ID работы: 4392415

Дом

Первый мститель, Флэш (кроссовер)
Гет
PG-13
Завершён
45
автор
Flaming Soul бета
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
45 Нравится 14 Отзывы 9 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Первый раз Кейтлин встречает его на лестничной клетке своего дома. Лифт сломался, как обычно, и ей приходится подниматься по лестнице. Он лежит на полу, истекая кровью, дыша рвано, шумно, а металлическая рука время от времени с ужасным скрежетом сжимается.       Кейтлин отработанным движением проверяет пульс, когда он хватает её за шею, сжимает так, что она начинает задыхаться, и смотрит яростно, безжалостно.       — Я... хочу... помочь... — хрипит она, ломая ногти о металл его руки.       Солдат выдыхает рвано и выпускает её шею. Она помогает ему встать, и они доходят до её квартиры медленно, периодически чертыхаясь. Зимний Солдат еле плетется, оставляя за собой яркий кровавый след: прострелили бок, сломали ребра.       Они падают в её коридоре, Сноу стонет: её мышцы ноют от тяжести его тела, а голова начинает болеть.       Кейтлин обрабатывает раны быстро, слегка вздрагивая порой от металлического скрежета руки, сжимающейся в кулак.       Барнс лежит без сознания, когда она лихорадочно отмывает коридор и лестничную площадку от его крови.       Кейтлин всю ночь следит за его состоянием, порой отвлекаясь на кофе.       В пять часов она просыпается от легкого щелчка — кто-то снял с предохранителя пистолет. Сноу дергается, распахивает глаза и встречается с ледяным блеском глаз Солдата, которого спасла.       Он смотрит на неё равнодушно, рука не дрожит.       Кейтлин семь секунд уверена, что он её пристрелит, а потом он бьет её наотмашь и исчезает, словно его и не было.       Лишь следы крови на ковре и в коридоре являются подтверждением того, что кто-то здесь был.       Кейтлин синяк на скуле объясняет неловкостью, а гематомы на шее закрывает шарфом. Барри лишь следит за ней обеспокоенным взглядом, и она знает, что он ей не верит. ***       Второй раз он появляется в новостях — разыскиваемый убийца, террорист, взорвавший здание ООН, где проводилось заседание по Заковийскому Соглашению.       Кейтлин лишь рот приоткрывает от удивления и смотрит на экран широко распахнутыми глазами. Он Зимний Солдат, агент Г.И.Д.Р.Ы., безжалостный убийца и бывший друг Капитана Америки — Джеймс Бьюкенен Барнс.       Он появляется спустя пару недель на пороге её дома, одетый в легкую куртку и с натянутой на голову кепкой. Мнется на входе, когда встречается с ней взглядом, и стыдливо опускает глаза.       — Меня... ищут, я вспомнил о тебе... Я просто вспомнил это место и то, как ты... помогла мне... — он замолкает.       Его голос слегка грубоват, чуть растерян. Она видит в нем осколки разных личностей, кровь людей, крики боли. Он весь — словно неровный пазл с металлическими деталями.       Разве она может его оттолкнуть? В сущности она такая же, только без металлических конечностей. Сломана, разбита, никому не нужна.       — Заходи. Только обещай больше не направлять на меня оружие, — бросает она устало, потирая переносицу.       Он хмурится и кивает:       — У меня его нет.       Ей хочется сказать, что оружие ему и не нужно, чтобы убить её, но она замолкает и приглашает его в квартиру.       Кейтлин абсолютно уверена, что она ненормальная, раз вечно пускает в свою жизнь маньяков и убийц. Она особо смерти не боится. Чего там бояться? Её давно уже нет.       Сноу готовит две чашки кофе, греет ужин в микроволновке, а Баки стоит около окна, цепким взглядом высматривая кого-то.       — За тобой следят? — Микроволновка пиликает, оповещая о том, что всё готово, и Барнс вздрагивает, автоматически сжимая руку в кулак.       — Нет, — после продолжительной паузы отвечает он. — Нет. Я просто проверял.       Кейтлин кивает ему на стол, приглашая поесть, а он лишь хмурится, подходит к столу, берет кружку с кофе и исчезает в гостиной.       Сноу пытается понять, когда мысли о собственной безопасности перестали её волновать, в принципе.       Когда она заходит в гостиную, он спит на полу, укрывшись собственной курткой. Сноу хмурится и накрывает его пледом.       Она уже заходит в свою комнату, когда слышит вслед хрипловатый голос:       — Я здесь долго не пробуду. Мы... со Стивом решили, что никто не будет искать меня в Централ-Сити.       — Мне без разницы, сколько ты пробудешь здесь, — бросает Кейтлин.       — Я ведь... так и не поблагодарил тебя... — слышит она задумчивый голос и оборачивается.       Его глаза закрыты, лицо расслабленно. Можно подумать, что он действительно спит.       — Спасибо, что спасла меня тогда, — его губы шевелятся едва заметно. — И прости, что чуть не убил тебя.       Сноу пожимает плечами и закрывает дверь в свою спальню.       Баки Барнс — очередной герой (хотя на героя он особо не тянет), которому тоже плевать на неё. С безразличием она свыклась. Кейтлин надеется, что насчет последнего пункта ошибается. ***       Третий раз он появляется в С.Т.А.Р. Лабс: вваливается в центр, падая на пол, что-то хрипя. Циско потом говорит, что это было «Кейтлин Сноу».       Кейтлин зашивает пулевые ранения и ножевое — на предплечье. Она впервые осторожно осматривает место, где огрубевшая кожа переходит в холодный металл. Она даже представить себе не может, какую боль он ощущал, когда ему делали новую руку. Ей его жалко.       Кейтлин одергивает себя, прогоняя прочь чувство сострадания — именно так и началась её болезненная привязанность к Барри Аллену.       Баки приходит в себя, резко вскакивая на кушетке, сдергивая проводки и хватая за шею Циско, который заменил уставшую Кейтлин.       Сноу вбегает в комнату, требуя отпустить его, когда Барри на суперскорости отбрасывает Барнса к стене.       Кейтлин злится, ругается, а Баки смотрит на неё слегка виновато. Она впервые видит в его глазах человеческие эмоции, а не холодное безразличие, и это её пугает. Было бы проще, если бы он был лишь Солдатом — машиной для убийств. Таких легче лечить. К таким привязываться не надо.       Барри дышит часто, переводя взгляд с ворчащей Кейтлин, заново зашивающей раны Баки — из-за удара о стену все швы разошлись — на извиняющегося Барнса.       Он извиняется искренне, слегка неловко, а Циско лишь поглаживает свою шею, смотря на Солдата с опаской.       Барри Барнс не нравится.       Кейтлин зашивает его аккуратно, когда чувствует его пристальный взгляд.       — Прости. Не хотел навредить твоим друзьям.       Она сталкивается с ним взглядом, понимая, что впервые он так близко. Его глаза — холодная сталь, отливающая лазурью неба. Она видит в них потерянного, запутавшегося человека.       Её глаза — теплый кофе, переливающееся золотом. Барнс впервые видит такие глаза. Он впервые чувствует заботу по отношению к себе и теряется, пугается: о нем никто не заботился уже около века.       — Больше не делай так. И прежде чем появится... предупреждай меня, — бросает небрежно Кейтлин, снимая перчатки. ***       Четвертый раз он ждет Сноу в её собственной квартире. Кейтлин немеет, видя его около окна, но решает, что спрашивать одного из лучших агентов в мире о том, как он проник в здание, бесполезно.       У него в руках маленькая роза нежного, персикового цвета. Он вертит её в руках неуверенно, осторожно вкладывая в ладошку Сноу.       — Спасибо.       — За что?       — За всё.       Они пьют чай в молчании — довольно уютном, надо сказать. Баки рассматривает её теплым взглядом, чувствуя, как сердце оттаивает, как холод отступает.       — Почему ты тогда пришел ко мне? — спрашивает Кейтлин, смотря на него пристально, устало.       — Когда чуть не убил?       — Второй раз... Когда тебя искали.       Баки кривовато усмехается, опускает глаза.       — Ты... Не знаю. Ты единственная, кто помог мне просто так, без всякой причины.       — Я доктор. Моя обязанность — помогать без причины.       — Ты знаешь, о чем я.       Кейтлин хмурится.       — Если собираешься остаться на ночь, то постельное белье в шкафу. Не спи на полу. — Она ополаскивает свою кружку, когда слышит его спокойное: «Я не могу спать в постели. Мне кажется, я упаду».       Сноу оборачивается к нему и смотрит с пониманием, осторожно кивая. Она знает, что многие солдаты не могут свыкнуться с обычной жизнью. Почему же Баки Барнс должен стать исключением?       — Тогда я постелю на полу.       Он ловит её запястье, осторожно проводя прохладной ладонью по нежной коже. Баки целует тыльную сторону её ладони легко, невесомо, а потом отпускает, будто бы касание было для него наваждением, проверкой, минутой слабости.       Сноу всю ночь кажется, что её ладонь горит от прикосновения его губ. ***       Он приходит к ней постоянно, но не так часто, как ей хотелось бы. Он превращается в нормального человека долго, всё еще держа эмоции в себе, вечно озираясь, оглядываясь.       Кейтлин кажется, что он расслабляется только тогда, когда она проводит ладошкой по его щеке. Он её тут же ловит, целует тыльную сторону так знакомо, так приятно, а потом тянет к себе, касаясь губ, очерчивая скулы.       Они странная квинтэссенция боли, страданий и клубков памяти.       Она его точка реальности, его моральный компас.       Он учится готовить кофе, засыпать в постели, ощущая тепло её тела, и улыбаться чуть смущенно.       Он учится принимать себя, свое счастье, тепло, которое исходит от неё.       Он её выстраданное будущее, её страж, её защитник.       Она привыкает к его замкнутости, редким улыбкам и нежным касаниям к своей коже.       Она привыкает к его жарким поцелуям и теплому дыханию в макушку по ночам.       Барнс спит беспокойно, порой просыпаясь в холодном поту. Кейтлин лишь рукой проводит по его лопаткам, касается волос, целует в плечо и тихо шепчет на ухо: «Всё хорошо, Баки... Всё хорошо. Теперь ты дома».       И он знает, что это правда. Ведь его дом — это она.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.