Венец творения

Джен
R
В процессе
2466
Размер:
планируется Макси, написано 276 страниц, 41 часть
Описание:
Мутанты - новая ступень эволюции, которая в итоге вытеснит обычных людей. А что делать "венцу творения", если его мутация позволяет контролировать чужие мутации? Как скоро этим "венцом творения" заинтересуются? И кто успеет первым убить или забрать его себе?
Посвящение:
Посвящается миру Марвел, моим подругам, поддерживающим меня и моё безумие. И, конечно же, посвящается читателям, которые поддерживают и вдохновляют меня своими отзывами!
Примечания автора:
Этот фанфик - смесь фильмов, мультфильмов, каких-то данных с википедий и прочих ресурсов. Потому мутанты у меня здесь - действительно мутанты, а не люди, которым дали мутации Наблюдатели. Впрочем, будут и те, кому мутации действительно достались от высших сил.
Обложка: https://pp.vk.me/c621931/v621931878/39924/3XcpFXZE_Xg.jpg
Альбом с артами к фанфику: https://vk.com/album-90795098_234029260
Песни к фанфику: https://vk.com/audios-90795098?album_id=76757068
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2466 Нравится 716 Отзывы 1132 В сборник Скачать

30 глава

20 декабря 2017, 13:08
Настройки текста
Теперь работать было одновременно и повеселее, и потруднее. Узнав, что мой биологический анализатор на голову выше всей лабораторной аппаратуры... Что же, я могла с уверенностью сказать, что на работе я постоянно ела и пила, и мне за это даже деньги платят. Нет, я не дегустатор, я лаборатория на ножках! Но шутки в сторону. После этого эпизода "самоубийства" Коннорс если не проникся ко мне доверием, то стал относиться иначе. Еще бы, такой компромат на меня! И допустил до своих исследований. Я могла бы ему за пару минут отрастить руку, но и он, и я понимали, что это быстро заметят и появятся множество вопросов. Всё-таки это целая отросшая рука! Да уж, с Баки в этом плане было проще. Так что разрабатывали сыворотку регенерации, чтобы было не просто прикрытие, а еще и серьезное научное открытие, которое поможет множеству людей. Запатентует его Коннорс, представит научному сообществу тоже он, но профессор пообещал оформить в банке счет, на которые будут отчисляться деньги с продажи препарата, а также укажет меня в лаборантах. Я пыталась отказаться, но Коннорс настоял. Пресса интересоваться мной не будет, то есть фото в печать не уйдут, а вот участие моей персоны в таком исследовании добавит мне престижа в научном обществе, да и деньги лишними не бывают. Сначала профессор честно предложил пополам поделить прибыль, и первой мыслью было отказаться, ведь профессор опытнее, он так много работает над этой темой, он в этой области мастер. Но потом послала всё это к черту. Может, он и обгоняет меня по опыту и знаниям, может, и бьется над этой сывороткой много лет, но я тоже не лыком шита! В конце концов, без меня его сыворотка просто превратила бы его в ящера, только Курт об этом не знает. Так что пятьдесят на пятьдесят, упоминания меня, как лаборанта, внесшего свою скромную лепту, и никаких фото и интервью прессе. И Коннорс пообещал, что нигде, кроме научных кругов, моя фамилия не появится. Я надеялась, что такому обещанию можно доверять. Хотя действительно, когда ученый, долго работающий над проблемой, наконец её решил, кому какое дело будет до его лаборанта? То-то и оно, что никакое. Я могла спать спокойно. Ан нет, не могла. Баки первым узнал о раскрытии моей "особенности" Коннорсу. Не по телефону, конечно, а при личной встрече. Мы только зашли в номер, как я, решив не ходить вокруг да около, огорошила Барнса такой новостью. Он молчал. Не долго, я даже не успела заволноваться. Я думала, что он начнет ругаться и отчитывать меня, как школьницу, но вместо этого Баки лишь внимательным и холодным взглядом всматривался в меня. И от этого становилось неуютно. Лучше бы просто отругал. - Селма, ты осознаешь, что раскрытие твоего секрета опасно не только для тебя? - проникновенно поинтересовался Баки. Очевидно, он решил, что напирать на опасность для меня просто бессмысленно, и выбрал другой подход. Который я не ожидала. В смысле опасно не только для меня? А для кого еще-то? - Ты, может, и снова окажешься в заключении, может, даже навсегда, но ведь через тебя выйдут на Коннорса. Научный руководитель ведь наверняка знает об особенностях своего лаборанта, тем более если после его появления делает серьезное открытие. А Хэнк? Он тебе опекуном значится. А через Хэнка выйдут на школу Ксавьера. Чарльз сильный телепат, но сможет ли он справиться со всем миром? Просто чисто гипотетически представь, как твое признание не тому человеку может обернуться всем? Я сжала кулаки, покаянно опустив голову. Мне и в голову не приходило, что из-за меня могут пострадать все они. Но главное, мог пострадать и Барнс. И... какая же я идиотка. Мне было просто нечего сказать. Это же мир Марвел, я же знаю канон, у меня же есть Чарльз, заинтересованный в том, чтобы я бегала на свободе и помогала ему, у меня есть свой герой, который Барнс... Идиотизм, да? Я слишком легкомысленно ко всему этому отношусь, идиотка. Потому что мир комиксовый, потому что я не привыкла думать о последствиях. А если бы Коннорс (или всё-таки не "бы") кому-нибудь обо мне рассказал? Или сдал куда-нибудь? Или в дальнейшем использует против меня мой секрет? Канон каноном, но это же реальность! И если мне не привыкать сидеть в застенках лаборатории, то вот какой опасности я подвергаю Хэнка, Чарльза, школу с кучей подростков, которые и так натерпелись из-за своих способностей? Что больнее мне, подвергаю опасности Баки, которого все еще может искать Гидра... - Пообещай мне, что больше никому не расскажешь о своем секрете? Хотя бы предварительно посоветуешься со мной или Ксавьером? - попросил Барнс, заключив моё лицо в свои ладони и приподняв его, чтобы увидеть мои глаза. Я сморгнула навернувшиеся слёзы, и согласилась. Это вполне выполнимое обещание, да? А в голове крутились давние слова Баки: " Ты слишком дорога мне, чтобы я мог потерять тебя"...

***

Получив зачет автоматом, я радостно неслась... в столовую. Есть хотелось зверски! Засидевшись в лаборатории до утра, я чуть не опоздала на зачет, а потом получив совершенно неожиданный (потому что забыла, сдавала ли все лабораторные по биологии) автомат, я на радостях вспомнила о том, что не завтракала. Мои торопливые шаги, переходящие на бег, эхом разносились по пустым коридорам. За окном шел мелкий снег, который таял тут же, как касался асфальта. - Простите, мисс, не подскажете, где здесь столовая? - поинтересовался у меня смутно знакомый голос. Чувство дежавю приласкало меня по затылку, и я чуть не запнулась на ровном месте. Хотя, чувство дежавю оправданно, слишком уж часто студенты постарше подсказывали новичкам что и где искать. Я обернулась, и недавнее чувство узнавания лишь усилолось. Парень, чуть выше меня, с не слишком широкими плечами, в голубой рубашке под рождественским свитером, с немного растрепанными каштановыми волосами и голубыми глазами смотрел на меня со сконфуженной улыбкой. На груди его висел фотоаппарат. - О, избавился от очков, фанат Коннорса? - добродушно поинтересовалась я, заключив с самой собой пари на лишнюю порцию, что это тот самый арахнид, который засветился в Нью-Йорке. Чем хороши споры с самой собой, так это в их беспроигрышности. - Точно, вы та студентка, которая проводила меня до двадцатой аудитории! - узнал меня сильно изменившийся за год парень. - Простите, я так и не спросил тогда вашего имени, - смутился он, рефлекторно взъерошив волосы на затылке. - Всё нормально, я тоже твоим не поинтересовалась. Я Селма! Его злодейшество Курт Коннорс повысило меня до своей лаборантки, так что не один ты эволюционировал! - похвасталась я, хотя эта фраза звучала очень уж двусмысленно из-за особенностей моего собеседника, о которых я не должна знать. Парнишка-ботаник, которого я прекрасно запомнила (обожаю свою память) с прошлого года, отличался от того парня, которого я видела перед собой. Не в пользу старой версии. Парень смутился. - Я Питер, приятно познакомиться, - улыбнулся он. Взяв его под локоток, повела в сторону столовой, ненавязчиво расспрашивая. И да, я выиграла себе вторую порцию у самой себя. Он-таки оказался Питером Паркером, живущим с тетей Мэй и работающим фотографом в Дэйли Бьюгл. Не слишком много для совпадения? С этой встречи я взяла негласное шефство над Питером. На самом деле, это даже не я решила. Просто пару раз помогла ему с ориентацией на местности, а потом Питер стал обращаться ко мне по учебе. Светлая у него голова, схватывал он всё на лету, но желая выделиться и попасть к Коннорсу, он старался сделать больше того, что ему задавали. А кто я такая, чтобы давить чужие порывы? Потому делилась и конспектами, и названиями журналов, и просто житейские советы о том, когда куда бежать, и что в столовой лучше не брать. Не у всех же такой атомный желудок, как у меня. - А каково работать с Коннорсом? - как-то выловив меня в столовой во время перерыва, поинтересовался Паркер. Я ела адски острый бурито, думая о подарках знакомым, потому вопрос сначала даже не поняла. А когда поняла, удивленно посмотрела на Питера. Точно, он же по канону тоже работал на Коннорса и учился у него, да и сам он явно боготворит Курта, как ученого. - Ну... тяжко первое время, - пожала плечами. - Что, захотелось побыть в моей шкуре? - я проницательно улыбнулась, на что Питер смутился, ковыряя помидорку в своем салате и отведя взгляд. - Только поработать под началом Коннорса, - тихо признался парень. И лицо-то какое состроил! С одной стороны, можно замолвить за него словечко перед Коннорсом, но с другой придется шифроваться, либо открывать свой секрет еще и ему. Я ведь в лаборатории почти не пользуюсь аппаратурой (я умею на ней работать, но она уступает по возможностям мне самой), а как Паркер отреагируют на мою дегустацию далеко небезобидных веществ - ясно как день. Патовая ситуация. И помочь хочется, и чтобы мне удобно было тоже хочется. - Ну... ничего не обещаю, но попробую с ним поговорить, - натянуто улыбнулась я. В конце концов, всегда можно что-то придумать, да? Так и завязалась наша довольно странная дружба. А по новостям всё чаще говорилось о Человеке-Пауке, помогающем полиции с поимкой преступников. Пока не объявились роботы-пауки-убийцы... В общем-то, Питер справлялся, даже конспировался хорошо. Любой бы увидел в нем лишь замотавшегося невысыпающегося студента (если конечно, видели его в те редкие моменты, когда он забегал за моими конспектами или в те редкие пары, на которые он всё-таки забегал). А он ведь не только учиться, но и работать успевал! Вот уж действительно Юлий Цезарь! Я ему даже немного позавидовала, потому что у меня с планированием собственного времени была беда. С приближающимся рождеством я совсем замоталась! Нужно было сдавать долги по учебе, коих у меня было немного, но всё равно как-то появились, потом работа в лаборатории здорово захватила меня, да и у Коннорса проснулся азарт, а тут еще надо было всем подарки присмотреть. Общежитие опустело, но я так и не стала там чаще появляться, лишь пару раз в неделю, чтобы принять душ, да простирнуть вещи. Мои приятельницы бросили гиблое дело и перестали даже пытаться со мной общаться. С одной стороны это иногда царапало мою давно скончавшуюся в агонии совесть, с другой так было даже лучше. Баки был Зимним солдатом в прошлом, Коннорс не пушистая овечка, да и в школе Ксавьера не вот тебе одуванчики сидят, так что за себя все они могут постоять, случись что. А обычные студентки? Хотя, это же мир Марвел. Мало ли кто тут может скрываться под видом обычной студентки. И... о черт, а я ведь тоже обычная студентка. - Получается, у нас на руках два наиболее эффективных рецепта с различными побочками, но одно дороже из-за ингредиентов и минимально по букету побочек, а другое хоть сейчас запускай в массовое производство, но врачам придется следить за пациентами, его принявшим, из-за возможных осложнений? - поинтересовалась я, и благодарно кивнув Коннорсу, попридержавшему мне дверь, вышла на улицу, пряча подбородок в шарфе, который мне на прошлое рождество подарил мой-дорогой-папочка-Хэнк. Зима в Нью-Йорке была никакой. Мне нравилось отсутствие серьезных морозов и сугробов, но иногда душа просто требовала как можно больше снега. Тоска по родине, будь она не ладна. - Получается, что так. Но нужно еще проводить и проводить клинические исследования, прежде чем запатентовать хотя бы один из рецептов. Но лучше будет как можно скорее начать реализацию и того, и того препарата, тогда избавиться от инвалидности и справиться даже с самыми серьезными ранами смогут не только те, у кого есть деньги на хорошее лечение, но и люди с более низким достатком, - охотно поддержал беседу профессор. Создание сыворотки регенерации шло семимильными шагами после того, как мы начали работать в паре, используя не только лабораторное оборудование, но и такую милую прекрасную меня. - Это замечательно, но фармацевтические компании точно постараются попридержать такой инновационный товар и набить ему цену побольше. Не удивлюсь, если сначала выпустят менее эффективный за бешенную цену, а когда вытянут достаточно денег, пустят в продажу более эффективный за еще большую цену, - пробурчала я. Что поделать, бизнес! Хотя, понять людей можно. Кушать хочется всегда, а часто дома ждет семья, которую тоже нужно чем-то кормить. И в принципе умение заработать и реализация этого умения не должна вызывать осуждения. До тех пор, пока всё законно. - Селма, - позвал меня знакомый голос, пока я в мыслях рассуждала о том, что такое хорошо и что такое плохо. Я подняла глаза и увидела Баки в черной мотоциклисткой куртке, с шлемом под мышкой. Он стоял у мотоцикла, всё-таки целиком и полностью приватизированным у Скота, и смотрел на меня. Иногда переводя взгляд на профессора, стоявшего рядом со мной. - А, профессор, это мой молодой человек - Баки. Баки, это мой преподаватель и начальник - Курт Коннорс, - представила я мужчин друг другу. Мужчины померились взглядами, обменялись крепким рукопожатием. Судя по чуть заметным ухмылкам этих двоих: друг друга они оценили и остались, вроде бы, довольны. Ну и хорошо, главное чтобы бодаться не стали! - Так вот из-за кого мисс Клауд вся пропахла выпечкой и безбожно пользуется лабораторной кухней, - протянул язвительно Коннорс. Я возмущенно вскинулась. Так как я дневала и ночевала в стенах уже ставшей родной лаборатории, то питалась на кухне, где сама всё готовила (был там закуток с кухонькой, рядом с комнатой отдыха для персонала), ну и иногда готовила там что-нибудь вкусненькое для Барнса. Но необязательно же пытаться задеть оппонента, приплетая меня! И вообще, какого оппонента?! - А вы уверены, что это не вина её бездонного желудка? Хотя, я могу сказать, что я её так редко вижу из-за того, что вы приватизировали её для ваших исследований? - парировал Баки, и несмотря на то, что лицо его закаменело, в глазах искрилась насмешка. Я могла не волноваться, что он сейчас начнет драку, потому что он просто развлекался и ни капли не злился. - Она замечательный аналитик, - хмыкнул Коннорс, после чего тактично посмотрел на время и сказал, что ему пора, пожелав нам приятных выходных. А вообще, он точно хотел сказать "анализатор"! Вот точно! Я выдохнула. Баки знал, что Коннорс знает. И Чарльз знал. И Хэнк. И Хэнк с Коннорсом наконец-то просто списывались через электронную почту. - Какие планы на Рождество? - с усмешкой поинтересовался Барнс, протягивая мне второй шлем. Я натянула его на голову, обиженно надув губы. Они с Коннорсом надо мной издеваются, а я и слова сказать не могу! Во многом потому, что они правы. А еще потому, что их первая встреча прошла очень даже... миролюбиво. И это замечательно, только настроенных друг против друга начальника и парня мне не хватало. Называть Баки своим парнем или молодым человеком, вслух или в мыслях, все еще было забавно, но в груди щекотало какое-то приятное чувство. Чувство собственичества, наверное. - А ты как думаешь? Буду мучить Хэнка, а он мучить меня с Виктором, с которым мы так ничего толкового и не придумали, а потом буду проверять твою выносливость, - последние слова я даже мурлыкнула, забираясь на мотоцикл позади Баки, и обхватывая его руками. Удостоверившись, что я крепко за него держусь, Барнс завел мотоцикл, и мы покатили... А не знаю куда, даже не спрашивала. Куда Баки отвезет, туда и приедем. Вечер в Нью-Йорке казался даже оживленнее дня, а может всё дело в предпраздничной лихорадке. Множество людей на улицах, машин, куча ярких огоньков и вывесок с любимыми многими словами "скидки" и "распродажа". Я смотрела на блестящий огнями Нью-Йорк, и не хотела ни о чем думать, прижавшись к Барнсу. Яркие улицы сменялись более безлюдными, мы ехали от центра к окраинам. Мне было так плевать на то, куда мы едем, и так спокойно на душе... Шальная мысль о том, оценит ли Баки мой рождественский подарок это спокойствие несколько поколебало, но не сильно. А вот внезапный визг тормозов, грохот, и то, что мы резко ушли в сторону очень даже поколебало! Баки остановил мотоцикл у тротуара, развернув его. На противоположной стороне улицы бил фонтан воды из сбитого и отлетевшего в сторону гидранта. На асфальте валялся яркой кляксой... сам Человек-Паук! А из машины с помятым капотом выбралась троица с огнестрельными оружием. Судя по тому, что арахнид не вскакивал бодрым козликом, дела у него были хреновые. Торжествующие бандиты, предвкушающие славу и легкую расправу над докучающим криминальному миру супергероем, совершенно не заметили ни мотоцикл, ни меня с Барнсом. Да прошедшего мимо слона или даже стадо слонов они бы тоже сейчас не заметили, продолжая глумиться над содрогающимся от боли Человеком-Пауком. Придется им испортить всю малину. Как бы мне не жалко было мотоциклисткий шлем, а Питера всё-таки как-то жальче. Так что полетел этот импровизированный снаряд с хорошим таким импульсом в голову одного из чересчур удачливых бандитов. Кажется, я даже услышала хруст его костей, после встречи его головы с шлемом. Я бы даже рассмеялась от того, что убила человека защитным шлемом, но оставалось еще двое противников с огнестрельным, мать его, оружием. Не то, чтобы меня таким убьешь, но приятного мало. Барнс мой трюк повторил, выведя еще одного из строя, а пока не очухался третий (всё-таки скорость что у меня, что у Баки была повыше человеческой нормы), сержант оказался рядом с ним и вырубил точным ударом куда-то в шею. - Везет тебе, П... Паук, - прикусила я вовремя язык, криво усмехнувшись. Барнс озадаченно на меня посмотрел. Ах да, я же забыла ему сказать, что Питер Паркер - это Человек-Паук, хотя про самого Паркера, которому помогала в университете, конечно же, рассказала. Питер, корчащийся на земле, ничего не ответил. Может, из-за боли, а может, из-за того, что приближался вой полицеской сирены. Надо было валить. Это Баки понял быстрее меня, так что взвалив Паука себе на плечо, кивнул мне на улики, в виде шлемов. Я быстро подняла их с асфальта, и подошла к мотоциклу. Для троих он был тесноват, но нам и надо было проехать всего пару кварталов, чтобы найти местечко поукромнее. Таковым оказался симпатичный тупичок, в котором кроме бродячих кошек не было никого, что радовало, в одном квартале от места преступления. Баки аккуратно сгрузил Паука на землю и вопросительно посмотрел на меня. Да уж, я как-то упустила из виду тот факт, что Паучка в каноне настигло несчастье: клетки решили, что надо мутировать дальше, а Питер не очень хотел превращаться в монстра с лишними конечностями, так что искал помощи везде... Но с Коннорсом он пролетел, ведь в ящера профессор не превратился, да и Паркер еще не поступил к нему в лаборанты. К Ксавьеру, он видимо не ходил, я бы знала. Кто там еще был? Та женщина, Мария? Она долго разрабатывала лекарство, так что сейчас Паркер мог надеяться лишь на чудо. И как удачно, что таким чудом оказалась я. - Он мутирует, и это очень больно, ты знаешь. Ему нужно помочь, пока не отросли лишние конечности или, что вероятнее и намного хуже, его организм сам себя не убил, - ответила я на вопросительный взгляд Барнса. Он тут же помрачнел, и в его глазах читалось: ты опять выдаешь свой секрет кому попало. А что было делать?! Оставлять Питера в таком плачевном состоянии?! - Я тебе потом кое-что объясню, - пообещала я Баки. Не говорить же вслух, что у меня есть компромат на Человека-Паука и в случае чего есть чем прижать, чтобы мой секрет остался секретом? Точнее, не говорить же это при Паркере! А то начнутся вопросы, типа как да почему. Как с Люком, например. Когда я потянулась к маске, чтобы немного её приподнять, Человек-Паук попытался оттолкнуть мою руку и вообще встать и уйти, но Барнс жестко прижал его к земле, перехватив чересчур деятельные ручонки. Я благодарно кивнула Баки. Всё-таки чуть приподняв маску, лишь до подбородка, и касаясь чужой кожи. Что же, мутация была вкусной. И паук в ней не отметился. Точнее, это был какой-то уж слишком особенный паук, просто фантастический! Такие объемы паутины вырабатывались железами Паркера, какие ну вообще не должны вырабатываться! У него паутины должно быть как в минимум раз в пять меньше! Про её свойства вообще молчу, они тоже не должны быть такими. Физическая форма отдельная песня, как и эти липкие волоски на коже. ОНИ ВТЯГИВАЛИСЬ ПО ЖЕЛАНИЮ! Это вообще МАГИЯ какая-то! Магия марвеловского мирка. Но при этом в генах эта магия была закодирована и осуществлялась организмом точно так же, как сокращение мышц, то есть буднично. Генов паучьего чутья я не нашла, наверное, это просто дар свыше, я буду не удивлена. Мутировать же Питер принялся не из-за того, что мутация неокончательная, а из-за того, что ДНК Паука оказалось доминантным и отвоевывало себе право на жизнь, кодируя белки на свой лад, заменив гены самого Паркера, синтезировав какое-то вещество, которого я не встречала до этого дня. Да что там, я вообще впервые встречалась с тем, чтобы дезоксирибонуклеиновая кислота кодировала содержащимися в ней нуклеотидами что-то, кроме белка! Надо будет об этом веществе Коннорсу и Хэнку рассказать. Поэкспериментировав с этим веществом, в перспективе можно будет создать замечательное лекарство от многих генных ошибок... Но всё это в перспективе. Сохранить Паркеру его способности, но при этом вычистить опасные гены было не сложно. Право слово, это далось мне легко, как и всегда, когда я делала из мутанта обычного человека. Хотя опять-таки парадокс! Человек с гетерохромией - мутант. Как, в общем-то, можно сказать и о любом другом человеке без гетерохромии, ведь мутанты все люди. Так уж мы устроены, что меняемся в ходе эволюции. Но реакция у меня появляется только на какие-то совершенно редкие мутации! Еще один повод задуматься о том, что мои способности искусственного происхождения. Закончив преобразования, я думала, что делать теперь, все еще держа ладонь на коже парня. Он видел меня и Барнса, и сейчас, когда боль прекратилась, начнет задавать вопросы... Я по-быстрому синтезировала снотворное в теле Паучка. Проспит минут десять, ничего с ним плохого не случится. Я поправила маску на лице уснувшего супергероя и поднялась с колен. Барнс, посмотрев на меня с пару секунд, последовал моему примеру, отпустив Паркера. Я посмотрела на Баки и виновато улыбнулась. - Так куда ты там собирался меня отвезти? В любом случае, я зверски проголодалась! - легкомысленно заявила я, делая вид, будто ничего не произошло, и не валяется у наших ног супергерой, которому только что продемонстрировала свои способности. Барнс хмыкнул, косо посмотрев на Паука, после перевел взгляд на меня. - Недавно открылась новая пиццерия. Думаю тебе и твоему бездонному желудку там понравится. Особенно конкурс на количество съеденных острых пицц, - ухмыльнулся Баки. Но глаза его оставались всё такими же цепкими и холодными. В желудке свернулся ледяной комок из страха и волнения. - А вот с этого места поподробнее, - натянуто улыбнулась, пусть немного и заинтересовавшись. Такие конкурсы мне нравились, такие конкурсы меня воодушевляли. И отвлекали от того, что Баки обязательно сделает мне выговор. Да я и сама понимаю, что не могу жить без приключений на пятую точку! Ухмылка сползла с лица моего молодого человека, и передо мной предстал Зимний солдат. Злой Зимний солдат, который сейчас будет вести со мной воспитательную работу. А я-то надеялась, что он немного с этим подождет, но видимо его терпение не безгранично. - Может, всё-таки за пиццей меня отругаешь? Тем более Паук через десять минут проснется, - втянув голову в плечи, жалобно поинтересовалась я. Эх, то ли я такая, то ли судьба у меня такая: влипать в неприятности.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net