Венец творения

Джен
R
В процессе
2487
Размер:
планируется Макси, написано 276 страниц, 41 часть
Описание:
Мутанты - новая ступень эволюции, которая в итоге вытеснит обычных людей. А что делать "венцу творения", если его мутация позволяет контролировать чужие мутации? Как скоро этим "венцом творения" заинтересуются? И кто успеет первым убить или забрать его себе?
Посвящение:
Посвящается миру Марвел, моим подругам, поддерживающим меня и моё безумие. И, конечно же, посвящается читателям, которые поддерживают и вдохновляют меня своими отзывами!
Примечания автора:
Этот фанфик - смесь фильмов, мультфильмов, каких-то данных с википедий и прочих ресурсов. Потому мутанты у меня здесь - действительно мутанты, а не люди, которым дали мутации Наблюдатели. Впрочем, будут и те, кому мутации действительно достались от высших сил.
Обложка: https://pp.vk.me/c621931/v621931878/39924/3XcpFXZE_Xg.jpg
Альбом с артами к фанфику: https://vk.com/album-90795098_234029260
Песни к фанфику: https://vk.com/audios-90795098?album_id=76757068
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2487 Нравится 720 Отзывы 1138 В сборник Скачать

20 глава

Настройки текста
Собиралась я в темпе вальса. Так-то пожитков у меня набралось немного. Одежда, купленная мне Баки, маленькое радио и блокнот с портретом сержанта и фотографией, сделанной в фотобудке, поместились в сумку, купленную в гипермаркете всего пару месяцев назад. Казалось, что прошла уже целая вечность. Я улыбнулась, с ностальгией вспоминая эпичное путешествие с Зимним солдатом. И как он только не прибил меня тогда? Наверное, осознавал всю бесполезность подобного действия, я ведь практически неубиваема. Взяла с собой еще конспекты Хэнка, парочку книг и всякую канцелярию, которой со мной охотно поделился всё тот же Маккой. Честно, я скоро буду причислять его к лику святых, настолько он отзывчивый и добрый человек! Ну, почти человек. А, не важно! Я не могла поверить в то, что действительно еду в Нью-Йорк учиться! Не думала, что смогу получить документы и возможность поступить в университет так быстро и легко. Пожалуй, я с самого начала не думала надолго оставаться в школе. Нет, мне здесь нравится, конечно, и я периодически буду сюда возвращаться, может, в будущем даже стану здесь преподавателем (с чем черт не шутит?), но именно вот сейчас мне нужно пожить как-то отдельно от всех, среди обычных людей и обычных же забот, от которых я так отвыкла! Поэтому новость о моем переезде в общежитие я встретила с радостью. Ну, когда от шока отошла. Последний день в школе мутантов прошел в прощании со знакомыми. Я занесла Шторм вещи, которые она мне одолжила. Конечно же, эти вещи я предварительно хорошо постирала. Ороро на возвращение вещей и мою искреннюю благодарность ответила легкой улыбкой. Понятно, мою выходку все еще не забыли. Потом был инструктаж от Чарльза. Мне выдали немного денег на первое время, все причитающиеся документы. Я переезжала в общежитие недалеко от государственного университета (какое-то странно знакомое название, но у меня не было времени копаться в своей памяти), а в сам университет должна была проходить весь этот год на подготовительные курсы. Потом сдать экзамены на поступление и вуаля - меня зачислят на первый курс. В том, что я сдам, не сомневалась ни капли: моя идеальная память и помощь Хэнка не дают поводов для сомнений! Также Чарльз сказал, что я вполне могу устроиться на работу, но если не хочу, то он может высылать деньги... Я тут же открестилась, сказав, что вполне могу сама себе зарабатывать на жизнь, да и так была в долгу перед Ксавьером. Не хотелось бы этот долг увеличивать. - Ну что ты, Селма, - Чарльз, который вышел провожать меня на своих двоих (боже, как он радовался, когда до него дошло, что он теперь может ходить! За всю историю школы его, наверное, не видели более счастливым! Он на радостях даже открыл танцевальный кружок. Никогда бы не подумала, что Ксавьер может так отжигать!), по-отечески улыбался, - ты моя ученица, как и все в этой школе. - Скорее, очередная приемная дочка. Но от слов профессора на сердце потеплело. Приятно, когда кому-то ты небезразлична. - Ты можешь вернуться сюда в любое время дня и ночи. В общежитии, в которое тебя поселят, есть стационарный телефон. Уж найди немного времени позвонить нам, - улыбался Ксавьер. - Всенепременно! Я ещё достану вас своими звонками, - широко улыбнулась в ответ. - Удачи, Селма... дочь, - Хэнк улыбнулся, немного смутившись собственной шутки. Ага, по документам мне было двадцать один год и я являлась приемной дочерью Хэнка Маккоя. Забавно при таком приемной отце быть Селмой Клауд. Ощущение, что Чарльз и его знакомые, помогшие с документами, специально так сделали, чтобы запутать людей, которым может вдруг взбрести в голову что-то раскопать про меня. - Ага, спасибо, папочка! Присмотри за Баки, ладненько? - Я игриво улыбнулась. Было немного страшно покидать безопасные стены школы, да и оставлять друзей и приятелей было тяжеловато, но я, в конце концов, взрослый человек! И сама мечтала продолжить учиться. - Я вообще-то все еще здесь, - недовольно проворчал Барнс. Я ударила его кулаком в плечо. - Тебя трудно не заметить, поверь, - немного поколебавшись, я крепко обняла друга. - Спасибо тебе за всё, - я отстранилась, посмотрев на Хэнка и Чарльза. - Вам всем спасибо! Еще увидимся, до встречи! - И я села в машину, чтобы не растягивать прощание. Не люблю длинные прощания. Меня любезно согласился подвезти Скотт. Общежитие располагалось в большой, этажей двадцать, если не больше, высотке. Обшарпанная, наверняка ещё сороковых годов, но довольно-таки монолитная на вид. С собой у меня была только сумка, набитая битком, потому я вылезла из машины, считай, налегке. - Ну... до скорого, - я неловко улыбнулась Скотту, который сидел в машине. Он замялся, а потом кивнул мне, ответив такой же неловкой улыбкой. - До скорого... И спасибо за всё. Надеюсь, ты еще приедешь. По крайней мере Барнс будет по тебе скучать, - и чему-то весело хмыкнув, Саммерс уехал. Я проводила машину растерянным взглядом, пытаясь понять, с какого перепугу Барнс будет по мне скучать? Скорее, он будет отдыхать. Наверняка я ему уже надоела. Хотя, как знать, как знать... Посмотрев на здание, я решительно направилась к двери. Очутившись в прибранном холле, уже собиралась двинуться к лестнице, как меня остановила вахтер. Ну или охранник, не знаю как точно назвать человека на входе в Нью-Йоркское общежитие. - Кто такая? - Мрачно поинтересовался у меня еще крепкий на вид старик с цепким взглядом светлых глаз. - Селма Клауд, собираюсь посещать подготовительные курсы! - Отрапортовала, выпрямившись по струнке. Словно в армии, в которой никогда не бывала. Старик немного растерянно проследил за моей клоунадой, а потом усмехнулся в щеточку усов, которые распушились над губами. - Да-а, слышал я уже это имя. Тебя уже занесли в список... Документы покажешь? - Я без возражений предоставила документы. Старик сравнил фотографию в документах с моим лицом и, оставшись удовлетворенным, вернул мне мои "бумажки". - Тебе в семьдесят вторую комнату, на третьем этаже. Ты живешь с Энни Аббот, - проинструктировал меня старик. Я поблагодарила и поспешила к лифту. Так странно, мне теперь придется с кем-то делить личное пространство! Это очень непривычно, так как что в школе Ксавьера, что десять лет в лаборатории, что много лет до этого я всегда была единоличной хозяйкой комнаты. Дом у нас был большой, комнат всем хватало, в лаборатории меня боялись селить с кем-то, в школе Ксавьера просто ценят понятие "личное пространство", а вот в общежитии - хренушки. Ладно, буду надеяться, что малышка Энни не клептоманка, наркоманка, алкоголичка или еще кто похуже. Выйдя из кабины лифта на нужном этаже, я печально посмотрела на вереницу комнат с цифрами на дверях. На этаже была слышна попса: кто-то выкрутил магнитофон на максимум. Зараза. Ничего, если что я им устрою сладкую жизнь, правда, справляться с подростками как-то западло. Они же для меня, как дети малые! Всё-таки я постарше их буду. Дверь с красивыми цифрами "7" и "2" мне понравилась хотя бы своей внешней аккуратностью и тишиной за ней. Я постучала по дереву и лишь спустя минуту рискнула заглянуть в комнату. Здесь было уютно: два письменных стола, сдвинутых друг к другу, настольные лампы, два шкафа, двухъярусная кровать, тумбочки, дешевый книжный стеллаж и потрепанный диван. А еще окно, выходящее на соседнею высотку, было завешано милой зеленой шторкой в белый цветочек. Миловидная сероглазая брюнетка сидела в наушниках на диване и читала какую-то книгу, мало обращая внимания на реальность. Я прикрыла за собой дверь, направившись к девушке. Она, увидев меня, тут же сняла наушники. - Ты кто? - Девушка весьма недружелюбно посмотрела на меня. Я криво усмехнулась, понимая, что ничего не понимаю. С чего вдруг такая агрессия по отношению ко мне?.. - Селма Клауд, твоя новая соседка по комнате, - Энни заметно расслабилась, но все равно выглядела не больно-то дружелюбной. Такая настороженность с её стороны здорово меня напрягала. Когда от тебя ожидают подвоха, ты сам начинаешь ожидать подвоха, только не от себя, а от ожидающего... и вообще, мне пора завязывать с паранойей! Барнс далеко, не могу же я и сейчас болеть его замашками? - Энни Аббот, - кивнула брюнетка. - Откуда ты, Селма? - Поинтересовалась она. Её голос был всё таким же холодным, а взгляд - колючим. Правда, после фирменных взглядов Барнса, кажется, меня уже ничем не проймешь. - Я с удовольствием отвечу на все твои вопросы, если ты подскажешь, где моё спальное место и куда мне положить вещи, - я попыталась дружелюбно улыбнуться. Энни немного подрастерялась, но стремясь удержать маску Ледяной королевы, царственно кивнула на двуъярусную кровать: - Нижняя койка твоя. Шкаф у окна - тоже, - просветила меня девушка. Я благодарно кивнула, бросая сумку на своё новое спальное место. Решив не стоять, как дура, посреди комнаты, я села на стул рядом с абсолютно пустым столом, единственным плюсом которого была его чистота: Энни явно содержала свою комнату в порядке. - Я эмигрантка из России. Вместе с дядей переехала сюда несколько лет назад. Увы, дядя скончался от рака, а меня определили в детский дом. Лет пять назад меня усыновил один доктор наук. Мы договорились с ним, что он содержит меня, помогает мне материально, а я выучиваюсь на генетика и помогаю ему с работой, если ему вдруг пригодится помощь. Вообще, папочке Хэнку просто было одиноко, а своих детей он завести не надеется: в плане отношений с девушками у него полный швах, он очень робкий малый, - я усмехнулась, вспоминая этого "плюшевого мишку". Пожалуй, кое-что из моей "легенды" было правдой. - Собственно, это всё, что тебе нужно знать обо мне. Энни смотрела на меня немного удивленно. - Ты русская? Правда? - Как-то немного по-детски переспросила она. - Честное пионерское, - на чистом русском отозвалась я. Пока валялась со своими руками, от нечего делать стала повторять русский, а Баки мне в этом помог. Так приятно было поговорить с кем-то на родном языке, вспомнить родину... - Хм, это упрощает дело, - девушка вернула себе равнодушный вид. - Я слышала русские чистоплотны, по крайней мере держат свою квартиру в чистоте. Я староста по этажу, учусь на третьем курсе. Общежитие работает с шести до десяти. Опоздаешь - ночуешь на улице, выйдешь ночью на улицу - до шести не войдешь обратно. Соблюдай порядок, раз в два дня в комнате убираешься ты. Дежурить по коридору будешь со мной, в коридоре, рядом с ванной, есть график уборки коридора и холла у лифта. Душ работает также, как и общежитие, если забыла, напоминаю: с шести до десяти. Более чем на тридцать минут его не занимать. Принимаем душ в порядке очереди, список висит у душевой, не забудь себя туда вписать. Когда кто-то купается в душе - не смывай унитаз, иначе пойдет кипяток. Да, в ванной две душевые кабинки, потому душ принимаем, обычно, по-двое. Можешь и одна, но для этого тебе придется вставать раньше шести часов утра. - Хм, а с кем в паре я смогу принимать душ? - Звучало это довольно забавно, но Энни была такой серьезной и строгой, что я даже не думала о шутках. - Со мной. С полдевятого до десяти. В комнате не шуметь, чужих не проводить, не курить, не распивать алкоголь, не врубать музыку на полную, - ощущение, будто попала в какую-то тюрьму. Где веселая студенческая жизнь я вас спрашиваю?! - А... - я вспомнила, что когда шла по коридору, из некоторых комнат буквально орала музыка. - В этой комнате запрещается громко включать музыку, - правильно расценила мою попытку задать вопрос Аббот. Что же, все было понятно. - Мерси, я всё поняла. Разрешите расчехлить пожитки! - Что же, похоже я попала в армию. Ну почти. Аббот поморщила нос в ответ и снова уселась на диван, надевая наушники. Я стала раскладывать свои немногочисленные вещи. Канцелярия и прочее заняли место в столе, я подумала о том, что неплохо прибить книжные полки к стене и раздобыть настенное зеркало, а то те, которые были на дверце шкафа внутри меня не очень устраивали. В конце концов, я поняла необходимость покупки фоторамки: для портрета Барнса. На стекло прикреплю скотчем снимок из фотобудки. Почему бы и нет? Буду вставать спозаранку и петь гимн Советского союза портрету Зимнего солдата... Меня пробило на "хи-хи". Всё-таки иногда я такой ребенок! Бросив взгляд на Энни, которой снова всё было до фени, я криво усмехнулась. Рисунок лег на поверхность стола, а я уселась на стул, доставая остро заточенный карандаш и ластик. К суровому небритому лицу сержанта, начерканном простой ручкой на вырванном из блокнота листе присоединились негодующе-смущенные моськи Бобби и Джона; отечески-снисходительная мина Чарльза; смущенное лицо Хэнка, поправляющего очки, сползшие на переносицу; ухмылка от уха до уха Скотта, которого я изобразила в его канонных очках «из будущего», как обозвала их когда-то; мило улыбающаяся Шторм рядом с удивленной Джин. Я окинула своё творчество внимательным взглядом и улыбнулась, весело фыркнув. Вышло карикатурно, но весьма узнаваемо и оригинально! Обязательно куплю фоторамку и разживусь цветными карандашами, а потом повешу законченное «творение» на стену. Просто смотря на рисунок уже создается ощущение, что я все еще в школе: вот сейчас зайдет Барнс и погонит меня на тренировку, а потом я спрячусь у Хэнка и буду болтать с ним, и, конечно же, ночью отправлюсь грабить кухню, в чем меня опередит Бобби или Джон, или они оба одновременно! Эх, когда я успела так привязаться к школе мутантов?! Разобравшись с тараканами, устроившими бунт в моей голове, я взяла деньги из сумки и сунула их в карман джинс, собираясь отправиться на разведку. Точнее, просто познакомиться с обитательницами этого замечательного общежития. Недалеко от лифта располагался небольшой холл с диванчиками и креслами, а также потертым журнальным столиком, на котором валялось несколько старых журналов. Отсюда был ход на маленькую кухню. На ней можно было готовить, разогревать и хранить еду, но последнее с большим риском эту еду больше никогда не увидеть: любители халявы находились везде. - Привет, - я дружелюбно улыбнулась троице девушек, сидящих на диване. Они с любопытством посмотрели на меня, прервав свой разговор. Темноволосая и черноглазая девушка, с яркой индийской внешностью, словно только что из фильмов, в которой все танцуют и поют, тепло-тепло улыбнулась мне в ответ: - Привет. Ты новенькая? – У индианки оказался очень приятный голос, в тон которому бренчали еще массивные серьги и золотые браслеты, обхватывающие тонкие запястья. - Ага, - кивнула на такой очевиднейший вопрос. - На какой факультет? – Спросила другая, тоже смуглая, но напоминающая мне больше мою мать-итальянку, девушка. Её волосы были насыщенно-каштанового цвета и завивались на концах. - Биогенетика, - передернула плечами, не считая это большим секретом. Тем более сама пришла налаживать контакт. - О-оу, шаришь в этом? – удивилась индианка, снова забренчав своими браслетами. Их светловолосая подруга отмалчивалась, как-то слишком робко бросая на меня взгляды. Я бы сказала, что она зашуганная… - Мой отчим защитил докторскую по теме биофизика последних лет и пути её развития, так что да, я тоже кое-что в этом понимаю, - улыбнулась, не преминув похвастаться заслугами Хэнка. Раз уж он формально мой опекун, от чего не похвастаться? Хотя, честное слово, ему самому нянька нужна! - Это круто, - улыбнулась итальянка. – Я с факультета журналистики, Каришма и Обри с исторического. Обри, как ты заметила, не очень общительная, но она и с нами первое время общалась либо односложно, либо жестами: она очень застенчивая. Я кивнула, принимая информацию к сведению. - А я Селма. Ты, кстати, не представилась, - со смешком напомнила итальянке. Она на это рассмеялась, хлопнув себя по лбу. - Лучиана. Но все меня зовут просто Луче. Твое имя тоже сокращение, верно? – Прищурилась девушка, видимо, угадав во мне такую же горячую итальянскую кровь. Ну да, что-то от матери во мне определенно было, например шикарные каштановые волосы, которые, зараза, тоже завивались. - Мама – итальянка, назвала меня Ансельминой, но мне не нравится моё полное имя. С ним связано не очень много приятного, - честно ответила. И сказала всё это не просто так, а с определенным умыслом: чем я искреннее, тем больше шансов завести хотя бы приятельские отношения. Каришма и Луче засмеялись, пообещав, что секрет моего полного имени останется секретом, а Обри серьезно кивнула и тихо пробормотала, что она тоже никому не скажет. Я от всей души поблагодарила их за это. Каришма и Луче лишь махнули рукой на это и живо увлекли меня в разговор. Я повторила свою «легенду», узнала больше о самих девушках, об университете, и как итог мы отправились в ближайший гипермаркет, располагающийся за углом. Купили всяких вкусняшек и газировки, я разжилась фоторамкой и дешевым настенным зеркалом, диаметром не более тридцати сантиметров. Тихая Обри немного раскрепостилась и подсказала, где раздобыть гвозди и молоток, если мне нужно что-то прибить. А если я не умею работать с молотком, то пара баночек пива решали проблему, стоило их принести Килли, вахтеру общежития, и рассказать ему о своей проблеме. - Вообще, его зовут Килиан, но мы все его зовем Килли. Он охотно за пиво или вкусняшки помогает нам починить что-либо или прибить полочку там или гвоздь забить, - сообщила жизнерадостная Каришма. Я еще раз искренне поблагодарила девушек. Такими темпами я быстро приживусь в общежитии! Мы еще немного посидели в холле. Вскоре тема разговора как-то скатилась к парням, тут-то я и выбрала момент, чтобы откланяться, пожаловавшись на кучу впечатлений и то, что мне завтра еще бегать в поисках работы. Луче предложила пойти вместе: она на лето уезжала к родственникам в Италию, потому уволилась с работы официантки и сейчас была в поисках нового рабочего места. Я с удовольствием согласилась, всё-таки окрестности знала не очень хорошо. Договорились завтра в двенадцать встретиться в холле, и я ушла с чистой совестью. В комнате ничего не изменилось. Энни всё также слушала музыку, читая какую-то книжку, но уже другую, это я поняла по смене цвета обложки. По дороге в свою новую обитель я зашла в кладовую, взяв оттуда нужный инструмент и гвозди. Забить в стену два гвоздя было довольно легко, я даже по пальцам ни разу не съездила. Сунув рисунок в рамку, вместе со снимком из фотобудки, повесила рамку на стену, а рядом купленное сегодня зеркало. Бобби и моя собственная мордашка кривлялись мне с фотографии, а рядом сидел убийственно серьезный Баки. И так на трех снимках из четырех. Но вот как раз на четвертом я с Бобби широко и от души улыбались, и даже Барнс позволил себе улыбку. Ну вот, день еще не прошел, а я уже хочу позвонить и узнать, как у них там всех дела! Я убивала время до своей очереди в душевую (конечно, не забыв себя вписать в этот список) за чтением конспектов Хэнка, удивляясь тому, какой у него прекрасный почерк. Мой, особенно в первые годы жития в Америке, подобной красотой и аккуратностью не отличался. Девчонки, с которыми я училась, даже шутили по поводу того, что я уже готовлюсь стать врачом и выписывать рецепты, которые никто не поймет. Шуточки эти были с оттенком черного юмора, если припомнить статистику смертности в Америке из-за того, что пациент не разобрал почерк лечащего врача… - Ты неплохо рисуешь, - внезапно раздался голос Энни у меня за спиной. – Училась где-то? – Светским тоном поинтересовалась девушка. Я вздрогнула, обернувшись через плечо: совершенно не заметила, как она подошла ко мне. - Самоучка, - улыбнулась в ответ. Это хорошо, что Аббот идет хоть на какой-то контакт. - М-м, думаю многие захотят заказать у тебя свой портрет по дешевке, - высказала, скорее всего, свои размышления, девушка и отошла к шкафу, собираясь переодеться. Я снова уткнулась в конспекты, переваривая услышанное. Мне тут предлагают работенку или просто идею подкидывает? После душа, когда все уже или спали, или уже были готовы лечь спать - Энни бодро так всех шпыняла на этаже, потому уже вскоре смолкла невыносимая попса - я смогла добраться до стационарного телефона. В женском общежитии к нему выстраивалась целая очередь! Но не в десять часов вечера, когда над всеми довлеет староста по этажу. Я быстро набрала номер по памяти и стала вслушиваться в гудки, прижав трубку к уху. - Институт для одаренных детей и подростков имени Чарльза Ксавьера. Чем я могу вам помочь? - Раздался равнодушный голос. Несмотря на то, что связь этот голос искажала, я узнала говорящего. К своему огромному удивлению. - Баки? Какого черта ты висишь на телефоне? - Высказала своё непомерное удивление, но шепотом. Не хватало еще, чтобы Аббот погнала меня спать. - Обычно на телефоне висит Хэнк, но я проиграл ему в покер на желание, - фыркнул сержант. Охренеть, они там еще и в покер на желания играют! Не то, чтобы мне тоже хотелось, я даже играть не умею, но блин! Если у Баки были карты, он мог бы и в дурака со мной сыграть. - Как первый день в общежитии? - Поинтересовался Барнс, меняя тему. Я присела на край тумбочки, на которой стоял телефон. - Нормально. Соседка по комнате у меня очень строгая и аккуратная, в душу не лезет, в мои вещи пока тоже. Познакомилась тут с другими девчонками, милейшие люди. Одна даже из Италии, сразу узнала во мне итальянку. Завтра пойдем с ней искать работу, - кратко подбила я итоги первого дня. Баки в ответ хмыкнул. Пару секунд длилось молчание. В голове почему-то крутилась избитая до ужаса фраза: "соскучилась по тебе", но я нарочно обкусывала губу, чтобы не ляпнуть подобную фигню. Не маленькая, продержусь и в дали от Барнсовой юбки! Хотя в институте Ксавьера классно, да... - Передать что-нибудь кому-нибудь? - Всё-таки нарушил тишину Баки. Я вскинулась, тут же вспомнив пару своих просьб. - Ага. Привет всем передавай, и пожалуйста, последи за Хэнком. Он иногда так увлекается, что сутками бегает голодным. Можешь озаботить этим кого-то еще. И присматривай за Бобби и Джоном. Касательно последнего стоит еще заняться его воспитанием. Он заносчивый пацан, в будущем он даже сбежал к Эрику, стоило тому поманить его. Кто такой Эрик? О-о, узнаешь у Чарльза. Ладно, всем там привет, обнимашки и прочее, а я спать, - быстро закруглила разговор. Уже собираясь повесить трубку, я услышала голос Барнса: - Селма? - Что? - Поинтересовалась, поднимаясь с тумбочки. - Спокойной ночи, - из трубки слышались короткие гудки. Улыбнувшись, повесила трубку. - Дурак, - щеки почему-то у меня горели.
Примечания:
* По фильмам, Хэнк закончил Гарвард в 15 лет, а потом работал на ЦРУ. Считается также, что Хэнк ровесник Рейвен. Так что, предположительно ему около тридцати-сорока лет, не более.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net