Змеиный Дом 14

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер, Драко Малфой, Рон Уизли и прочие из канона и околоканона, Том Марволо Реддл, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер, Драко Малфой, Северус Снейп
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Макси, 24 страницы, 4 части
Статус:
заморожен
Метки: AU Вымышленные существа Дружба ОЖП ОМП ООС Смерть второстепенных персонажей Учебные заведения Фэнтези Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Слизерин - дом хитрецов, полных немыслимых амбиций. А у Рональда Уизли амбиций хоть отбавляй! Вот и случился в гриффиндорской семье казус. А то, что с ним в серпентарий попал сам Гарри Поттер, лишь подлило масла в огонь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Околостандартный Slytherin!AU. Сильное перекраивание канона, потому што я могу. Но основные события сохраняются. Для пейрингов пока все слишком маленькие, но все, на что меня хватает, это СС/ГП и ДМ/РУ. :D
А вообще, пейринги можете предлагать. Но только не Драрри! Свое Снарри никому не дам! Гетные тоже можно. Например, Перси/Гермиона. (он просто поехавший)
По мере развития сюжета (год от года) жанры будут пополняться.
ВАРНИНГ! Используются куски канона. В частности, некоторые монологи преподавателей.

Часть 4. Пушок

9 октября 2016, 17:32
Поначалу Рон не поверил. Решил, что Поттер таким образом хотел скрыть настоящую причину разговора с Маркусом. А когда Гарри удалось убедить его, что он не лжет, и слова эти Рону не послышались на фоне академического истощения, тот чуть не поперхнулся зевком и-таки свалился с кровати на пол. Уже оттуда, с кряхтением подымаясь и потирая многострадальный зад, он восхищенно выдохнул: — Гарри, это круто! Я думал, что первокурсникам нельзя играть в квиддич. Ты же станешь самым молодым игроком за последние лет сто! — Флинт сказал, что первокурсникам не запрещают играть за сборные своих Домов, но все думают, что запрет на хранение личной метлы распространяется и на квиддич тоже, — чуть улыбнулся Гарри. Ему было приятно, что Уизли так искренне рад за него. Это, как и многое другое, вроде предложения вступить в команду, да, и наличия у него друзей, как таковых, было в новинку, — Еще он сказал, чтобы я пришел на поле завтра к семи утра. Хочет проверить мои способности. Пойдешь со мной? — Завтра? В семь? — Уизли застонал, наглядно давая понять, что он думает о перспективе вставать в семь утра и тащиться куда-то. — Ладно-ладно, — рассмеялся Поттер, — можешь и дальше просыпать все самое интересное! Рыжий на это лишь сконфуженно пожал плечами. Вместо того, чтобы продолжать разговор о квиддиче, мальчик подцепил учебник по трансфигурации, явно намереваясь присовокупить его знания к своему несчастному эссе, бормоча при этом что-то про «старую полосатую кошку». Гарри лишь хмыкнул и откинулся на своей постели. К своему счастью, большую часть домашней он сделал еще за выходные, потому вечер первокурсника оставался свободен. Впрочем, кажется, вечер плавно переходил во время отбоя, так как неожиданно дверь распахнулась, и в комнату, негромко переговариваясь, вошли его однокурсники. Самым неприятным оказалось то, что каждый из них посчитал своим долгом бросить на него, Поттера, хотя бы мимолетный взгляд. А уж как на него зыркнул Малфой, явно взбешенный тем, что Гарри досталось место в Слизеринской сборной, мальчику и вовсе не понравилось. Стоит быть осмотрительней — наверняка белобрысый уже готовит какую-нибудь подлянку, чтобы отомстить ему. К сожалению, мальчик пока не научился наводить даже самые простые оповещающие чары, хоть и тренировался, предчувствуя, что жизнь в одной спальне с Драко без предосторожности не пройдет для него безболезненно. Обменявшись понимающими взглядами с Роном, Гарри принялся готовиться ко сну. Наскоро покидав в сумку учебников на завтрашний день и переодевшись в пижаму, юный волшебник задернул полог, оставив открытой лишь щель со стороны кровати Рона, и решил еще раз попробовать наложить на тяжелую изумрудную занавеску сигнальную магию. Как и в прошлые разы, чары развеялись, стоило Гарри убрать палочку. Вопросительно смотрящему Уизли Поттер лишь отрицательно покачал головой, получив в ответ скорбную мину на веснушчатом лице, и, не удержавшись сдавленно хихикнул, забавляясь физиономией друга. Наконец, кто-то из первокурсников погасил в спальне свет, и слизеринцам ничего не оставалось, кроме как, закутавшись в плотные одеяла, заколдованные согревающими чарами, провалиться в глубокий сон. На следующее утро, нежась в теплом коконе, Гарри едва не проспал так восхитившую его прошлым вечером квиддичную тренировку. Лишь собственное внутреннее ощущение времени позволило ему проснуться где-то в седьмом часу, потому мальчик опоздал на тренировочное поле совсем немного. На его оправдания о том, почему Флинту пришлось ждать первокурсника добрых десять минут, капитан лишь сокрушенно покачал головой, спрятав при этом в уголках губ лукавую ухмылку: — Надо тебя, Поттер, научить ставить пробуждающие чары… — и, на мгновение задумавшись, добавил. — И наводить чары определения времени тоже. — А такие существуют? — удивленно распахнув свои зеленые глаза, спросил Гарри. — Проще перечислить, каких бытовых чар не существует, — рассмеялся Флинт. — Но хватит отвлекаться. Для начала, хочу посмотреть, как ты держишься на метле. — парень кивнул на старую «Комету», валявшуюся на траве неподалеку. — Пятнадцать кругов по стадиону! Ну, чего застыл, Поттер, бегом на метлу! Марш! Марш! Встряхнувшись, Гарри подбежал к старой школьной метле и, оседлав ее, взмыл в блеклое утреннее небо. Ветер радостно растрепал и без того шальные черные волосы, приветствуя Гарри, как старого друга. Чувство полета, казалось, подзабытое со вчерашнего дня, наполнило все тело волшебника необычайной легкостью, а разум — всепоглощающим счастьем. — Эй, Поттер! — позвал его Маркус с земли. — Хватит мечтать! Пятнадцать кругов, помнишь? Стряхнув с себя первичное наваждение, слизеринец прильнул к старой метле, по возможности выжимая из нее все соки. Пусть это и была лишь древняя школьная развалюха, той скорости, какую она развивала, вполне хватало Поттеру, чтобы насладиться свободой, коею даровал полет. Потому пятнадцать кругов для раззадорившегося Гарри, казалось, промелькнули, как единый миг. И вот он уже стоит на земле, с трудом привыкая к твердой поверхности под ногами, и с плохо сдерживаемым недовольством смотрит на капитана, оторвавшего чересчур увлекшегося волшебника от выполнения некоторых более сложных кульбитов, чем обычный круг по стадиону. — Что ж, Поттер, неплохо. Очень даже неплохо. Надо бы тебе только метлу поприличнее раздобыть. На этом допотопном памятнике полету тебе вряд ли удастся полностью себя показать. Но не бойся, мелкий, поспрашиваем у кого постарше, наверняка кто-нибудь да не откажется «поделиться» с тобой метлой в дни матчей. Ну, а если откажется… — многозначительный взгляд Маркуса Гарри не очень-то понравился. — Ладно, давай теперь объясню тебе правила. В квиддиче, как ты уже, наверное, понял, играют на метлах. В каждой команде по семь игроков: три охотника, два загонщика, ловец и вратарь. Я, кстати, в команде охотник. И моя задача… — в этот момент Флинт отвлекся, снимая защиту с большого сундука и извлекая из него алый мяч размером с футбольный. -…заботиться о нем. Это — квоффл. Охотники передают друг другу квоффл и стараются забросить его в одно из трех колец противника. За каждое попадание начисляют десять очков. Задача вратаря — охранять эти кольца. Эти два мяча, — шестикурсник указал на два скованных цепями иссиня-черных мячика около десяти дюймов в диаметре, отчаянно дергавшихся в своих гнездах, — бладжеры. Цель загонщиков охранять игроков команды от этой дряни и, по возможности, битами отбивать их в игроков противника. — Марк неприятно ухмыльнулся; кажется, слизеринские загонщики использовали свои биты не только по назначению. — Остерегайся их, Потти. Если такой прилетит, да еще и от вражеского загонщика — синяком не отделаешься. Когда капитан змеиной сборной сделал паузу, Гарри поспешил вслух повторить все, что только что услышал. Старшекурсник выслушал его и довольно кивнул — Поттер оказался смышленым малым. — А вот теперь, мелкий, слушай внимательно. То, что я сейчас скажу, будет касаться тебя непосредственно. Видишь это? — Флинт извлек из сундука небольшой, размером едва ли превышающий грецкий орех, золотой мячик. — Это — золотой снитч. У него ужасная скорость, и за ним почти невозможно уследить. Ты — ловец, и твоя задача — поймать этого гада! Если кто-то из ловцов поймает снитч, то его команде присуждают сто пятьдесят очков, и на этом игра заканчивается. Обычно ста пятидесяти хватает для того, чтобы победить. — Обычно? — удивился Гарри, посмотрев на своего капитана. — А ты умнее, чем кажешься, Поттер. Да, иногда случается так, что даже поимка снитча не спасает от поражения. Однако запомни: кто бы не победил в игре, кубок по Квиддичу достанется тому Дому, чья команда по результатам всех матчей наберет большее количество очков. Так что, если мы проиграем с небольшим отрывом, всегда есть шанс отыграться. Однако запомни, Поттер: кроме кубка по Квиддичу есть так же и честь нашего Дома. Вот уже на протяжении шести лет Слизерин держит первенство как в Квиддиче, так и в соревновании Домов. И мне бы очень не хотелось нарушать данную… традицию. — Флинт нехорошо прищурился, затем торопливо взмахнул палочкой, шепнув Tempus. — Что-то заболтались мы с тобой, почти подошел завтрак. И действительно, перед старшекурсником алым пламенем выгорели числа, сообщая, что уже без пятнадцати время завтрака. Гарри только и оставалось, что припустить в раздевалку, чтобы сменить изумрудную тренировочную мантию на что-то более обыденное. Однако мальчик для себя запомнил то заклинание, которым пользовался Маркус. Если повезет, для него не составит особого труда выучить эту бесхитростную бытовую магию, зато пользы от нее будет явно больше, чем от МакКошковских спичек-иголок. К завтраку он подоспел очень даже вовремя. Уже более-менее освоившиеся в замке однокурсники недружной кучей сбились за слизеринским столом. Впрочем, за завтраком обнаружились не все. Так, Гарри с точностью знал, что его рыжий друг, а вместе с ним и их Малфоевское Высочество любят до последнего нежиться в постелях. Чаще всего из этого вытекают два последствия. И в первом из них у Рона обычно бывает что-то разбито. Или подожжено. Или трансфигурировано. В общем и целом, Уизли на дух не переносил Малфоя, и тот отвечал рыжему взаимностью, из-за чего, оказываясь последними в пустой спальне, слизеринцы часто сцеплялись друг с другом в магической, а то и в рукопашной схватке. Пока что дальше стен гостиной сия информация не утекала, но неровен был час, когда их декан мог заявиться по души первокурсников. Вторым же следствием были систематические опоздания Рональда на те или иные занятия. На удачу Уизли, все преподаватели, которые вели у них первые уроки, — а это были профессора Спраут, Флитвик и Бинс — не были такими уж строгими приверженцами правил. Рон, в основном, отделывался лишь короткими замечаниями, а профессор Бинс и вовсе не замечал опозданий (а то и пропусков) рыжего слизеринца на своих нудных уроках Истории. Сегодня Уизли удалось подоспеть к концу завтрака с подбитым глазом. Он приветственно махнул рукой Гарри и плюхнулся рядом с ним на лавку. — Что, опять с нашим слизеринским крысенышем чего не поделили? — хмыкнул Поттер, указывая на фингал. — Ублюдок он, — помрачнел мальчик. Гарри, в принципе, знал, отчего эти двое не могли сосуществовать хотя бы относительно мирно. Камнем преткновения для обоих были деньги. Драко из раза в раз подначивал однокурсника из-за того, что его семья, не смотря на свою чистокровность, была настолько бедной, что не могла себе позволить даже приобрести новые мантии для учебы. Словно в насмешку над несчастным Уизли, сами Малфои были почти до неприличия богаты. А, учитывая, что, по словам рыжего, главы обоих семейств: Люциус Малфой и Артур Уизли — враждовали еще со школьных времен*, было совсем не удивительно, что мальчишки еще до Хогвартса были настроены друг против друга. Увы, сколько бы Поттер не втолковывал своему другу, что их постоянные стычки не приведут ни к чему хорошему, Рон все равно словно бы с цепи срывался, стоило Драко открыть рот. А уж когда они оставались наедине… — Слушай, завязывал бы ты с этим. — предпринял Гарри еще одну попытку увещевания. — Пока вы еще не так часто последствиями своего «близкого общения» Снейпу глаза мозолите, но скоро он может заинтересоваться, отчего это его любимчик вечно с раскрашенным лицом ходит. — Да, знаю я, Гарри. Только поделать ничего с собой не могу. Как увижу его наглую белобрысую морду, так и тянет кулаком стереть с нее эту нахальную улыбочку! — Рон сжал кулаки, до белых полукружий впившись ногтями в кожу ладоней. — Ладно-ладно, — примирительно поднял руки Поттер, — забудем об этом. Завтракай быстрее — нам еще на Гебрологию успеть надо. — Пф, Гарри, сбавь обороты. Скоро хуже гриффиндурской заучки Грейнджер станешь. — покачал слизеринец головой, но дальше спорить не стал, занявшись вместо этого своей овсянкой. В итоге, оба мальчика все-таки опоздали на урок профессора Спраут, но, так как Гарри находился у женщины на хорошем счету благодаря блестящей практике, женщина предпочла сделать вид, что не заметила прошмыгнувших в двери теплицы студентов изумрудного Дома. Вместо этого она невозмутимо продолжила объяснять тему сегодняшнего урока.

***

Не смотря на то, что в девять часов у первокурсников должна была быть Астрономия, троих провинившихся слизеринцев с отработки у Снейпа никто не собирался отпускать. Единственная поблажка, которую зельевар сделал своим студентам, заключалась в перенесении отработки на свободные часы до ужина. И то эта самая поблажка была весьма сомнительной, и всю дорогу до кабинета Зелий Рон вполголоса костерил декана из-за того, что у него совершенно не оставалось времени на сколь бы то ни было приличный доклад профессору Синистре, а, значит, простым "В" мальчишка не отделается. Гарри же, почти не слушая однокурсника, меланхолично размышлял о том, как бы не дать ему сцепиться с Малфоем хотя бы в кабинете Снейпа. Иначе месяцем отработок они точно не отделаются. Когда мальчики добрались до кабинета декана, Драко уже был там. Бросив надменный взгляд на «неразлучную парочку», он презрительно фыркнул, но ничего не сказал. Наконец, дверь класса Зельеварения отворилась, и Северус Снейп, бегло осмотрев провинившихся, коротким кивком головы приказал войти внутрь. Студенты подчинились. А что им, собственно, оставалось? — Мистер Поттер, мистер Уизли, за дверью справа от моего стола найдете щетки и чистящее средство. Будете чистить вон те котлы. — преподаватель указал на гору котлов, покрытых чем-то мерзким. Драко усмехнулся с явным чувством превосходства. — Не ухмыляйтесь так, мистер Малфой. Вас ждет не менее грязная работенка. Возьмите из шкафа с ингредиентами разделочный нож. Будете потрошить крыс. Надеюсь, вам не нужно объяснять, что именно требуется добыть? Малфой тут же заткнулся и отрицательно помотал головой. — Отлично, приступайте. Снейп устроился за преподавательским столом и взмахом палочки леветировал из личного кабинета стопку пергамента. Судя по тому, с каким остервенением он принялся покрывать листы красными чернилами, это были студенческие письменные работы. Мальчикам ничего не оставалось, кроме как приняться за отработку. К счастью, Рон и Драко за тяжелым трудом на время позабыли свои разногласия, и Гарри, облегченно вздохнув, смог, наконец, подумать о собственных делах.

***

За ежедневными уроками, горами домашних заданий, квиддичными тренировками и вечерними отработками черноволосый слизеринец не заметил, как пролетела вторая, а за ней и третья недели. Солнце стало светить реже, небо все чаще затягивалось пеленой свинцовых туч, создавая унылый пейзаж, а пару раз даже прошлись дожди, превращая территорию, прилегающую к замку, в непроходимое коричнево-зеленое болото. Сегодняшний понедельник был особенно унылым. После Гебрологии Гарри, как никогда, жаждал надолго залезть под теплый душ, а тут еще и Флинт со своими остервенелыми тренировками… После Хэллоуина должен был состояться матч Слизерин-Гриффиндор. По словам Марка, гриффиндорская команда была одной из самых сильных в Хогвартсе (говоря все это, капитан так морщился, что не оставалось сомнений в том, как он относится к львиным игрокам), потому нельзя было терять бдительности. Идти на вечернюю отработку к декану хотелось меньше всего, тем более, что в последнее время Снейп снова взял за привычку цепляться к его, Гарри, работе. Терпеть все усиливающийся поток ехидных замечаний о том, что домовой эльф бы лучше не справился, было нелегко, но мальчик знал: стоит ему сорваться, и Мастер Зелий тут же продлит часы отработки. Конечно, поводов подозревать мужчину в подобном пока не было, но Гарри каким-то шестым чувством ощущал, что именно к этому приведет его несдержанность. Сегодня Снейп был как-то особенно невыносим. Придирался по каждому пустяку, при чем не только к Поттеру. Даже его любимому Драко досталось пару раз. Да, еще и задержал аж до самого отбоя. Только когда хогвартский колокол отзвонил девять вечера, декан, наконец, отпустил своих студентов. Однако, кажется, фортуна сегодня решила полностью показать свою зад… нюю сторону. Потому что, стоило им завернуть в коридор, ведущий к гостиной Слизерина, как из-за поворота, горделиво подергивая хвостом, выскользнула миссис Норрис — кошка школьного завхоза Аргуса Филча. Ее появление никогда не сулило ничего хорошего, потому змеиные студенты сделали шаг назад. Словно издеваясь над ними, коридорное эхо разнесло голос Филча, подверждая теорию учеников о том, что миссис Норрис и ее хозяин были связаны на ментальном уровне: — Тут кто-то есть, моя хорошая? Кто-то бродит после отбоя? На стене из-за поворота отразились блики масляной лампы, а вместе с ними и зловещая тень завхоза. Первым не выдержал Рон Уизли. Пискнув, он развернулся и, поднимая невыносимый шум своим топотом, вылетел из подземелий. И, словно бы подчинившись стадному инстинкту, Малфой и Поттер рванули вслед за ним. Они слышали шмакающий топот и рык Филча за своей спиной, но это лишь сильнее подгоняло троих первокурсников, напуганных старым смотрителем. Куда они бежали, мальчики практически и не следили. Лишь когда Рон неожиданно встал, как вкопанный, а Гарри с Драко налетели на его, они поняли, что убежали явно далековато от своей гостиной. Слизеринцы оказались в заброшенном, покрытом паутиной коридоре. Поттер хотел было спросить у друга, чего он остановился, как сам заметил страх любого студента младших курсов — школьного полтергейста Пивза. Недалеко вновь послышался топот Филча. — Пивз, пожалуйста, не выдавай нас! — взмолился Поттер, хоть подсознательно и понимал, что это бесполезно. — Шатаетесь по ночам, маленькие первокурснички? Так, так, так, нехорошо, малыши, очень нехорошо, вас ведь поймают. — Если ты нас не выдашь, то не поймают. — Гарри умоляюще сложил руки на груди. — Ну, пожалуйста, Пивз. — Наверное, я должен вызвать Филча. Я просто обязан. Этого требует мой долг. — Пивз говорил голосом праведника, но глаза его сверкали недобрым огнем. — И все это для вашего же блага. — Убирайся с дороги, — не выдержал Рон и махнул рукой, словно хотел ударить бесплотного Пивза. Рон погорячился — и это была ошибка. — УЧЕНИКИ БРОДЯТ ПО ШКОЛЕ! — оглушительно заорал Пивз. — УЧЕНИКИ БРОДЯТ ПО ШКОЛЕ, ОНИ СЕЙЧАС В КОРИДОРЕ ЗАКЛИНАНИЙ! Все, что оставалось слизеринской троице — проскочить мимо полтергейста дальше по коридору. Однако, в конце их поджидала лишь закрытая дверь. — Ну, вот и все. — простонал Рон, приваливаясь к несчастно скрипнувшей ни в чем неповинной двери. — Филч нас тонким слоем размажет. Или Снейп. — Отойди, Уизел! — рыкнул Малфой, которому тоже не очень-то светило попадаться завхозу; указав палочкой на замок, он шепнул, — Alohomora! Старый замок щелкнул, и дверь, ужасно скрипя не смазанными петлями, отворилась. Мальчики быстро юркнули в спасительное помещение, прислонившись к двери и прислушавшись. — Куда они побежали, Пивз? — услышали они приглушенный дверью голос Филча. — Давай быстрее, я жду. — Скажи «пожалуйста». — Не зли меня, Пивз! Итак, куда они побежали? — Сначала скажи «пожалуйста», или я ничего не знаю, — упорствовал Пивз. Его монотонный голос явно вывел Филча из себя. — Ну ладно — пожалуйста! — НЕ ЗНАЮ! Ничего не знаю! — радостно заорал Пивз. — Ха-ха-ха! Я тебя предупреждал: раньше надо было говорить «пожалуйста». Ха-ха! Ха-ха-ха! Раздались свист улетающего Пивза и ругань уходящего вслед за ним завхоза. — Уф, кажется, пронесло. — выдохнул Рон. — Как думаете, почему эта дверь была заперта? — Кажется, я знаю. — дрожащим голосом произнес Гарри, уставившись куда-то им за спины. Когда двое его однокурсников обернулись, то взглядам их предстала огромная тварь, пес, заполонивший собою все помещение от пола до потолка. У собаки были три головы, которые сейчас пока лишь задумчиво принюхивались, решая, видимо, пойдут ли эти шумные мелкие двуногие на закуску. Рон с Малфоем набрали в легкие побольше воздуха, решив, видимо, огласить весь Хогвартс своими воплями, но Гарри, предотвратил их повторное обнаружение, заткнув мальчишкам рты, и выволок из комнаты, пинком раскрывая дверь. Сразу после этого Поттер поспешил прямо перед носами решивших, что студенты — неплохой ужин, псов захлопнуть и закрыть на замок дверь. Все произошло так быстро, что черноволосый слизеринец даже не успел толком испугаться. Зато теперь, когда все трое находились в относительной безопасности, Гарри почувствовал, как затряслись его колени. — О чем они там думают! Держать такое чудище в замке! Я все отцу расскажу! — всю дорогу до гостиной, как заведенный, повторял Драко. — Да, уймись ты! — шикнул уже на подходе к гостиной не выдержавший этой своеобразной мантры Рональд. — Если это была затея Дамблдора, ничего твой хваленый папаша не сделает! — Тише, Рон. — тут же среагировал Поттер. — И, кстати, псина эта там не просто так прохлаждалась. Видели, на чем он сидел? — Знаешь, Гарри, при всем уважении, меня больше беспокоили его головы. Если ты не заметил, у него их три! — моментально набычился Рон. — Он стоял на люке. — не обратив ровно никакого внимания на друга, продолжил Поттер. — «Рунеспур». Значит, он там что-то охраняет. Понимаешь, к чему я веду? Все трое вошли в опустевшую гостиную. Быстро сколдовав разученный Tempus, Гарри с удивлением отметил, что был уже двенадцатый час. Впрочем, учитывая, как они сжимались от каждого шороха по пути к гостиной, не удивительно, что добирались слизеринцы так долго. — Так ты имеешь ввиду… — Рон остановился, уставившись на друга во все глаза. Драко тоже подозрительно притих, переводя взгляд с одного сокурсника на другого, пытаясь понять, о чем говорят эти двое, так поглощенные своей беседой. — Именно! Тот сверток! Я почти уверен, что это он! — ударил кулаком по ладони Гарри и, кажется, не собираясь останавливаться, направился к спальням мальчиков. — Тогда нам нужно узнать, кто охотится за… чем бы этот сверток ни был. — Нет, Рон, думаю, сейчас нам лучше быть тише воды, ниже травы. — покачал головой Гарри. — Вот когда выяснится что-то еще… Что хотел добавить первокурсник, любопытному Малфою так и не довелось узнать — все трое вошли в пропитанную мраком спальню.
Примечания:
*Данная строчка биографии Малфоев и Уизли, увы, неканон, и была придумана исключительно мной.
Очень надеюсь на отзывы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.