Auction of X-es +445

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Основные персонажи:
Дерек Хейл, Стайлз Стилински (Мечислав)
Пэйринг:
Дерек/Стайлз
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Стилински видит, как Дерек поднимается и подходит к нему, не то улыбаясь, не то усмехаясь. «Это сон», - мелькает в голове Стайлза, когда Дерек бросает ему короткое: «Привет», слегка отклонив голову на бок; «Это определенно сон», - думает он, когда Лидия вновь начинает что-то говорить, а после все целуются и… Стайлз с Дереком целуются тоже.

Посвящение:
https://ficbook.net/authors/529317;
loup sombre, за «лотерею».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Imagine Dragons – Thunder
возможно, она не подходит по смыслу, не подходит по ритму или просто-напросто не то, что нужно для атмосферы, но мне нравится, поэтому пусть будет так.

школа-АУ, ООС на всяк, школьник!Дерек, петтинг, минет.
с майскими всех.

В популярном:
** №44 в топе «Слэш по жанру PWP» - 05. 05. 17. **
** №39 в топе «Слэш по жанру PWP» - 06. 05. 17. **
** №37 в топе «Слэш по жанру PWP» - 07. 05. 17. **
** №34 в топе «Слэш по жанру PWP» - 08. 05. 17. **
1 мая 2017, 10:22
Примечания:
Внимание - ошибки. Работа без вычитки. Я неграмотный человек, который ничего не может поделать с этим, поэтому ПБ всегда открыта.
      «Это никогда не было проблемой», — убеждает себя Стайлз, закидывая бумажку со своим именем и фамилией, наскоро выведенными черной гелевой ручкой с отвратительным стержнем-иголочкой, который, несомненно, нужно запретить продавать лузерам вроде него, никогда толком не рассматривающим ручки, в пластиковый куб под лестницей. Школьный аукцион поцелуев, ну что может быть тупее? Вдруг его имя совпадет, к примеру, с именем Мейсона или Кори? Это еще будет ничего — они ведь открытые геи и засасывают друг друга на каждом углу, но если случится так, что Стайлзу придется целоваться с кем-то вроде Бретта или Гарретта… фу, просто, фу. Вообще, не стоило соглашаться на этот глупый спор со Скоттом и вестись на это его: «Дерек бросил бумажку в куб, я видел». Иисусе.

Стайлз разворачивается и выходит из-под лестницы, где его ждет МакКолл, о чем-то увлеченно болтающий с Кирой по телефону. «Они, как гребанный котопес», — думает Стилински однажды, когда оказывается случайным свидетелем их перепихона в кладовке, где уборщицы хранят швабры и веники с совками.

— Ну что? — Скотт отключается и убирает свой телефон в карман. — Бросил свою бумажку?

— Бросил, — мрачно констатирует Стайлз. — Идем?

— Идем, — Скотт кивает и еле заметно усмехается.

* * *



      В спортзале нереальная толкучка, и такое ощущение, что вся школа здесь, хотя, скорее всего, так оно и есть. Стайлз кое-как распихивает людей на своем пути локтями, направляясь к Скотту с Кирой. Они стоят практически у сцены, и это определенно проблема — добраться до них, оставшись в живых. Аукцион начался три минуты назад — МакКолл услужливо скидывает СМС-ку.

— Это долбанный апокалипсис, — начинает причитать Стилински, хлопая Скотта по плечу и дежурно улыбаясь Кире. — Просто пиздец. Как они вообще собрали здесь всю гребанную школу? — он бросает вопросительный взгляд на сцену, где на стульях сидят донельзя довольный Джексон Уиттмор — капитан школьной команды по лакроссу, Денни — его лучший друг-гей и все остальные из школьной «верхушки». — Они что, как в Гравити Фолз, пообещали всем бесплатную пиццу за посещение?

— Бери выше, да и вообще… Я же говорил тебе, — Скотт закатывает глаза и недовольно цокает языком. — Дерек бросил свое имя в куб. Реально бросил, чувак. А капитан команды по баскетболу, причем еще и не с кем не встречающийся… это же просто мечта всех девчонок, — МакКолл возносит руки к потолку, и Стайлз кивает. «Не только девчонок», — мелькает в его голове.

— Прошу внимания, — Лидия Мартин — негласная королева школы — а по совместительству и девушка Джексона — поднимается на ноги и подходит к микрофону. — Мы начинаем аукцион, так что сделайте тишину, — она мило улыбается, поправляет свои объемные клубничные локоны и добавляет кокетливое: «пожалуйста».

— Все знают правила аукциона, — Джексон забирает один из микрофонов с подставки и тянет гласные на нью-йоркский манер. — Мы достаем по две бумажки из куба — абсолютно рандомные — и объявленная пара поднимается на сцену в течении минуты. Начинаем с десяти.

Уиттмор подходит к кубу и запускает в него руку, вытаскивая две узкие белые полоски. Толпа мгновенно затихает, разжигая интерес каждого присутствующего.

— Тео Райкен и Трейси Стюарт, — объявляет Джексон, многозначительно приподнимая брови. — Поднимайтесь на сцену, смелее, — он хищно улыбается, а после продолжает:

— Хочется напомнить, что выбранная пара не имеет права на отказ и второй шанс.

Ранее объявленные Трейси и Тео поднимаются на сцену под одобрительный гул толпы. Джексон бросает короткую усмешку и вновь вытаскивает из куба две бумажки, зачитывая имена следующих участников аукциона:

— Лиам Данбар и Малия Тейт. Остается еще восемь пар первого порядка, продолжаем, — Уиттмор запускает руку в куб и оглашает в микрофон:

— Мередит Уокер и Джош Диаз, становится все интереснее.

Стайлз устало переводит взгляд со сцены, начиная рассматривать пол под носками кроссовок. Местами краска уже облезла, оголяя древесину цвета жухлой листвы.

— Айзек Лейхи и Скотт МакКолл, — Стайлз чуть не подпрыгивает от неожиданности, услышав имя своего лучшего друга. Он поворачивает голову в сторону шокированного Скотта и не менее удивленной Киры. — На очереди у нас шестая пара…

— Ну же, шагай, — Стайлз кивает Скотту, растягивая губы в ободряющей улыбке. — Ты знаешь правила аукциона.

МакКолл ничего не отвечает, но этого, в принципе, и не требуется — его глаза и поджатые губы сами говорят обо всем. Он смотрит на Киру, кивает головой в извиняющемся — чертовски абсурдно — жесте, хотя и не виноват ни в чем, и направляется на сцену под одобрительный гул толпы. Скотт в шоке, и Стайлз понимает его — шанс выпадения собственного имени среди остальных ничтожно маленький, но это все же случилось.

— Итак, а у нас остается последняя пара первого порядка, — бодро начинает Лидия, забирая микрофон из рук Джексона. — Встряхните куб, — командует она, приближаясь к Денни, а затем продолжает:

— Для тех, кто не помнит правил, либо не достаточно хорошо знает их, напоминаю…

Стайлз закатывает глаза, беззвучно фыркая. Неужели кто-то может не знать правил? Они ведь форсились везде, где только было можно. Стилински вздыхает и переводит взгляд с болтающей Лидии на Скотта. Они с Айзеком о чем-то разговаривают. «скорее всего, договариваются», — думает Стайлз.

— Итак, — Мартин запускает руку в куб и ловко вытаскивает две бумажки. — Стайлз Стилински и… Дерек Хейл, — толпа мгновенно затихает, перешептывания смолкают. Стайлз ошалело моргает, глядя на Киру.

— Иди, — шепчет она, подталкивая его в спину. — Стайлз, не тормози.

Он поднимается на сцену, много-много раз неверующе моргает и смотрит на шокированного Скотта у которого глаза, кажется, стали квадратными. Стилински видит, как Дерек поднимается и подходит к нему, не то улыбаясь, не то усмехаясь. «Это сон», — мелькает в голове Стайлза, когда Дерек бросает ему короткое: «Привет», слегка отклонив голову на бок; «Это определенно сон», — думает он, когда Лидия вновь начинает что-то говорить, а после все целуются и… Стайлз с Дереком целуются тоже. Стилински широко распахивает глаза и быстро-быстро моргает, пока Дерек медленно и мягко раздвигает его губы своим языком, пытливо начиная изучать его рот, ровные зубы, гладкую внутреннюю сторону правой щеки, нёбо…

Стайлз забывает, как дышать, когда Дерек слегка отстраняется, прерывает поцелуй и оттягивает его нижнюю губу, легко посасывая. За это короткое мгновение у него, кажется, абсолютно вся жизнь проносится перед глазами. Это чертово безумие.

— Дыши, — шепчет Хейл, отстраняясь и окончательно разрывая поцелуй. Он улыбается, снова наклонив голову набок, и Стайлз думает, что он уже мертв. Определенно мертв.

— Стайлз, идем, — Скотт подходит и кладет руку на плечо Стилински. Он кивает, улыбается Дереку — Господи, это выглядит так, будто бы он извиняется, Иисусе — и уходит с МакКоллом, который в подробностях описывает их с Айзеком поцелуй.

Будто Стайлз в состоянии услышать его и понять, может, еще и посочувствовать.

* * *



      После аукциона все, кажется, абсолютно все в жизни Стайлза меняется. Нет, он конечно все так же остается аутсайдером и тем-самым-лузером со скамейки запасных (ненадолго), но что-то меняется. Например, Лидия Мартин — Господи Иисусе, это же Королева Мартин — приглашает их со Скоттом на вечеринку к себе в домик у озера. На ту-самую-легендарную вечеринку Лидии, которую она устраивает каждый год и как бы ненароком добавляет, что Дерек приглашен, а еще Айзек. И Стайлз не врубает, причем здесь Айзек, пока на вечеринке не застает их со Скоттом в одной из гостевых комнат, и вы знаете… целующимися.

Стилински быстро и бесшумно выметается из комнаты в которую он забрел, натыкаясь на Дерека. Буквально. Хейл, кажется, уже не совсем трезв, и Стайлз было открывает рот, чтобы сказать, что он не специально и, вообще, ему пора домой, когда Дерек качает головой (укоризненно), а после резко подается вперед, опаляя его скулу своим горячим дыханием — от него приятно пахнет ментоловой жвачкой — и целует. Просто легко прикасается к его влажным губам своими сухими губами, не открывая рта и не используя языка.

Стайлз не отталкивает его, наоборот — несмело запускает пальцы в темные спутанные волосы, будто боясь быть отвергнутым, и отвечает на поцелуй, робко лаская его мягкие губы. В этот раз они кажутся еще более приятными, чем тогда — на аукционе.

Всего какое-то мгновение, и они оказываются в одной из гостевых комнат. Дерек прижимает Стайлза к стене и снова целует, на этот раз более развязно, в промежутках пытаясь отдышаться.

— Хочу тебя, — заявляет Хейл. — И хотел все это гребанное время, — он тяжело дышит, его глаза темнеют. — Это не нормально, как какая-то навязчивая идея, но я не могу контролировать это. Мне нужно…

— Я понимаю, — кивает Стайлз. — Хотя не уверен.

— Ты боишься?

— Нет, совсем нет, просто… Чувак, ты же Дерек Хейл. Капитан баскетбольной команды, звезда школы и Бикон Хиллз. Я… не могу поверить, — Стилински мотает головой. — Если ты разыгрываешь меня…

— Нет, Стайлз, нет… Господи, я не думал, что все будет так сложно, — Дерек потирает переносицу, прикрывая глаза. — Просто доверься мне.

Стилински прикусывает нижнюю губу и кивает. Открыто и доверчиво кивает. Хейл улыбается — теперь Стайлз уверен, что это улыбка — и накрывает его губы своими, прикусывая и оттягивая нижнюю зубами. Язык Дерека пробирается в рот Стайлза и начинает свои манипуляции, исследуя пространство с упорством и настойчивостью первооткрывателя. Стилински тихо стонет, неумело отвечает в силу отсутствия опыта и просто отдается на волю Дерека, расслабляясь.

Поцелуй прерывается, и они подходят к кровати. Хейл снимает с себя темную хенли, улыбаясь на реакцию Стайлза. Видеть в его глазах неподдельный интерес и восхищение — прельщает.

— Не думаю, что когда-нибудь видел столько мышц, — восторженно выдыхает Стилински, неловко поднимая взгляд и пересекаясь им со взглядом Дерека. — Можно? — он вопросительно приподнимает брови — совсем по-детски, но обезоруживающе обаятельно. Дерек кивает, сглатывает мгновенно ставшую вязкой слюну и прикрывает глаза, когда прохладные ладони Стайлза накрывают его четко очерченный пресс, и тонкие изящные пальцы парня скользят по «кубикам», очерчивая их выдающийся контур. Стайлз улыбается и неловко стягивает с себя безразмерную полупрозрачную футболку, отбрасывая ее к хенли Дерека. — У меня не столько мышц, как у тебя, но это ведь не проблема, да?

— Совершенно точно нет, — Хейл отрицательно мотает головой, облизывая взглядом голый верх Стилински и задерживая внимание на его затвердевших темно-вишневых сосках, — в комнате темно, но Дерек уверен, что они абсолютно точно темно-вишневые — скользя ниже к плоскому подкаченному прессу. — Ты прекрасен.

Стайлз смущенно отводит взгляд в сторону, — на самом деле он не столько смущен, сколько польщен — и Дерек улыбается этой его обезоруживающей искренности, плавно подается вперед, обхватывает двумя пальцами его подбородок и приподнимает голову, заглядывая в блестящие глаза парня. Стайлз к чертям отбрасывает все свои «нельзя» и накрывает манящие губы Дерека, мокро и, наверное, чересчур пошло лаская их своими влажными зализанными-перелизанными губами. Хейл довольно урчит, слегка наваливается на Стилински, вынуждая того откинуться на постель, и перехватывает инициативу, нежно скользя кончиком языка по идеально ровной кромке зубов. Дерек неудобно упирается руками в матрац рядом с головой Стайлза, и когда он собирается чуть изменить свое положение, улегшись поудобнее, поцелуй разрывается, и тоненькая ниточка слюны опускается от слегка распухших губ Стилински до его подбородка. Стайлз сейчас выглядит так чертовски прекрасно и горячо, что Дерек готов поклясться — он затмит собой не один топ сто лучших порнофильмов.

— Господи, какой ты… — шепчет Дерек, опаляя его скулу своим горячим дыханием. — Красивый, — выдыхает он в самое ухо Стайлза, развратно проходясь языком по ушной раковине, слегка прикусывая и оттягивая мочку. Стилински шумно вздыхает, прогибается в спине и соприкасается своим голым торсом с торсом Дерека. — Хочу тебя. Боги, как сильно я хочу тебя… — в подтверждение своих слов он бесстыдно трется пахом о пах Стайлза и недовольно фыркает. Джинсы крадут все ощущения, все тонкости их контакта.

— Я тоже… — Стайлз смотрит в его глаза, проходится языком по пересохшим губам и ловко расстегивает свои и Хейла джинсы, перед этим расправляясь с его ремнем.

Стайлз и Дерек почти одновременно стягивают джинсы вместе с боксерами, уже красноречиво испачканными смазкой, попутно избавляясь от всего остального. — Ого, — восхищенно выдыхает Стилински, рассматривая тело Дерека. Полностью обнаженным он выглядит, как гребанный Аполлон, снизошедший на землю. — Это… вау.

Хейл по-доброму усмехается, а после целует Стайлза в изгиб плеча, опускаясь ниже и подхватывая «горошину» одного из сосков губами. Стилински тихо стонет, когда Дерек легко кусает его, а после продолжает опускаться ниже, опаляя пах парня своим горячим дыханием.

— Что ты…? — удивленно спрашивает Стайлз, когда Хейл проходится языком по его эрекции, усмехаясь.

— А на что это похоже? — Дерек обхватывает основание члена парня, вбирая в рот головку и легко, едва-едва дразня кончиком языка узкое отверстие уретры. Стайлз со свистом выпускает воздух изо рта, прогибается в спине и неосознанно толкается вперед. Хейл одобряюще урчит, заглатывает почти на половину, а после начинает поочередно ласкать уздечку и головку, одновременно с этим бесстыдно поглаживая мошонку. Дерек быстро определяется с тем, ласки каких мест больше всего нравятся Стайлзу, и начинает действовать смелее, все же исключая резкость и жесткость. В первый раз они ни к чему.

Стайлз стонет, сжимает влажные плечи Хейла в своих руках и шепчет одними лишь губами: «я скоро». Дерек тут же отстраняется, выпускает его член изо рта с пошлым хлюпающим звуком, напоследок любовно оглаживая головку, и смотрит на Стилински.

— Все нормально?

— Д-да, — Стайлз неловко кивает и смущенно закусывает нижнюю губу.

— Хочу кончить вместе с тобой, — обезоруживающе заявляет Дерек, обхватывая свой член рукой и начиная надрачивать, глядя прямо в глаза Стайлза. «Это круче любого порно», — думает Стилински, наблюдая за тем, как губы Хейла слегка приоткрываются, и движения его руки становятся резче. Дерек прикрывает глаза и тихо стонет, шумно выдыхая. Его ресницы слегка подрагивают, отбрасывая длинные тени на щеки. — Господи…

Стайлз на секунду удивленно приоткрывает глаза, когда Дерек пододвигается к нему и накрывает оба их члена своей широкой ладонью, начиная дрочить и Стайлзу тоже. От этих необычных ощущений у Стилински, кажется, к чертям летят все предохранители и перегорают все лампочки в голове, поэтому он начинает громко стонать в голос, ощущая, что осталось совсем немного, и он, должно быть, совсем скоро кончит. Вместе с Дереком.

Хейл рычит — натурально так рычит — и утыкается носом в шею Стайлза, широко лизнув ее перед тем, как оставить укус. Прекрасно, черт побери. Первая метка в жизни Стилински и сразу от Дерека Хейла. Боги, когда он стал таким баловнем судьбы?

— Я… — шепчет Стайлз, сгребая в кучу все остатки здравого смысла. Дерек кивает — понимает, что он хотел сказать — и просто накрывает его губы своими губами, намного резче, чем в любой из их поцелуев, пробираясь в его рот своим языком. Стилински стонет — громко и протяжно, прямо в губы Дерека, а после кончает, и Хейл кончает за ним следом. Это так чертовски прекрасно. — Прости.

— Тебе не за что извиняться, — шепчет Дерек, отстраняясь. Он оставляет короткий поцелуй в уголке губ Стайлза и опускает голову к его перепачканному спермой животу, широкими мазками слизывая все подчистую. Стилински осоловело моргает, открывает рот, чтобы спросить, какого хрена Дерек творит, но после так ничего и не говорит. Просто завороженно смотрит в его темные глаза с расфокусированным взглядом, и подается вперед.

За окном начинает идти дождь, а после Стайлз слышит, как гремит гром.

Дерек улыбается и думает, что это все — Стайлз, как молния перед громом. Определенно точно.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.