Поединок +6

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
GoShogun

Основные персонажи:
Кэти Джеймисон, принц Абихан
Пэйринг:
Абихан/Кэти, Кэти/Абихан...
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Экшн (action)
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эротический боевик.)) Попытка обворовать генерала ГРИП. С последствиями.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Франсуа не появлялся в сюжете, отсюда все последствия.
11 мая 2016, 21:38
Электронная отмычка замаскирована — просто подвеска на изящном браслете.
Темнота гостиничных апартаментов. Нет, уже сумрак, жемчужный и синеватый одновременно.
Охраняемые покои класса «люкс», но когда вся охрана доверена технике, ее можно заглушить, отключить или перепрограммировать. Какие сложности… Но попытка того стоит — личный, со всей оперативной информацией рабочий компьютер принца Абихана, единственного сейчас генерала ГРИП, который разъезжает по планете почти в открытую.
Было и вовсе предложение его убить. Правда, скоттово предложение отвергли, и то скорее потому, что Шагал не хотел использовать никого из своего экипажа в качестве убийц. Но некоторое сожаление тогда в голосе дока Кэти почудилось.

Итак, апартаменты, гостиная, кабинет и спальня. В гостиной она стоит, и здесь все нетронуто. Кабинет. Здесь Кэти постигло жестокое разочарование: компьютера не было. Остается спальня: видимо, генерал ГРИП предпочитает держать рабочую аппаратуру поближе к себе? Это же вредно!
Спальня, как и весь номер, оформлена под старину, тяжелый балдахин кровати спадает мягкими складками. Что это? Сдвинуты… Неужели хозяин номера здесь, а не перемещается внизу в толпе гостей крупной деловой встречи, замаскированной под светское мероприятие? Исключать нельзя, Кэти добиралась сюда несколько дольше, чем планировала.
Компьютер лежал на прикроватном столике, возле него — бутылка вина, одинокий бокал и нож. Незваная гостья беззвучно выскользнула из туфель и сделала шаг вперед. Тишина. Еще один. Глаза окончательно привыкают к темноте, все различимо на удивление явственно в этом ровном сумраке — изолирующее стекло скрадывает блики городского света снаружи…
Столик приблизился. Кровать тоже.
-Кто здесь? — знакомый голос разорвал тишину в клочья. Та самая сдвинутая часть балдахина отлетела в сторону, вместе с покрывалом, так предательски скрывшим лежащего.
Рука, потянувшаяся к оружию на прикроватном столике.
-Не двигайтесь, — голос Кэти прямо-таки сел.
Скверный, скверный из нее вор, стыдно, стыдно, стыдно…
-Вот как? — голос принца Абихана был спокоен и возмутительно трезв. Для человека, который внизу выпил как минимум бутылку вина.
— И кто же нанес мне визит, мадмуазель?
Не пытаясь дотянуться до оружия, он медленно сел.
-Что вам нужно? Это покушение?
«Нет, это ограбление!» — хотелось крикнуть ей.
-Нет. Не двигайтесь, и вам ничто не угрожает, — повторила она, просчитывая, куда нанести удар, чтобы с гарантией вырубить опасного противника. Сейчас он снова потянется к оружию, либо попытается напасть.
-Свет! — бросил молодой генерал.
Не люстра, только маленький прикроватный светильник, но он показался таким ярким. чертова техника! Реакция Кэти запоздала на долю секунды, и этого хватило: принц скользнул вперед, в его левой руке блеснуло лезвие, удар рукоятью бластера получился скользящим. Он перехватил свободную руку Кэти, к ее горлу прижалась сталь — в
ответ девушка вдавила дуло бластера в его шею.
-Патовая ситуация, не правда ли? — неожиданно мягким голосом произнес, почти промурлыкал принц, и тут Кэти ошеломленно обнаружила, что в привычки первого красавца ГРИП входит еще и спать без одежды!
-Вам не идет этот парик, мисс Джемисон, — вкрадчиво заметил Абихан, разглядев, наконец, вторженку. Никаких признаков страха он не проявлял — от выпивки, что ли? От врага пахло хорошим вином и немного мужским одеколоном с холодновато-горьким запахом.
-Так что же вы молчите? — поинтересовался он, и лезвие кинжала чуть погладило шею Кэти.
-А разве вы не должны быть на мероприятии? — невинно осведомилась она, понимая, что вопрос глупейший, но не придумав для начала другого. Что и требовалось доказать.
-Эти глупые сборища ужасно утомительны, — светски сообщил Абихан, наклоняясь к своей незваной гостье, — после деловой части начинается скучнейший разговор с намеками на благосклонность, благодарность и взаимополезность… здесь гораздо интереснее.
И резким движением вывернул перехваченную руку девушки, прижимая ее к
себе.
Он что, все-таки перепил?
-Так что же вам здесь было нужно? — поинтересовался он. — Если это не покушение, я удивлен, у вас были все шансы меня пристрелить — чем же обязан?
-Догадывайтесь, — сказала Кэти сквозь зубы, нажимая на бластер, принц откинул голову и поморщился.
-Это нетрудно, — отозвался он, — если не моя жизнь, то моя работа, — он покосился на компьютер. — Кажется, предусмотрительность сыграла со мной интересную шутку.
и с вами тоже.

Кэти как-то очень резко осознала, что их тела разделяет только тонкий слой ткани ее вечернего платья. Вот зараза, подумала она со странным восхищением.
А затем лезвие кинжала очень нежно погладило ее шею и ключицы.
-Вы это всерьез? — удивленно спросила она, решив не тратить
время на дурацкие вопросы в стиле «что вы делаете» и «не извращенец ли вы».
-Абсолютно, — преодолевая сопротивление, принц склонился к ее щеке, — по-моему, это просто великолепное приключение, вы не находите?
-Вообще-то, у меня были другие цели.
Кэти прикусила язык, но поздно.
-А теперь они переменились? — осведомился почти ласково Абихан.
-Ну, уж нет, а вдруг вы маньяк? — ответила она резче, чем хотела, чуть поворачиваясь и перенося вес тела на левую ногу, чтобы наконец, врезать этому наглецу куда положено в таких случаях.
Это оказалось ошибкой, причем фатальной. Принц подловил этот момент и резким движением заставил противницу потерять равновесие.
Падение на ковер показалось долгим и вместило в себя очень многое — понимание, что она не может нажать на курок и убить человека вот так, выстрелом в упор… попытку уже в полете ударить коленом в пах противника… и осознание того, что она летит спиной вперед и имеет все шансы разбить затылок о ножку кровати. Извернуться ей не дали,
противник отпустил ее руку и обхватил, сковав движения.
Падение оглушило Кэти на пару секунд, а может и чуть дольше, потому что бластера в руке уже не было, а в момент прихода в себя принц стремительно перехватил обе ее руки и стянул какой-то полосой ткани. Пояс от халата, не иначе, отрешенно подумала Кэти. Второй удар коленом ей нанести не позволили — принц прижал ее к полу всем весом, а он был все же тяжелее.
-Даже из патовых ситуаций есть выход, — сказал он, — хрупкое равновесие так легко нарушить…
И жадно ее поцеловал.
Кошмарное положение, бредовая ситуация. Рывок, другой, но бархатная полоса прочна, высвободить руки, прижатые к ковру над головой, не удается, а требовательный и жадный поцелуй победителя отнюдь не противен и странно волнует, взывая к каким-то очень глубоким инстинктам.
«Сдаться на милость победителя» — какое буквальное выражение. На милость? Рука принца сдвигает полосу темно-красной ткани вечернего платья, открывая грудь, и очерчивает круг кончиками пальцев. Скорее, «на ласки».
Бред, какой бред, он или псих или извращенец, мелькает мысль.
Еще одна попытка освободиться, протестующий возглас, заглушенный поцелуем противника, разгоряченного борьбой, отчетливо возбужденного и уже гладящего ее бедро.
Металл?
Лезвие кинжала проскользило по бедру в высокий разрез юбки, коснулось кожи выше чулка, девушка замерла. Лезвие поддело полоску кружевной ткани, одно название, а не трусики, и кружево распалось почти беззвучно.
«Сдаться на милость»? Силе. Сдаться?
Хрусь — и тот странный отклик, который успели вызвать поцелуи и ласки, сломался как сосулька в неумелых пальцах. Сдаться. Силе. Ох, какой идиотизм! Сдаться — возможно,
если освободиться не получится, но таким способом?
Нет, Абихан все же не был пьян, или не слишком пьян. И посмотрел на Кэти с удивлением, обнаружив, что вместо живой женщины прижимает к себе почти статую, а поцелуи его воспринимаются с мрачным равнодушием.
-Ну, — спросила она ядовито, — что же вы остановились? Вперед. И с песней. Можно сказать, путь открыт.
-Вам же нравилось, — сказал Абихан, проводя кончиками пальцев по ее бедру, животу, груди, внутренней стороне руки.
-И все же — нет.
-Я никогда не брал того, что мне не отдавали добровольно. — Еще один поцелуй, скорее нежный, чем требовательный. — Ведь я умею просить.
-Вижу, как вы умеете, — она дернула стянутыми руками.
-Все-таки не хочется, чтобы меня убили. Иначе я даже не успею — попросить. Именно у вас.
Неожиданно легкие и нежные поцелуи — ее висок, щека, шея. Тяжесть его тела.
-Разве просят — так?
-Если вы не схватитесь за оружие… Правда, вы можете убежать. А мне этого тоже совершенно не хочется.
-По-моему, вы пытаетесь связать меня словом.
-Видимо, это лучше, чем поясом. Я не хотел бы устраивать тут сражений не на жизнь, а насмерть. Хотя, — теплое дыхание коснулось ее уха, — китайцы и любовные встречи называли сражениями.
-Тех, других, сражений вам мало? — в этом положении провокационно все, и обычное желание лечь поудобнее превратилось в завлекательное движение бедрами.
Его светлые волосы упали на лицо незваной гостьи.
-Я предпочел бы эти, и не вздумайте меня укорять.
-После всего, что произошло?
-Несмотря на это. Видимо, я непоправимо испорчен.
Философская дискуссия в провокационном положении, подумала Кэти. А хуже всего то, что тяни время или не тяни, менее красивым он быть не перестанет.
«Ума не приложу, почему он не кажется мне отвратительным? С его-то замашками… Как, к примеру, Рамос. Этот альфа-хлыщ был собой хорош — но как же неприятен! Наверное, это защитный механизм. почему он сейчас не срабатывает?»
-Хм, — задумчиво сказала Кэти, — а если я не схвачусь за оружие?
-Но вы можете убежать, — Абихан, усмехаясь, перебирал пряди ее волос. Отбросил в сторону парик и принялся вытаскивать из рыжей шевелюры Кэти шпильки.
-Кроме того, если это — сражения, то как определить победителя?
Хозяин апартаментов поднял брови.
-Какой интересный вопрос, — протянул он, — в воздушном бою все вполне однозначно.
-…А убежать я, конечно, могу, считайте это риском, на который вы идете.
-А я должен рисковать? Разве мне мало того, что вы находитесь так недосягаемо далеко, по другую сторону? Каждая наша встреча — это риск, и стоит ли удивляться, что в этот раз… единственный благоприятный… мне хочется его уменьшить?
-Это означает, — Кэти позволила себе легкую отрешенную улыбку, — что риск в Этих встречах вам непривычен. Вы отвыкли от поражений, от отступлений противника.
-Ну, могу же я где-то регулярно одерживать победы, — встречная улыбка господина победителя была холодноватой.
-Так, повторяю вопрос. Что в таком поединке считать победой?
-О черт, вы меня втягиваете в философский спор там, где я предпочту действовать, — и Абихан решительно вернулся к действиям, закрыв поцелуем рот девушке и накрыв ее левую грудь ладонью.
Это было даже приятно, черт побери все на свете, и он не был грубым в своей настойчивости… Но.
Минуту спустя он сдвинул брови и посмотрел на Кэти странно, а в ответ получил невинное:
-Похоже, положение пленницы меня …не привлекает, — и снова перевела взгляд в потолок. Расписанный, между прочим, виноградными листьями.
Более точно соответствующее ситуации «не возбуждает» не прозвучало, но ее поняли правильно.
-Что ж, — принц медленно приподнялся, — у меня появилась версия, что считать победой в этом сражении. Кажется, я готов рискнуть.
Тем не менее, не упустил случая подстраховаться. Начав с поцелуя, он проскользил губами по ее плечу и руке до локтя, прижал к себе добычу покрепче и лишь потом картинно медленно распутал бархатную полосу на запястьях Кэти. Приложив все усилия, чтобы девушка в этот момент была максимально занята его персоной.
А вот теперь можно и освободиться.
Попытку расстегнуть платье Кэти решительно пресекла.
Взгляд принца потемнел, но он сдержался. Брови вопросительно приподнялись, глаза прищурились:
-Уходите?
«А если…»
Красив, сволочь.
Встать и уйти теперь легко. Скорее всего, ее даже не остановят. По крайней мере, это можно предположить — в свое время кое-кто свое слово сдержал. Но жалеть о том, что не сделала?
-Торопитесь, ваше высочество, — прошептала она, дотрагиваясь кончиками пальцев до его плеча.
Интересно, он будет числить ее в общем списке побед, или нет?
А, к черту.
-Тороплюсь, говорите? — промурлыкали в ответ. На точеном лице нарисовалось такое чисто кошачье самодовольство, что Кэти едва не прыснула.
-Именно.
-Хм-м, — принц опустился ниже, коснулся губами ее ключиц, очертил их прикосновениями и поцелуями.
Он… не торопился. Светлые пряди, коснувшиеся ее щеки, прямые и легкие, принесли едва уловимый запах. Она вдохнула, чувствуя себя кошкой, которую гладят. Цепочка легких поцелуев между ее грудей, сухая и жаркая ладонь слева, горячие губы справа, влажное прикосновение языка… Затем ладонь скользит по ее талии, бедру, ныряет в разрез платья, вызывая в памяти прикосновение металла к тем же местам…
-Да…
Шелковистые длинные волосы — как это старомодно и как красиво у
мужчины. Плечи, спина, гладкая кожа, неожиданно сильные для изящного красавца руки. и запах, едва уловимый, который хочется вдыхать снова. Его собственный. Что-то странное и словно бы знакомое…
Ощутить его на вкус.

-Ой…
Неожиданное прикосновение — там, к нежным складкам между бедер, короткий хитрый взгляд, неторопливый, самоуверенный поцелуй… ожидаемый растерянный ответ… нет, не убирай руку, еще! Она сама подается навстречу, изгибаясь, прося еще об одном
касании, хотя бы одном, нет, и еще. и еще!..
Капитуляция? Да, она самая — против нее сражаются и все месяцы заточения в железной коробке, и невозможность прикосновений, даже дружеских, кроме как на тренировке… да, пожалуйста, сдаюсь, возьми что хочешь, только не отстраняйся!.. Темно-алая юбка уезжает прочь, колени распахиваются сами, ноги обвивают его бедра, прикосновения становятся властными, жар его тела…
Так входит победитель в ворота города.
-Да! — и его тяжесть вдавливает Кэти в пушистый ковер, протестующий вскрик, заглушенный поцелуем, превращается в приглушенный стон, повторяется… штурм следует за штурмом, атака за атакой, движение внутри захлестывает волной… сдаюсь, сдаюсь, не останавливайся!.. Распростертая на полу, признающая поражение и
бессвязно умоляющая о нем.
Последняя атака. Взрыв. Жалобный вскрик.
Стон и тяжелое дыхание рухнувшего на нее победителя.

Не понадобилось даже снимать платье.

Вот так выглядит поражение в этом поединке? Как странно…
Запах его кожи, странный, мягкий, слегка пряный — и переплетение виноградных лоз на потолке сквозь паутину светлых волос, и нет ни сил, ни желания убрать их с лица.

-А где же возмущенные возгласы «как ты посмел» и «мерзкий соблазнитель»? — поинтересовался через какое-то время победитель с мягкой улыбкой.
-Зачем? — лениво озадачилась Кэти.
-Мм… на мой взгляд, совершенно незачем, но кажется, это положено по канону.
-Я плохо помню каноны, — поведала она самодовольным темным глазам. Принц явно выискивал признаки недовольства.
-И вообще, я ведь могла встать и уйти.
-Это главное отличие?
-Вот именно.
-В таком случае есть еще «как я могла» и «это ужасно».
Кажется, прежнее положение ей надоело, да и видно из него было безобразно мало.
-Ты меня поучаешь, как должна себя вести истинная леди из высшего общества, господин аристократ? — поинтересовалась Кэти, резким движением опрокидывая принца на спину и сама наклоняясь над ним. — Видишь ли, я как-то не в курсе. Или тебе приходится частенько слышать подобное после уговоров?
-После победы, — уточнил его высочество с усмешкой. — У меня нет сомнения, кто победил в этом бою.
-У меня тоже. Глупо отрицать очевидное.
-Кстати, об очевидном… точнее, как раз не очевидном. Ведь я тебя еще не видел.
И он решительно приступил к борьбе с застежкой вечернего платья. Наверное, это было запоздало, но именно сейчас Кэти залилась краской.
-Считайте это контрибуцией, госпожа побежденная. Кроме того, это несправедливо. Ты меня уже видела.
-Я тебя толком так и не разглядела! — возмутилась она, наконец, и покраснела еще сильнее.
Лениво и демонстративно потянувшись, Абихан сообщил, что он всегда к ее услугам. И занялся избавлением незваной гостьи от платья.
-Ты смотришь так, что я стесняюсь.
-Собственнически? — засмеялся он, протянул руку и очертил кончиками пальцев ее грудь и живот. — Ты прекрасна.
Сам молодой генерал стеснительностью не страдал, по крайней мере, в этих обстоятельствах. Да и зачем стесняться такой фигуры?
Недолго думая, она повторила движение, проведя рукой по груди и животу его высочества и ощущая, как напрягаются мышцы под ее пальцами. Какое замечательное тело…
-Это вызов? — осведомился он вкрадчиво. — Сразу после поражения?
-Вызов? — повторила она со смехом. — Ты уже способен на него ответить?

Надменно вскинув голову, победитель сообщил, что способен еще весьма на многое, и готов незамедлительно это продемонстрировать. Подобающим победителю способом.

— Э, нет, — сказала она категорично, опрокидывая его на спину. — Теперь моя очередь.

Если у принца были какие-то возражения, Кэти их пресекла успешно и радикально. Оседлав это прекрасное тело, она заскользила по нему руками и губами, чувствуя и наблюдая его возбуждение.
Черт возьми, она действительно голодна.
Черт возьми, первый раз только позволил ей это осознать!
Отбросив мысли, она впилась в губы мужчины, желая только одного — вобрать его в себя поглубже. Сжимая колени, сжимая его там, внутри себя, она задвигалась медленно, наслаждаясь каждой секундой.
Где-то маячило сознание того, что за утоление этого голода она рискует заплатить жизнью. Прямо сейчас и здесь она была готова столько заплатить.
Мужчина выгнулся под ней, выдохнув сквозь зубы невнятное ругательство. Нет, она не будет спешить! Не сейчас.
Она продлит это, насколько сможет. Хоть ненадолго. В этом ритме. В собственном.
-Кэти. черт побери!..
Руки стискивают ее бедра… Точно будут синяки. Отлично! Ко всем чертям пусть провалится ГРИП и проклятая война!
Только здесь. Только сейчас. Только это тело, сжатое накрепко коленями, эти губы, эти мышцы под ее ладонью, этот запах… этот ритм. Еще. И еще.
-Кэти!
Да…

Через несколько секунд она расслабилась и улеглась ему на грудь.
-Мы… так не договаривались, — заметил чуть позже Абихан, выровняв дыхание.
-Не помню.
-Вот как?
-Ты прекрасен. Я все забыла.
-Хм…
-Что?
-Пожалуй, стоит напомнить, кто здесь победитель, — сказал принц еще немного погодя и попытался опрокинуть ее на подушки. — Я определенно предпочитаю быть сверху.
-Мы переносим войну прямо сюда? — поинтересовалась Кэти, запуская пальцы в светлые волосы.
-Мне нравится эта мысль, — сказал Абихан, повторяя ее жест. — Я бы даже не сказал, что обойдется без крови…

Третий раз был похож на драку.
Кэти укусила ему губу до крови и расцарапала плечи.
Мужчина укусил ее за ухо и наставил синяков в попытках «быть сверху».
Это не считая сорванного балдахина кровати и порванного неоднократно покрывала.
Потом они переводил дух, пытаясь понять, понравилось ли им вообще то, что происходило.

-Ты уверена, что хотела бы повторить этот вариант? — задумчиво спросил принц, пытаясь разглядеть царапины через плечо.
-Нет, я бы предпочла второй.
-Слушай, это уже наглость.
-Почему? Мы просто поменялись. И не говори, что тебе не понравилось. Я все слышала.
-Я предпочитаю свои условия. В конце концов, первым выиграл я.
-Ты уверен? По-моему, я гораздо больше в выигрыше.
-А ведь действительно… Я обменял личную победу на твою свободу.
-Ты обменял не победу, — возразила Кэти. — А обоюдное удовольствие. Это очень много, но немного другое, разве нет?
-Ну почему же, я получил это прекрасное тело…
-А я твое, — сказала Кэти невинно.
Взгляд Абихана похолодел.
Похоже, подумала Кэти настороженно, ему действительно не понравилось подчиненное положение. Ох уж эта идиотская мужская гордость… Она приподнялась, не очень осознанно напрягая мышцы и готовясь то ли драться, то ли убегать.

…И разумеется, именно в этот напряженный момент из складок покрывала выпал электрошокер.
Кэти замерла, вцепившись в него взглядом. Абихан посмотрел недоуменно.
-Это не я… — торопливо начал он, но закончить не успел.
И без того взведенная, Кэти действовала стремительно, метила в болевой центр, а влажная открытая кожа способствовала максимальному действию шокера. Принц беззвучно рухнул на подушки, а женщина вскочила, сжимая свой трофей.
И только после этого осознала, что ей сказали.
-Ой… — прошептала Кэти.
Исправлять что-то было поздно.
Ну, не в этот раз.
Кэти в жизни не одевалась так молниеносно. Наскоро обтершись тонким покрывалом, она буквально впрыгнула в узкое платье, вскочила на туфли, тремя движениями заколов волосы, нахлобучила парик — и плевать, как оно выглядит, лишь бы камеры зафиксировали брюнетку! Нашла взглядом выглядывающий из-под кровати бластер, впихнула в сумочку.
Замерла на мгновение, глядя на компьютер.
Отвернулась.
Торопливо заглянула в санузел, плеснула на себя первый подвернувшийся парфюм и выскочила вон.
Не чуя ног под собой, она промчалась вниз по лестнице, игнорируя лифт и пугая случайных охранников. Слетела вниз с высокого гостиничного крыльца и буквально нырнула в ожидающее такси.
-Гони, быстрее! — выдохнула она Джейсону, ждавшему ее под видом таксиста.
Пунктуальный Джей спросил, в чем дело, только после того, как вывел машину на магистраль.
-Все провалилось, — Кэти уже привела мысли в порядок и придумала объяснение. — Только зря потеряла время. Чертов гриповец был с женщиной, а компьютер держал при себе. Я торчала там за портьерой, взмокла, провоняла духами, которые они разлили… Спровадил женщину, но не уснул, начал пить. И заметил, сволочь, какое-то мое движение… Попыталась вырубить его, но он нажал сигнал тревоги, не гостиничный, а свой, и пришлось бежать со всех ног.
Джей милый и наивный парень, авось он не заметит, что парфюм подвернулся мужской, подумала Кэти. Ну и вранья по минимуму. Скотт наблюдательный, с ним было бы сложнее.
-Что ж, мы хотя бы попытались, — подвел итог Джейсон. — Сейчас выйдем на точку, переоденемся и сменим машину. Все-таки эти игры в шпионов до добра не доводят.
-В следующий раз…
-Никакого следующего раза не будет. Это приказ.

...В номере Абихан открыл глаза. Приподнялся — голова отчаянно заболела. Он с трудом сфокусировал взгляд на самом драгоценном.
Компьютер был на месте, ни единого пятнышка не проступало на блестящей поверхности. И ловушки не сработали, судя по тому, что в номере никого и сигнализация молчит. Макроновская красотка не пыталась его взломать или забрать, просто сбежала.
Значит — не нарочно. Значит, действительно просто испугалась трижды проклятого шокера.
-Я поимею персонал этого распроклятого отеля в самой извращенной форме… — невнятно пробормотал расстроенный принц. — На все доступные финансы… За их ублюдочные «дополнительные меры безопасности»! Так идиотски оборвать такую ночь! …

…В салоне машины Кэти включила наручный компьютер, стараясь не думать о том, что сидит без нижнего белья в тонком платье. Запросила Хьюго, проверила, нет ли преследователей. Все было благополучно. Только выскочило — не вовремя — какое-то глупое напоминание.
«Четыре дня назад, тринадцатое число… о чем это он? Обновить биологическую защиту… и о чем это я? Биозащиту… Черт! Черт, черт!!!»
Противозачаточное средство на месяц. Его следовало принять четыре дня назад. После истечения срока действия неизбежно повышение фертильности…
Кэти беззвучно выругалась.