Венец творения 2194

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мстители, Люди Икс, Первый мститель, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Баки Барнс, Чарльз Ксавье, Роберт "Бобби" Дрейк, ГГ - ОЖП. Много мутантов, героев, злодеев и прочих.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 39 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Songfic Дружба Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Стёб Фантастика Экшн Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Мертвые Кролики
«Интересная работа» от cat-without-smile
«Захватывающее произведением » от Betelgeuse044
Описание:
Мутанты - новая ступень эволюции, которая в итоге вытеснит обычных людей. А что делать "венцу творения", если его мутация позволяет контролировать чужие мутации? Как скоро этим "венцом творения" заинтересуются? И кто успеет первым убить или забрать его себе?

Посвящение:
Посвящается миру Марвел, моим подругам, поддерживающим меня и моё безумие. И, конечно же, посвящается читателям, которые поддерживают и вдохновляют меня своими отзывами!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Этот фанфик - смесь фильмов, мультфильмов, каких-то данных с википедий и прочих ресурсов. Потому мутанты у меня здесь - действительно мутанты, а не люди, которым дали мутации Наблюдатели. Впрочем, будут и те, кому мутации действительно достались от высших сил.
Обложка: https://pp.vk.me/c621931/v621931878/39924/3XcpFXZE_Xg.jpg
Альбом с артами к фанфику: https://vk.com/album-90795098_234029260
Песни к фанфику: https://vk.com/audios-90795098?album_id=76757068

21 глава

30 января 2017, 19:08
Второй день в Нью-Йоркском общежитии начался с вопроса Энни: - Ты можешь рисовать по фото? – Как бы между делом осведомилась Аббот. Я, застелив постель, вопросительно посмотрела на неё. - Ну, пожалуй, могу, а что? – Энни расчесывала волосы, смотря на себя в зеркало. Меня начинала раздражать эта её привычка выглядеть незаинтересованной и игнорировать собеседника. Ответа на мой вопрос я так и не дождалась. Плюнув на старосту этажа, конечно же, только мысленно, отправилась в ванную. Энни вставала рано, а так как я стала спать очень чутко, то её пробуждение означало и моё. Зато ванна в такую рань, всего шесть утра, была абсолютно свободна! Умывшись и причесавшись, вернулась в комнату, чтобы переодеться из футболки Баки, заменяющей мне ночнушку, во что-то более подходящее для прогулок. На сегодня у меня было много планов! Я посмотрела на себя в зеркало. Джинсы, футболка AC/DC, волосы, собранные в пучок, закрепленный простым карандашом, фенечки – подарок от хиппи – на запястьях: очень представительный вид! Сразу ясно, что я очень организованная и серьезная девушка… Да, сарказм так и лез с утра пораньше. Вообще, своим внешним видом была удовлетворена, в конце концов, иду подработку искать, а не на прием к английской королеве! Позавтракав в ближайшем к общежитию кафе, радуясь большим американским порциям, я погуляла немного по окрестностям, отметив секонд-хэнд и еще один супермаркет, а потом вернулась в свой дом на ближайшие несколько месяцев. Луче уже сидела в холле, болтая с Каришмой. - Привет, - улыбнулись мне девушки. От их синхронного приветствия я даже немного растерялась. - Не против, если Каришма пойдет с нами? – Поинтересовалась Луче. – Она ходила с утра в кафе, в котором работала до этого, но за лето нашли другую официантку, и теперь Каришма осталась без работы, - индианка притворно тяжело вздохнула. Понятно, из-за потери рабочего места она не очень-то переживала. - Нет-нет, не против. Вместе веселее, - правда, трем девушкам будет тяжелее найти работу, чем двум. В идеале, лучше искать работу и вовсе одной, но тогда будет совсем скучно и нудно! Каришму быстро взяли официанткой в индийский ресторанчик, а мне и Луче пришлось бродить по кварталу в поисках другой работы. Свободных вакансий нигде не наблюдалось. Мы уже почти потеряли надежду, как в очередном кафе я увидела знакомое лицо. - Маус! Вот так встреча! – Сероволосая официантка обернулась, флегматично посмотрев на меня. Я помахала ей рукой. Заметив фенечки, Маус улыбнулась. - Привет, Селма! – Девушка обняла меня, как старого друга. Я мельком увидела на её бейджике «Katya». – Где потеряла мрачного здоровяка? Какими судьбами здесь? - Баки устроился на работу в интернат, а я приехала сюда учиться, вот подработку ищу вместе с приятельницей, - улыбнулась, думая над национальностью Маус: сейчас, при свете дня, а не в прокуренном фургончике, я отмечала, что у девушки вполне себе славянские черты лица и светлые глаза. – Это Луче, мы с ней в одном общежитии живем. - Маус, - «ребенок цветов» обняла немного смущенную Лучиану. – Как у вас с языками? – Поинтересовалась девушка. - Я знаю итальянский и немного португальский, - призналась итальянка, неуверенно поглядывая на меня. - В совершенстве знаю русский, дорогая Екатерина, - козырнула родным языком, широко улыбнувшись. Вообще, с моей памятью, я могла выучить любой язык, но всегда находились дела поважнее. - А готовить русские блюда умеешь? – Заинтересовалась Маус. - А то! Тебе чего? Могу щи сварить, могу борщ. Пельмешки там, манты, пирожки, блины, каши, макароны по-флотски… Что не умею, то научусь, - все еще широко улыбаясь, перечислила известные блюда. Список был куда внушительнее, но зачем перечислять абсолютно всё? Готовить меня, кстати, учила не только мама-итальянка, но и в школе на уроках труда у девочек, и еще соседка на даче обожала меня и охотно делилась всем, что знала. Галина Кирилловна часто сидела со мной, когда родители оставляли меня на Сашку, а сам Сашка хотел кутить с друзьями. Эх, детство, такое детство… - В паре кварталов отсюда есть ресторанчик. Туда требуются повара и официантки. Скажете, что от Екатерины Николаевны Мышкиной. Повторить сможете? Удивленная Луче отрицательно покачала головой. - Да делов-то! Мы от Екатерины Николаевны Мышкиной, здрасти, - хотелось добавить «я ваша тетя», но прикусила язык. Маус внимательно рассматривала меня. - Ты русская или просто учила язык? - поинтересовалась Мышкина. - Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза. Читайте, завидуйте, я - гражданин Советского Союза, -продекламировала всем знакомые строчки Маяковского, подумав, что они очень в тему. - Русская я. Наполовину. Мать – итальянка, отец – русский, отчим – американец. Я, так сказать, многонациональное достояние, - Маус искренне захихикала на мою незатейливую почти шутку. – Но у меня есть только американское гражданство, так что не видать мне Союз, как своих ушей, - развела руками. На родину хотелось отчаянно. Десять с лишним лет не была там, соскучилась жутко. - Ну, с возвращением на родину я тебе не помощник. А вот работу в русском ресторане предлагаю. Там большинство работников – эмигранты, да и хозяин тоже, - улыбнулась Маус. Стоящая рядом Луче хмурилась, не понимая ни словечка из нашего разговора. Ну да, русский-то она не знала. – Ладно, вот адрес, - Катя тоже заметила, что итальянка начала раздражаться, да и сама девушка была на работе, так что ей некогда было с нами разводить задушевные беседы, потому быстро начеркала в блокноте адрес, вырвала листочек и отдала его нам. – Удачи вам. Мы распрощались с Маус и отправились по адресу. По словам Луче, это было совсем рядом с нашим универом. Вот заодно и посмотрю, что собой представляет Государственный Университет, существующий лишь в комиксах об одном членистоногом. Университет не впечатлил. Университет, как университет. Да огромный, да недавно его явно ремонтировали, но какого-то трепета или восхищения не внушал. Я рассмотрела его вскользь, даже не останавливаясь, пока меня под руку вела Луче. - Знаешь, не хочу обидеть тебя какими-либо предубеждениями, но… это не опасно? В смысле, как бы… - Итальянка отчаянно не могла сформулировать мысли так, чтобы не обидеть меня. На самом деле, я даже не думала обижаться, понимая опасения девушки. Не то, чтобы о русских было плохое мнение, просто из-за некоторой оторванности СССР от остального мира среди иностранцев гуляли определенные домыслы и слухи. Кстати, скоро декабрь… - Всё нормально. Не съедят они тебя, поверь, - я шутливо пихнула девушку в бок. Лучиана улыбнулась мне, встряхнувшись: наверное, вспомнила, что является итальянкой. А где у нас зародилась мафия?.. Ресторанчик и правда был практически в шаговой доступности от университета. Столики, накрытые белой скатертью, уютные бежевые шторы в голубой горошек, линолеум с закосом под дерево. Уютно, чисто, светло. Внутри умопомрачительно пахло выпечкой. - Добрый день,- я улыбнулась официантке, что со скучающим видом стояла за стойкой. Она тут же вскинулась, удивленно на меня посмотрев. – Мы от Екатерины Николаевны Мышкиной, она сказала здесь можно найти работу… - Ага. Хорошо знаете русский? Готовить умеете? – Почти точь в точь повторила вопросы Маус светловолосая девушка с серовато-голубыми глазами. - Русский – мой родной язык, а Луче – итальянка, знает лишь этот язык, английский и немного португальский. Я умею готовить большинство русских блюд, да и всего понемногу. Девушка кивнула нам и попросила подождать. Мы сели за стойку. - Думаю, тебя в любом случае примут на работу, - улыбнулась немного волнующаяся Луче. - Да ладно, нас либо обеих возьмут, либо обеих выставят за дверь, - почему-то сомнений в этом у меня не возникало. Вскоре вернулась та светловолосая официантка, принеся нам анкеты и ручки. Забавно, что моя анкета была больше и полностью на русском языке. Кроме контактных данных и всякой информации обо мне, требовалось отметить галочкой блюда, которые я умею готовить (список прилагался) и дописать те, которые не вошли в список. Парочка блюд не из русской кухни я отдельно всё-таки выписала, плюс добавила названия семейных блюд: что-то на стыке итальянской и советской кухни. Лучиана давно закончила заполнять свою анкету, отдав листок официантке. Все ждали только меня. Я быстро закончила писать ответы на вопросы. - Приходите завтра к десяти, - кивнула нам девушка и снова скрылась в служебных помещениях. Луче вопросительно взглянула на меня, а я лишь пожала плечами. - Пойдем в общежитие? – Поинтересовалась я, не зная, куда еще отправиться. - Ага, - кивнула итальянка, внезапно хитро улыбнувшись. – А потом я и Каришма покажем тебе ночной Нью-Йорк! Знаю я один клуб, там как раз сегодня должна быть скидка на всё алкогольное меню! - О, звучит многообещающе! – И я ничуть не лукавила, говоря это. В груди действительно поселился самый настоящий азарт. Наверное, я слишком давно не оттягивалась так, как любят это делать беззаботные студенты. Стоит наверстать упущенное!

***

Каришма в оранжевом платье до колен, в алой юбке-вуали поверх, на которую были нашиты золотистые монетки, с распущенными по плечам волосами, только часть которых была собрана в пучок на затылке, вся в браслетах и бусах из каких-то камешков и деревянных бусин, выглядела как индийская танцовщица. Луче в шортах и блестящей тунике, оголяющей спину, выглядела не столь празднично. Я в своих джинсах и памятной футболке и вовсе не вписывалась в их компанию. А ведь мы в клуб собрались… - Вы не замерзнете? – Поинтересовалась, смотря на девушек. Всё-таки на улице не май-месяц, пусть и днем было довольно тепло, но вечером явно должно похолодать. Сентябрь же! - А ты не запаришься? – Смеясь, поинтересовалась Каришма. - Ты как будто и не в клуб идешь, - заметила Луче. Я передернула плечами, понимая, что проблемы терморегуляции их тел – это их заботы. Я же не мамочка, чтобы заставлять их надевать курточки и шапочки. - Пойдемте. Если хотим потусить перед коммендатским часом, то лучше поторопиться. Клуб располагался в подвале в сорока минутах ходьбы от общежития. Громкая музыка, люди, дрыгающиеся в чем-то мало напоминающим танец, море алкоголя… Мы сели на свободные стулья у барной стойки, заказав себе для начала Лонг Айленд. Коктейль в стакане подозрительно напоминал чай, но уже после первого глотка можно понять, насколько забористая это смесь водки, колы и еще чего-то. Каришма тут же закусила лимончиком, который плавал в стакане, а Луче лишь глубже задышала, разулыбавшись. Одна я пила коктейль, как чай, на который тот был очень похож. Вкусно, конечно, но как жаль, что я не пьянею. - Давайте потанцуем? – Темные глаза Каришмы уже подозрительно блестели в полумраке ночного клуба. Лучиана радостно подхватила эту идею, а я с улыбкой отмахнулась. - Я пожалуй еще немного выпью, ладно? – Девушки не стали до меня докапываться, лишь ушли на танцпол. Я грустно вздохнула, повернувшись к молодому бармену, который делал незаинтересованный вид, протирая барную стойку. – Парень, какой у вас самый крепкий коктейль? – Поинтересовалась у работника. Тот в каком-то сомнении посмотрел на меня, перестав возить тряпкой по деревянной отполированной поверхности. - Могу предложить «Негрони», «Смерть в полдень» или «Зомби». По желанию «белого» и «черного русского», - белозубо улыбнулся бармен. Я подперла голову рукой, скучающе смотря на него. Конечно же, меня не вштырит даже с пяти литров чистейшего медицинского спирта (пробовала как-то до того, как загремела в застенки лаборатории), но вкус-то я все еще чувствую. Пусть и с нагрузкой в виде хим.состава. - М-м, этот твой «Негрони» - вкусный? – Поинтересовалась. - Он горьковат и очень крепкий. У женщин, как правило, уже с одного бокала отказывают ноги, - несколько насмешливо поведал мне парень. - Наливай, - я тяжело вздохнула. Идея пойти в клуб уже казалась не такой замечательной. Как тут отрываться, если в голове кристальная ясность? Рядом со мной сидел молодой еще мужчина. Острый взгляд, аккуратная щетина, видимо, кто-то хочет бороду отрастить, неброская одежда. Мужчина, слышавший наш с барменом разговор, бросал на меня заинтересованные взгляды, а потом и вовсе подозвал своих друзей. Вокруг меня собралось несколько человек. Выглядело так, словно стервятники собрались у своей жертвы, которая еще жива, но ненадолго. Ну да, они-то думают, что мне голову от коктейля снесет. Наивные. Бармен поставил передо мной сильно охлажденный стакан с красноватой жидкостью, в которой плавал лед и кружок апельсиновой цедры в качестве украшения. Я положила цедру на салфеточку, а сама взяла стакан, криво усмехнувшись. - За ваше здоровье, дорогие незнакомцы! – И стала пить коктейль. Осушила залпом ледяную жидкость. Действительно горькая и забористая вещь. Красный вермут, джин, еще что-то. Вкусно, но горьковато. Я поморщилась, поставив опустевший стакан на барную стойку. – Какая гадость эта ваша заливная рыба… Наливай своего «белого русского», мне нужно запить эту горечь. Мужчины вокруг стали усмехаться, но с интересом наблюдали за развитием событий. Следующий коктейль действительно был белым из-за наличия в нем сливок. И действительно крепким, не считая водки, ликера и сливок, бармен вбухал еще и немного абсента. У кого бы другого голову бы снесло, а мне нормально. Избавилась от привкуса горечи во рту. Голова вообще не потяжелела и не было желаемой легкости в теле. Алкогольное опьянение мне не светит. Радовало, что и похмелье тоже. - Ну как? – Поинтересовался бармен, которому, видимо, и самому было интересно, как я такая вся наивная и смелая себя чувствую. - Никак, словно сок выпила, - расстроено пробурчала, уронив голову на скрещенные руки. - Врешь! – Возмутился один из друзей бородача. Я подняла голову, скосив на него взгляд. - Уважаемый, меня ваши обвинения нисколько не колышат, но позвольте доказать вам обратное, - я встала с барного стула, встав перед мужчиной. - Знаешь тесты на определения опьянения? – Поинтересовался тот бородач, все еще сидящий за стойкой. Я кивнула. - Коснуться носа с закрытыми глазами, постоять на одной ноге, пройтись по прямой линии, - перечислила известные мне способы. Он согласно кивнул. Началось представление. Естественно, я и носа с закрытыми глазами коснулась, и простоять на одной ноге смогла достаточно долго, и прошлась по прямой линии (за которую взяли шов между плитками пола). Мужчины не могли поверить своим глазам… и именно поэтому взялись целью меня споить. Через час успеха они в своем предприятии не добились, зато сами ужрались вдрызг. Тот бородач посапывал на барной стойке справа от меня, слева от меня уселся лысый темнокожий парень. Крепкий паренек, но видно, что молодой. - Вот как у тебя так получается? – Пробормотал он почти не заплетающимся языком. Я похлопала его по плечу, усмехаясь. - Опыт не пропьешь, - и мутацию, кстати, тоже. – Тебя как зовут-то? – Поинтересовалась, грызя колбаску за колбаской с блюда с закусками. И плевать, что это блюдо заказал себе заснувший сейчас бородач. - Люк, - улыбнулся темнокожий борец с алкоголем. К его чести, выпил он почти столько же, сколько и я. И да, это он обвинял меня во вранье. - Скайуокер? – С улыбкой уточнила я, вспоминая эпопею со Звездными войнами. Которые я не смотрела, но которые есть и в этой реальности. - Нет, Кейдж, - покачал головой Люк. - Как Николас? – вспомнила я известного актера. Известного и в этом мире. - Типа того, - рассмеялся мой новый знакомый. – А к тебе как обращаться? - Селма. Селма Клауд, - я отвесила шутливый полупоклон, не вставая со стула. Колбаски как-то подозрительно быстро закончились. - Селма, как город на реке Алабама? – Поинтересовался Люк, ввернув мне шпильку по поводу собственного имени. - Селма, как сокращение от итальянского имени, - усмехнулась. Кейдж выглядел удивленным и только открыл рот, как что-то спросить, я опередила его, - нет, я не итальянка. Точнее итальянка, но только наполовину. Люк кивнул. Видимо, я удовлетворила его любопытство. - А тебе сколько вообще лет? – Вдруг заинтересовалась я. Мой знакомец не-Скауйокер был рослым парнем и крепким, но молодым. Я не дала бы ему более двадцати двух лет. - Скажу тебе по секрету, - белозубо улыбнулся Люк, склонившись ко мне, - мне восемнадцать, - признался он. Я в удивлении распахнула глаза, не веря его словам. Ну никак он не походил на восемнадцатилетнего! Тем более выпивать можно было только с двадцати одного! Кейдж рассмеялся, хлопая ладонью по барной стойке. – Вот-вот, мне все не верят, а я и пользуюсь! - Ну… ты даешь. И как давно ты так по барам ходишь? – Я, подперев голову рукой, по-новому взглянула на своего знакомого. А ведь он действительно не выглядит на свои восемнадцать! Если бы он не сказал, я бы даже мысли подобной не допустила. - Может год, может больше, - пожал плечами парень, заказывая у бармена очередной коктейль. Я покачала головой и заказала себе апельсиновый сок. Алкоголь стоял уже поперек горла. За этот вечер я столько рецептов коктейлей узнала, сколько за всю свою жизнь не узнавала! Всё-таки у хим.лаборатории во рту есть свои достоинства и недостатки. С Люком мы попрощались приятелями. Я отыскала Каришму и Луче в стельку пьяными, сидящими в обнимку на креслах в углу помещения и ругающих всех мужчин почем свет стоит. С тяжелым вздохом, пришлось тащить уже хорошеньких девушек в общежитие. Мы уже пропустили отбой, потому рисковали нарваться на выволочку или вовсе заночевать на улице. А я, между прочим, не откажусь сейчас сходить в душ! Киллиан пустил нас без вопросов, стоило только поставить на его стол четыре банки пива и упаковку чипсов. Лишь проводил насмешливым взглядом. Каришма и Луче висли на мне, обсыпали комплиментами и лезли целоваться, между делом снова обзывая мужчин последними словами, сокрушаясь о том, что не купили «ту замечательную кофточку» или «те хорошенькие туфельки», а также извинялись друг перед другом или передо мной за всякие мелочи. В общем, налакались в баре они хорошо. Тащить их было не так уж тяжело, всё-таки я покрепче и посильнее буду, но как же неудобно было их придерживать! Особенно когда они сами на ногах совершенно не держались. В итоге, выйдя из лифта, они сразу уползли в свою комнату, а я, с тяжелым вздохом, отправилась в свою. Надеюсь, Энни уже спит и не будет устраивать мне головомойку… Но как я ошибалась! Только зайдя в комнату, стараясь ступать как можно бесшумнее, я замерла от командного тона: - Отбой уже был. Спишь сегодня на диване в холле, - сообщила мне девушка со второго яруса кровати. Я чертыхнулась, скривившись. Вот какого хрена она так чутко спит?! - Деспот, ты Энни. Чтобы тебе вечно похмельем мучиться, - пробурчала я, тем не менее послушно закрывая за собой дверь и отправляясь в холл. Спать хотелось жутко, а препираться с Энни – не очень. Потому и послушалась, тем более зачем наживать себе врагов на ровном месте? Как будто я не смогу выспаться на диване!
Примечания:
Мало, конечно, всего пять страниц, но что есть =)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.