребитель в штопор – с трудом выкрутился. Практически выдал себя… пусть бросит камень тот, кого никогда не били мордой с размаху о сочетание женщины его мечты и собственное кривое зеркало.

Рыжая томная принцесса носила розовый плащ, блузы с пышными рукавами и алые жилеты с пышными алыми юбками. Только розы предпочитала белые, по какому-то капризу… А еще аристократке нравились красивые блондинистые пилоты-авантюристы.
После того вылета Абихан пообещал себе больше не смеяться над капитаном Блэйдом, и уполовинил запасы успокоительных на базе.
Эти сволочи были спокойны, как лошади, и не держали на борту ничего сильнее валерьянки…

Аристократка любила кокетничать по открытой связи во время боевых действий, язвила умело и точно, и намекала, что после поражения Макрона способна спасти от возмездия красавца-пилота… а быть может, и не его одного… в благодарность…

После очередной шутки на эту тему Абихан сорвался и от души подрался с длинноязыким Скоттом Картером. Немало всех удивил, получил по морде сам – хорошо поставленный боксерский удар способен проломить даже хитроумную защиту - зато лег спать неожиданно умиротворенный.

После этого наступил перелом. Деваться Абихану было некуда. Когтистым лапкам принцессы, способным дотянуться в любой конец света, кроме базы, он был готов предпочесть рудники и харакири. Даже несмотря на прекрасные рыжие кудри. А может быть, благодаря им…
Вражеская амазонка Кэти из прошлой жизни была идеалом и воплощением девичьей скромности. Она всего лишь собиралась при встрече наделать в нем дыр.

Машинально принц продолжал пополнять свои знания о Макрон-базе и проблеме телепортации, проводя свободное время за чтением, но ощущение себя разведчиком приказало долго жить. Скотт после той драки обиженно выл под дверью, как мартовский кот и жаждал возмездия, был непринужденно послан пешим эротическим маршрутом (всплыли в памяти переговоры тех, прежних врагов в эфире) и, главное, послушно ушел. Не по адресу, конечно, а просто к себе, дуться.
Что характерно, мальчишка Нейтан первый пришел извиняться за шутки. После чего бывший генерал ГРИПа впервые обнаружил в нем человеческое существо, а не объект охоты или двуногую угрозу своему спокойствию. Причем человеческое существо, способное совершенно искренне переживать, что причинило боль другому…
..И бессовестно выканючивать на следующий же день очередную тренировку. Но это уже на автомате проходило для Абихана по принципу «стихийных бедствий».
«Человек не собака, ко всему привыкнет» - приговаривал Картер.

Приговаривал в том числе, наворачивая осточертевшие консервы или сомнительной съедобности котлеты производства закомплексованного робота-воспитателя. Эти психи были готовы вылетать в бой натощак, чтобы не расстраивать чувствительную к критике говорящую железку!
А когда голодный Абихан в сердцах предложил в нем поковыряться и устранить неполадку – никому и в голову не пришло, что это всерьез. Пошпыняли за злую шутку…

К концу третьего месяц озверевший принц переломил себя и попытался лично соорудить на кухне что-то минимально съедобное в японском духе. Соус к мясу получился чересчур сладким, но команда была готова его на руках таскать. Во взгляде Шагала появилась легкая заинтригованность… но Абихану было уже море по колено. Лицезрение обожания на этих хулиганских физиономиях оказалось наркотиком – захотелось увидеть такое еще раз. Привыкание с первого раза. Возможно, фатальное.
Принц сказал себе, что истинный самурай нигде не пропадет, и взял в библиотеке вместо работ профессора Бриджера книгу рецептов японской кухни.
Оказалось, что навыки фехтования очень пригождаются при работе кухонным ножом.
Предпочтение отдавалось наименее трудоемким рецептам.
На физиономиях экипажа появился оттенок фанатичного преклонения.
Да и желудок перестал к спине прилипать…
Жизнь определенно налаживалась.

Мальчишка Бриджер во время тренировочных полетов непринужденно выбалтывал секреты, за которые генерал ГРИП готов был когда-то душу вынуть из кого угодно. Проку в них не был ни на грош. Оказалось, что болтовня Нейтана идет безвредным фоном, нужно только отфильтровывать вопросы, повторенные больше четырех раз подряд – это значит, проблема действительно требует прояснения.
В Джейсоне принц с удивлением обнаружил приличного знатока военной истории – заново обнаружил, как стало ясно из оброненного замечания. Вот и отлично. Стали понятны истоки некоторых провалов ГРИПа, но главное – нашелся собеседник. Впервые проспорив с ним до трех ночи о воздушных сражениях Второй Мировой – до хрипоты и нецензурной ругани - Абихан обнаружил, что счастлив.

Как только к лицу принца прочно приросла полумаска «давнего коллеги и бывшего агента», проявилось еще одно обстоятельство. Пока оно в прежней жизни было – не замечалось, как привыкают к устойчивому неприятному запаху…
Никаких подвохов при общении. Никакого двойного дна в словах, стремления подсидеть, выслужиться перед командующим, утопить коллегу, утвердиться за его счет. Открытое, почти беззлобное соперничество, явная грубость, злость и досада, искреннее извинение и прощение.
Житель мегаполиса, резко вытащенный в горы, пьянеет от чистого воздуха… а потом от понимания, какой дрянью он дышал.
В этом опьянении Абихан ухитрился на ровном месте поссориться со Скоттом, затем помириться, и по случаю примирения нагло протащить на борт базы спиртное из ближайшего городка – дешевое красное вино и литр пива для Скотта персонально.

Они напились ночью, под звездами, сидя на поверхности базы, свесив ноги вниз с двадцатиметровой высоты. Мир был прекрасен.
Улики отправились свободным полетом вниз, а собутыльники, поддерживая друг друга – по каютам.
**

Когда наутро после этого Абихан проснулся в своей роскошной резиденции генерала ГРИПа – чуть не спятил вторично. Но закалка последних месяцев сработала. Во всяком случае, он со вкусом выспался…
Первой мыслью было – «Как мне узнать, что творил здесь господин секретный агент???»
С другой стороны – не так уж сложно угадать ход мыслей двойника…
Господин секретный агент изволил вести дневник.
Пришлось, правда, потрудиться над шифром…
Сумасшествие первых дней. Полупритворная болезнь в отчаянной попытке избежать полного провала – агент Абихан не настолько хорошо разбирался в экономике и политике, чтобы успешно притворяться. Здесь, увы и ах, память тела помогает хуже.
Неделя, проведенная практически без сна – в попытке загрузить себя массивом минимально необходимой информации. Принятые наполовину наугад первые решения – два попадания, один провал, отнесенный коллегами на счет болезни. Месяц пахоты, когда прижатый к стенке двойник, осознав, как малы его шансы на выживание при побеге к «своей» стороне, отчаянно прорывался на новый уровень даже не знаний – мышления.
Прорыв – в тот момент, когда тот махнул рукой на свою шкуру, и действовал внаглую. Изумление почти запредельное, когда агент и пилот осознал свою способность играть в эти Игры, подобные воздушному бою на словах и решениях вместо пушек.

Что вытворит его сумасбродное отражение, вернувшись на свое законное место, где принц – маскировался, а агент будет свободен – можно было догадываться.
И злорадно сочувствовать принцессе Катарине, которая получит вместо пешки игрока почти своего уровня. На ее же поле, между прочим.

Дела шли... странно. От привычных поддеваний коллег – непривычно воротило, до тошноты. От каждого куртуазного поклона Темной Звезде болела спина хуже, чем после нескольких часов на тренажерах. Нестерпимо тянуло к пилотскому штурвалу – в жизни катастрофически не хватало адреналина. Привычные игры в политику и экономику его приносили мало…
От поисков адреналина на прежнем поле деятельности существенно поредели ряды как подчиненной, так и недружественной мафии. Те и другие казались принцу не более, чем вражескими сбитыми истребителями, и мысленно он рисовал себе значки на воображаемом фюзеляже.
Любезность его двойника, который, оказывается, ухитрился спасти Кэти Джемисон в совместной операции, внушала неясные надежды – в том числе, на порцию адреналина и человеческой искренности в личной жизни. Актуальная дама из высшего света получила отставку – она имела несчастье слегка напоминать манерами принцессу Катарину. При одном воспоминании о которой хотелось ограбить сейф Блэйда с медикаментами.

Стрелять в знакомые корабли было теперь невозможно. Особенно в… бывший собственный. Попахивало самоубийством.
К счастью, агент Абихан тоже отбивался от этого всеми конечностями, поступив радикально – дал подбить свой корабль и окончательно перешел в область зловещих планов. Зловещие планы с подозрительной регулярностью проваливались.

Принц посмеялся, и с чувством превосходства мысленно сказал самоучке-отраженцу:
«Милейший, я вас хорошо понимаю, но здесь надо идти другим путем. Более масштабным…»
Большая Игра привиделась сложным авиационным маневром, который завершал Большой Взрыв. Очередной, рутинный наезд от Джеральдена дал ему старт, переполнив чашу терпения принца.

Если после возвращения с гор невозможно дышать городским воздухом – нужно либо покупать респиратор, либо устранять причину. Например, закрыть въезд автомобилей в город. Или взорвать заводы. Или развалить к чертям автопром. Или изобрести новый вид транспорта…

После того, как принц Абихан принял решение "очищать воздух", сроки ГРИПа были сочтены.
Рыжая и честная амазонка мисс Джемисон в аське в ответ на его куртуазные маневры ругалась, обещала пристрелить и закрывала доступ. Он заводил новый аккаунт и упрямо начинал осаду с начала.
Дышать постепенно становилось легче.

Иногда он думал, как поживает его двойник. И нашел ли «встречный» дневник под пилотским креслом «Беты»…

***
-Хьюго, спасибо за информацию. Нет, доктор Шагал, иметь дело с президентом Рамосом я настоятельно не рекомендую. Я проанализировал его поставки за последние годы – Беллокония вооружена так, что мы им сгодимся разве что в коллекцию.
-Ну, если ты так уверен, Абихан…
-Более того, вот эти заказы однозначно говорят о постройке какого-то весьма серьезного оружия. Причем орбитального.
-Но откуда…
-Вот сведения о выведенных на орбиту спутниках – Беллокония несколько недель методично выводила на орбиту тонны оборудования, оплачивая запуски из разных стран и маскируя их под научную аппаратуру. То, что получается в сумме, мне очень не нравится. Все это смахивает на изящно выстроенную ловушку, потому что Рамос сейчас способен справиться с ГРИПом даже без нашей помощи.
-Ловушка? Для кого?
-Для нас, доктор Шагал. Это или попытка завладеть базой и секретом телепортации… или намерение отделаться от потенциальных противников. В любом случае следует ждать агрессии.
-И что же ты предлагаешь?
-Временный союз с ГРИПом. Впрочем – они сами его предложат в скором времени, я в этом уверен. Там должны сделать сходные расчеты.
«Принцесса Катарина… я на вас очень рассчитываю. Вы наверняка придете к такому же решению. Мы еще сыграем на одном поле, принцесса…»


2006 г, написано для дайри-сообщества "Макрон-1 и К"