Излом +7

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
GoShogun

Основные персонажи:
Кэти Джеймисон, принц Абихан
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Экшн (action)
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кэти попадает в плен, и принцу предстоит тяжелый выбор...

Посвящение:
Сообществу "Макрон-1 и К", вдохновлявшему и поддерживавшему.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
2005 год. Драма, пафос, наивный накал эмоций автора и героя прилагаются.
17 мая 2016, 15:26
Как это вынести?
Ты столько раз мечтал посмотреть в глаза этой женщине… прикоснуться к этой светлой, как у всех рыжих, коже, ощутить ее запах… скользить по ней губами и ладонями, заставить прекрасного врага закричать от радости…
Да, она сейчас кричит. От боли. А к прекрасной нежной коже приклеены пластинки с электродами. И фигуру можно хорошо рассмотреть – ее раздели до белья, усаживая в это кресло. Лоскуты красного комбинезона на полу - как лужицы крови.
А ты должен присутствовать. Таков был приказ. К счастью, не только ты – иначе пришлось бы свихнуться. Допрос ведет человек из службы безопасности, а все генералы должны наблюдать. Черт его знает, почему должны. Может быть, в назидание?
Впервые к ним в руки попал такой враг…
«К ним»?…
Здесь мерзкое, мертвенное освещение – оно скроет бледность. Невозможно смотреть. Невозможно… Только застыть соляным столбом, прячась за собственным лицом и мечтая сойти с ума. Или провалиться сквозь пол.
Но ей это не поможет, не так ли?
Металлический звук – и тишина. Только болезненное, сбивчивое дыхание разносится по камере.
-Это цветочки, мадам, - сообщает функционер в белом халате. Даже странно, что это не робот, а человеческое существо. Он похож в своих очках на насекомое, нескладный такой, длиннорукий, и невообразимо мерзкий. И белесый в этом свете, как нежить.
Убить его не то, что приятно… необходимо, как дышать.
-Завтра вы ответите на все вопросы по этому списку, - белохалатное насекомое демонстрирует прилепленную магнитиком к стене бумажку, - или ознакомитесь с усложненной программой. Продолжительностью в несколько часов. Сегодня была, так сказать, демонстрационная версия. Кстати, белье завтра тоже придется снять. Его Величество оставляет вам двенадцать часов на размышления.
Зачем такому существу голос? Обошелся бы и магнитофонной записью.
О нет, он сейчас и вправду свихнется…
Два робота открывают металлические зажимы на кресле и уводят – почти уволакивают – девушку вглубь коридора. Здесь недалеко. Резиденция охраняется хорошо… Краем глаза он видит монитор наблюдения: вот они сворачивают направо, доходят почти до конца… открывают дверь… номер камеры…
Там холодно, в этих бетонных коридорах. Особенно в одном белье.
Еще чуть-чуть. Не стоит удирать первым. Пусть сперва уйдет здоровяк, ему и неприятно, и скучно. Оказывается, ты тоже не в восторге… мне-то казалось, ты упивался зрелищем…
Я не тороплюсь, я еще не все услышал. И увидел. Замечаются всякие малозначимые подробности: скрип мерзкого голоса – вещает что-то о технических проблемах, кривящиеся губы нервного нашего одноглазого хитреца-безопасника – тоже несладко?… кодовый замок на двери… бледные пальцы, набирающие код…
Запирающий код. А есть еще открывающий.
Функционер исчезает в своем кабинете – до утра. У него, оказывается, работа… как, оно еще и ест?
К горлу подкатила тошнота. Отлично, вот предлог удалиться. А капитан удирает вперед, и бормочет на ходу про чертово командование.
Мои здешние покои – кабинет и спальня. Приют горящих на работе.
В кабинете стоит жучок, это известно точно. А вот где их нет – это в туалетной комнате.
Кто это в зеркале? Неужели я? Не узнал, извини.
И зеркало нельзя разбить…
В глазах темнеет. Дурацкая прихоть, вычурный цветок, за который, оказывается, можно держаться, как за спасательный круг в море, - рвется в клочья, обрывки зелени летят в стороны. Пальцы становятся влажными – но чего-то не хватает… розам шипы положены… что, были? Не заметил.
Зеркало – как экран, лицо с него пропало, появляется другая картина… и крик в ушах… снова…
Теперь так всегда будет?
Отвернулся от зеркала. Заткнул уши. Не помогает.
Ледяная вода. Ледяной пол.
Ей там холодно.
Горячая вода. Почти обжигающая, чтобы убрать холод. Кидает в болезненный жар. Больно.
Ей больно.
Завтра будет хуже.
Я сойду с ума до завтра…
Ей это не поможет.
У меня есть долг. Слово. Повелитель.
…По приказу которого ее разрежут на кусочки ради крупицы сведений.
По приказу которого на кусочки изрежут любого из генералов, которого заподозрят в сочувствии. Меня.
Выбрал себе сюзерена…
Можешь не ходить на завтрашний допрос и сходить с ума в комфорте. Потом кто-нибудь верноподданнически припрется с вопросом и будет пристрелен…
Не поможет.
Клетка. От стены к стене – два шага. Крик в ушах.
Десять минут?
Прошло всего десять минут???
О, господи, нет…
Шкафчик в спальне.
Коньяк льется на пол сквозь пальцы – руки заледенели от воды, совсем не слушаются… к черту стакан.
Воздуха!… Полбутылки сразу…
Желудок скрутило безжалостно, и ему пришлось-таки возвращаться в убежище. Наизнанку выворачивало долго и беспощадно. Анестезии не будет. Надежды нет.
Кто это в зеркале?!
Двадцать минут – и ты похож на ожившего мертвеца. Еще немного – и тебя на входе безопасники опознавать не будут.
И на выходе.
Секундная стрелка еле-еле ползет по циферблату.
В камере есть часы – случайно он это знает. Чтобы «гость» смотрел и ждал назначенного времени. Она смотрит и ждет, босые ноги уже заледенели…
Надежды нет.
Того, о чем ты мечтал, не будет никогда. Камера и «демонстрационная программа» их перечеркнули. Даже если ты наплюешь на слово и долг.
И свои честолюбивые планы, которым отдан приличный кусок жизни.
Ты справишься. Коньяк надо пить мелкими глотками. Проспаться. Утром эмоции будут несколько приглушены. На завтрашний допрос не ходить – напиться снова. Затем попытаться вытребовать себе у Его Темности жизнь девушки – специалисты умеют… не убивать. Поместить в клинику. Вылечить, прогнать по психологам…
И что потом?
Это будет… другой человек.
Если будет.
Отпустить? Приручить? Соблазнить? Успокоиться и забыть?
Идиот.
Посмотри в зеркало – это тоже будет другой человек. Завтра. Черт знает, что ему будет нужно.
Можешь попробовать до этого дожить. Возможно, получится. Оставить сброшенную шкурку на холодном полу.
Пол и стены там холодные, нет, ледяные… мигание электронных часов над дверью… секунды ускользают так же медленно – настолько медленно, что появляется надежда замерзнуть, не дожив до обещанного завтра…
Нет.
Три глотка коньяка внутри с трудом, но удержались. Ровно столько, чтобы перестали так трястись руки. Умыться, привести себя в порядок.
Схема резиденции, к счастью – в памяти портативного компа. Вместе с некоторыми отмычками.
И сразу пальцы перестают дрожать. Не до того. Стало теплее.
Коды секторов. Дверей. Камер. Служебных помещений.
Лимит времени.
Должно получиться, если обойтись без лишних задержек.
Камеры слежения. К счастью, не везде. Определить маршрут. Минимальное число. Маленькие сбои в системе – здесь камера отвернется, здесь пойдут помехи, здесь возникнет пауза - застывшей картинкой пустых коридоров. Быстро, незаметно.
Роботы-солдаты. Здесь помехи не пройдут. Что выбрать – ложную тревогу? Ложную команду? Или подправить расписание патрулирования? Его код доступа это позволяет.
Разумеется, назад пути нет. Кто-то сомневался?
Подправить расписание. Оно и так меняется время от времени. Нет, своим личным кодом он это делать не будет – кодом капитана надежнее. А то он не знает, какая у безопасников стоит защита. От излишне любопытного начальника информационной службы…
Еще час прошел – всего час? Быстро работалось…
«Команда выполняется».
Этот звук слышен не ушами… но он поразительно отчетлив. Дороги, ведущие в будущее, схлопываются, рассыпаются в песок – грохот, шорох, скрежет.
Единственная дорога осталась – маршрут на маленьком экране.
Координаты базы, полученные личной разведкой.
Бластер. Нет, два. Комм. Что-то в кармане. Не помеха. Плоская фляжка коньяка. Штаны, сапоги и рубашка для нее - из собственного шкафа. Все?
Его комната красива. Запомнится.
Когда он шел по коридору – чувствовал себя невесомым. Что-то произошло.
Казалось – изменились – или проявились? - цвета. Вкус воздуха.
Определенно, безумие прошло слишком близко…
Не пользуясь своей карточкой, он открыл дверь в медицинский сектор как рядовой сотрудник, набрав обычный код доступа. В сумрачном холле лужи света от дверей.
-Кто здесь? – это из лаборатории.
Ах да, оно еще здесь...
С функционером в белом халате он столкнулся на пороге. Тот успел взглянуть на него и испугаться –так сильно, что не сумел даже заорать. Дышать с этим одним воздухом просто невозможно. Принц одним движением свернул ему шею.
Несколько секунд подумав, он прошелся по кабинетам, отыскал чистый халат и шапочку, добавил их к пакету с одеждой. Медики часто задерживаются на работе допоздна.
Следующий код. Спуск на подземные этажи – становится прохладнее. Охрана – два робота – дергаются при его появлении, и падают на пол укороченными. Идеальные получились выстрелы. Лучший способ лишить робота возможности подать сигнал тревоги – сразу разнести ему голову.
Прямо по бетонному коридору. Направо до конца.
Перед этой дверью ему стало страшно на мгновение.
Внутри девушка свернулась на краю скамьи, стараясь сохранить побольше тепла. При виде того, кто вошел, она шарахнулась в угол и сжала кулаки. От крика, впрочем, удержалась. На брошенный на скамейку пакет с одеждой поглядела вздрогнув, как на змею.
-Одевайся, - выговорил он со второй попытки – с голосом тоже что-то случилось. – Быстрее.
-Т-ты чт-то, - она почему-то заикается, - сд-дурел??
-Да.
Ее трясет, девушка отворачивается и неловко пытается достать из пакета какую-то вещь, роняя остальное.
Не смотреть.
-Помочь?
-Н-нет.
Как это нет, ведь надо… Стоп. Хорошо. Время… Секундная стрелка уже не ползет, заторопилась.
-Быстрее!
-Я... - она не может справиться с пуговицами рубашки.
Плюнуть на ее стеснение, застегнуть, набросить сверху халат. Не только маскировка – ведь это еще и тепло…
Как здесь холодно! Он даже не знал – или не подумал… Доживающие до утра уже готовы сказать многое ради тепла.
-Волосы спрячь. Под шапочку.
Эмоции куда-то исчезли. Впервые прикоснуться к ней – и просто зафиксировать это в памяти… Он потащил девушку за собой, держа за руку выше локтя. Даже сквозь два рукава – замерзшая.
-К-куда??…
-На крышу. К посадочной площадке.
Нажать кнопку комма, отдавая команду камерам. Разумеется, не стоило рисковать, запуская программу помех заранее.
Снова расстрелянные железные солдаты… холл, полумрак, ботинки функционера из-за порога. Здесь есть еще один выход. На экране комма маршрут отмечен красной линией, их местонахождение – ползущей желтой точкой. Налево. Направо. Дверь. Код. Серые стены.
Они есть во многих крупных зданиях: не потайные, не скрытые, просто – скучные, малоиспользуемые коридоры, где проходят лишь роботы-уборщики и патрульные. Сейчас патрулей здесь не будет.
Девушка идет немного увереннее, согреваясь на ходу. Пытается освободиться от захвата – нет, так просто я тебя не отпущу. Не сейчас.
Развилка. Наверх. К посадочной площадке на крыше можно выйти разными путями. На схеме отмечены технические коридоры, чтобы туда попасть, нужно пересечь большие открытые холлы.
Заставил себя разжать пальцы на ее руке.
-Идешь за мной в том же ритме – молча, уверенно, спокойно. Твое оружие. Что бы ни произошло – держи себя в руках. Если драться – только после того, как начну я. Понятно?
Бластер скрывается под белым халатом.
-П-понят-но.
Мимо проплывает зелень, ярусы балконов, эскалаторы. Внизу беседуют какие-то люди. Кого сюда принесло так поздно?
Прямо под ними сейчас проходит патруль – слышны шаги железных солдат и топот сапог человека. Все верно, и выше вы сейчас не пройдете... Кто-то проезжает на эскалаторе вниз, кто-то пробегает далеко впереди.
За спиной – размеренный шорох шагов.
Здесь порой достаточно правильно идти, чтобы стать невидимкой. Даже ритм шагов не случаен. Однажды он на спор прошел так в резиденцию без пропуска. Правда, после этого на входе поставили роботов, на которых подобные штуки не действуют.
Вспомнился некстати один миф, где тоже нельзя было оборачиваться на женщину. Только звук шагов.
Разумеется, он обернулся, как только они вновь нырнули в паутину коридоров, и за ними закрылась очередная дверь. На месте, и вид у нее устало-сосредоточенный. Белая шапочка чуть съехала на лоб, руки в карманах. Это правильно – вдруг бы кто-то заметил полосы от зажимов на запястьях…
Лифт. Снова одинаковые серые стены. Оптимистически желтая точка на схеме проделала большую часть пути. Черные лестницы, технический лифт, узкие переходы вдоль переплетения проводов, труб и датчиков. Техперсонал не должен мешать проходу высоких гостей. Необыкновенно глубоко и верно.
Последняя дверь. На экране – схема расположения кораблей на площадке. Выбор – взять скоростной истребитель, или личный катер, не столь быстрый, зато хорошо известный?
Скорость важнее.
-Запомни, - он продемонстрировал ей экран со схемой. – Вот этот истребитель. Может быть перестрелка с охраной, приготовься.
-А т-топлива хватит?
Отлично, оттаяла достаточно, чтобы думать.
-Должно.
Открывается ночь, ветер и пронзительный свет прожекторов.
В том же ритме, тем же уверенным шагом, не скрываясь – к цели.
Черное, серое, желтое, серебристое. Желтые блики на серых и серебристых боках машин. Недоуменное лицо караульного, но вопроса не следует. В конце концов, никто не ставит рядовых в известность о доставке пленников, а тем более – об их внешности.
Выбранная машина – прекрасна. Скорость, воплощенная в металле. Он был прав, предпочтя ее своему катеру.
Окрик – не со стороны часового!
Он был трижды прав, предпочтя чужую машину! Выстрелить на звук, почти не целясь. Кто придумал устроить засаду, хотелось бы знать. Кто так хорошо его знает? Или заподозрил? Кто из своих?… Уже не узнать.
Она повторила его движения синхронно, будто в танце – выстрелить, нырнуть под брюхо истребителя, выстрелить еще раз, из укрытия. Люк. Подсадить ее, точнее – запихать внутрь. Прыгнуть следом. Приближающийся топот.
Надеюсь, это роботы, подумал он, запуская двигатели.
Резиденция исчезла. Мир обрушился окончательно.
За спиной, во втором кресле, девушка отчаянно раскашлялась. Опять он нее толком не видит…
На эмоции времени нет. Маневры, сброс ловушек, ложных целей… Резиденция успела огрызнуться вдогонку. Часть ракет он просто обогнал. И попытки перехвата тоже будут.
Будущего нет. Есть желтая точка настоящего на маршруте. Пока она обозначает двоих.
Сумасшедшее облегчение. Будущего нет. Того будущего, приготовленного на завтра для нее – тоже.
Я рад, что сошел с ума. Потом будет скверно – если доживем до «потом». Пустяки.
Впрочем, вряд ли у него будет «потом».
Гонка в безвременье. Мир схлопнулся до кабины самолета и прерываемого кашлем дыхания за спиной, прочее – иллюзия. В иллюзии воевать и побеждать нетрудно. Две неудачные попытки перехвата - ваш ход не засчитан, господа.
Но базу они все-таки отыскали. Над ней - настоящая карусель боевых машин, а защитников в пределах видимости нет – не иначе, готовятся к перемещению… Проклятье!!! Как их вызывать??
Из-за плеча, запинаясь, называют код. На лицах бравых защитников базы на экране возникает странно узнаваемый испуг... Что-то сегодня его все пугаются.
Давайте посадку, господа, нам некогда.
Пилоты выкрикнули что-то радостное и тут же умчались встречать, а командир молчит и смотрит на него – в упор. Не знаю я, что со мной делать. «Делать» принадлежит будущему, которого нет.
Потому что нужно еще долететь и сесть. Расчистив себе путь на посадку. Совершенно буквально. И не все из пилотов – роботы…
Когда в воздухе толчея – да на таких скоростях… И поддержки со стороны их Базы нет и не будет – они готов принять нас на борт и сразу перемещаться.
Створки ангара приоткрыты ровно настолько, чтобы пропустить нас.
Прошли, и даже без лишних спецэффектов. Не считая обломков от тех, кого пришлось счистить с дороги.
Это и есть телепортация?? Отвратительно… полная потеря ориентации, распад и сбор обратно по кусочкам.
Дорога пройдена.
Осталось только вытащить девушку из истребителя и вручить двум сходящим с ума от радости друзьям. Хороший предлог, наконец, ее обнять, пусть на несколько секунд. Возможно, первый и последний раз.
Несколько секунд – это много…
Конечно, друзья утаскивают ее немедленно, засыпая вопросами на ходу.
Кажется, я дожил до пресловутого «потом». Как забавно оно выглядит: я один – в огромном ангаре Базы, с чужими кораблями. Слишком много для одного. Хочется просто сесть, прислониться спиной к колесу и закрыть глаза. Нет причины отказывать себе в этой маленькой прихоти. Металл холодит слишком горячие ладони.
Будущего нет. Назначенного ей «завтра» не будет, и это правильно. А у меня… Я больше не слышу ее крика. Еще у меня есть смешное спокойствие, разрушенная дорога, пустой чужой ангар и бластер на поясе. Похоже, я очень богат.
Странно яркие цвета. Прежде не замечал, что у металла бывает такой нежный оттенок, а ребристый узор на рукояти оружия не только функционален, но и изящен.
Оружие часто прекрасно в своей функциональности…
Тяну время, не совсем уверенный в правильности решения. Минуты неспешно растворяются одна за другой в этом гулком пространстве. Но разве это не я когда-то говорил, что предательство достойно только смерти? И не только говорил, между прочим.
А еще я не привык к чужим милостям.
Звук шагов по здешнему металлу разносится далеко. Кто-то один… и очень торопится.
Пугать хозяев некрасиво.
Интересно… кто же сюда идет?