Венец творения 2188

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мстители, Люди Икс, Первый мститель, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Баки Барнс, Чарльз Ксавье, Роберт "Бобби" Дрейк, ГГ - ОЖП. Много мутантов, героев, злодеев и прочих.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 39 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Songfic Дружба Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Стёб Фантастика Экшн Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Мертвые Кролики
«Интересная работа» от cat-without-smile
«Захватывающее произведением » от Betelgeuse044
Описание:
Мутанты - новая ступень эволюции, которая в итоге вытеснит обычных людей. А что делать "венцу творения", если его мутация позволяет контролировать чужие мутации? Как скоро этим "венцом творения" заинтересуются? И кто успеет первым убить или забрать его себе?

Посвящение:
Посвящается миру Марвел, моим подругам, поддерживающим меня и моё безумие. И, конечно же, посвящается читателям, которые поддерживают и вдохновляют меня своими отзывами!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Этот фанфик - смесь фильмов, мультфильмов, каких-то данных с википедий и прочих ресурсов. Потому мутанты у меня здесь - действительно мутанты, а не люди, которым дали мутации Наблюдатели. Впрочем, будут и те, кому мутации действительно достались от высших сил.
Обложка: https://pp.vk.me/c621931/v621931878/39924/3XcpFXZE_Xg.jpg
Альбом с артами к фанфику: https://vk.com/album-90795098_234029260
Песни к фанфику: https://vk.com/audios-90795098?album_id=76757068

25 глава

23 июня 2017, 17:07
Время до 25 декабря пролетело незаметно. Я созвонилась с Барнсом, и он сказал, что заедет за мной вместе со Скоттом (все равно их двоих собираются отправить в город за покупками). У меня уже были готовы для всех подарки, даже для Хэнка я смогла кое-что отыскать. В общем, настроение было прекрасным, занятия в университете были отменены из-за долгожданного снегопада. Нью-Йорк просто засыпало снегом! Такая красота на улице, что сидеть в четырех стенах было совершенно невыносимо: искрящийся белый снег на тротуарах, теплая солнечная погода... Но приходилось сидеть и ждать, когда заветная машина подъедет к общежитию. Сегодня как раз раздала подарки своим знакомым. Энни очень удивилась самому факту того, что я ей что-то дарю, и честно призналась, что мне подарок не готовила. Но пообещала, что подарит после Рождества, игнорируя все мои заверения в том, что это необязательно. Каришма навесила на меня красивые бусы, Обри подарила большой альбом для рисования, а Луче вручила итальянское вино, приготовленное её родственниками, владеющими виноградником. Собрав все свои небогатые пожитки в купленную на распродаже спортивную сумку, я сидела на подоконнике в гостиной, ожидая свой транспорт. Время было около часа дня, как раз настолько мы и договаривались с Барнсом. Когда я уже совсем заскучала, из-за поворота показалась знакомая машина. Она остановилась у входа в общежитие, просигналила. Из машины вышел Баки, его было трудно не узнать: высокий широкоплечий шатен, спортивную фигуру которого даже куртка не в состоянии спрятать. С улыбкой я поднялась с подоконника и отправилась к лестнице, всё-таки ножками я добегу быстрее, чем на лифте (проверенно не единожды мной и Луче). Перед тем, как вылететь из общежития на всех парах, я скомканно поздравила Киллиана с Рождеством, вручила ему его же карикатурный портрет, и, помахав рукой сторожу женского общежития, удивленного внезапным подарком, выбежала на улицу. - Не прошло и часа, - улыбнулся Скотт с водительского сидения. Я показала ему язык. Баки, стоящий у машины, улыбнулся мне в своей несравненной манере (его улыбку легко можно было перепутать с усмешкой), и попытался взять у меня сумку, чтобы закинуть её в машину. Да уж, некоторые джентльменские замашки неистребимы. Вместо того, чтобы отдать ему сумку, я налетела на него с обнимашками. - Я соску-у-училась! Ты обязан поиграть со мной в дурака, потренировать меня и отчитаться о том, что вообще было в школе в мое отсутствие! - капризно заявила я. Барнс, поймавший мою далеко не легкую тушку без особого труда, хмыкнул. - Больше тебе ничего не надо? - ехидно осведомился он, осторожно поставив меня на землю, словно я могла сломаться от сколько бы то ни было сильного воздействия. Я сделала вид, будто задумалась. - Мороженку? - высказала я своё желание и невинно улыбнулась, посмотрев на сержанта. Он закатил глаза и отшагнул в сторону, открывая мне дверцу. Я залезла в салон автомобиля, с интересом посматривая на гору пакетов. Видимо, не все покупки поместились в багажник. Хотелось сунуть свой любопытный нос в пакеты, но я не стала этого делать, я ведь приличная девушка! Студентка и вообще работаю! Баки уселся со мной на заднее сидение, из-за чего в салоне стало довольно тесно. - Эй, вали на переднее, - возмутилась я и, пихая сержанта локтем, безуспешно пыталась выгнать его с заднего сидения. Куда уж там! Барнс сгреб меня в охапку, чтобы не дергалась, и с хлопком закрыл дверь. Скотт, хохотнув, смотря на нас в зеркало заднего вида, тут же завел машину и поехал. - Да блин, тут мало места! Бьюканен, я тоже по тебе соскучилась, но так бессовестно меня лапать уже перебор! - возмущалась, правда, больше для вида. Но места на заднем сидении действительно было немного: с одной стороны гора пакетов, с другой - гора мышц, прижимающая меня к себе. - Мы должны кое-кого забрать, поэтому я освободил еще одному пассажиру место, - улыбнулся Барнс. Объяснение было так себе, но нужна же была Баки причина, чтобы сесть со мной и при этом не порушить свой грозный образ. Я выразительно фыркнула, всем своим видом демонстрируя то, как поверила в эту историю. За это меня потрепали по голове, нещадно взлохматив мои волосы, собранные в хвост. - Да что ж ты творишь, знаешь как тяжело их расчесывать?! - шутливо возмутилась я, попытавшись ралохматить волосы Баки. Стоит ли говорить, что ему взлохмаченные волосы даже шли? - Кстати, а что за пассажир? - изволила я продемонстрировать своё любопытство. Мне действительно стало интересно кого это такого важного мы должны забрать по дороге в школу. И только сейчас заметила, что мы едем не в Уестчестер. По крайней мере, Скотт несколько месяцев назад вез меня другой дорогой к общежитию. - Мы сейчас заедем в кафе при Гранд-Централ-Терминал, - заметив мою растерянность, пояснил Барнс, перестав стискивать меня только после того, как я перестала пихать его. Выразительно фыркнув на него, я, распустив волосы, нарочно заехала ими по его лицу. А не чего было мне прическу портить! Пришлось лезть в сумку в поисках расчески. - Нужно забрать нового ученика, - улыбнулся мне Скотт, не отвлекаясь от дороги. - У него ярко выраженная мутация, но он не опасен для людей, по крайней мере, пока сами не нарвутся. Но вот люди для него опасны, - Саммерс нахмурился, выруливая на другую улицу, потому что на этой была пробка. - У него... необычная внешность. - Над ним издеваются, да? - задала я риторический вопрос, перекидывая волосы через плечо и заплетая свободную косу на бок. Честно слово, я бы их с удовольствием отрезала, если бы они только заново не отрастали. - Кстати, имя у него есть? - язвительно осведомилась, поняв что несчастного нового ученика никто по имени так и не назвал. - Виктор Борковски, - ответил мне Баки, посматривая на мое отражение в тонированном стекле. Я показала ему язык, на что он лишь закатил глаза, скрестив руки на груди. - Русский? - поинтересовалась заинтересованно, наконец разобравшись со своими волосами. Конечно, первоначальная прическа была лучше, но и эта сойдет. Мельком взглянув на Баки, отметила, что он немного хмурится. Чем же он так озабочен?.. Надеюсь, у него ничего не случилось. Пусть мы с ним и созванивались, он наверняка мог что-то утаить. Всё-таки телефонный разговор не самый лучший источник информации. - Родился в СССР, но давно живет в Фернвуде, - ответил мне сержант. Я попыталась вспомнить карту... Фернвуд, кажется, был где-то в 140 милях от Нью-Йорка? Ну теперь хоть понятно, почему Гранд-Централ, видимо паренек не на автобусе решил приехать. Интересно, один или с родителями? - А что у него за мутация? - задала я следующий вопрос, стремясь утолить своё любопытство. Я поудобнее устроилась и в итоге так получилось, что я сидела, прижав колени к груди, пальцами ног касаясь пакетов с покупками (балетки скинула, чтобы не пачкать обивку), а спиной полностью откинулась на плечо Барнса. Тот внимательно посмотрел в мои наглые бесстыжие глаза, но сгонять со своего плеча не стал. Я удовлетворенно улыбнулась. - Насколько я понял, он наполовину ящер, - снова последовал ответ от Баки. Видимо, Скотт решил не отвлекаться от дороги, хотя я уверена, что он слушает наш разговор. Наполовину ящер? Я заинтересованно посмотрела на Баки, повернув голову, но он не стал развивать тему. То есть понимай, как хочешь? Чего это вдруг случилось с Баки? Нет, он и раньше-то был не очень общительным, но сейчас меня упорно преследует ощущение, что он словно ушел в себя. И мне это дико не нравится. Почему-то хочется, как маленьком ребенку, начать дергать его за руку и требовать внимания к себе. - А на нижнюю или верхнюю половину? Или он ящер на левую часть тела? Или на правую? - саркастично уточнила. Яд в моем голосе не различил бы только глухой или неисправимо тупой. Барнс несколько удивленно посмотрел на меня, а я, просверлив его хмурым взглядом, отвернулась, скрестив руки на груди. У нас тут одна Королева Драмы, и это я! Скотт хохотнул, но тут же постарался выдать смешок за кашель. Так все и поверили! Мы остановились у кафе "Петуния" рядом с Гранд-Централ-Терминал. Скотт припарковался, дождался когда мы вылезем из машины (Баки, как медведь! Огромный в смысле, о неуклюжести с его бывшей профессией не может идти и речи), включил сигнализацию. И мы дружно ввалились в кафе. Долго искать не пришлось, я почувствовала мутанта сразу же. Парень в серой толстовке и бейсболке, на которую натянул капюшон, сидел за столом вместе с молодой женщиной и мужчиной, вяло о чем-то переругиваясь с женщиной и вертя в гибких зеленых пальцах вилку. - Когда это я вёл себя неприлично? Тем более раз это школа "для таких как я", - спародировал кого-то мальчишка, - то они уже привыкли ко всем выкрутасам, разве нет? - уточнил ехидно парень. Хотя, скорее подросток. Так, понятно, это точно наш клиент. Мужчина, видимо, отец этого цветка жизни, заметив Скотта и Баки, тут же расплылся в широкой улыбке и махнул нашей компании. Мы подсели к ним за столик. Баки, как настоящий джентльмен, подставил мне стул. Мальчишка тут же перестал спорить с матерью и во все глаза смотрел на нашу троицу. Кажется, он был разочарован. - Добрый день, мистер Борковски, - поздоровался с вежливой улыбкой Циклоп. - Здравствуйте, - лучезарно улыбнулась я. Улыбающийся темноволосый и кареглазый мужчина с аккуратной бородкой удивленно вскинул брови, перестав улыбаться, и озадаченно посмотрел на меня. Как и его светловолосая и голубоглазая жена. Да, она точно русская, такое можно заметить сразу. У американских женщин более тяжелый подбородок, форма лица другая, ну и по мелочи. - Вы знаете русский? - уточнил мистер Борковски. Барнс хмуро на меня посмотрел, Скотт тяжело вздохнул, а я, продолжая улыбаться, кивнула. - В совершенстве! Но так как кое-кто по-русски ни шиша не понимает, предлагаю говорить на английском. Он удобен всем здесь собравшимся, - предложила я. Не знаю что это было за спонтанное желание высказаться на родном языке. Наверное, у меня просто рефлекс такой: видишь русского - начинаешь говорить по-русски. Мистер Борковски широко улыбнулся мне и кивнул. - Добрый день, мистер Саммерс, - повернулся мужчина к Скотту. - Спасибо, что предложили забрать Виктора. Мы бы, правда, и сами его привезли. - Да что вы, нам не трудно, всё равно по пути. Да и Виктор сможет во время поездки у нас узнать ответы, на интересующие его вопросы, - вежливо отозвался Саммерс. Аж скучно стало. Мальчишка, скрестив руки на груди, выразительно фыркнул. Барнс насмешливо посмотрел на меня, чем вызвал моё возмущение. И ничего мы с этим сопляком не похожи! Даже рядом не стояли! Но насмешливый взгляд грязно-голубых глаз просто кричал о том, что меня сравнивают с этим ребенком. - Пока вы расшаркиваетесь друг перед другом, могу я заказать себе поесть? - осведомился недовольно Виктор. В какой-то степени я его понимала, мне было бы тоже неприятно, когда обо мне так говорят в моем присутствии. Да и боюсь, что родители всё решили за него и сам он не горел желанием менять школу. - Мы скоро поед... - Официант, можно вас? - перебив вежливо улыбнувшегося Саммерса, крикнула я в сторону обслуживающего персонала. Долговязый парень в униформе кафе кивнул и попросил подождать минуточку. Скотт возмущенно посмотрел на меня, в то время как Баки хмыкнул. - Твой знаменитый бездонный желудок, - выдал он, отвернувшись в сторону, чтобы скрыть свою усмешку от меня. - Эй! Я не для себя стараюсь, парень вот проголодался! А до Уестчестера еще ехать и ехать! - возмутилась я. Барнс повернулся ко мне, одарив снисходительным взглядом. Ну да, ясное дело он мне не поверил. Я сама себе не поверила. - Простите, мисс... а вы тоже мутант? - заинтересовалась мисс Борковски. Я отвлеклась от необычайно важного занятия (пыталась просверлить в Баки дыру своим мрачным взглядом) и посмотрела на неё. Женщина заметно смутилась, но в её глазах было такое любопытство! - Нет, просто кое-кто не может смириться с тем, что я много ем, - злобно пробурчала, бросив красноречивый взгляд на невозмутимого сержанта. Женщина улыбнулась мне, но чувствовалось, что её интерес ко мне пропал. - А из вас троих кто-нибудь является мутантом? - поинтересовался малец, заинтересованно смотря на меня. Видимо то, что я проявила ненавязчивую заботу о нем расположило Виктора ко мне. - Ага, Саммерс, - легкомысленно ответила я. Скотт в который раз возмущенно посмотрел на меня, а я пожала плечами и развернулась спиной к столу, выглядывая официанта. Наконец-то он к нам подошел! Заказав еды и напитков, мы вернулись к беседе. Ну, как мы? Скотт общался с родителями, а мы с Барнсом не отсвечивали. Почему я соврала, что мутантом из нас троих является только Саммерс? Потому что если чему меня и научила моя жизнь, так это тому, что в наличии у меня мутации лучше не признаваться. Ели, в общем-то, только я и Виктор. Остальные пили чай и разговаривали по второму кругу о школе Ксавьера. Было понятно, что Борковски с супругой уже всё, что им было нужно, о школе узнали, но так как других тем не наблюдалось, мусолили эту. Мисс Борковски поинтересовалась о том, учитель ли я. Ответил вместо меня Барнс, потому что я была занята поглощением картошки фри: - Её отчим преподаватель в школе. - Но Селма учится на генетика, может быть, когда-нибудь и она станет учителем в школе, - улыбнулся Скотт, похлопав меня по плечу. Я чуть не подавилась, а потом одарила Циклопа возмущенным взглядом: - Я скорее профессору Коннорсу предложение руки и сердца сделаю, чем пойду преподавать подросткам с нестабильным гормональным фоном и разнообразнейшими мутациями! Хотя, при школе я могу быть ассистенкой Хэнка или стать медсестрой. Мне хотелось трижды сплюнуть через плечо. Быть учителем? Да это даже не смешно! Я не обладаю ангельским терпением, а еще здравомыслием и еще рядом черт, которые есть у взрослых, сформировавшихся личностей. Проще говоря, меня либо убьют ученики, либо я убью их. Более радужных вариантов я не вижу. Мы распрощались с четой Борковски, забрав их отпрыска. Я, все еще обиженная на Барнса за его сегодняшнее поведение, выгнала его на переднее сидение, а вот нового ученика школы Ксавьера усадила с собой. Виктор и не был против, вызнавая у меня всё, что ему было интересно о школе. Так я заговорщецким шепотом поведала ему о комнате страха, где могут тренироваться только избранные. Скотт и Баки были возмущены до глубины души. Ну, не знаю как Барнс, но вот Саммерс точно! В итоге он прочел целую лекцию о комнате страха, о правилах предосторожности, о правилах доступа туда. Он даже о расписании проведения занятий там для учеников рассказал! Виктор после этой лекции с вопросом посмотрел на меня, а я хитро улыбнулась. - Ты специально его спровоцировала? - быстро догадался мальчишка и не приминул озвучить свою догадку вслух. Я неопределенно повела плечом. - Хоть на что-то ей должно хватать разума, - пробурчал Барнс, скрестив руки на груди. Эй, а вот это уже обидно! Я зло посмотрела на него, но он нарочно созерцал пейзаж за окном. Да какая муха его укусила?! В итоге моя обида на Барнса только выросла. Нечего быть таким зажатым букой после всего того, что между нами было! Звучит как-то истерично и не с тем подтекстом, но я имела в виду, что мы прошли уже столько дерьма... А он внезапно взял и воздвиг стену между нами. Такое всегда ощущается. Интересно, что же произошло, пока меня не было? Надо будет вызнать у Хэнка или на крайняк у Чарльза. Кстати, о Викторе... Он действительно был ящером. Зеленая кожа, покрытая роговыми чешуйками, полное отсутствие волосяных фоликул (на голове вместо них были чешуйчатый гребень, напоминающий ирокез), наличие третьего века, хотя глаза были больше человеческими. О, еще язык был длинным и липким. Виктор охотно и с улыбкой рассказывал мне о своей мутации, даже продемонстрировал свою мимикрию. Если бы не одежда, то подросток бы спокойно слился с окружающей его обстановкой. Это было фантастически. У меня слюнки текли от желания попробовать эту мутацию на вкус, пусть когда-то я уже и пробовала нечто подобное. - А ты точно не мутант? - поинтересовался Борковски. И чего ему так хотелось видеть во мне мутанта? - Ну, - я улыбнулась, не зная, сказать ему правду или нет. За меня всё решил Барнс: - Мутант она. Всеядный, - насмешливо сообщил он. Я немного непонимающе посмотрела на него. Какого?.. - Ой, да иди ты к черту, - воскликнула я, скрестив руки и отвернувшись. Ну что за невыносимый человек?! Не знала бы его, подумала, что он меня приревновал или обиделся на меня за что-то. Мы приехали довольно быстро. Подъехав к гаражу, где стоял весь транспорт (в большинстве своем принадлежащей Скотту), мы увидели уже ждущих нас Бобби и Джона. Баки и Скотт стали разгружать багажник, Виктор выбрался из салона и встал в сторонке, с интересом посматривая на незнакомых парней, а я, захватив сумку, выбралась наружу и налетела на мальчишек с обнимашками. - Какие люди! Фрости, Кальцифер! Бобби и Джон опешили, когда я стала их обнимать, тискать, трепать за щеки и вообще кудахтать над ними, как тетушка за сорок лет. Только ради их ошарашенных мордашек и старалась! К слову, о новой кличке Аллердиса. Прочитала я как-то "Ходячий замок" британской писательницы Дианы Уинн Джонс, напечатавшей это творение в 1986, и не стала отказывать Аллердису в шикарной кличке. Джон даже не обижался. Через какое-то время, когда уже смирился с новой кличкой. Меня, конечно, и Бобби, и Джон в отместку называли то Трансформатором, то Леди Генетика. В общем, тоже издевались, засранцы. - Вы хорошо себя вели? Мне дарить вам уголь или нормальные подарки? - насмешливо поинтересовалась я, отступив на шаг назад от парней. Те все еще были в ауте после такого пылкого приветствия, а еще их щеки были красными из-за того, что я нещадно их потрепала, а волосы взлохмачены. Да уж, видок у них был еще тот. Виктор, робко подошедший чуть ближе, смеялся в кулак, стараясь выдать смех за кашель. Какой вежливый и учтивый мальчик! Тоже его что ли затискать? - А ты не нажиралась на ночь? - ехидно поинтересовался Дрейк, прищурившись. Нашу первую встречу на кухне в три ночи вспомнил? Красиво вспомнил, засранец, пятерочку ему за такой подъеб. - Не втыкала вилки в руки? - вторил другу Аллердис. Как быстро они оба отошли от моего сеанса обнимашек! В следующий раз накрашу губы противной розовой помадой и расцелую парней. А помаду куплю водостойкую, чтобы хрен отмыли! Да, моя месть будет сладка. Виктор перестал смеяться, вопросительно посмотрев на меня. Я подняла руки, мол сдаюсь. - Ладно-ладно, вы заслужили уголь, но таким харизматичным засранцам, как вы, я подарю нормальные подарки. Усмехнулась я, посматривая на довольных собой Бобби и Джона. Действительно харизматичные засранцы. Интересно, девочки по ним уже плачут или только начнут? Главное не оказаться в школе Ксавьера 14 февраля, это, наверное, очень веселый день здесь. Праздники в обществе мутантов с разообразными силами вообще веселые. - Знакомьтесь, это Виктор Борковски. Головами за него будете отвечать, - сообщила я парням, попытавшись нагнать на себя суровости. Судя по откровенно насмешливым взглядам Бобби и Джона - получилось так себе. - Так точно, дон Трансформатор, - состроил серьезную мину Дрейк. - Ему нужно обеспечить охрану или охрану нужно обеспечить от него? - уточнил суть задания Аллердис, усмехнувшись. Я покачала головой. Что они, что я, те еще клоуны. А я еще удивляюсь, почему меня путают с малолеткой! Потому что выгляжу и веду себя так. - Да ладно, просто хочу быть уверенной, что у пацана хотя бы приятели в вашем лице будут, - призналась я. Парни кивнули мне и посмотрели на Виктора, стоящего чуть поодаль от нас. - Я Бобби Дрейк, - представился с улыбкой Айсмен. - Пиро, - серьезно кивнул Аллердис, пытаясь строить из себя крутого парня. Фрости пихнул его локтем в бок, но это не возымело особого эффекта. - Ка-а-альцифер, - сладко протянула я, угрожающе посмотрев на так называемого Пиро. Он показательно тяжело вздохнул: - Даже перед ребенком крутым не дают выглядеть! - пожаловался он на вселенскую несправедливость, а потом улыбнулся. - Джон Аллердис. - Ребенком? Ты сам-то когда вырос, Джонни? - ехидно осведомилась, стараясь сдержать смех. Так странно, я словно оказалась дома. В груди разливалось предательское тепло... Неужто, я и правда дома?

***

По традиции подарки складируются под праздничную елку. Такая уже стояла в большой гостиной особняка. Красивая, одуряюще пахнущая, и наряженная. Под ней стояло несколько одиноких коробок... Но пусть я в Америке достаточно давно, но традициями не прониклась. Так что даже не разложив вещи в своей комнате, я побежала одаривать всех. Первыми были обрадованы Джон и Бобби, показывающие Виктору школу. Два бластера Дрейку понравились. Не прогадала я, покупая их. Всё-таки мальчишки в любом возрасте обожают подобные игрушки. Джон был доволен зажигалкой со столь агрессивным рисунком. Ну еще бы, он же считал себя крутым парнем! В очередной раз испортив и Джону, и Бобби прически, я под их причитание сбежала на поиски Хэнка. Большая кружка с рисунком амебы и коробочка дорогого черного чая ему понравились. Кажется. Было не очень понятно, потому что Маккой выглядел удивленным. - Ты думал, что я не подарю своему любимому отчиму подарок на Рождество? - патетично воскликнула я, хватаясь за сердце. Хэнк смущенно улыбнулся, держа мои презенты. - Честно сказать, да. Не думал, - искренне признался Маккой. Я бы и рада разозлиться, но на этого чудака от науки злиться было очень тяжело. Он же такой безобидный! Даже в своей звериной форме. - Я даже подарки никому не подготовил... - внезапно сообщил Зверь, видимо, только сейчас вспомнив об этом. Я расплылась в саркастичной ухмылке и похлопала мужчину по плечу. - У тебя еще есть время. Совсем немного! Но если презентуешь мне кровь каких-нибудь мутантов, которых я еще не пробовала, я буду тебе очень благодарна, - улыбнулась я. - Кстати, а это правда, что Баки проиграл тебе в покер и теперь вместо тебя висит на телефоне? Этот вопрос меня мучил еще с первого вечера в общежитии! Когда вместо Хэнка я услышала голос Баки. Маккой поправил очки, несколько озадаченно посмотрев на меня. Потом нахмурился, пытаясь вспомнить. Одновременно с этим он убирал кружку и чай в один из шкафчиков своего кабинета. - Да, точно. Правда, он проиграл мне только одну неделю. Но потом мы не стали ничего менять. Теперь он на телефоне, - Хэнк улыбнулся, как-то насмешливо посмотрев на меня. Словно намекая на что-то. Я вопросительно вскинула брови, на что ученый лишь тяжело вздохнул. - Он теперь, к слову, тренер команды-икс. Ну и детишек иногда строевой подготовке учит. Со Скоттом устраивают всякие мероприятия... В итоге я зависла у Хэнка надолго. Мы пили чай, а он рассказывал о том, как дети были в восторге от известия о всяких играх, об учениях, об репетициях различных чрезвычайных ситуаций. Но потом, когда дошло до дела, они были уже не так оптимистично настроены. Скотт и Баки не звери, но отнеслись к делу серьезно. А вот детишки не привыкли к тому, что не всё в этой школе игра и "магия". Правда, вскоре вошли во вкус. Только Маккой с усмешкой сказал, что Барнс до сих пор каждый раз хватается за голову, видя физическую подготовку не только школьников, но и команды икс. С тренировками последних было связано много смешных моментов. Барнс каждый раз раскатывал их в тонкий блинчик. Не только в боях, но и когда дело доходило до проработки стратегии, до их совместной работы. - Я впервые почувствовал себя ни на что не годным идиотом, - со смехом признался Хэнк. Я покивала с улыбкой, мол да, Барнс такой, он кого угодно идиотом выставит. В конце концов роль рассказчика перешла ко мне. Я перемыла косточки Коннорсу, попросив Хэнка о том, чтобы он за эти рождественские каникулы помог мне хоть немного поднять уровень знаний по генетике. А то мне было страшно, что Курт в новом году меня банально съест. Маккой порадовался тому, что у меня такой прекрасный преподаватель, попросил передать ему привет и кое-что еще. Кажется, теперь я должна буду стать связным между двумя маньяками от науки. Но мне для Хэнка было не жалко и почтовым голубем подработать. Всё-таки Зверь был хорошим человеком, давал мне свои конспекты, знания подкидывал, на вопросы отвечал, руки мне вылечил, отчимом стал (пусть и лишь в бумажках). Что мне стоило отплатить за его доброту парочкой одолжений? До отбоя я успела отдать подарок лишь Чарльзу. Он был удивлен набору теплых носков и кружке с надписью "Босс" (её я докупила потом, решив, что просто носки дарят лишь на 23 февраля). Из кабинета директора вышла не скоро, а лишь через час. Я снова пила чай, снова разговаривала. Ксавьер искренне радовался моим успехам, припомнил смешные случаи из своей учебы. И это были реально смешные случаи, потому что молодость у нашего паиньки-директора была бурной. - Я рад, что ты решила приехать на каникулы. Не знаю, считаешь ли ты школу своим домом, но тебе здесь всегда рады. Бобби, Джон, Хэнк... Баки, - на последнем имени Ксавьер как-то по-особенному хитро улыбнулся. Что за очередные намеки, а? Они с Хэнком сговорились что ли? - А вы? - спросила я, изобразив разочарование и грусть. - Вы мне не рады? Я даже попыталась заплакать, но до такого уровня актерского мастерства не доросла. Чарльз моей игре не поверил и рассмеялся, но честно (насколько могла судить наивная я) признался, что рад. Конечно, рад! Я тут лучший инструмент для корректировки мутаций, да еще и пользу приношу не малую. Те же живые кусты во дворе отличные защитники, как было выясненно в разговоре с Хэнком. Не то, чтобы на школу кто-то нападал в моё отсутствие, но даже собак и всяких мелких животных вредителей живая ограда ловила. Правда, отпускала быстро, если выясняла, что они неопасны. Или если ей приказывал телепат, коих было два. Поговорили с Чарльзом и о системе безопасности, точнее об этих псевдоразумных растениях. Оказывается, их разум развивался, и они уже сейчас были на уровне десятилетнего ребенка. Никакой опасности это не несло, Ксавьер предполагал, что скоро умственное развитие у них остановится, но зато это было полезно. Растениям хватало мозгов на распознавание опасности. Ну и вели они себя как приличные растения при посторонних, когда те приходили в светлое время суток. Меня это радовало, но страх, что кто-то прознает об особой защите поместья всё равно щекотал нервы. Проницательный директор успокоил меня тем, что нет того, с чем бы он вместе с учениками не справился. Это мало успокаивало, хотя его слова о том, что меня он тоже считает своей ученицей, были почти трогательными. До своей комнаты я добралась лишь после отбоя. Намного позже отбоя. С Барнсом за день так и не поговорила... Хотя, может это и к лучшему? Он бы испортил мне прекрасное настроение своими неожиданными вывертами! Хотя, может, у него что-то случилось? Или он там напридумывал себе что-то? Ладно, завтра обязательно с ним поговорю. Просто припру к стенке и заставлю всё рассказать! Правда с нашей разницей в габаритах, у меня это едва ли получится, но попытка не пытка.

***

Решить было легче, чем сделать. Баки внезапно оказался таким занятым! Даже в канун Рождества! Зато я лично могла оценить все изменения, произошедшие в школе Ксавьера. На собственной шкуре. Детей и новичков Барнс еще щадил, хотя и им подкидывались физические упражнения, усложняющиеся по определенному графику. А вот остальных сержант гонял и в хвост и в гриву. Еще и меня приплел! В итоге мы бежали по пересеченной местности, которую нам устроил Баки, предварительно припахав к созданию препятствий Бобби с его ледяными способностями. Бежать по рыхлому снегу, преодолевая ледяные блоки или еще какие препятствия - не то, чем я хотела бы заняться на зимних каникулах. А впрочем, я сама заикалась о том, что Баки должен меня потренировать. Так что нечего жаловаться. - Ты монстр, - заявил, тяжело дыша, Джон. Он и Бобби были одними и самых крепких парней своего класса мутантов, но даже они запыхались, когда мы побежали по полосе по второму кругу. Мне же подобное совершенно не грозило. Я передернула плечами, не собираясь замедляться, чтобы быть наравне с мальчишками. Дам им лишний стимул тренироваться, когда обыграю их! В итоге третий раз полосу прошли только мы трое. И то Бобби с Джоном сделали это еле-еле. Всё-таки у них не было такой удобной мутации, как у меня. Да и Барнс начал тренировать их не так давно, потому их выносливость не идет ни в какое сравнение с моей. Только, если честно, четвертый раз полосу бы я не преодолела так играючи. Баки неодобрительно покачал головой, раздал каждому указания и отправил детишек в дом. Как только школьники отошли на достаточное расстояние, я подошла к Барнсу, чтобы наконец-то поговорить. Он посмотрел на меня нечитаемым взглядом... и равнодушно двинулся к школе. Если честно, я впала в ступор. Чего это он? - Баки! Конечно, я его быстро нагнала и схватила за руку. Он остановился, равнодушно посмотрев на меня. Я нахмурилась. - Да что случилось-то, объясни толком! Ты долго собираешься от меня бегать? - недовольно воскликнула я. Хотя, в общем-то, бегать от меня он начал только сегодня, вчера я сама носилась по школе с подарками. Барнс неожиданно нахмурился и прижал меня к дереву. - А ты долго собиралась скрывать от меня историю с Кейджем? Или свое знакомство с русскими криминальными авторитетами? - прошипел Баки. Его голубые глаза посветлели от злости. Я замерла, ошарашенно смотря на него. В голове словно случилось короткое замыкание. Откуда?.. Он следил за мной?! Да нет, он-то как раз не мог следить... Ну, не круглосуточно же! У него было так много дел в школе! Значит, за мной следил кто-то другой и этот кто-то меня сдал Барнсу. Варианты? Чарльз. С его Церебро приглядывать за одним несчастным мутантом не стоит особых усилий. - Ты обвиняешь меня в том, что я что-то от тебя скрываю?! - поразилась я подобной наглости. Баки хмурился, но молчал. - И как давно ты всё это узнал? Как долго собирался об этом молчать?! По-твоему я тебе не рассказала, значит я плохая, а ты весь такой хороший, потому что всё знаешь и молчишь, ведя себя как... как.. мудак! Что это за детский сад, Барнс? Если у тебя есть какие-то претензии, то говори их мне в лицо, а не бегай, как обиженная школьница! Мне было обидно. А еще досадно. Ну и злилась я, конечно. Неприятно, когда за тобой следят, но объяснимо. Я вполне терпимо отношусь к подобному, потому что зная собственную ценность и собственное же умение вляпываться в дерьмо, признаю пригляд за мной просто необходимым. Но я не могу спокойно отнестись к тому, как ведет себя Барнс. Ну да, может, не очень красиво с моей стороны не рассказать ему о своих проблемах. Но банально личное пространство у меня может быть? Могу я хоть решить что рассказывать, а что нет? Иллюзию того, что я свободный человек со своим личным пространством мне можно оставить, нет?! Баки схватил меня за щеки, заставив замолчать. Я зло и немного обиженно смотрела на него. Он не менее зло смотрел на меня сверху вниз. Я все еще упиралась спиной в дерево, он все еще стоял напротив меня. - Я думал, что ты мне доверяешь, - угрожающе протянул он, явно сдерживаясь. Не думаю, что он хочет меня ударить или что-то в этом роде, но он явно сдерживается, чтобы не повысить голос. - Я бы тебе больше доверяла, если бы ты говорил обо всем открыто, а не вот так вот мне бойкот устраивал, - прошипела я, убирая его руку от своего лица. Мы еще какое-то время померились взглядами, а потом он отступил. Просто взял и отошел на шаг назад, а потом и вовсе отвернулся и пошел к школе. Я в который раз впала в ступор. Вот и весь разговор? Серьезно? - Баки! Ты... ты... - "невыносимый засранец и отмороженный мудак без грамма совести", - сегодня в девять! В девять встречаемся в... моей комнате! И если ты не придешь, я тебя из-под земли достану! - пообещала я, импровизируя на ходу. Барнс сбился с шага и обернулся, с недоумением взглянув на меня. А я скрестила руки на груди, с мрачной решимостью смотря в ответ. - Что ты придумала? - поинтересовался он как-то недоверчиво. Я усмехнулась. - Придешь и узнаешь! Да ни черта я не придумала! Хотя, просто вручу ему подарок?.. Да, просто вручу ему подарок и пусть дальше дуется столько, сколько ему влезет!

***

Ничего в моей комнате не изменилось. Ну разве что кресло было занято моей спортивной сумкой, которую я так и не разобрала. Не видела смысла, все равно рождественские каникулы не такие уж и долгие. Время медленно ползло к назначенному, я читала журнал из коллекции Хэнка. Да, по горячо любимой мной генетике, будь Коннорс неладен! После разговора с Барнсом я немного остыла и подумала, что веду себя ничем не лучше его. Правда, у меня есть оправдание, я же инфантильная ненормальная мутантка, мне простительно творить фигню. Хотя, у Баки тоже оправдание, у него в котелке только ленивый не поковырялся (это я сейчас о манипуляциях Гидры и Чарльза). Да уж, столкнулись две непростые судьбы. Интересно, его правда так задело моё так называемое недоверие? Пожалуй, сейчас мне было даже немного стыдно. Барнс всё-таки относился ко мне чуть ли не с самого начала весьма покровительственно, а тут я выпорхнула из-под его опеки, да еще и не всё рассказываю. На его месте я бы тоже обиделась? Вероятно... - Ну и? - поинтересовался мрачно Барнс, облокотившись плечом на дверной косяк. Время было ровно девять, а я медитировала над журналом... - Ух ты, не сбежал! - притворно удивилась я, всплеснув руками, и поднялась с кровати. Баки очень недоверчиво смотрел на меня, когда я затащила его в комнату и захлопнула дверь. Не знаю, какие мысли роились в его голове, но я просто усадила его на диван и полезла в свою спортивную сумку. - Я долго думала, что подарить тебе на Рождество, - начала я, доставая подарок из сумки. Повернувшись к Баки, ловлю на себе его несколько скептический недоверчивый взгляд. Да что он ко мне так настороженно относится?! Хотя, наверное, надо было назначить встречу на нейтральной территории, но в гостиной сейчас наверняка полно лишних глаз и ушей! А я и так немного смущаюсь, потому что в отличии от других подарков этот я делала сама. И мне было немного стыдно дарить что-то, сделанное своими руками, но мне так хотелось подарить именно это! К тому же, что-то из магазина Баки бы не подошло. Я в этом была уверена. На моё смущение Баки отреагировал вопросительно вскинутыми бровями и огоньком интереса в грязно-голубых глазах. А я уже смутилась окончательно, ощущая, как начинают полыхать щеки. Хотелось посмеяться, сказать, что я пошутила и подарок Барнс получит после Рождества. Мне вдруг захотелось спрятать свой подарок и никогда и никому его не показывать. Такое часто бывает, когда ты долго что-то делаешь, а в решающий момент появляются сомнения. Но я же уже взрослая девочка, я ведь могу взять себя в руки! - Вот! Чувствуя, как трясутся руки, протягиваю Барнсу подарок, завернутый в подарочную упаковку. Барнс вопросительно смотрит на меня, потом на подарок, потом снова на меня. Я начинаю раздражаться. В конце концов, немного поиграв на моих нервах, Баки берет мой подарок. Осматривает его, бережно срывает упаковку, с любопытством рассматривает оббитый искусственной серебристой кожей альбом. Я долго мучилась, подбирая цвет, но решила остановиться на этом. Почему? Да черт его знает! Барнс выглядит удивленным. Проводя пальцами по кожезаменителю, Баки раскрывает подарок, и с первой же страницы на него смотрит он сам, только ребенок. Я старалась представить его ребенком и получилось, что получилось. Закусываю щеку изнутри, чувствуя, как бухает сердце в груди. Я волнуюсь, что не понравится. Что подарок разочарует. Барнс, словно завороженный, переворачивает страницы, надолго задерживая взгляд на каждой. На страницах альбома оживает его прошлое в виде рисунков. Очень реалистичных рисунков (я старалась, как могла, испортив кучу черновиков). А где-то с середины появляются и старые фотокарточки. Не оригиналы, отксерокопированные, но даже так невозможно ценные для него. А на полях альбома выведены аккуратно фразы. "Не сдаваться...", "Быть сильным...", "...справедливым...". Какие-то фразы - просто пожелания, какие-то - память из прошлого. Баки смотрит последние страницы: его портрет в пещере над огнем, его портрет в автобусе, перерисованные фото из фотобудки, групповой портрет Баки вместе со мной, Хэнком, Чарльзом, Циклопом, Бобби с Джоном, чуть позади - Шторм и Джин. А на фоне буйный лес и море солнечного света. Месяц точно был угроблен на создание этого альбома. Оливер облегчал мне работу, как мог, позволяя находиться в музее Капитана Америка столько, сколько мне нужно, притаскивая из запасников газеты и вырезки, которые я могла вклеить в свой альбом. Делился всеми знаниями о Капитане Америка и его Коммандос, которыми обладал. Если я во что-то и вкладывала душу, так это в создание этого подарка. Просто потому, что ничего из ближайшего магазина Барнсу не могло подойти. Я смотрела на Баки, затаив дыхание, ожидая его вердикта. Он медленно поднял на меня взгляд... и я поняла, что попала в цель, когда встретилась с ним глазами. В них отражалось всё, что он не мог произнести вслух. И мне стало даже неловко. - Спасибо. Это то самое искренне "спасибо", от которого я краснею до самых кончиков ушей и тактично отворачиваюсь, залипая на стену. Сердце бухает в груди, но я по-настоящему рада. Рада, что подарок понравился. - Подожди, - просит Барнс и поднимается, бережно положив альбом на край кровати. Он выходит из комнаты, оставляя меня в недоумении. Куда это он? Надеюсь, он не запрется в туалете, чтобы пустить сентиментальную слезу? Но нет, скоро Барнс возвращается и по его лицу совершенно нельзя было сказать, что он плакал. Хотя, я сильно сомневаюсь, что он плакал. Не знаю, что должно произойти, чтобы он пустил хотя бы скупую мужскую слезу. - Я хотел подарить тебе что-нибудь особенное. Цепочку или еще что-нибудь подобное, что нравятся женщинам, - с усмешкой начал говорить сержант, держа в руках небольшую коробочку в ярко-красной подарочной упаковке. - Но вспомнив тебя, решил, что это будет лучше. Баки, оказывается, тоже может быть смущенным. Правда по нему было тяжело сказать, что он смущен. Но какая-то неловкость всё равно сквозила в его мимике. Я улыбаюсь, принимая подарок из его рук. Мне тоже немного неловко, но я пытаюсь это скрыть, с преувеличенным интересом вскрывая упаковку. - Надеюсь, это не наручники, которыми ты собираешься меня приковать к батарее, чтобы я больше никуда не уходила, - попыталась я пошутить. Неудачно, конечно же, но Баки оценил и даже хмыкнул в ответ. Ну да, зачем ему какие-то наручники, чтобы удержать меня здесь? Наверняка он знает средства понадежнее. Кирпичом там по голове, например. Выбросив дурацкие мысли из головы, я действительно всё свое внимание переключаю на подарок. Коробка. Коробка с телефоном. Простым кнопочным телефоном от нокиа. - Ты... можешь связаться со мной. Позвонить или прислать СМС. Да и ты жаловалась, что твоим приятелям не на что тебе звонить, - потерев шею, заговорил Барнс, стараясь смотреть куда угодно, но не на меня. Я просто стояла в ступоре, смотря на коробку и с трудом осознавая, что мне говорят. Кажется, сейчас Баки мог слышать скрип шестеренок в моих супер-мозгах. - Это... здорово... спасибо, - неуверенно мямлила я. Отчего-то глаза были на мокром месте. Не то, чтобы меня так сильно растрогала его забота или этот подарок... А, какого черта?! Я действительно была тронута до глубины души! - Баки, ты лучший! - я с визгом повисла на шее сержанта, крепко-крепко его обняв. Он поймал меня на инстинктах, совершенно не ожидая такой реакции. Я не стремлюсь задушить его в объятиях, просто эти чертовы эмоции так тяжело контролировать. - Это замечательный подарок! Самый лучший! А еще это первый рождественский подарок с тех самых пор, как я сбежала из лаборатории. А еще действительно трогательный подарок, потому что Баки думал обо мне, слушал моё нытье и принимал его к сведению. Это было по-настоящему приятно. Когда я немного успокоилась, мы стянули покрывало с кровати и расстелили его на полу, где и уселись, откинувшись спинами на кровать. Мы сидели в приятной, уютной тишине, обволакивающей нас. За окном, искрясь, падали снежинки, тускло горела лампочка в абажуре под потолком, ошеломительно пахло хвоей от маленькой ели, стоящей в горшке на подоконнике. Особняк тонул в тишине зимней ночи, как и моя комната. Так удобно было сидеть, откинувшись спиной на плечо сержанта, ощущая его тепло и уверенность. Я была спокойна, безмятежна и всё-таки слишком счастлива. Мне понравился подарок Барнса, но еще больше мне понравилось, что ему мой подарок пришелся по душе. А он... не знаю, он просто сидел рядом со мной и листал альбом. - Ты ведь многое взяла оттуда, из своего мира? - смотря на страницу альбома, поинтересовался Баки. Я лениво мычу в ответ, не в силах повернуться и посмотреть ему в лицо. Во-первых, я не хочу, потому что меня одолевает малодушная мысль, что если не встречусь с Барнсом взглядами, то не придется развивать эту тему, во-вторых, я пригрелась и мне просто лень шевелиться. Баки и не настаивает на зрительном контакте, но тему всё равно продолжает: - Расскажешь? - Ну что ты хочешь знать? Что за иррациональное желание сделать себе больно? Ты мазохист, Барнс! И я не стремлюсь удовлетворять твои мазохистические потребности! Свести всё к шутке не удалось. Я, повернув голову, всё-таки встречаюсь с ним взглядами и чувствую себя немного пристыженной. Вот же старикашка, вечно давит своим авторитетом. Ему даже для этого говорить ничего не надо, он просто смотрит на тебя... как-то по-особенному. Я тяжело вздохнула, отвернувшись и разглядывая узор обоев на стене. - Ну что ты хочешь услышать? Что о Баки и Капитане Америке есть комиксы, мультфильмы и фильмы? Что в моем мире Зимний солдат всего лишь выдуманный персонаж? - пыталась я воззвать к разуму Баки. - Так и в этом мире есть фильмы и комиксы про Капитана Америка и его Коммандос. И радио-передача... - Этот Баки из комиксов и фильмов... Что с ним было? - перебил меня Барнс, водя кончиками пальцев по краю газетной вырезки, в которой сержант Джеймс Бьюканен Барнс говорит о своем спасении из плена Капитаном Америка. Я смотрю на это искоса, все еще стараясь не поворачиваться лицом к собеседнику. - Ты хочешь его биографию узнать? Или что? Баки, я тебя не понимаю и увы, телепатией не обладаю. Но сразу предупреждаю, ты - не тот вымышленный персонаж, о котором ты сейчас пытаешься узнать. Почему? Потому что ты встретил меня. Потому что ты не очень-то похож на актера, исполняющего роль тебя в фильме. Да и вообще, потому что ты настоящий, живой, из плоти и крови, со своими огромными тараканами в голове, - продолжаю увещевать, но уже без прежнего огонька. В общем-то, я уже сдалась и готова была рассказать всё, что Барнс хотел знать. - Он долго работал на Гидру? - До 2014 года. Потом была заварушка с Щ.И.Т.ом и Капитан частично освободил Баки от влияния Гидры. - А дальше? - настойчиво спросил Баки, понимая, что из меня придется тянуть всё клещами. Я тяжело вздохнула, специально выдерживая паузу. Конечно же, это мне ничего не дало, Барнс всё еще хотел получить ответы. - Скрывался и от Щ.И.Т.а, и от Гидры... хотя, её вроде серьезно потрепали. Не знаю, - я специально говорила расплывчато и делала вид, будто плохо знаю, о чем говорю. - Потом была другая заварушка. Принц Ваканды, который Черная Пантера пытался убить Баки... Кэп был на стороне своего друга. Финальная битва, в которой Тони Старк узнает, что Баки убил его родителей. Стив оставляет свой щит и уходит с Баки, разругавшись с Тони. Баки замораживают в Ваканде до момента, когда найдут способ вытравить программу Гидры из его мозгов. Как-то так. Я тяжело вздохнула. Пожалуй, не было у меня таланта рассказчика. В комнате повисла тишина. Не та, уютная, которая была до этого разговора, а тягучая и... напряженная? Я зябко повела плечами, хотя мне ни разу не было холодно. Барнс медленно закрыл альбом и аккуратно отложил его в сторону, замерев на пару секунд. А потом просто обнял меня, прижав к себе. Молча. - Спасибо, - прошептали мне в макушку. Барнс сжал меня чуть крепче, а потом отпустил. Подхватив альбом, он быстро скрылся за дверью моей комнаты, а я осталась сидеть на полу в растерянности, не понимая, за что именно меня поблагодарили?..
Примечания:
Это самая огромная глава этого фанфика, да.
И всё, это последняя глава с кучей флаффа. Уже в следующей начнутся хоть какие-то шевеления.
И я предлагаю вам выбрать о ком мне написать бонус-главу! Ну и с радостью буду ждать ваших отзывов. Порадуете? =)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.