Мышонок для отца +37

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Повседневность
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Миди, 52 страницы, 9 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Работа и сын - это всё, что есть у Алексея и ему кажется, что большего не надо, но в соседнюю квартиру уже переехал новый жилец.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Прочитала когда-то давно заявку, заинтересовалась, но написала только сейчас. К заявке не выкладываю ибо и ребёнок уже старше чем надо, и рейтинг не дотянула...
В общем, как всегда переделала...

Глава 5

4 июля 2016, 21:42
      Илья просыпается с улыбкой на губах и в отличном настроении.
      Вчерашний вечер прошёл прекрасно, а домой пришлось возвращаться гораздо позже, чем изначально планировалось. Вместо получаса, Илья, незаметно для самого себя, просидел около двух часов.
      Разговоры о книгах и частично схожих интересах, возня с Тошей и его игрушками, пока Алексей застрял на кухне и, как потом оказалось, готовил ужин, приятно отвлекали от повседневности и заставляли забыть о времени. Жаль, что в итоге этот уютный мирок пришлось покинуть. Хотя и правильно. Он и так слишком сильно воспользовался чужим гостеприимством.
      Вздохнув, Илья переворачивается на живот и обнимает подушку, частично ложась на неё грудью.
      Вставать из постели категорически не хочется, идти на работу - тем более. Особенно если вспомнить, что, после отработки аниматором, ему сегодня выходить ещё и в ночь.
      - Поспали и хватит. - Хмыкает себе под нос Илья и снова переворачивается, только на этот раз на бок. - Впереди ждёт длинная рабочая неделя.
      Вот почему у всех нормальных людей рабочая неделя начинается с понедельника, а у него с воскресенья?
       «Ну и чего ты жалуешься?» - сам на себя бухтит Илья решительно откидывая одеяло и спуская ноги на холодный пол. - «Сам выбрал, сам и отдувайся»
      Обув шлёпанцы, Илья, зевая, выбирается сначала до кухни, чтобы поставить чайник, а затем возвращается в комнату к столу. На мониторе, цепляясь своими липкими уголками, висит куча заметок: что, куда и когда сдавать. Радует только одно: больше половины из них старые и все рефераты и им подобные вещи давно уже лежат проверенными у преподавателей, а допуски получены. Перед переездом Илья постарался сделать всё наперёд, зная, что дальше пойдёт время авралов и жуткой нехватки времени. Предпраздничная суета, чтоб её.
      Посрывав ненужные уже заметки, Илья вчитывается в оставшиеся, а потом копается уже в стопке бумаг на углу стола. Искомое находится быстро. Очень быстро. Хотя оно и правильно: стопочка слишком тощая чтобы в ней долго копаться.
      Нужная папка находит своё пристанище в институтской сумке. Туда же летит и пара ручек с карандашом.
      - Ну вот и готов. - Илья задвигает сумку ногой под стол одновременно со щелчком чайника, оповещающем о своей готовности.
      Взгляд на часы портит настроение. Там гораздо больше времени, чем хотелось бы. Придётся на завтрак обойтись бутербродом. Теперь главное не забыть об обеде, ну или хотя бы об ужине, иначе ночью его будет тошнить. Да и... Многим людям конечно нравятся худые, но не суповой же набор, в который Илья может превратиться если и дальше будет так питаться.
      Определённо надо будет постараться не забыть поесть.

* * *



      В костюме Микки Мауса жарко, даже несмотря на то, что за окном зима и температура идёт в минус. Оно и понятно. Детишки, с радостными визгами носящиеся по большому залу, арендованному отцом именинника, одеты совершенно иначе - легче. Отапливать помещение никто не запрещал.
      Главный минус этой работы - духота. Дышать в полноценной маске диснеевского мышонка конечно можно, но не так-то просто. Илье обычно хочется освободить голову уже через пятнадцать минут после начала.
      Вот и сейчас так же. Прошло, вероятно, всего каких-то полчаса, а по вискам уже струится пот. Да и ладони в толстых белых перчатках влажные, хоть это и не так сильно ощущается.
      Вздох.
      До конца рабочего дня ещё полно времени.

      Илья облегчённо снимает кажущуюся сейчас неприподъёмной голову-маску и вытирает пот ладонью. Если так посмотреть, то ему определённо больше нравится атрибут ночного образа: пластиковые круглые уши. Да, они периодически пытаются сбежать с макушки, особенно при резком движении головой, но это можно хоть как-то исправить, а вот отсутствие воздухопроницаемости «головы» - нет.
      - Илья? - Валентин Игнатьевич, командир их небольшой группы, подходит со спины, так что Илья даже вздрагивает от чужого голоса прежде чем обернуться.
      - Да?
      - Я хотел уточнить, - Илья отворачивается от собеседника и продолжает переодеваться. Они всегда так делают если нужно что-то обсудить: один говорит, второй переодевается, либо и говорят и переодеваются одновременно. Времени на приведение себя в порядок обычно не так уж и много, а обсудить порой что-то надо, так чего тратить его попусту? - ты свободен в новогодние праздники или нам работать без Микки Мауса?
      - Свободен. - Илья недоумённо моргает поднимая голову к собеседнику. К родителям на праздники ему ехать не хочется, да и денег эти дни могут принести гораздо больше, на обеих работах. - А что?
      - Наша Мини уезжает к родственникам. Вот и думал, вдруг и ты тоже куда-то наметил.
      - Нет. - Илья качает головой и возвращается к переодеванию. - У меня никаких планов нет.
      - Вот и отлично. - Валентин довольно улыбается и хлопает в ладоши. Хороший мужик - их босс. Если куда-то надо - отпускает. Если какие-то проблемы - помогает.
      Илья кивает и приседает чтобы зашнуровать кроссовки.
      - Только на праздники мы сменим тебе костюм. - Илья на это заявление только голову поднимает на собеседника и недоумённо хмурится. Он привык уже своему мышу. Да и в прошлом году ничего подобного не было. - Всё равно твоя Мини будет отсутствовать. Возьмёшь на себя роль щенка. Костюм будет готов через неделю, там ничего особенного, легче чем в Микки Маусе будет. - Илья кивает. Да и как отказаться-то? - Сходи на примерку через пару дней, ладно? Я тебе адрес дам.
      - Хорошо, но... С чего вдруг? - Илья пристально смотрит на Валентина. Почти все вещи собраны. Что-то, конечно, придётся нести в руках, но основная часть поместилась в сумку. Можно не торопиться. Ещё есть немного времени на разговор.
      - Символ года. Каждый раз его играет кто-то новый. - Валентин пожимает плечами. - В этот раз я решил, что ты к этому готов.
      - Спасибо. - Илье приятно, что его считают достойным. Но новый персонаж - это привыкание к другой роли и другой текст, а у него и так сессия на носу. Кажется голова, в ближайшее время, обещает стать квадратной...
      - Не переживай, - словно прочитав чужие мысли, Валентин спешит успокоить Илью. - Там текста немного, да импровизировать я не запрещаю, если что забудешь. Текст отдам, когда приедем в офис. Будут какие-то вопросы - обращайся. Первая репетиция - послезавтра, первое выступление - за несколько дней до нового года. Расписание ко вторнику вывешу.
      - Спасибо. - На этот раз звучит более искренне. Правда желание выть от этого не уменьшается. Прошлогоднее выступление в роли Микки Мауса он помнит, и легко бы сыграл его снова, только пару раз текст прочитать, а вот незнакомого пса придётся прорабатывать. Кажется и так малое количество свободного времени сейчас снова резко уменьшилось. Хорошо бы ночью не было никаких сюрпризов, а-то если и они решат изменить программу, то впору будет забыть про сон на ближайший месяц.

* * *



      Не решили. По крайней мере Илье ни о чём таком не сказали ни тогда, когда он только пришёл на рабочее место, ни тогда, когда уходил. Даже слухов никаких не появилось, так что Илья решил выдохнуть и считать, что программа остаётся неизменной.
      Чего дёргаться раньше времени? Тем более, что дома ждёт уютная и родная постелька, в объятия которой он и падает, как только возвращается.
      Засыпает Илья стоит только голове коснуться подушки. Вроде бы только бодрствовал, а закрыл глаза и исчез из реальности, окунувшись в сонную реку, что выносит на берег владений Морфея.

      Сон...
      Даже во сне Илья понимает, что спит. Всё, что он видит - не реально. Но от этого не менее привлекательно. Тем более тогда, когда всё ощущается так, будто всё по-настоящему.
      Выдох. Стон.
      Илья выгибается в горячих и сильных руках. Плавится. Подаётся следом за чужими ладонями, стоит им прервать прикосновение. Илья не видит любовника, тут слишком темно, но чувствует, что всё идёт правильно. Как и должно быть.
      Илья тянется за поцелуем, касается языком чужих жёстких и обветренных губ. Открывает рот, позволяя незнакомцу из темноты вести в поцелуе.
      Шершавые пальцы скользят по плечам, бокам, сжимают ягодицы и прижимают к себе, так чтобы понять, что будет дальше. И Илья разводит колени, обхватывает ногами чужие бёдра, скрещивая щиколотки за спиной, словно запирая в этом кольце чужое тело на замок.
      Чужие ладони продолжают своё путешествие: бёдра, подрагивающий живот, ниже...
      Илья вздрагивает и стонет, когда шершавые пальцы проходятся по стволу, а затем смыкаются вокруг него. Всего каких-то пару движений и...
      Темнота сна рассеивается одновременно с накрывающим оргазмом, вынося измученное сознание на берег реальности.

      Илья просыпается со стоном на губах: протяжным, отчаянным. И в мокрых трусах. Словно ему снова пятнадцать и мокрый сон - это привычное дело.
      В первый момент Илья еще пытается прийти в себя после такого яркого сна. Осознаёт реальность. А потом чуть разворачивается и в отчаянии утыкается лицом в подушку. Чувствует он себя сейчас хуже некуда.
      Да и как себя можно чувствовать, когда, спустя всего несколько дней после знакомства, в весьма откровенный сон, из-за которого Илья обкончался, как какой-то подросток, приходит Алексей.
      Именно его лицо Илья увидел прежде чем кончить и проснуться.
      - Приплыли. - Нервно смеётся Илья в подушку. - Не было печали, блин.
      Ещё немного полежав, Илья всё же откидывает одеяло и выбирается из постели. Не хватало ещё, чтобы трусы присохли к телу, пока он тут занимается рефлексированием.
       «С этим что-то надо делать» - добираясь до душа отмечает Илья. Он прекрасно понимает, что Алексей вряд ли одного с ним поля ягода и ловить там нечего.
      Вздох.
      Илья поворачивает вентиль и вздрагивает, когда из душа льётся ледяная вода. Пара поворотов соседнего вентиля и вода начинает нагреваться.
      - Душ, завтрак и собираться. - Бормочет себе под нос Илья и зевает. Он знает, что вряд ли сейчас заснёт, да и времени до пар скорее всего осталось не так уж и много. - И парня найти. - Добавляет так же тихо. - Хоть на одну ночь. Только бы не думалось ни о чём таком. Придурок.
      Вот только где найти парня на одну ночь, когда всё свободное время у него расписано?
      Впервые Илья жалеет, что политика клуба запрещает стриптизёрам уходить с клиентами, будь то завсегдатаи или впервые зашедшая публика.

* * *



      Под руками теплота чужого тела. Оно манит к себе словно магнитом и невозможно удержаться. Хочется касаться, ласкать, сжимать в объятиях того, чьего лица Алексей не видит.
      Это просто сон - можно сказать себе и попытаться проснуться. Вот только осознавать сновидения получается далеко не у каждого, а Алексею к тому же совершенно не хочется просыпаться.
      - Мариш? - Алексей чувствует, но не видит. Он даже не может разобраться кто рядом с ним - мужчина или женщина. Или не хочет?
      Движение бёдер на нём, вверх-вниз, и Алексей вздрагивает от пронзившего тело удовольствия.
      - Марина? - ну а кого ещё первым назвать? Особенно если женившись сделал вид, что вернулся на сторону гетеросексуальности.
      Чужие пальцы смыкаются на запястьях и тянут вверх, заставляя коснуться груди. Под ладонью ощущаются напряжённые соски, но нет и намёка на мягкую округлость присущую женщинам.
      Алексей опускает руки, проводит ладонями по бокам, а затем поднимается ещё выше, притягивает любовника к себе для поцелуя. Губы жёсткие и умелые. Непривычные. И непонятно кто доминирует в поцелует.
      - Антон? - Алексей зовёт не сына. Он зовёт единственного в своей жизни любовника-мужчину. Любимого, что когда-то отняла у него судьба и не справившийся с управлением водитель.
      Новое движение бёдер срывает с губ стон. Алексей бы и рад молчать, но не может удержаться. Хочется всего и сразу, но скрытый в тени человек замирает и Алексей тянется сам, касается чуть подрагивающими пальцами чужой щеки, очерчивает скулу и замирает на губах. Пальцы тут же оказываются в плену горячего рта. Влажный язык щекочет подушечки, а зубы игриво прикусывают кожу. А потом его пальцы неожиданно оказываются на свободе и нежданный любовник просто качает головой и снова двигает бёдрами.
      Алексей вздрагивает и судорожно выдыхает.
      Это сон. Здесь не должно быть всё так ярко, так остро. Но есть.
      - Кто? - шёпот в темноту. И словно в ответ тень начинает светлеть, являя взору всё более чёткие очертания. Ещё чуть-чуть и...

      - Пап, пап! - из сна Алексея вырывает сын. - Всё нолмально? - детское личико перепуганное, глаза широко распахнуты.
      - Что? - Алексей никак не может проморгаться, отойти ото сна и окончательно вернуться в реальность.
      - Ты стонал. Залобно-залобно. - Тоша подныривает под чужое одеяло и пробирается на кровать.
      - Всё нормально. - Алексей потирает глаза пальцами и окончательно отгоняет сон.
      - Пап, ты описался? - невинный вопрос и тычок пальцем в сторону мокрого пятна на чужих трусах.
      - Млять! - непроизвольно вырывается у Алексея от осознания всей ситуации. Он, взрослый мужчина, обкончался во сне, как какая-то малолетка и даже не заметил этого.
      - А сто такое «млять»? - в глазах Тоши читается такое искреннее и незамутнённое любопытство, что хочется зашить самому себе рот.
      - Плохое слово, маленький. Никогда его не повторяй. Хорошо?
      - Холосо. - Согласно кивает Тоша.
      - Выбирайся давай, - Алексей откидывает одеяло в сторону, заставляя сына спуститься с кровати. - Сейчас я приведу себя в порядок и пойдём завтракать.
      - А потом к Иле?
      - Нет. Потом просто гулять. Ты же хотел на горку.
      - Да! - Тоша тут же обо всём забывает и воодушевлённый спешит прочь из комнаты.
      - Сначала завтрак! - летит ему вслед. Если Антоше не расставить акценты, то он может выбежать на кухню уже полностью собранным и готовым к прогулке.
      - Ну и придурок же ты, Алексей. - А вот это уже звучит на порядок тише, почти шёпотом. Алексей в отчаянии утыкается лицом в ладони и какое-то время так и сидит. Приходит в себя после увиденного во сне. Ведь прежде чем сын разбудил, Алексей всё же увидел, кто доставлял ему удовольствие. - Как есть, придурок.
      Ну а как он ещё может себя назвать, когда всего несколько дней знакомства с парнишкой по имени Илья выливаются в откровенный и удивительно яркий сон, от которого Алексей кончает, как малолетка, даже не просыпаясь?