Венец творения 2194

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мстители, Люди Икс, Первый мститель, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Баки Барнс, Чарльз Ксавье, Роберт "Бобби" Дрейк, ГГ - ОЖП. Много мутантов, героев, злодеев и прочих.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 39 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Songfic Дружба Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Стёб Фантастика Экшн Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Мертвые Кролики
«Интересная работа» от cat-without-smile
«Захватывающее произведением » от Betelgeuse044
Описание:
Мутанты - новая ступень эволюции, которая в итоге вытеснит обычных людей. А что делать "венцу творения", если его мутация позволяет контролировать чужие мутации? Как скоро этим "венцом творения" заинтересуются? И кто успеет первым убить или забрать его себе?

Посвящение:
Посвящается миру Марвел, моим подругам, поддерживающим меня и моё безумие. И, конечно же, посвящается читателям, которые поддерживают и вдохновляют меня своими отзывами!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Этот фанфик - смесь фильмов, мультфильмов, каких-то данных с википедий и прочих ресурсов. Потому мутанты у меня здесь - действительно мутанты, а не люди, которым дали мутации Наблюдатели. Впрочем, будут и те, кому мутации действительно достались от высших сил.
Обложка: https://pp.vk.me/c621931/v621931878/39924/3XcpFXZE_Xg.jpg
Альбом с артами к фанфику: https://vk.com/album-90795098_234029260
Песни к фанфику: https://vk.com/audios-90795098?album_id=76757068

24 глава

2 июня 2017, 22:37
Каждое занятие с Коннорсом превращалось в словесную баталию, в которой я неизменно проигрывала. Ну да, моя фотографическая доскональная память и практическое понимание процессов, происходящих в организме против человека, посвятившего генетике чуть ли не половину своей жизни. Вообще без шансов его превзойти, по крайней мере ближайшие пару лет. Приеду летом на "каникулы" в школу Ксавьера и не слезу с Хэнка живого, пока не вытрясу из него всё, что он знает! Серьезно, мне надоело чувствовать себя дурой на занятиях Коннорса. Правда, дурой себя считала только я, да сам Коннорс. Мои однокурсники после генетики ободряюще хлопали меня по спине и плечам, восхищались объемом моих знаний, росших от занятия к занятию, просили меня им что-либо объяснить или дать списать. Мне было настолько индифферентно, что я и объясняла, и давала списывать, мечтая поскорее отвязаться от людей и побежать в библиотеку, чтобы снова заглотить очередную книжку. Мой организм перешел на новый режим, в котором я спала пять часов, а всё остальное время либо заваливала мозг информацией, либо работала. И было со мной всё нормально в плане здоровья благодаря мутации, а вот что там с психикой - совершенно другой вопрос. Я занималась в гостиной нашего этажа, потому что тут было удобнее разложить все книжки и конспекты на журнальный столик, а самой усесться на ковер. Другие обитательницы этажа уже привыкли видеть меня и днем, и ночью, и утром в гостиной, хотя поначалу удивлялись и интересовались, что случилось? В их понимании так готовятся только к зачету, а не к каждому занятию. Луче неизменно отчитывала меня за то, что я себя "загоняю", но вкусняшки исправно таскала. Каришма пыталась вытащить меня из-под завалов книжной пыли и потащить в знакомый нам клуб, но терпела поражение раз за разом. Обри оказалась на редкость понимающей и, порой, притаскивала мне интересные статьи из интернета, распечатанные где-то, а еще журналы по генетике. Как-то на занятии я рискнула блеснуть знаниями, почерпнутыми из журналов и интернет-статей: Коннорс даже немного опешил, но вскоре быстро заставил меня пожалеть. Теперь я передислоцировалась в библиотеку, где был компьютер и интернет, а еще пришлось оформить подписку на журнал про генетику, потому что Курт вполне мог и спрашивал что-нибудь оттуда. Как там говорится? Ах да, инициатива наказуема. На работе у меня всё было замечательно. Сменщика мне нашли, а я была, так сказать, "особым работником": помогала лепить вареники и прочее по выходным, делала другие заготовки, и иногда выполняла кое-какие особые поручения начальства. Ничего сверхъестественного, просто иногда бегала по городу, общалась с некоторыми поставщиками, искала где можно купить продукты подешевле не в ущерб качеству, смотрела объявления об аренде помещений (Семен думал об открытии еще одного ресторана, а там и до сети недалеко). Я понимала, почему Семен доверял Михаилу, они уже давно знакомы, но мне-то с чего? Всего разок помогла обслужить бывших корешей начальника. Хотя, может, Семен так меня "привязывает"? Типа, чтобы не искала себе другую работу, не увольнялась, а следовательно и всегда маячила на виду, не распространялась о "друзьях" начальства? Здравая мысль, я бы её даже обдумала, если бы не занимательная генетика с Коннорсом. Кстати, братцы-уголовники в ресторан больше не приезжали. Пока. Что-то мне подсказывало, что их визит еще повторится. Звонить в школу Ксавьера я стала реже, намного реже. Просто потерялась во времени и во всех этих заботах. Но если звонила, то мне неизменно отвечал Баки. Брали меня сомнения о том, что он действительно проиграл в карты желания, но подкалывать сержанта по этому поводу не пыталась. Мне что, плохо что ли? Тем более из всех обитателей школы, Баки был мне ближе, как человек, с которым мы в эту школу пришли, так и человек, который говорил на моем родном языке. Ну и как человек, который знал обо мне больше остальных и терпел все мои выходки. Вторым по близости был Хэнк, а третьим был, пожалуй, Бобби. Он, к слову, иногда передавал приветы через Баки. Четвертым стал Ксавьер... Ну и всё на этом. Как-то не густо у меня получается с близкими людьми в этом мире, но даже так я была счастлива. Главное, что у меня были близкие люди и я была на свободе! В субботу, в очередной раз увидев меня с книжками и тетрадками в гостиной, сердце Каришмы не выдержало. И индианка, подбив Луче на авантюру, вытащила меня в клуб. Это можно было назвать похищением, так как Обри скинула мои вещи в мою же сумку, валяющуюся рядом, в то время, как Каришма и Луче попытались меня под белы рученьки утащить в сторону лифта, да силенок не хватило. Девушки чуть не упали от неудачного рывка, к тому же удивившись моей непреподъемности, а я так и не отняла задницу от пола. - Ты сколько весишь?! - Воскликнула изумленная Каришма. Луче была не менее ошарашена. - У меня кости тяжелые, - пробурчала я, впрочем, сказав правду. Мои кости и правда были крепче прочих, но и поэтому же были тяжелее. Я с тяжелым вздохом поднялась на ноги, забирая у Обри свою сумку. В голове перемешались термины и теории, мне срочно требовалось переключиться. - В бар? - Поинтересовалась я у девушек, уже готовых признать своё поражение. Каришма моргнула, с недоумением посмотрев на меня, а потом широко улыбнулась. - В бар! - Радостно воскликнула индианка, первой бросившись к лифту. Нам не оставалось ничего другого, как отправиться следом за ней. Я больше не боялась встретиться с Люком. Прошло достаточно времени, так что даже у обычного человека за этот промежуток рана давно бы зажила. Хотя, если честно, было немного совестно перед парнем, но особо виноватой я себя не чувствую, всё-таки главным для меня было утаить свою мутацию. В баре ничего не изменилось: громкая музыка, танцующие, отдыхающие, бухающие, флегматичный бармен, занимающийся своей привычной работой. Разве что чехлы на мебели, вроде, сменились, или мне только кажется (на самом деле сменились, я вам как человек с абсолютной памятью говорю!). Каришма потащила Луче танцевать, я, ради разнообразия, осталась с Обри. Мы вместе заняли свободный столик, заказали коктейли на нашу компанию, подождали, смотря на то, как Луче и Каришма танцуют среди остальных людей. Девушки так близки и танцы у них... не то, чтобы откровенные, но наводят на определенные размышления. Мы с Обри пригубили коктейли, перебросились незначительными фразочками, а потом я в основном слушала и поддакивала в нужных местах, пока Обри рассказывала последние новости общежития. В отличие от Каришмы и Луче, Обри была не такой яркой и общительной, но как только сближалась с человеком, оказывалась весьма разговорчивой и приятной собеседницей. В итоге, я получила необходимый и заслуженный отдых, а Каришма и Луче получили удовлетворение от того, что смогли оторвать "заучку" от её "сокровищ". Люка я так и не увидела, а поинтересовавшись у бармена узнала, что не-Скайуокер давно уже не появлялся. Надеюсь, у него всё хорошо и он не влип в какие-нибудь неприятности.

***

Я зависала в библиотеке, учила что-то в гостиной, иногда подрабатывала художницей (с подачи Энни у меня появились клиенты среди населения нашего общежития), спорила до хрипоты с Коннорсом, созванивалась с Барнсом. Касательно последнего отметила, что он... ну, не оживает, но последствия "рабства" у Гидры сглаживаются, он становится более человечным, если исходить из впечатлений о наших коротких телефонных разговоров. Время неумолимо шло к Рождеству. До него осталось что-то около месяца. Я об этом узнала, когда увидела первые украшения в магазинах и в собственном общежитии, да когда об этом зашептались однокурсники. Снег все еще не спешил укрыть Нью-Йорк, но стало прохладнее и люди достали свои куртки, шапки и шарфы. Я носилась в осеннем пальто и не испытывала дискомфорта. Луче признавалась, что ей больно на меня смотреть. Я в ответ пожимала плечами и не видела смысла в покупке более теплых вещей, в конце концов это не было какой-то странностью, есть же закаленные люди, почему я не могу быть такой? Тем более Луче уже окрестила меня спортсменкой, и моей способности переносить низкие температуры никто не удивлялся. Многие собирались на Рождество домой. Я не знала, поеду ли в школу на праздники. Нужно, наверное, озаботиться подарками? Только я не представляла, что дарить обитателям школы для одаренных подростков. Теперь к моим повседневным заботам прибавились еще и вопросы о том, что и кому подарить. "Луче, Каришму и Обри тоже нужно чем-то одарить," - размышляла я, идя на занятия мимо витрин магазинов. Скоро начнутся тотальные распродажи... Допустим, Обри понравятся какие-нибудь исторические книжки. Каришме можно яркие украшения подарить, она обожает все яркое. А Луче? Алкоголь. Алкоголь - лучший подарок. Интересно, если я подарю Ксавьеру обувь для танцев, это будет считаться тонкой насмешкой? Хотя, он же теперь ходит... Ладно, в его случае, обойдусь теплыми носками. Дамблдор из другой вселенной всегда говорил, что мечтал о носках, может, все директора школ для необычных детей мечтают о носках? Бобби и Джону чем отдариться? Часами? Или может какими-нибудь игрушками? Может, настолками? Нет, нет, так дело не пойдет. Я могу всю голову изломать, нужно просто пройтись по магазинам во время распродаж. Хотя есть два человека, над подарками которых стоит поломать голову. Чему обрадуется генетик? В смысле, что подарить Хэнку? Он мне всё-таки и приемный отец по документам, и наставник по факту, и даже лечащим врачом мне был. Так что нужно преподнести ему продуманный подарок, чтобы стопроцентно порадовать. Ну а второй человек, над презентом которому придется пострадать, является Баки. Ему-то точно я понятия не имею, что подарить... Хотя, кажется, я знаю. Очередное занятие по генетике. Очередная викторина от Коннорса. Я была где-то в своих мыслях, но старалась отвечать максимально собрано... Курт чему-то нахмурился и резко прекратил привычное развлечение, перейдя к теме занятия. Я бы даже удивилась, не занимай мои мысли другие вопросы. Ненавижу предрождественскую праздничную лихорадку. И подарки тоже ненавижу, особенно, когда тебе нужно их купить, а для начала решить, что именно купить. Когда нас отпустили с генетики, профессор Коннорс впервые попросил меня задержаться. Я так удивилась этому, что даже соизволила выбраться из пучины своей задумчивости. - Клауд, у вас всё хорошо? - Хмуро поинтересовался профессор... Неужели он беспокоится обо мне? Я неловко улыбнулась. - Да-да, всё хорошо. Просто вся эта предрождественская суета, голова кругом идет, - неуклюже рассмеялась, стараясь выглядеть как можно беспечнее. Кажется, Курт облегченно вздохнул. - Жду от вас на следующем занятии привычной для вас сосредоточенности на предмете, и прочитайте последний выпуск "Ежегодного обзора генетики"*, - Коннорс собрал свои бумаги в небольшой кожаный портфель и даже сдержанно улыбнулся мне. Я впала в ступор. Неужто это обещанные фольклором рождественские чудеса? Чтобы профессор Коннорс улыбался, да еще что-то советовал вот так, не издеваясь?.. - Хорошо! - Я улыбнулась в ответ и поспешно свалила, боясь такого приступа человеколюбия у профессора. Чур меня, чур! Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь! К слову о барском гневе, нужно что-то подарить и Энни. Она ведь мало того, что моя соседка по комнате, так еще и клиентуру мне подогнала, пусть я и не просила. Вообще, получилось это у Энни... двояко. Насколько я её узнала за время нашего совместного проживания, она ни разу не сплетница, но при этом пустила слушок о том, что я прекрасно рисую. Забавно, да? В общем, её поступок я оценила и не отблагодарить её рождественским подарком будет настоящим свинством. После занятий я не поспешила ни в библиотеку, ни в общежитие. Сегодня двадцатое число, через три-четыре дня в магазинах будет не протолкнуться, тем более когда у многих 24 или 25 будут выходные дни (в зависимости от места работы), так что нужно озаботиться подарками заранее. Пожалуй, начну с подарка Барнса, который я уже практически продумала. Купила нужные вещи в гипермаркете, в отделе канцтоваров, заодно купила коробки для подарков и оберточную бумагу. После зашла за бутылкой ликера для Луче, отыскала украшения для Каришмы, в книжном по скидке купила подарочное издание исторической книги. Красивые теплые носки для Чарльза, два бластера нерф для Бобби (оказывается, их выпускают с 89 года, какая удача!). Не смогла пройти мимо сувенирного магазина. Там и отыскался подарок для Аллердиса. Такому горячему парню - горячая зажигалка! С узором в виде пасти акулы. Что же, остался лишь подарок для Хэнка и Энни. Энни, судя по тому, как она везде ходит с плеером, заядлый меломан, но предпочитает рок... Значит пойдем за кассетами! Торговые центры - это нечто. А магазины в них просто тихий ужас, потому что в них можно надолго зависнуть. Считай, как в интернете: зашел на минутку, вышел через час. Столько кассет я уже давно не видела, всё-таки в моем времени мир перешел на CD-диски... Я понимаю, что выбираю подарок Энни, но это выше моих сил. - Спасибо за покупку, приходите к нам еще, - улыбнулся миловидный парнишка, ровесник Бобби наверное. Я улыбнулась в ответ, убирая кассету группы "Парк Горького"** в сумку. Надеюсь, Энни понравится русский рок. Тем более, у них есть песни и на английском. Теперь мой путь лежал только в одно место. Пришлось воспользоваться подземкой, потому что отправься я пешком, то потратила бы просто непозволительно много времени. Улица была привычно пуста, как и место, в которое я пришла. Тихо звякнул колокольчик над входом. Парень за стойкой лениво оторвался от прочтения какого-то журнала, взглянув на меня... И впал в ступор. - Эм-м, - коротко стриженный парень внимательно разглядывал меня. Кажется, я показалась ему знакомой, но он никак не мог вспомнить. Я улыбнулась, а парень, тряхнув головой, ответил мне тем же, разве что улыбка у него вышла несколько сконфуженной. - Добро пожаловать в частный музей, посвященный Капитану Америке и его команде. Подойдите к стойке для регистрации. - Привет, - я подошла к стойке, положив на неё восемь долларов. - Крис Валевски, я заходила сюда с братом где-то полгода назад. - Бартемиус, да? Я запомнил его, потому что он очень похож на Баки, ну и потому, что меня впервые кто-то так внимательно слушал, - парень неловко рассмеялся, не спеша брать деньги. - Снова на экскурсию? - Хоть в тот раз братец и завладел всем вашим вниманием, я всё-таки слышала ваш рассказ, так что нет. Я здесь чисто для того, чтобы посоцерзать и перерисовать кое-что. Так что это, - я кивнула на деньги, все еще лежащие на стойке, - плата за то, что помозолю вам глаза. Кстати, а у вас есть какие-нибудь сувениры? Желательно, что-то, что можно вклеить в альбом. Оливер удивленно моргнул, а потом задумался. Деньги он все-таки убрал в кассу. - Ну, есть несколько повторяющихся карточек, точнее, их у меня целая коробка. Вырезки из газет тоже имеются... - Он почесал подбородок, а потом с улыбкой посмотрел на меня. - Делаешь подарок Барти, да? - Ничего-то от тебя не скроешь, - я улыбнулась в ответ. В итоге приобрела по дешевке пару вырезок с Баки и несколько карточек. Оливер не соврал, у него действительно была целая коробка. Мы болтали, пока я перерисовывала в альбом фотографии и некоторые карточки, которые находились под стеклом. Смотря на манекены в репродукции обмундирования Коммандос, я зарисовывала их в альбом. Моя идеальная память помогла мне восстановить лица актеров из фильмов о "Первом мстителе". Когда я уходила, Оливер похвалил мой талант и предложил заходить еще. И поинтересовался, рисую ли я на заказ? В итоге договорились, что я загляну после Рождества. Уже в комнате общежития я продолжила работу над альбомом до самого отбоя и даже после него. Свет настольной лампы мешал Энни и в итоге она погнала меня спать. Этим вечером я с Баки не созванивалась... Утром экстренно побежала в библиотеку, чтобы прочитать "Ежегодный обзор генетики". Пришлось ради этого пренебречь завтраком, о чем я позже пожалела и в итоге сбежала с биологической химии, чтобы покушать в ближайшей забегаловке. После вчерашних походов по магазинам мои финансы пели романсы, но на пожрать хватало. Тем более Семен обещал премию за то, что я выходила в ночные смены и работала сверхурочно, бегая по Нью-Йорку в поиске сдаваемых в аренду помещений. В принципе, рождественская премия светила многим работникам ресторана. Эх, а в следующем году, наверное, мне будет светить и греть еще и стипендия! Выбьюсь в лучшие студенты, и даже профессор Коннорс не помешает мне этого сделать! Занятие по генетике прошло в штатном режиме, я обрадовалась тому, что прочла тот чертов журнал, посоветованный Коннорсом, потому что в противном случае Курт бы растоптал меня в пух и прах. Нет, он и так катком прошелся по моему самолюбию и моим знаниям, но по крайней мере это был не полнейший провал. В комнате я разбиралась с подарками: что-то складывала в коробочки и заворачивала в бумагу, что-то просто заворачивала в бумагу. А у меня еще альбом не закончен! Энни не было, никто из моих приятельниц меня не искал: редкий момент спокойствия и тишины, когда я не бежала зубрить теорию и меня никто не дергал. В голове мелькнула мысль позвонить Баки, но я отложила это несомненно важное дело на вечер. Нужно будет поинтересоваться, ждут ли меня на Рождество? Не думаю, что меня прогонят, если приеду, но хоть предупредить надо? Чтобы не устраивать никому не нужных сюрпризов. * Annual Review of Genetics — американский научный журнал, печатающий обзорные статьи по проблемам генетики и всестороннему исследованию биологических основ наследственности. Основан в 1967 году. ** "Парк Горького" стал популярен в Америке в конце 80-ых годов
Примечания:
И вот первая летняя глава... о Рождестве! Забавно, но факт.
Извиняюсь за малое количество экшена в "Венце творения". 24 и 25 главы будут о Рождестве, а вот в 26 уже пойдет движуха (после таймскипа, конечно же).
Спасибо, что читаете и оставляете отзывы!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.