Перевод

ЧАЙНЫЙ СТОЛИК ХИСУИ НАГАРЕ 14

Taira Aomori переводчик
BlueSeraphima бета
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
K project

Автор оригинала:
Райраку Рей (GoRA Pink)
Оригинал:
http://chilly-territory.tumblr.com/post/143056246470/k-dream-of-green-le-sidestory-hisui-nagares-tea

Пэйринг и персонажи:
Амено Мияби, Адольф К. Вайсман, Мишакуджи Юкари, Хисуи Нагарэ, Тенкей Ивафунэ, Годжо Сукуна
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Драма Дружба Повседневность Психология Философия

Награды от читателей:
 
Описание:
Перевод рассказа, прилагающегося к танкобону манги K Dream of Green

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
28 июня 2016, 12:39

Нагаре хорошо помнил, что в тот день они ели карри. Шел третий день после Нового Года. На праздник Ивафуне приготовил вкуснейшие домашние осэти-рери (1), но, как и следовало ожидать, на третий день они всем порядком приелись. Поэтому, когда Ива-сан объявил, что сегодня на ужин карри, на лице Сукуны сразу появилось радостное выражение. Он сказал довольным голосом: «Здорово». Юкари с улыбкой заметил, что карри Ива-сана, хотя и приготовленное по простому рецепту, обладает насыщенным вкусом, а Котосака просто громко закричал: «Карррри!» Нагаре кивнул, соглашаясь:  — Это весьма привлекательно. Запах карри начал разноситься по секретной базе Джангл. В это время Нагаре решил проверить записи с камер наблюдения, установленных в общежитии школы Ашинака, где жил Адольф К. Вайсманн. Он открыл в воздухе проекцию экрана. — Нагаре, ты что, все еще думаешь о Серебряном короле? — лежавший на татами Сукуна приподнял голову. Юкари, который сидел на диване и наносил на щиколотки крем для тела, бросил на Нагаре и Сукуну быстрый взгляд. — Он открыто отказался с нами сотрудничать, кроме того, Сланец теперь у нас, не говоря уже о том, что мы выиграли сражение. Нагаре, тебе больше не стоит о нем так много думать, даже если он и представляет какую-то там опасность. — Я продолжаю наблюдение за Серебряным королем не только потому, что он опасный противник, обладающий силами, противоположными моим. Понимаешь, когда-то он был моим кумиром. Сукуна недовольно нахмурился. — Потому что он первым нашел Сланец? — Да, а также потому, что он первым пытался изменить мир с помощью Сланца. Это стремление пробудило во мне глубокую симпатию. Весьма жаль, что он оставил свою мечту, поддавшись страху. — Да почему ты просто не забудешь об этом трусе, который сбежал, поджав хвост, в самый важный момент? — спросил Сукуна и сердито отвернулся. Юкари же посмотрел на Нагаре искоса и чуть заметно улыбнулся. — На твоем месте любой бы возненавидел Серебряного короля, Нагаре-чан, но ты со своим чистым взглядом говоришь, что он твой кумир, хех. Признаюсь, это мне в тебе нравится, — поддразнил он Нагаре, но тот лишь склонил голову набок, не понимая причины, по которой его дразнят. Сделав это движение, он случайно задел голову Котосаки, который деловито чистил перья, сидя у него на плече. Все пошло под откос с момента, когда Серебряный король активировал Сланец, что, в конечном счете, привело к инциденту Кагутсу. Поэтому вполне естественно было винить его во всем и ненавидеть за это. Нагаре понимал подобную логику, но это отношение было ему абсолютно чуждо. Повернув голову, Нагаре обратился к Ивафуне, который стоял посреди кухни. — Ива-сан, а вы испытываете ненависть к Серебряному королю? Плечи Ива-сана слегка вздрогнули. Он медленно повернулся, брови его были печально опущены, а на лице застыла кривая улыбка. — Нагаре, зачем ты задаешь мне такие гадкие вопросы? Не говоря ни «да», ни «нет», Ива-сан просто стоял и улыбался с тревожным выражением на лице, и Нагаре, глядя на него, почувствовал, как у него защемило в груди при мысли, что он, возможно, ранил Ивафуне своим вопросом. Он прекрасно знал, что ему плохо дается понимание принципов, которые управляют человеческим сердцем. Нагаре не отрицал прошлое, и не собирался обвинять кого-то в том, что случилось и ненавидеть его за это. И, конечно, он совсем не хотел причинять боль Ивафуне, душа которого была тяжело ранена последствиями инцидента Кагутсу. — Этот мир наполнен иррациональностью и сам по себе, вне зависимости от существования Сланца. Единственное, что можно ей противопоставить — это собственные силы человека. В Сукуне Нагаре высоко ценил то, что тот, будучи всего лишь слабым ребенком, восстал против попыток навязать ему чужую волю, и старался жить так, как считал нужным сам, даже несмотря на то, что для этого ему пришлось отказаться от богатой и безопасной жизни. Пламя человеческой души, сиявшее в тех, кто брал на себя ответственность за собственную жизнь, которое так любил Юкари, было дорого и Нагаре тоже. Человек должен отвечать лишь за собственную жизнь. Поэтому Нагаре считал, что Ивафуне совершенно напрасно взвалил на свои плечи бремя вины за бесчисленные человеческие жертвы и все еще страдает из-за этого. — Для того, чтобы жить, людям необходимо обрести силу. Мир, о котором когда-то мечтал Адольф К. Вайсманн, — это, безусловно, прекрасное место, в котором возникнет абсолютно новое жизненное пространство, где, благодаря силе Сланца, не будет ни иррациональности, ни контроля, ни дискриминации, ни страданий. Прежде чем Нагаре смог продолжить, у Сукуны заурчало в животе. Мальчик, казалось, потерял всякий интерес к разговору и повернулся в сторону кухни, наморщив нос. — Ладно, неважно. Я есть хочу. Ива-сан, карри уже готово? Ивафуне повернулся к плите и с улыбкой ответил: — Да, готово. Сукуна, положи всем рис, пожалуйста. Сукуна зашевелился и встал. Открыв крышку рисоварки, он выпустил наружу облачко пара, поднявшееся от сваренного риса. Нагаре с детства знал потрясающий вкус карри Ива-сана. Соус был густой, овощи крупно порезаны, а куски свинины сочные и прожаренные как раз в меру. Ивафуне обычно делал два вида карри: острый для себя и Юкари и сладкий — в основном для Сукуны. Поначалу Сукуна закричал, чтобы тот не обращался с ним как с ребенком, но Нагаре тогда сказал, что сегодня он тоже не прочь отведать сладкого карри, что положило конец спору. После этого Сукуна больше не возмущался. С тех пор, когда Ива-сан готовил карри, Нагаре ел то сладкое, то острое поочередно. Ему очень нравилось карри Ива-сана. ♦♦♦ Нагаре смотрел на двоих стоявших перед ним человек. Двоих из Серебряного клана, которые проникли в его цитадель как раз тогда, когда он добился преобразования мира с помощью полностью активированного Сланца. — Плохое случалось и раньше, и, я думаю, будет еще случаться. Но когда происходит что-то плохое, мне в этот момент нужен совсем не Сланец! Мне нужна вкусная еда и близкие люди рядом, чтобы поесть вместе! Вот чего я хочу! Амено Мияби, девушка, которую Нагаре считал похожей на себя, потому что она тоже все потеряла во время инцидента Кагутсу, а потом обрела все заново, говорила голосом, полным слез. Адольф К.Вайсманн кивнул, соглашаясь. — Хисуи Нагаре, людям нужен совсем не Сланец. Им нужно совсем немного. Маленький столик — этого уже достаточно. Я пришел к такому выводу. И это мой выбор как Серебряного короля. Ответ человека, которым Нагаре продолжал восхищаться, и девушки, которую он считал похожей на себя, был абсолютно противоположным его собственной идеологии. — Как жаль, — сказал Нагаре абсолютно искренне. Маленький кофейный столик. Его важность и значение были за пределами его понимания. И все же, почему, слушая отчаянную речь этих двоих, Нагаре вспомнил запах карри, приготовленного Ива-саном, которое они ели все вместе?.. (1)Osechi — традиционный японский новогодний обеденный набор в коробке. Каждый входящий в набор ингредиент символизирует то или иное новогоднее пожелание.
Реклама: