Зимняя Роза +21

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Marvel Comics, Первый мститель (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс Бьюкенен Барнс (Баки, Зимний Солдат), Наталья Романова (Черная Вдова)
Пэйринг:
Солдат/Вдова
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Hurt/comfort
Предупреждения:
Нецензурная лексика, ОМП, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Мини, 13 страниц, 5 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Провал неприемлем, Зимний Солдат.

Посвящение:
С.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

2

31 мая 2016, 14:29
Как и предполагалось, на рассвете Солдат занял выбранную позицию на крыше соседнего здания, наблюдая за домом объекта через перископ. Спустя час возле двери припарковался потрепанный Volkswagen Kräfer синего цвета. Обычный, ничем не примечательный автомобиль, в Берлине такой можно встретить на каждом углу, легко затеряться в толпе. Мысленно похвалив своих противников за выбор машины, Солдат приготовился к стрельбе.
Из автомобиля вышли двое агентов в штатском. США держали отъезд Донского в строжайшей тайне. Они не хотели привлекать к бегству русского лишнее внимание, поэтому никого из охраны, кроме этих двоих, не было. Безусловно, такое положение дел было на руку Солдату. Даже в случае провала никакой огласки не будет, Вашингтон никогда не начнет открытое противостояние с Москвой из-за одного предателя. Но ситуация в корне изменится, если США все же смогут вывести Донского на свою территорию. В обмен на безопасность для себя и своей семьи, предатель во всеуслышание признает вину в подготовке теракта в Алжире. Это, в свою очередь, позволит Вашингтону объявить Москву главным виновником алжирского инцидента. За этим может последовать все что угодно, вплоть до открытой военной конфронтации.
Другим словами, у Солдата не будет второго шанса, действовать необходимо здесь и сейчас. Но Зимний Солдат не просто так имел славу непревзойденного убийцы. Задания, которые он выполнял с легкостью, другим были просто не под силу. Его называли призраком, виртуозом, художником, однако он сам никогда не относился к своему ремеслу как к искусству. Для Солдата это задание ничем не отличалось от множества других. Привычная знакомая работа, даже скучнее, чем обычно.

Объект, однако, выходить не спешил, и агенты ждали его на входе. Они старались держаться спокойно, избегая редких взглядов первых прохожих, но от зоркого глаза Солдата не укрылись ни нервные перешептывания, ни осторожные попытки найти снайпера. Солдат знал, что все предусмотрел, и возможность его обнаружения была полностью исключена, но эти двое как будто бы что-то чувствовали. Когда один из агентов буквально посмотрел в глаза снайперу, то Солдата охватило непреодолимое желание выстрелить. Он знал, что это неминуемо приведет к провалу операции, но этот неожиданный зрительный контакт был таким обжигающим, что Солдат был готов отдать свою здоровую руку, лишь бы разорвать его. В последнее мгновение агент, судорожно переглатывая, отвел взгляд. Снайпер наблюдал через прицел винтовки, как двигается его кадык словно в замедленной съемке.

После выполнения задания Солдат точно покажется медикам. Раньше такого никогда не было, что-то не так. Отставить волнение! В конце концов, он не имеет права срывать настолько важную операцию из-за бурно разыгравшегося воображения.

Наконец-то Донской вышел. Он остановился у двери, словно никуда не спешил, и спокойно перебросился парой приветственных фраз с агентами. Солдат видит на лице Донского довольную ухмылку, которую пуля навечно припечатает к губам.
Город просыпается, шумно запуская свой привычный распорядок, но для Солдата мир замер.
Палец занимает знакомое положение, сейчас он спустит курок и оборвет очередную жизнь, как уже делал много раз до этого.

— Папочка!
— Моя снежинка!
Ребенок! Маленькая девочка, лет пять, с разбегу вешается на шею отцу. Ветер развевает ее белое платье. Ребенок закрыл объект. Ребенка не должно там быть! Его не предупредили!
Стрелять. Сейчас. Убить обоих. Ребенок не цель!
Солдат слышит, как его сердце бешено колотится о ребра.
И он стреляет.
И рука дергается в последний момент.
И он промахивается. Впервые.
— Блядь!
Донской ранен в левое плечо (какая ирония). Он резко выпускает дочь из объятий, сгибается, хватаясь за руку.
— П-папуля, что происходит?! — испуганно спрашивает девочка. Кажется, она уже плачет.
— Вон там, наверху! — кричит один из агентов. Солдата заметили, прятаться больше нет смысла, миссия должна быть выполнена, нужно действовать.
«Провал неприемлем, Зимний Солдат».

Он бросает СВД в сторону, выхватывает пистолет и прыгает с крыши. Резко приземлившись, двумя точными выстрелами моментально устраняет обоих агентов. На все эти действия у Солдата уходит меньше минуты, однако этого времени хватает Донскому, чтобы схватить ребенка и забежать внутрь дома.
Начинается паника, люди кричат и разбегаются, словно нарочно попадаются под ноги, мешая преследовать объект. К тому моменту, когда Солдату наконец-то удается ворваться в здание, Донской уже успевает добежать до лифта. Он нажимает на кнопку вызова, и металлические двери послушно распахиваются. Солдат понимает, что опоздал, но все равно делает выстрел. Осечка.
Этого секундного замешательства достаточно, чтобы втолкнуть в лифт плачущего ребенка и ввалиться туда самому.
«Нужно бежать, догнать их, объект должен быть устранен», — молнией проносится в голове Зимнего Солдата, и в этот момент случается совершенно непредвиденное событие.
Выстрел, внутри лифта, а затем истошный детский крик.
Двери кабины снова открываются, тело объекта падает между створками, которые бессильно ударяют труп в попытке закрыться.
— Папа! Папочка! — Солдат никогда не думал, что дети способны так кричать.
— Кажется, тебе нужна моя помощь, — говорит Черная Вдова вместо приветствия, грациозно перешагивая поверженное тело жертвы.

Даже в такую отчаянную минуту нельзя не признать, как Наташа сногсшибательна в этой черной обтягивающей униформе. Солдат ловит себя на том, что просто любуется своей красивой рыжей дьяволицей. Но наваждение, вызванное ее внезапным появлением, исчезает так же быстро, как и появляется, и Солдат чувствует, как в груди поднимается волна ярости. Он просто взбешен чужим вмешательством.
— Тебя не должно быть здесь! — кричит Солдат, впервые повышая голос на Вдову, но Романова только усмехается в ответ.
— И я рада тебя видеть. Я думала, ты никогда не промахиваешься. Ты должен сказать мне спасибо, я только что спасла тебя от провала.
— Я не промахиваюсь, просто... — Солдат отводит глаза от ее идеального лица.
— Что? Ребенок? Неужели у тебя есть сердце, Солдат? Пощадил девчонку? — Солдат отчетливо слышит недоумение в голосе Наташи. Вдова оборачивается и смотрит на ребенка. Девочка мертвой хваткой вцепилась в окровавленную рубашку своего отца, она уже не кричит, но ее плечи содрогаются в приступе беззвучного рыдания.
— Устранение ребенка не предусматривалось, это не входило в мое задание, — сухо говорит Солдат.
— Раньше тебя такие вещи не останавливали, — парирует Вдова.
— Мы и дальше будем пререкаться, или наконец-то уберемся отсюда? — не выдерживает и зло бросает Солдат.
— Как скажешь. — Пожимает плечами Наташа, и они успевают исчезнуть за минуту до того, как в здание врывается полиция.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.