Зимняя Роза +21

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Marvel Comics, Первый мститель (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс Бьюкенен Барнс (Баки, Зимний Солдат), Наталья Романова (Черная Вдова)
Пэйринг:
Солдат/Вдова
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Hurt/comfort
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ОМП, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Мини, 13 страниц, 5 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Провал неприемлем, Зимний Солдат.

Посвящение:
С.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

1

30 мая 2016, 19:31
Солдат изучал новое досье, сидя в номере берлинского отеля. Кислотный розовый отсвет неоновой вывески бара напротив, освещал комнату через распахнутое окно. Включенная лампа поведала бы возможному наблюдателю о том, что скромное, но безукоризненно чистое жилище обрело своего временного постояльца, поэтому Солдат предусмотрительно решил, что слабого розового света будет достаточно.
Он расположился за небольшим столиком подальше от окна и, не спеша, рассматривал документы, которые несколько часов назад получил от своего куратора, перед тем как отправиться в Берлин.

Новой целью стал бывший советский агент, некто Донской Сергей Иванович, 1913 года рождения. Всецело преданный коммунистическим идеалам, некогда верный соратник партии, товарищ Донской три месяца назад изменил своим прежним принципам, сумел тайно вывести свою семью в Западный Берлин, а после алжирского инцидента, который, как позже выяснилось, случился по его вине, сбежал в ФРГ сам. Решения, принятые на Ялтинской конференции в отношении бывшей столицы Третьего Рейха, запрещали Советскому руководству действовать в открытую, а объявить Донского врагом народа и потребовать его официальной выдачи, означало бы признать свое участие в алжирском инциденте. Поэтому Москва решила действовать тайно, поручив миссию по устранению Донского Зимнему Солдату. В конце концов, один агент, в нужное время, в нужном месте, с правильными навыками, может быть более эффективным, чем целая армия.
«Он знает слишком много наших секретов. Его предательство нужно пресечь, — сказал куратор, когда отдавал Солдату папку с досье. — Провал неприемлем, Зимний Солдат».
Почему-то последняя фраза крепко осела в мозгу Солдата, и хриплый голос куратора продолжал повторять ее снова и снова.
«Провал неприемлем, Зимний Солдат», — слышал он, рассматривая фотографию цели. Со снимка на него смотрел грузный усатый мужчина за 50, с одутловатым лицом. Такого ни с кем не спутаешь и ни за что не промахнешься. Впрочем, Солдат никогда не промахивался.

Если кто-нибудь однажды попросит Солдата рассказать что-либо о себе, то эта незамысловатая просьба, скорее всего, не будет исполнена. Все воспоминания о прошлом, которые так услужливо хранила память, охватывали только три последних года, прошедших с того момента, как Солдат обнаружил себя лежащим на операционном столе, с металлическим протезом вместо левой руки. Он не знал, были ли у него друзья или семья, не помнил настоящего имени (позывной, точно отражающий суть своего владельца, вполне устраивал), однако в одном Солдат был уверен точно: его выстрелы всегда находят правильную цель.
Солдат был предельно аккуратен, он привык чисто выполнять грязную работу, не оставляя после себя никаких следов, ни единой зацепки, которая бы позволила уличить Советы во вмешательстве. Обычно все выглядело либо как несчастный случай, либо как суицид. Официальное объяснение, служившее выдумкой для СМИ, всегда находилось, но оно никогда не соответствовало действительности. Единственными людьми, которые могли бы рассказать правду о случившемся, были сами объекты, подлежавшие устранению, однако после завершения миссии, они уже не могли ничего поведать миру.

Завтра утром Донской должен был улететь в Даллас. Объект следовало устранить по дороге в аэропорт Тегель. Удобнее всего было сделать это, когда цель будет выходить из дома. Тихо и бесшумно, с крыши соседнего здания. На рассвете, когда город еще спит, и вероятность появления возможных свидетелей из числа гражданских близка к нулю.
Партия была рассчитана до последней детали и будет безупречно сыграна, как по нотам. Солдат знает, что он виртуозный игрок, да и в какой раз ему приходиться начинать эту игру? Сколько миссий он завершил, каков его счет? 20:0? 30:0? А может, число его побед уже перевалило за сто? Он давно перестал считать. Ведь победитель был всегда так очевиден.
Так почему в этот раз у него дрожат руки? Откуда взялась эта смутная уверенность, что завтра все пойдет не по его правилам?
К черту. Наверное, это из-за головной боли, что стала слишком часто мучить его в последнее время. Такое случалось раньше, и никогда не переходило допустимой нормы, вроде ощутимого, но терпимого покалывания в висках. Теперь же эти разовые приступы не только многократно усилились, но и превратились в постоянного спутника. Солдату казалось, что к его виску приставили раскаленный гвоздь и с отвратительным скрежетом царапают им прямо по черепу. Нужно было сказать об этом раньше, той маленькой медичке с холодным взглядом, она бы дала какое-то лекарство или что-то вроде того. Он не должен был ставить выполнение боевой задачи под угрозу, но теперь уже поздно. Солдат выполнит задание, чего бы ему это не стоило. Ведь провал…
«Провал неприемлем, Зимний Солдат»

Солдат поднимается из-за стола и подходит к кровати, на которой в открытом футляре лежит СВД, новая советская разработка, которую в скором времени примут на вооружение в Советской Армии. Идеальное оружие, ничего нельзя придумать лучше и надежней. Механическими, доведенными до автоматизма движениями, Солдат в последний раз проверяет боевую готовность винтовки, думая при этом, что несколько часов отдыха пошли бы ему на пользу. Наконец, он убирает винтовку в футляр, закрывает окно, проверяет надежность дверного замка, убеждается в том, что его боевой нож на месте и ложится спать. «Утро вечера мудренее», — вспоминает Солдат старую пословицу, закидывая живую руку за голову.
Привычный чуткий сон, больше похожий на полудрему, не сразу приходит к Солдату. Он еще долго думает о деталях завтрашней операции, прежде чем ему удается заснуть. Солдату снится заснеженная долина и звук удаляющегося поезда, уносящего с собой чей-то испуганный взгляд.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.