Дегустатор +261

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Jared Padalecki, Jensen Ackles (кроссовер)

Основные персонажи:
Джаред Падалеки, Дженсен Эклз
Пэйринг:
альфаДжаред/омегаДженсен
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
AU, Омегаверс
Предупреждения:
OOC, Кинк
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
У Джареда просто огромный штат из прислуги. Есть даже личный дегустатор. Красивый такой.
- Хей, Дженсен, попробуй меня! )))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Дженсен такой вкусный, что постоянно ассоциируется у автора с едой. Беда просто)

Принуждение
Игры со спермой, фельчинг
5 июня 2016, 00:27
      
      
      - Садовники приходят в пять и заканчивают к семи, прачечная работает только ночью, чтобы не шуметь днем, кухня... Господин, - омега смущенно прокашлялся, - вы уверены, что хотите все это знать? Расписание работ по дому и обязанности прислуги довольно скучная информация, и поверьте, за этим следят специальные службы на вашей вилле...

- Хочу, - Джаред недовольно прервал своего советника, которого приставили к нему сразу же по приезду.

Отец умер так скоропалительно, что пришлось бросать все - своих ребят, целую роту, свое задание и вообще - армию, потому что наследство свалилось на него просто огромное и кроме него, Джареда, распорядиться им было некому.
Он думал - разберется с хозяйством и уедет, поувольняв к чертям всех. И вот уже час слушал, как молоденький советник Рикки - и такая должность имелась в штате - перечисляет ему специализации работников и их обязанности. Народу было занято на вилле - не пересчитать, и Джаред не очень-то удивлялся: Джеральд всегда был классическим помещиком - чем больше челяди, тем больше почета. А после смерти жены и вовсе разошелся - увеличил штат прислуги вдвое, чтобы вилла всегда гудела голосами, отвлекая от внезапно навалившегося одиночества.
Джаред такое не приветствовал, и хоть понимал отца, все равно, тошнило его от роскоши. Поэтому, как только стало возможным покинуть раззолоченное гнездо, ушел по контракту в армию.

... - Массажистки всегда на месте и если хотите...

- А массажисты? - снова грубо прервал Джаред Рикки, не заморачиваясь и прямо обозначая свои предпочтения.

- А. Кхм. Да. Массажисты, - советник снова кашлянул, и застрочил что-то в тетрадке, - обязательно наймем. Впишу это как самое первое указание господина.

- Да не надо, - отчего-то смутился Джаред, - не такое уж важное дело...

- Ну что вы, моя обязанность предоставлять вам все лучшее для жизни и отдыха на этой вилле. Да, - Рикки поиграл глазками и даже подбоченился, ясно намекая, что и сам готов.

- Да вычеркни ты этих... массажистов, нахрен, - рассердился Джаред на столь откровенные заигрывания, - до этого на чем мы там остановились? На кухне? Вот.

Он улыбнулся чему-то, вспоминая:

- Скажи мне лучше, на какой должности тот парень, который сидел у плиты и обжорствовал?

Пока Рикки перестраивался снова на деловой лад, Джаред разулыбался совсем неприлично. На утреннем обходе они нагрянули к поварам и среди бегающих с кастрюлями работников, Джаред заметил молодого омегу, с отрешенным видом поглощающего какие-то явства. Еды было совсем не жалко, ничуть, ну, Джаред же не феодал какой, считать хлебные крошки. Просто обжора с такой страстью надкусывал все эти ломтики ветчины, кусочки хлебцев, нарезанные дольками фрукты, еще какие-то сладости, что Джаред загляделся - ну нельзя же с такой беспечностью прямо перед хозяином жрать хозяйские же припасы! Впиваться белоснежными зубами в хрустящую корочку поджаренной картошки, а потом обсасывать её красивыми полными губами, проталкивая в рот. А после, обмакнув румяную гренку в какой-то соус, с жадными причмокиваниями поглощать и её. Нельзя.

- Это ваш дегустатор.

- Что?

Джаред не понял.

- Дегустатор вашего стола, сэр, - объяснил Рикки, важно и официально объявляя, - ваш отец тщательно следил, чтобы меню оставалось самым изысканным на побережье и до самой смерти стол мистера Падалеки считался лучшим в округе, и собирал в вечера приемов многих гурманов города.

Ах, ну да. Разумеется. Совершенно в духе отца.

- И... ему просто положено есть мою еду, так, что ли? - наугад спросил он советника и тот кивнул.

- Что-то типа того. Только он не ест - он пробует. Выбирает лучшие сорта. Составляет меню и следит, чтобы оно постоянно обновлялось.

Джаред бы наверно посмеялся, потому что в полевых условиях всё его меню иногда состояло из того, что можно было подстрелить в пустыне, а еще - из консервов и крупы, что им привозили. Поэтому, привыкнув к простому, он так и завтракал кашей на вилле, не особо-то вникая, что еще предлагает меню. Но Рикки, объясняя суть дегустаторской работы, принял такой помпезный вид, что шутить расхотелось. Как расхотелось увольнять челядь - это ж сколько народа надо будет работы лишить! Вот дегустатора, правда, можно было отправить восвояси, но Джаред не стал - красивый он был, обжора этот полногубый.

И на следующее утро, пораньше, он снова отправился на кухню понаблюдать за его работой: вдумчивое беличье жевание красивого омеги волновало.

- У мистера Росса феноменальные способности к различению вкусов, - пел над ухом Рикки, - он потомственный дегустатор в третьем колене. Может разложить продукт на все его составляющие, определить градусность вина, год сбора урожая. Он даже может перечислить, какие элементы таблицы Менделеева встречаются в том или ином продукте, а также... О, да мы как раз сейчас и понаблюдаем за его работой. Что у нас там в сегодняшнем пробном меню?

Рикки склонился к своей тетрадочке и торжественно объявил:

- Клубника!

Джаред, так и не обнаружив себя, приготовился смотреть. Но наглый дегустатор, поставив перед собой несколько тарелочек с ягодами, сидел и снова просто жрал урожай из его сада.

- Он пожирает мою клубнику, Рикки. И очень смачно, к слову, - восхищенно прошептал Джаред.

- О, нет, - советник загадочно заулыбался, - вы просто не понимаете - он вовсе не ест её - он выбирает ту, что подадут сегодня вам на завтрак. Ему предоставили несколько сортов на зуб, и конкретно сейчас мистер Росс готов надкусить великолепного "Черного принца".

Джаред прекрасно это видел. Дегустатор поднес к губам черно-бордовую гигантскую клубничину, приоткрыл рот и плотно обхватил ягоду губами.

"Кусай давай" - проныл альфа мысленно, не в силах смотреть на это ягодное порно, но кулинарный эстет, видимо, решил произвести максимально сильное впечатление - сосал бордовую плоть долго и вдумчиво, и еще причмокивал. Глаза при этом прикрыл пушистыми ресницами, замер.

- Ну, с этим всё ясно: его и выберет, лучший же сорт! - со значением произнес Рикки, рассматривая выражение блаженства на лице дегустатора, но тот вдруг странно скривился и ягоду выплюнул.

Покачал головой под изумленные ахи невидимого советника и тарелочку с лучшим сортом отодвинул. Тут Джареду пришлось отойти, так и не досмотрев окончания почти что порнографического процесса, а позже, за завтраком, он с зудящим любопытством окидывал засервированный стол глазами - принесли клубнику или нет. Его не интересовали все остальные изыски, которые впрочем, тоже выбрал для него мистер Росс, только потому, что он по старому своему обычаю все равно собирался подкрепиться кашей, но вот пару ягодок, выбранных для него прекрасным обжорой, кинуть в овсянку захотелось.
Вазочка с мелкими, красными клубничинками нашлась, и Джаред изумился - против "Черного принца" эти мелкаши очевидно проигрывали. Но как только он поднес к носу одну - просто задохнулся в аромате. Ягода пахла чудесно, и сладкая была - не передать. Молодец, дегустатор, мысленно похвалил Джаред омегу, знал он свое дело, не велся на внешний лоск и красоту, а выбрал настоящую вкуснятину.

***




Наша жизнь - постоянный выбор. Мы выбираем еду, образ жизни, партнера. И Джаред никогда не испытывал никаких трудностей с этим. Хоть и родился альфой, и обоняние имел приличное, только к нюансам относился скептически и привык делить свой мир на мальчиков и девочек, альф и омег, и прекрасно чуя последних, классифицировал их просто - омега мог быть вкусным и не очень. За вкусными Джаред бегал еще с шестнадцати, к невкусным не подходил. И пусть у каждого из них был свой букет, своя ароматическая композиция, которой омега гордился, Джаред, хоть тресни, её не чуял. Решал проблему выбора по-альфовски просто: вкусный - в койку, невкусный - до свидания.

Мистер Росс однозначно был конфеткой. Вкусной. Очень вкусной.
Дженсен. Дженс. Дженси.
Так Джаред уже по имени называл омегу в своих фантазиях.
И выбрав его, теперь мучился, выбирая способ ухаживания.
В армии вообще как? В армии особо не разбалуешься. Омег мало, а когда перед очередным марш-броском или какой боевой операцией думаешь о возможной смерти, то выбирать не приходится - ты просто занимаешься последним в жизни сексом и телу плевать - с омегой или альфой. А с парнем-альфой - какие ухаживания? Подмигнешь, в сторону палатки мотнёшь башкой и готово. Никто и слова не скажет, перед боем-то.
Но здесь, в изысканных интерьерах виллы, среди мраморных греческих колонн, цветущих садов и бирюзовых бассейнов, подмигивать было абсолютный моветон. Даже Джаред это понимал. Тогда и стал "случайно" сталкиваться он с Дженсеном на кухне, куда повадился ходить каждый день. Вылавливать прогуливающегося по саду. Подмигивать не подмигивал, но смотрел однозначно - как на жертву. Ну не умел Джаред по-другому!
На говорящие взгляды Дженсен не отвечал, и хозяина старательно обходил сторонкой.
И Джаред решил показать товар лицом. Выбрал особенно жаркий день, в бассейн плюхнулся голым и дегустатора к себе вызвал - меню обсудить.
Потом все-таки вылез, полотенцем замотался, решив, что так сразу, с обнаженки начинать немного слишком.

Дженсен вскоре пришел и спокойно подошел к шезлонгу, где лежал альфа.

- Сэр.

Джаред, блаженствуя в тени зонтика, смог рассмотреть своего вкусняшку получше. Омега стоял на солнцепеке, весь залитый золотом лучей и щурился. И так красиво у него это выходило, будто каждой морщинкой своей он солнышко отражал, и сам светился, сияя белоснежными шароварами и такой же белой футболкой в обтяжечку.

- Э-э, Дженсен, - начал Джаред и замолк: с чего начать - не знал, потому что совсем в гастрономии не разбирался. Поэтому решил тянуть время и сказал первое, что в голову пришло: - Садись рядом, не стой.

Дженсен присел на соседнее кресло, нырнув в тень, и облегченно расправил красивое лицо от морщинок.

- Жарко, - признался и тут же поправился, - я принес меню, господин Падалеки. Пожалуйста, корректируйте, что нужно.

И протянул исписанный листочек Джареду. Джаред растерянно посмотрел на список. Ну вот, подумал, теперь нужно будет принимать серьезный вид и вчитываться во все эти фуа-гра и медальоны. Он нервно схватил меню, отметив, что Дженсен все так же спокойно сидит с прямой спиной напротив и совсем не замечает, какой у его господина вообще-то железный пресс, накачанные руки, ноги тоже ничего себе, и всё остальное, стратегически важное, что скрыто под полотенцем, оно тоже великолепный образец здоровой альфовской анатомии. Но если и думал Джаред поначалу поразить Дженсена своей физической формой, то в эту минуту ещё раз убедился: дегустатор его - зажатый принципиальный профи, и с работодателем крутить романы не будет. Поэтому Джаред решил пойти ва-банк и не стал мелочиться. Если получится, как обычно у него получалось - хорошо, не получится - что ж, не прокатило.

- Кхм. Дженсен. Меню превосходно, - похвалил он его работу, чуть не скривившись от своего фальшивого тона. Дженсен кажется, тоже уловил фальшь, но вида не подал. - И я бы хотел спросить - ты дегустируешь всё?

- То есть? - с арктическим холодом в тоне переспросил Дженсен, напрягшись.

- То есть, любые продукты, напитки, э-э... жидкости? - уже более понятно задал вопрос Джаред и прямо почувствовал, как его убивают взглядом.

Дженсен видать, понял, к чему дело идет.

- Любые, - ответил он и вдруг покраснел.

Залило его так замечательно, что даже веснушки краснота эта съела, и жаром праведного гнева на Джареда полыхнуло только так.

- Я дегустирую всё, - тем не менее твёрдо повторил Дженсен и продолжил краснеть дальше.

Тут бы Джареду и надо было остановиться, почуяв отчаяние в голосе омеги; смолчать и не срываться в ужаснейшую пошлость. Но вот не вышло. В упор посмотрел он на красивого своего дегустатора и вырвалось само:

- А продегустируй меня, - а рука-предательница, еще и полотенце картинно в сторону отбросила.

Там, под ним, всё было на месте. Джаред не зря целое утро в душе с бритвой провел - набрился-намылся, дрочить специально не стал. И сейчас член заинтересованно приподнимался, чувствуя омежий ошарашенный взгляд. У Дженсена не получилось не смотреть, он скользнул взглядом с любопытством, да так и завис на открывшейся картине. Джаред тоже скосил глаза вниз: головка уже нагло выползла из кожицы крайней плоти и гордо сверкнула каплей смазки, показавшейся из расщелины уретры. От мощного выдоха хозяина член тяжело качнулся, и Джареду даже привиделась искра восхищения во взгляде омеги. Кажется, манёвр удался, и наглядная демонстрация сексуальной мощи производила нужное впечатление. Еще чуть-чуть этих брызг изумрудных из глаз напротив и до узла недалеко будет.

- Ну так что? Пробовать будешь? - по-хозяйски, самодовольно спросил Джаред, уже празднуя победу, но Дженсен вдруг скривился, как от той распрекрасной невкусной клубничины и отчеканил:

- Теоретически, я могу. Могу продегустировать... Вас. Но практического смысла в этом не вижу никакого. И, если вы настаиваете...

- А причем тут практиче... - обиженно, сам себя оборвал Джаред, оценивая ситуацию - вроде и не сказали ему "нет", но на место поставили. Он тут же опомнился: - Ладно... Дже..., э-э, мистер Росс, Дженсен, я вовсе не собирался... настаивать...

Неловко стало до жути. Джаред спешно запахнулся в полотенце, и со стыдом, внезапно осознавая нелепость своего предложения - довольно мерзкого, зеркально покраснел.

- Я не имел в виду ничего профессионального, ну, то есть... Совсем наоборот, что ты... Вы...

Тьфу.
Джаред после плевался и ощущал себя дураком, который так и не смог объяснить красивому омеге, в чем, собственно, заключалась цель его сексуального демарша. Простейший выбор: без всяких вывертов сказать - "Ты мне нравишься, давай трахнемся", им не рассматривался вовсе. Ну как такому холодному, профессиональному и аристократически утонченному предложить такое? А потом вспоминал, как сдернул с себя полотенечко и хотелось сквозь землю провалиться - это-то вообще был кошмар и полное фиаско, так откровенно тыкать своим хуем в лицо подчиненного...

Но как оказалось позже - это сработало. Это было тем самым, что заставило Дженсена прийти к его спальне вечером и постучаться в дверь.
На крик "входите" красивый омега вплыл в просторную опочивальню и показался Джареду непривычно взволнованным, порозовевшим, будто дневной румянец, оставшийся от созерцания голого хозяина, все еще не сошел с его щек.

- Я насчет дегустации, - прокомментировал он свой поздний визит и нахмурился.

Джареду даже страшно стало - так грозно свёл брови серьезный омега.

- Ну, проходи, - пригласил он его, думая, как бы свести всё дело к шутке или еще к чему, не такому холодному и официозному.
Но Дженсен оттаивать не собирался.

- Где будет проводиться процедура? - задал очередной деловой вопрос.

Черт, так и сказал - процедура. Джаред закусил губу. Рано радовался: его работничек решил быть профессиональным до конца, не отказываться ни от каких заданий и сохранять дистанцию.
Серьёзно, что ли, будет дегустировать?
Ладно.

- Да вот давай здесь, - указал альфа рукой на постель, думая - где же еще? Не на балконе же серьезными делами заниматься!

Дженсен присел на краешек, достал из сумки, которую принес с собой, белоснежное полотенце и небольшую стальную мисочку, напоминающую хирургическую посуду. Поставил рядом. Джаред скривился - теперь процедура дегустации становилась действительно процедурой, бездушным сбором его жидкости, которую Дженсен будет пробовать. А он-то дурак, еще надеялся, что всё случится у них по согласию и будет жарко, пылко, чувственно. Вот блять.

- Господин, вы хотите, чтобы я собирал материал руками или ртом? - поинтересовался тем временем Дженсен, и обалдевший от вопроса Джаред решительно его прервал.

- Так. Перестань называть меня господином и обращайся по имени. Я Джаред, ты Дженсен. И если тебе совсем не хочется заниматься... этим, я не заставляю. Правда.

Дженсен странно на него посмотрел, с сожалением, что ли, и мотнул головой. Да или нет? Джаред не понял.
Потом внимательно пригляделся к омеге, раздул ноздри и своим не очень-то чувствительным носом почуял разлитую в воздухе сладость омежьей заинтересованности. Ой, зря ты, Дженсен, надел такие просторные штанишки, еще подумал, замечая в их складках весьма недвусмысленный бугорок. Омега его был возбужден и готов к сексу. И чего ершился, непонятно.

- Давай ртом, - решился Джаред, подумав, дурак он, что ли, соглашаться на одну руку, у его вкусного вон какие губы красивые, такими только сосать. Собирать, так сказать, материал для пробы.

- Ртом, - повторил он жестко и глаза на стратегический объект прицельно опустил.

Дженсен вспыхнул и облизнулся. Подбавил огня, в общем.


... - Вам не следовало, господин, - опуская глаза, наутро бормотал красный, как помидор, советник, открыто намекая на вчерашнее происшествие.

Джаред диву давался - как он узнал? И естественно, отчитываться не собирался. Рыкнул на омегу и глазами блеснул. Но советник, вместо того, чтобы с глаз долой убраться, стал, запинаясь, объяснять этикетные правила дома. А то Джаред и сам не знал, что с нанятой прислугой спать некрасиво. Только Рикки совсем не это сказать хотел.

- Дегустаторы - это отдельная песня. Они среди рабочих специализаций вроде как аристократия, понимаете? С ними никак нельзя... так. Нежный он, Дженсен. Чувствительный. Обидеться может, уйти. Вот садовники - другое дело. Да и советники... тоже.

Омега снова робко заулыбался, откровенно предлагая себя на растерзание, пока Джаред ноздри раздувал и рявкал, что нечего ему тут указывать, с кем спать, а с кем нет.
А вообще-то советник был прав. И тем, чем они с Дженсеном занимались, заниматься было никак нельзя. Не потому, что омега был неженкой, а просто в свете открывшихся обстоятельств, которые Джаред вызнал, выглядеть стало вчерашнее совсем по-другому. Деваться Дженсену, как оказалось, было некуда от гадкого предложения Джареда. Висел на омеге гигантский долг, доставшийся по наследству, который выплачивать ему еще годы, а здесь, у Падалеки, платили хорошо и работу терять было некстати. И еще Джаред с удивлением узнал, что услуги дегустаторские не так уж нынче востребованы, чтобы разбрасываться приличными предложениями. Вот Дженсен и цеплялся изо всех сил за место. Сказали - дегустируй, он и послушался, побоявшись, что прогонят. Джаред даже зажмурился от стыда, как вспомнил.

Перекинув через плечо полотенечко, омега аккуратно залез на кровать и устроился между широко разведенных ног господина. Джаред лежал, прикрытый простынкой, и чувствовал даже некоторое стеснение от того, как сосредоточенно Дженсен готовился к предстоящему.

- Начнем? - неуверенно дал отмашку и дегустатор немного пугливо вскинул на него глаза.

Затем Джаред оголил нужную часть тела, думая, может вся эта красотища немного растопит лёд, но Дженсен не купился и постарался своим постным видом напомнить - у них тут не брачные игрища, а сбор материала, считай, профессиональная медицинская процедура. Но почему-то от серьезного сосредоточенного взгляда омеги у Джареда внизу живота закрутило, зажглось и яйца стиснуло.

- Давай, - кивнул он Дженсену и приподнял тяжелый член рукой.

Омега чуть помешкал, повёл носом, склонился и взял в рот. Хорошо взял, профессионально. Крепко облепил ствол губами и стал сосать. Рукой потянулся себе помочь, потому что как ни брал глубоко, все равно до корня заглотить не получалось. Но Джаред схватил его за запястье:

- Без рук сможешь? - спросил напряженно и тут же откинулся вновь на подушки - Дженсен убрал обе за спину и крепче захватил его член в кольцо губ.

Ритмично стал двигать головой и только недовольно мычал, когда Джаред под ним тихонько шевелил бедрами, толкаясь.
Без рук, конечно, процесс затянулся, да только Джареду торопиться не хотелось. Красиво Дженсен сосал, трогательно. Ресницами глаза прикрыл, щеки втянул и чувствовалось - сам возбудился. Джаред ловил ноздрями сладкие нотки в воздухе, которые примешивались к его терпкому запаху. Только от истомы незнакомой, от неожиданной нежности, не получалось у него отчего-то кончить.
Омега стал давиться.

- Хватит, - милосердно остановил Джаред его, дотянувшись пальцами до щеки, - давай помогу.

И с чувством додрочил себе рукой, направив член в приоткрытый рот дегустатора.
Дженсен послушно принял все брызги, летящие на язык, потом Джаред не удержался, схватил омегу за затылок, насадил ртом на опадающий член, чтоб высосал ему Дженсен все до капли, и накончал целый рот. Забыл, что не с любовником играется, а процедуру проводит...

- Чёрт, какой же ты сладкий... - прошептал, обессиленный, совсем уже не думая о том, что сейчас его будут оценивать. На вкус.

- А вот вы, господин, не очень, - проглотив порцию, заявил Дженсен. Сплюнул остальное в мисочку и поправился, - Джаред.

Альфа недоуменно воззрился на своего дегустатора.

- То есть?

Дженсен со знанием дела побарахтал пальцем в лужице спермы и всосал его привычным жестом в рот, промокнув уголок полотенцем.

- То есть присутствуют весьма горькие ноты. Резкие, достаточно терпкие, и их можно было бы назвать вкусными, если бы не заметная горчинка в послевкусии...

Он так и сказал - послевкусии. Да что за блять. Он же реально его дегустирует! Джаред смотрел на этого ненормального, на его официальное лицо и на полные губы, в уголке которых всё ещё была размазана солидная клякса его горьковатого материала. Дженсен, мать его, был охуенен. Особенно когда делал вид, будто его вся эта игра не касается и вовсе не он только что сделал своему хозяину профессиональный минет.

- А ну-ка, дай сюда - попробую, - зловеще и немного обиженно рыкнул Джаред, брезгливо отводя руку Дженсена, которой тот хотел преподнести в мисочке его же продукт. - Не из этой посудины.

И пока Дженсен удивленно вздымал бровь, альфа резко опрокинул его на себя и впился поцелуем в губы. Вылизал рот от своей спермы, слизал все с распухшей слизистой дочиста и только потом успокоился.

- Горчит? - дерзко поинтересовался Дженсен, неуверенно и будто нехотя дёрнувшись из рук альфы.

- Не-а, - лениво ответил Джаред и никуда, конечно же, Дженсена не пустил.

Снова принялся вылизывать. Только упрямый Дженсен не отвечал. Давал губы и всё. И Джаред, почуяв безответность, опомнился. Хотел было объясниться, рот раскрыл, но омега, поняв - отпускают, быстро из кровати выскользнул.
А ведь лежал рядышком, по-домашнему, мог бы уже и не зажиматься...

- Настоятельно рекомендую включить в рацион фрукты - дыню, папайю, ананас. А также добавлять в выпечку и напитки мяту, корицу и кардамон. Исключить острые продукты и тяжелое мясо. Тогда вкус спермы станет сладковатым и ваш партнер останется доволен. Вопросы? - уже в дверях выдал он инструкцию Джареду, сумкой прикрывая себя между ног.

Джаред только рукой на него махнул. Нет у него вопросов. Никаких. Если нужно будет - будет есть ананасы. Лишь бы стать для сладкого Дженсена сладким.

- Нет у меня партнёра, - пробормотал он уходящему омеге в спину, - тебя я хочу.


***



Средневековый тиран и самодур ты, господин Падалеки. Так Джаред ругал себя и блуждая по саду, все ловил на себе взгляды рабочего персонала. Казалось, все-все знают теперь о его позорных игрищах в спальне, куда он, феодал проклятый, затаскивает невинных омежек и насильно с ними развлекается. Но садовники, да и прочие слуги зверьем не смотрели, а уж откуда Рикки о Дженсене узнал, Джаред так и не понял.
Проехали, в общем.
Осадок, конечно, остался, да и в спальне витало что-то такое сладкое, что никак не выветривалось, как Джаред ни старался. И с открытым окном спал, и ароматическими маслами брызгал, только въелся аромат Дженсена в стены так сильно, что спать не давал.
А потом слёг его дегустатор с жестокой течкой и не появлялся на горизонте дня три. Джаред уж думал идти под окна его, выть.
Но не только поэтому слал он в крыло прислуги, в комнату Дженсена букет за букетом, разоряя свой сад. Хотел извиниться. Обозначить расположение. Вымолить улыбку. Ну и ананасы жрал, конечно. Заказывал каждое утро к завтраку дольками нарезанные папайю и дыню. Глушил мятные настои и трескал коричные крендельки. Но только Дженсен, завидя Джареда в кухне, глаза отводил и показательно отворачивался. Даже после того, как пришел господин под его дверь и долго-долго объяснялся.

- Ну, Дженсен. Я же не знал. Даже не думал, что ты побоишься отказаться. Сказал бы мне "нет", дураку такому, и все. Я думал, нравлюсь тебе, хоть капельку, вот ты и... А ты, значит боялся меня, решил - уволю. А я бы никогда, веришь? Ты прости меня. Не умею я ухаживать...

Дженсен стоял по ту сторону двери и ловил каждое слово. Вся комната была завалена свежесрезанными цветами, что, в принципе, опровергало последнее утверждение Джареда. Никто за Дженсеном так не ухаживал, кому был нужен весь в долгах омега? Да и ананасы никто специально не жрал. На кухню только и успевали привозить новые партии экзотических фруктов.

***



В армии всё просто. Отдаешь приказы своим подчиненным, подчиняешься сам тому, кто выше по званию. Да и война ждать не будет. Она может случиться и пройти, закончившись без тебя. А не побывав в бою, кто ж скажет, что ты воин?
Войны сейчас не было, и Джаред собирался покинуть родные пенаты только для того, чтобы избежать другого поражения. Дженсен так и не отвечал на затянувшиеся ухаживания, запоздало классические теперь, но после того их раза, вряд ли способные вернуть их двоих в самое начало.
То, что Джареду показалось интересной интрижкой, грозило стать тяжелейшей влюбленностью, осложненной чувством вины. Чувство было гадостным, и ощущалось еще хуже поражения.
Джаред не привык сдаваться. Не расположение, а хотя бы прощение хотелось вырвать любой ценой, что б уж потом не казниться. И за неделю до отъезда он прямым указанием велел вызвать к нему Дженсена для разговора. Рикки удивленно посмотрел и сказал, что вообще-то и сам Дженсен испрашивал аудиенции. Джаред насупился - наверняка омега решился на увольнение, плюнув на гонорары. Ну, придется отговорить и сообщить об отъезде - тиран уезжает, работай себе на здоровье, Дженсен, дегустируй сколько влезет для дальнего родственника семьи, который будет приглядывать за виллой.


- Сэр, - в назначенное время раздалось знакомое за спиной и Джаред обернулся.

Аудиенцию альфа решил провести на этот раз в гостиной, подальше от греха и горизонтальных поверхностей. Но все равно, ни о чем другом думать не мог. Смотрел на омегу и перед глазами стояло его серьезное лицо, которое таким и оставалось, даже когда член Джареда доставал ему до горла. Поэтому, чтобы развеять все еще витавшее в воздухе воспоминание о той порнографической своей придури, он сразу начал с главного:

- В общем так, Дженсен. Я тебя позвал, чтобы ещё раз сказать лично...

Джаред с чувством повторно извинился. Сказал, чтобы его дегустатор даже не думал об увольнении, не отпустит он его. Сообщил ему, что нравится. И работа Дженсена и он сам. Что теперь, узнав о его трудностях, готов разрешить, помочь, предоставить... Даже если все цветочные клумбы, перекочевавшие из сада в спальню омеги, были напрасным намёком на то, что Джаред от Дженсена без ума.

- Не напрасным, - еле-еле шевельнул губами Дженсен и посмотрел в сторону, - говорят, вы уезжаете.

- Ну, вроде как да, - ничего не понимая, подтвердил Джаред, и тут вспомнил, что Дженсен тоже хотел встретиться для чего-то. - Если что-то нужно, можешь попросить сейчас, пока я еще здесь.

Дженсен вздохнул. Красиво так, грустно.

- Вообще-то, я насчет дегустации, - произнес он знакомую фразу и уставился в стену.

Джаред напрягся - ситуация странным образом превращалась в кошмарное дежавю.

- То есть? - невольно продолжил он повторять их памятный диалог.

- То есть, хотели бы вы, чтобы я продегустировал вас снова?- разглядывание стены усугубилось сильнейшим покраснением омежьей персиковой щеки. Дженсен поправился: - Продегустировать тебя. Джаред.

Та-ак...
Джареду вдруг стало смешно до колик - если это не было ужаснейшим розыгрышем, то смысл их диалога сводился к одному - его, Джареда, приглашают в постель. И пусть дурацким способом, но приглашают же! Красивый, аристократично-холодный дегустатор его, оказывается, имел такие же проблемы в выражении своих чувств, как и Джаред. А чувства-то были налицо. Дженсена даже трясло, так невтерпеж было. Поэтому Джаред не стал расшаркиваться. Сделал незаметный шажок к омеге, оказался близко-близко, и прошептал:

- Согласен, - заглянул в глаза, - только сегодня дегустировать буду я. Ладно?

Дженсен вскинул на него свои засиявшие глаза и сразу оказался в объятиях.


... - Ты пахнешь очень... сладко, - уже через минуту восхищенно шептал ему Джаред в спину, не в силах выдумать никакого другого, более оригинального эпитета.

Вспоминалась злополучная клубника, но Дженсен пах и чем-то еще. Джаред думал, что самое время подключать уже язык и хищно примеривался, рассматривая красивый рисунок золотых веснушек, рассыпанных по маленькой круглой заднице омеги.

Задница покоилась на мягкой подушке, готовая к экзекуции, а сам Дженсен, тиская простынь, улыбался с закрытыми глазами.
Ждал, раскрылся весь, и все так же краснел волнами.

- Сладкий, - констатировал Джаред снова, зарывая лицо между разведенных ягодиц, и тыкался носом ниже, - и здесь тоже. И здесь. И здесь.

Достал из-под живота омеги его небольшой член. Отдегустировал его долго и старательно.

- Сладкий, - вынес тот же неоригинальный вердикт и продолжил: вылизал омеге копчик, поясницу, задержался языком у кошачьего места между лопаток, пощекотал дыханием первые волоски у шеи, куснул за ухо; почувствовал членом влагу текущего ануса, ткнулся.

- А вот если бы ты не узнал, что уезжаю - не пришел бы? - вдруг задал вопрос и засмеялся, так нетерпеливо дернул задницей под ним Дженсен.

- Пришел бы. Потом. Позже. Вставляй.

Ух, торопыга какой, улыбнулся Джаред.
Вставил, ну. Продегустировал углубленно. Дождался, когда Дженсен под ним кончит, и громко кончил сам, понимая - никуда он не хочет уже уезжать. И глубокомысленно размышляя о тех нескольких десятках ананасов, которые съел за прошедшее время, решительно съехал по простыням ниже, полюбовался покрасневшими от шлепков его бедер истерзанными ягодицами омеги и развел их руками пошире в стороны.

- Ну-ка, - пробормотал и всунул язык в дырку.

Сперма как сперма, облизываясь, анализировал вкус Джаред позже. Соленая и терпкая, как обычно. И присосавшись снова к вспухшему анусу блаженствующего от такого внимания Дженсена, набрал своего материала полный рот. Конечно, перемешанная со смазкой, его семенная жидкость наверняка отличалась на вкус от чистого продукта, и все-таки стало интересно - стал Джаред сладким или нет?

Альфа подтянулся на руках к Дженсену и выпустил ему в приоткрытые губы первую белесую струйку из своего рта. Дженсен послушно сказал "А", с таким удовольствием пробуя Джареда на вкус, что тому снова захотелось его сильно-сильно, прямо сейчас, а потом ещё и ещё, и вообще - не выходить из спальни неделю. Красивое лицо омеги с размазанной по нему спермой подсказывало альфе - он точно сегодня побьёт все свои постельные рекорды.

- Какой ты все-таки сладкий у меня, - снова пришлось сказать ему Дженсену, потому что никаких других сложных вкусов, чувств и эмоций Джаред сейчас и не ощущал - сладость одну.

И Дженсен, облизнувшись, подхватил:

- Ты тоже, Джаред. Тоже сладкий.

- Помогли ананасы, да? - гордясь, что выдержал диету, спросил его альфа.

- А чёрт его знает, - выдал его дегустатор и засмеялся, - вообще-то про всякие фрукты я просто так сказал...

- Что? - Джаред даже приподнялся от возмущения, вглядываясь в смешливые морщинки вокруг глаз Дженсена, - значит, я зря пожирал всю эту экзотическую гадость? Значит, ничего там у меня и не горчило?

- Ничего, - подтвердил Дженсен и рассмеявшись по-доброму, стеснительно предложил, косясь на стояк альфы:

- Вернемся к дегустации, что ли?


Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.