Венец творения 2188

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мстители, Люди Икс, Первый мститель, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Баки Барнс, Чарльз Ксавье, Роберт "Бобби" Дрейк, ГГ - ОЖП. Много мутантов, героев, злодеев и прочих.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 39 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Songfic Дружба Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Стёб Фантастика Экшн Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Мертвые Кролики
«Интересная работа» от cat-without-smile
«Захватывающее произведением » от Betelgeuse044
Описание:
Мутанты - новая ступень эволюции, которая в итоге вытеснит обычных людей. А что делать "венцу творения", если его мутация позволяет контролировать чужие мутации? Как скоро этим "венцом творения" заинтересуются? И кто успеет первым убить или забрать его себе?

Посвящение:
Посвящается миру Марвел, моим подругам, поддерживающим меня и моё безумие. И, конечно же, посвящается читателям, которые поддерживают и вдохновляют меня своими отзывами!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Этот фанфик - смесь фильмов, мультфильмов, каких-то данных с википедий и прочих ресурсов. Потому мутанты у меня здесь - действительно мутанты, а не люди, которым дали мутации Наблюдатели. Впрочем, будут и те, кому мутации действительно достались от высших сил.
Обложка: https://pp.vk.me/c621931/v621931878/39924/3XcpFXZE_Xg.jpg
Альбом с артами к фанфику: https://vk.com/album-90795098_234029260
Песни к фанфику: https://vk.com/audios-90795098?album_id=76757068

26 глава

13 июля 2017, 01:31
Утром меня разбудил шум с улицы. Я лениво сползла с кровати, кутаясь в одеяло, и подошла к окну, распахивая его. В лицо тут же дыхнуло морозным воздухом. Я поджала пальцы на ногах, когда их коснулся сквозняк. На улице бесились школьники. Ученики школы Ксавьера разделились на две команды. Капитаном одной команды был Циклоп, а вот второй... Баки?! Серьезно?! Улыбнувшись, поставила локти на подоконник, а на ладони - голову, с интересом наблюдая за тем, как дети во дворе и Баки со Скоттом, играют во что-то вроде войнушки. Кажется, им нужно было захватить флаг соперника... - Селма! Бобби, чуть не влетевший в окно моей комнаты, будучи откинутым каким-то парнем, способным создавать свои копии, улыбнулся мне. - Не хочешь присоединиться? - весело спросил Айсмен. Его голубые глаза сияли такой радостью, восторгом и азартом, что я сразу поняла: подобные игры-войнушки будут проводится очень часто по собственной инициативе учеников. - Нет, спасибо, - хмыкнула, смотря как Дрейк разбегается и бросается в самую гущу событий, кастуя снежные снаряды прямо на ладонях и кидая их в самых нерасторопных противников. Может быть, я бы и поучаствовала, если бы не голод... Хотя нет, я лучше как-нибудь затащу Бобби в пейнтбол. А вот Баки не возьмем! Во-первых, это навеет ему неприятные воспоминания, во-вторых... да он же нас уделает! У него такой опыт за плечами! Закрыв окно, я еще немного понаблюдала за снежной баталией. Одинаковое количество игроков не играло никакой роли, потому что каждый пользовался своими способностями кто во что горазд. Нет, Циклоп и Баки бдили, потому обходилось без членовредительства. Насколько я поняла, правилами игры разрешалось использовать лишь снежки. Айсмен, оказывается, может не только лед кастовать. Помимо того, что команды обкидывали друг друга, у них были снежные крепости, в которых гордо реял на ветру флаг. Ну ладно, ветра не было, потому флаг не реял, но очень гордо и величественно возвышался! Крепость у обеих команд защищало разное количество человек, но совсем беззащитной крепость не оставляли, потому что враг не дремал! Аллердис очень оригинально подошел к защите крепости, держа небольшой огненный щит и им избавляясь от снежков. А ничем другим атаковать было нельзя. Кажется, я даже видела Виктора, мелькнувшего рядом с парнем, распадавшимся на множество своих копий. Я рада, что детишки заняты, и что за ним есть пригляд (надеюсь, мне лишь показалось то, что Скотт и Баки делают ставки на победу!) Завтракала в обществе Хэнка, выползшего из своих лабораторий. Запивала кровь новоприбывших мутантов горячим чаем, заедая бутербродом и макаронами с сыром, приготовленными на скорую руку. Потом вернулась с Хэнком на минусовые этажи и начались лекции о генетике. Я не теряла надежды переболтать Коннорса и очень рассчитывала в этом деле на свою суперпамять. Рождественские каникулы так быстро пролетели, что мне даже грустно стало. На этот раз провожали меня и Хэнк, и Бобби, и Джон. Баки ехал вместе со мной, ему со Скоттом снова дали какое-то поручение в Нью-Йорке. Чарльз, теперь по утрам занимающийся пробежками, чему я была очень удивлена, также провожал нас. Он был похож на доброго дедушку или даже скорее на отца, потому как был еще достаточно молод для дедушки. Всех переобнимала, все пожелания выслушала, а потом даже как-то поспешно запрыгнула в машину. Не люблю долгих прощаний. Впереди меня ждали еще полгода учебы на подготовительных курсах, а дальше попытка поступить на первый курс. Думаю, попытка будет успешной! А если Коннорс не поставит мне лучший балл среди нашей группы подготовки - я его загрызу. 3 мая* 1993 Первый курс почти окончен! Стоило мне это многих бессонных ночей и неимоверных страданий. Коннорс все еще вел у меня генетику. Все еще третировал меня. Мне кажется, он нашел новую цель всей жизни! В университете было невыносимо. Близился ежегодный традиционный праздник, от которого в прошлом году я смогла успешно отмазаться, потому как только закончила подготовительные курсы и еще не числилась студентом, но в этом году спасения не было. Пришлось поучаствовать, благо лишь на уровне "подай-принеси-не мешай". Еще и толпы школьников ходили к нам, как паломники к святым местам. Периодически приходилось подрабатывать навигатором, когда кто-нибудь из этих блудных овец отбивался от стада в поисках туалета или столовой. - Простите, - очередной школьник робко окликал идущих мимо студентов, а те с горящими глазами или с совершенно отрешенными лицами проходили мимо. Кому надо было доделать дела и закрыть долги, кто выложился по полной и сейчас занимался подготовкой фестиваля. Даже первокурсников приплетали, потому найти в потоке студентов кого-то не занятого было очень сложно, потому школьник продолжал искать хоть кого-нибудь, кто поможет ему сориентироваться. Я бы помогла и помогу, но сейчас соизволю оторвать свою задницу от подоконника, на котором так удобно пристроилась, читая "Ежегодный обзор генетики". - Парень, куда тебе надо? - окликнула я несчастного очкарика, сжалившись над ним. Тощенький, как воробушек, всклоченные каштановые волосы и голубые глаза за стеклами очков. Парнишка резко обернулся, нашел меня глазами, быстренько преодолел поток студентов, подойдя ко мне. Теперь я могла разглядеть фотоаппарат, висевший у него на груди и бледное лицо. Не совсем всё печально, но солнышко он видит редко. Либо играет много в компьютер, либо такой же житель библиотеки, как я. - В двадцатую аудиторию, там проходит профориентационная лекция, - поправив очки, ответил школьник. Я тяжело вздохнула, слезая с подоконника. Чертова двадцатая аудитория так неудобно располагалась, что на словах и не объяснишь, как до неё добраться. Нет, объяснить можно, но школьник заблудится, как нечего делать, а в том крыле в это время года и нет никого. Как человек, плутавший там в прошлом году, заявляю это с полной уверенностью. - Пойдем, провожу тебя, - предложила я великодушно, убирая журнал в сумку. Лицо школьника озарилось радостью и жгучей признательностью. Его взгляд скользнул мельком по журналу, убранному мной в сумку. - Спасибо огромное! А вы с какого курса? И факультета? - тут же завалил меня парень вопросами, шагая рядом со мной в сторону лестницы. Я лишь улыбнулась на такой энтузиазм. Наверное, парнишка уже нацелен поступать в этот университет. - Второй курс генетики, - охотно поддержала беседу, всё равно нечего делать, пока идем. В голову пришла мысль о том, что сегодня можно будет сходить с Каришмой и Луче в наш клубный бар, всё равно у них занятия уже закончились, а через две недели они разъедутся по родственникам. Парень рядом со мной выглядел просто до неприличия счастливым и каким-то окрыленным. - У вас ведет Курт Коннорс, да? У него великолепные работы по регенерации! - восторженно отозвался школьник, подтвердив мои догадки о его планах на поступление. Уголок губ дернулся в ироничной усмешке. Я, наверное, какое-то время тоже была восхищена Коннорсом и его работами. Какое-то время до нашей первой встречи. Но парнишку разубеждать не стала, наоборот поддержала его восхищение, расхваливая работы Коннорса. А что, генетик он и правда великолепный, а вот преподаватель из него слишком требовательный и придирчивый, что в общем-то тоже неплохо. Больше знаний в голове нерадивых учеников останется. В итоге я проводила паренька до двадцатой аудитории. Пока мы шли, он успел сфотографировать меня для школьной газеты, записать названия сайтов и журналов, которые Коннорс советовал мне прочитать, спросил о подготовительных курсах, о экзаменах при поступлении. В общем, расстались мы каждый довольный собой: он - нагруженный информацией, я - предвкушающая его знакомство с Коннорсом через годик-другой. А теперь лучше и правда смыться с университета поскорее, а не то опять кто-нибудь к чему-нибудь приплетет. А ведь даже в библиотеку не пойти! Ежегодный традиционный праздник, а именно Фиолетовый бал, проводился в атриуме библиотеки. И я на праздник не собиралась, к великому удивлению многих девчонок из общаги. Для них пощеголять в платьях на таком вечере было чем-то вроде долгожданной награды за все мучения прошедшего учебного года. Сентябрь 1993 Прошедшее лето в школе Ксавьера прошло для меня в лаборатории Хэнка, где я выжимала из последнего все его знания. Редко меня вылавливал Бобби и тащил вместе с Джоном и внезапно присоединившимся к ним Виктором куда-либо. Чаще Бобби меня вылавливал Баки или кто-нибудь помогал Баки выловить меня, при этом бросая на нас двоих многозначительные взгляды, и тогда я отдыхала с Барнсом. То в кино сходим, то тренировку устроим, то домашний марафон просмотра неустаревающей классики, то еще что-нибудь. В общем, обыкновенные такие летние каникулы. Загрузив студентов по полной, Коннорс распустил всех, сказав, что лекция закончена. Я в очередной раз чувствовала себя выжатой, точно лимон, но по крайней мере слабое торжество не отпускало мою душу: я всё-таки смогла ответить на все вопросы вредного профессора. Надо будет обязательно сказать спасибо Хэнку. Когда я проходила мимо кафедры преподавателя, Курт внезапно попросил меня задержаться. Я напряглась, мысленно готовясь к новому кругу интеллектуальной борьбы. Но нет, профессор смог меня удивить. - Клауд, я давно наблюдаю за вами на моих занятиях, - кашлянув, солидно начал Коннорс. Мне стало дурно от нехороших предчувствий, но вроде бы я не успела накосячить. Точнее, я вообще не косячила! Вроде как. - Я предлагаю вам стать моим лаборантом. Ваш уровень знаний выше, чем у остальных, и является удовлетворительным для того, чтобы вы были способны мне помочь. Я не требую немедленного ответа, Клауд, но хотелось бы услышать его в скором времени. Все необходимые документы я вам дам, как и рекомендации в дальнейшем. Меня как будто огрели чем-то тяжелым по голове. Как минимум кирпичом. Не такого поворота событий я ожидала, но... если подумать, то всё логично? Профессор с самого начала наметил жертву, то есть меня, и смотрел, что получится, если продолжать на меня давить. Тут либо ты станешь алмазом, либо сломаешься, как графит в карандаше. Приятно, что и говорить, но мне хотелось орать "что" и выдирать себе волосы от удивления. Серьезно, я мысли не допускала о подобном, хотя это было весьма очевидным... - Да. Я согласна, - хрипло отозвалась я, пока внутри разразилась целая буря из чувств и эмоций. Я еще и думать буду, серьезно?! Да я страдала ради этого предложения Коннорса почти три года! Пусть даже и не думала о нем, зато по-видимому Курт с самого начала надеялся на подобное. Хитрый сукин сын. Хотя чего уж там? Профессор сейчас предлагал мне шикарную возможность, отказаться от которой было бы кощунственно. Коннорс тонко усмехнулся, доставая из своего кожаного портфеля кипу бумажек, скрепленных скрепкой. Первым, с кем я поделилась обрушевшейся на меня радостью, стал Баки. Его номер был у меня в мобильнике на первом месте. Не потому, что он мне очень дорог и близок, как, считай, первый друг в этом мире, а потому что его имя начиналось на B (Bucky), а знакомых с именами на A у меня пока нет. Как только Барнс ответил на звонок, так и был погребен под моим быстрым несвязным рассказом о случившемся. Потом пришлось рассказывать во второй раз, но уже более спокойно, медленно и обстоятельно, отвечая на вопросы. Баки сдержанно за меня порадовался, правда было что-то в его тоне, что мне не понравилось. Ну и черт с ним! Потом был Хэнк. Но я явно отвлекала этого гения науки от чего-то более интересного, потому ограничившись пятью минутами разговора, решила, что лучше поделюсь своей радостью с девчонками! Каришма, Луче и Обри явно порадуются за меня больше, чем эти ограниченные в эмоциях мужланы! С прошлого года новая жительница нашего общежития завела традицию устраивать посиделки в холле. Сначала посиделки проходили только на пятом этаже, потом медленно распространились по всем этажам. Теперь каждое воскресение две рандомные девушки с этажа готовили вкусненькое, а остальные притаскивали напитки и прочие вкусняшки. Благодаря Энни и её армейским замашкам у нас было расписание того, кто и в какое воскресенье отвечает за приготовление еды. Прошло всего два дня с предложения Коннорса, и я все еще была счастлива, чем, видимо, бесила Барнса, раз он так холодно разговаривал со мной, когда мы созванивались вечерами. Но я уже не обращала внимания на его замашки, хотя и злилась немного. В любом случае, в это прекрасное воскресение мы собрались в холле второго этажа. Мы - это обитательницы второго этажа, не мотающиеся по каким-либо делам или по свиданиям с парнями. Мария Гарсиэс и я приготовили закуски, каждая своего народа: от меня были пирожные "картошка" и пирожки с картошкой, что довольно забавно. А от Марии были тапас (испанская закуска, вариантов приготовления которой великое множество) и вино, присланное ей родственниками из Испании. Собственно, наш девичник проходил замечательно, даже старосты не возмущались против алкоголя, тем более мы не напивались вхламину, а просто наслаждались напитком, отдавая дань уважения виноделам из солнечной Испании. И все бы было замечательно, но на улице особенно громко рыкнул мотоцикл. Мы бы проигнорировали это, если бы не Энни, выглянувшая из любопытства в окно. - Девочки, там какой-то симпатичный парень, - сказала незаинтересованным тоном Аббот, явно намекая на то, чтобы владелица этого паренька поскорее оторвала свой зад от дивана/кресла. Не то, чтобы Аббот была мужененавистней, просто очень не любила, когда на территорию общежития пытались попасть не девушки. Киллиан был исключением, он здесь жил и работал. Больше Энни не надо было ничего говорить, достаточно было только словосочетания "симпатичный парень". Все дружно прилипли к окнам. Ну, все кроме меня. Я отдавала дань уважения не только испанскому вину, точнее не столько ему, сколько тапасу. Да и собственные пирожки уплетала за обе щеки. - Селма, хватит жрать! - беззлобно рассмеялась Луче, уже давно переставшая удивляться тому, что я ем как не в себя. - Селма, а мне кажется он похожим на твоего друга. У тебя его фотографии и портрет в комнате висят, - задумчиво сказала Энни. Мне даже показалось, что она произнесла это как-то язвительно. Показалось, наверное. Я чуть не поперхнулась тапасом! Вскочив, подбежала к окну, растолкав девушек. И правда! Внизу на мотоцикле, явно принадлежащем Скотту, сидел Баки, запрокинувший голову вверх. В армейских штанах, берцах и кожаной куртке, под которой была простая серая футболка, он выглядел очень брутально и мужественно. Особенно с шлемом под мышку и этой моднявой стрижкой, которую я вынудила его сделать в тот злосчастный поход в торговый центр. Ни дать ни взять: хулиган из подростковых фильмов о любви. Я открыла окно, высунув голову наружу. - Какого черта, Баки?! Что-то случилось?! - проорала я, совершенно не стесняясь ни сожительниц, ни редких прохожих на улице. Девчонки захихикали рядом, понятия не имею почему. Барнс нашел меня взглядом и широко ухмыльнулся. - Может быть ты соизволишь спуститься, чтобы я не орал на всю улицу? - язвительно осведомился он, не особо-то крича. Смех девчонок стал громче. - Не сдохнешь, поорать немного! - я от чего-то стушевалась, почувствовав себя глупо. - Сейчас спущусь! - крикнула я через пару секунд, после чего зашла в комнату и захлопнула окно. Приказывают мне тут всякие.. - А он симпатичный, - мечтательно протянула одна из девушек. Я фыркнула: это она с ним не дралась на лужайке перед школой Ксавьера. И не была с ним в пещере, где его металлический протез копается в твоих внутренностях, и... ладно, было много случаев, когда Барнс представал передо мной не с лучшей своей стороны, но в любом случае девушка была права: менее симпатичным чисто внешне он от этого не становился. Так быстро я еще не спускалась! Проигнорировав лифт, я пролетела пулей по лестнице и устремилась к выходу мимо старичка-вахтера Килли (вообще, у него гордое имя Килиан, но всем девочкам было на это плевать, старичку, в принципе, тоже: ему нравилось когда столько молодых девушек его так ласково называли). Барнс стоял у мотоцикла абсолютно невозмутимый, игнорируя волну любопытства и кокетства, источаемую жительницами общежития. Которые вновь за каким-то чертом открыли окно. Не иначе, чтобы лучше рассмотреть мужскую особь, которую каким-то ветром занесло в наше бабье царство. - Что случилось? - повторила я свой вопрос, обеспокоенно смотря на сержанта. Он привычно, хотя, честно сказать, я уже отвыкла, заправил прядь моих волос мне за ухо. Давно он так не делал, на самом деле. Наверное, аж с моего выздоровления после встречи с Фениксом? Кажется, я даже услышала усилившийся шепот девчонок со второго этажа. - Мысль о том, что я мог просто соскучиться, тебя не посещала? - ехидно осведомился Баки, смотря на меня холодными грязно-голубыми глазами. Я нахмурилась, уперев руки в бока. - Тебе всё шутки, да?! - раздраженно отозвалась, встряхнув головой, от чего своевольная прядка снова упала на лицо. - Барнс, если ты сейчас мне не ответишь... - То ты мне ничего не сделаешь, - ухмыльнулся Баки. И ведь как он прав, стервец! Я обиженно надулась, скрестив руки под грудью и продолжая с вызовом смотреть на друга. Вот мне вообще не смешно! - На самом деле я просто захотел проверить как ты. Всё-таки телефонные звонки немного не то, да и ты легко могла скрыть правду. Мало ли что ты тут натворила без присмотра... Мне хотелось съездить кулаком по одной не в меру наглой и язвительной морде. Пусть эта морда и говорила чистую правду, и имела весьма обоснованные основания меня в чем-либо подозревать. - Если это всё, то я сейчас же возвращаюсь пировать. Меня там ждут изумительные пирожные, пирожки и тапас с испанским вином, - с сарказмом сообщила я, собираясь уйти обратно в общежитие. Этот идиот напугал меня до чертиков! Я уже думала, что с школой что-то случилось или с её обитателями, а это просто внештатная проверка! - А если я приглашу тебя в пиццерию за мой счет? Ехидства в голосе сержанта не убавилось, но я остановилась. Вот знал он чем завоевать сердце девушки! - С этого и надо было начинать! - я с улыбкой развернулась к Баки и, не сдержав чувств, крепко обняла его, прижавшись щекой к футболке. - И если честно, то я ужасно соскучилась по твоим подколкам! Девочки тут, конечно, хорошие, но им до твоего мастерства далеко, - пробурчала почти неслышно, но на что я апгрейдила сержанта? Он в любом случае услышит шепот, раздающийся в районе его грудной клетки. - Я тоже, - меня ласково потрепали по волосам. - Надевай шлем и поехали, мне тут посоветовали хорошую пиццерию... Когда я села на мотоцикл, обхватив торс Баки, не удержалась и посмотрела на окна общежития: девчонки прилипли к стеклу и почти не дышали. Я помахала им рукой, ехидно улыбаясь. Теперь не они одни могут похвастаться тем, что их парни во всякие места водят! Они ведь не знают, что Баки мне просто друг и "нянька". * 3 мая 2002 в прокат в Америке вышел первый фильм трилогии "Человек-паук" с Тоби Магуайром.
Примечания:
Такая сборная солянка, а не глава, но лично мне она нравится =)
А Фиолетовый бал... он еще всплывет, но позже. Как аукнется и работа помощницы у Коннорса. Как и аукнется этот визит Баки... Ой, а последнее то аукнется уже в следующей главе! Предлагаю делать ставки, господа, на то, что произойдет дальше!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.