Венец творения 2229

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мстители, Люди Икс, Первый мститель, Человек-Паук (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Баки Барнс, Чарльз Ксавье, Роберт "Бобби" Дрейк, ГГ - ОЖП. Много мутантов, героев, злодеев и прочих.
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 39 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Songfic Дружба Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Стёб Фантастика Экшн Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Мутанты - новая ступень эволюции, которая в итоге вытеснит обычных людей. А что делать "венцу творения", если его мутация позволяет контролировать чужие мутации? Как скоро этим "венцом творения" заинтересуются? И кто успеет первым убить или забрать его себе?

Посвящение:
Посвящается миру Марвел, моим подругам, поддерживающим меня и моё безумие. И, конечно же, посвящается читателям, которые поддерживают и вдохновляют меня своими отзывами!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Этот фанфик - смесь фильмов, мультфильмов, каких-то данных с википедий и прочих ресурсов. Потому мутанты у меня здесь - действительно мутанты, а не люди, которым дали мутации Наблюдатели. Впрочем, будут и те, кому мутации действительно достались от высших сил.
Обложка: https://pp.vk.me/c621931/v621931878/39924/3XcpFXZE_Xg.jpg
Альбом с артами к фанфику: https://vk.com/album-90795098_234029260
Песни к фанфику: https://vk.com/audios-90795098?album_id=76757068

31 глава

31 декабря 2017, 13:34
Что же, выдерживать тяжелый взгляд льдисто-голубых глаз за вкусной пиццей было куда легче, чем без пиццы. И даже молчание обладателя этих прекрасных глаз не особенно угнетало, пока работали жевательные мышцы. И вообще, я шла на рекорд! Шестая пицца подряд! Между прочим, каждая третья пицца в подарок! А вот конкурс на количество съеденных острых пицц закончился еще вчера, что меня даже немного опечалило. Но все эти мысли лишь отвлекали от главного, я всячески надеялась оттянуть момент объяснений. После стольких лет я совсем отвыкла объяснять свои действия, нести за них ответственность. Как будто вернулась в своё славное детство, когда мама контролировала практически каждый мой шаг. Только вместо мамы мой любимый человек. И ставками стало не стояние в углу, а не самое приятное заключение где-либо... - Что ты говорила о его мутации? - поинтересовался мрачный Баки, видимо отчаявшись найти на моем лице хотя бы тень раскаяния или совести. Ну и правильно, у меня в хозяйстве таких вещей не водится. - Он продолжал мутировать в паука, ему нужна была помощь, - я пожала плечами, крутя стакан с соком, по которому стекали капельки конденсата. И ни слова о том, что немедленного вмешательства, в общем-то, не требовалось. Что он протянул бы без помощи еще какое-то время, может быть, даже неделю. Это ведь не суть важно. Пока я не лгу, могу играть с фактами сколько захочу. Это же не ложь! И вообще, виноватой себя не считаю. Если только немного от того, что вновь влезла во что-то потенциально опасное. - И ты оказала её, снова подставив себя, - хмыкнул Барнс, озвучив гложущие меня мысли. Я не смотрела на него, но чувствовала его пронзительный взгляд. Он был по-своему прав, но он не обладал моими знаниями об этом мире. Хотя, обладала ли ими я? В том смысле, что имела ли я понятия, насколько эти мои знания правдивы и соотносятся с реальностью? Хм, как бы не попасть впросак с этим своим знанием и уверенностью в его непогрешимости. Тем более эффект бабочки я уже наверняка запустила, если он существует. - И ничего не подставила, - пробурчала, чувствуя себя провинившимся ребенком перед строгим родителем. Мамочка-Барнс, блин. - Он не болтун, да и знаю я его без маски. - Неужели? - притворно изумился Баки, откинувшись на спинку стула. Теперь его взгляд был преисполнен скепсиса. - Представь себе, - пробурчала, обиженно отвернувшись в сторону окна. Мелкий снег сменился столь же мелким дождем... Совсем ничего общего с той зимой, какую я помню в последний год пребывания в России. - И вообще, у меня есть план, - еще тише добавила я, не поворачивая головы. План, правда, был таким же идиотским, как многие мои поступки.

***

Начало 1995 года ознаменовалось кое-чем значительным для всего человечества. А пока в небольшой больнице Нью-Йорка готовилась операция, единственная в своем роде, но это только начало. Непривычно было видеть Коннорса, лежащим на операционном столе в больничной пижаме, в окружении врачей и под камерой, честь стоять за которой выпала мне. - 13 января 1995 года. Двадцать вторая больница Бруклина. Тестирование сыворотки регенерации Курта Коннорса. Испытуемый, давший письменное согласие и подписавший отказ от всех претензий в здравом уме и трезвой памяти... - Клауд, все записи будут прилагаться к видео, не обязательно их воспроизводить, демонстрируя свою изумительную память, - прошипел сквозь зубы профессор. Я пожала плечами. - Время час дня, операция начинается. Профессору вкололи обезболивающее (от общей анестезии он категорически отказался, изъявив желание наблюдать всё своими глазами), надрезали обрубок руки, потому что для работы сыворотки нужна открытая рана. Вот сыворотку вводят чуть выше плеча... Прямо на глазах кость начала расти, её оплетали нервы и мышцы, нарастала кожа. Коннорс кривился, по его лицу градом катился пот, и это ярко свидетельствовало о том, что обезболивающее не слишком успешно справлялось со своей задачей. Врачи стояли, не смея дышать. Спустя полчаса сформировались ногти на пальцах, а две системы с питательным раствором были выжаты досуха. Судя по тому, каким болезненными и похудевшим выглядел Коннорс, этих растворов еще и не хватило. Сыворотка всё-таки не берет новые ткани из воздуха, требуется "строительный материал". Так что теперь ждет Курта диета с повышенным содержанием кальция и белка. Но испытание прошло успешно, пусть и нужны были тесты. Последующий час прошел за проверкой отросшей руки: изъяли анализы тканей и крови, проверяли рефлексы, реакцию на раздражители. Всё было так, словно Курт уже пришел сюда с рукой, а не отрастил её прямо на глазах. Правда, более чем уверена, что кости в этой руке пока хрупки. - Это фантастика! - воскликнул пораженный до глубины души врач. Коннорс самодовольно усмехнулся, шевеля пальцами приобретенной руки. Я улыбнулась, выключая камеру. Это был триумф. После завершения клинических исследованиях на людях, Коннорс запатентовал только более дорогую сыворотку, а бюджетный её вариант (который, что забавно, испытывал на себе) разослал по фармацевтическим компаниям. Не прошло и двух недель, как её стали поставлять в больницы (для использования в домашних условиях она ну никак не подходила). Все телевизионные каналы, газеты и радиопередачи трезвонили об этом открытии века. Журналисты чуть на сувениры Коннорса не порвали. Работать в лаборатории стало практически невозможно, ведь она превратилась в проходной двор! А тут еще и синие трико пару раз мелькали за окном. В конце концов, поток журналистов схлынул. Дышаться стало легче, правда профессора постоянно таскали на всякие вечера, презентации и выставки, из-за чего в лаборатории было немного одиноко, я уже привыкла к язвительным комментариям Коннорса и постоянной работе. Шел слякотный февраль, такой традиционно Нью-Йоркский. Флегматично жуя бутерброд, я смотрела на клетку с мышами, болтая по телефону с Барнсом: - Может, в кино сходим на выходных? Вышел мультфильм "История игрушек"*, - предложила я, вспомнив, что давно не вытаскивала кое-кого в кинотеатр. Этот кое-кто хмыкнул на том конце телефонной связи: - Ты его уже видела, да? Если тебе хочется, то сходим. Я улыбнулась, вполне удовлетворенная ответом. Я знала, что ему не нравятся боевики и ужастики. Первые, потому что глупо поставлены сцены на взгляд бывалого вояки, второе, потому что в жизни ужасы были пострашнее. Может, удастся подсадить Баки на мультфильмы? Сказка "Морозко" ему вроде понравилась. Распрощавшись с Баки, я потянулась к чаю, как на периферии зрения мелькнуло что-то яркое и явно неуместное в лаборатории. Резко повернувшись, встретилась с белыми глазами маски. И усмехнулась. - Долго же ты, Паучок.

Отступление

Курт с улыбкой смотрел на Маргарет, раскрасневшуюся от уделенного ей внимания и танцев. Как давно он так не танцевал со своей супругой? И просто отдыхал с ней вместе? Маргарет положила голову на его плечо, счастливо улыбаясь, и благодаря бога за то, что Курт наконец добился своего. Она была рада за его успех, но еще более рада она была тому, что он наконец-то перестал дневать и ночевать на своей работе. Как будто мучавшие его демоны разом отпустили. Танец закончился. Музыканты взяли перерыв, а гости благотворительного вечера, на который был приглашен Коннорс, двинулись к шведскому столу. Маргарет отошла "припудрить носик", а Курт направился к столу с напитками. - Чудесное открытие, Коннорс, - достиг профессора знакомый голос. Курт остановился, обернувшись. Мужчина в явно дорогом костюме-тройке, с зачесанными назад русыми волосами и каким-то безумным взглядом не вызывал у профессора теплых чувств. - Мистер Озборн, - нахмурившись, посмотрел на источник беспокойства Коннорс. Норман усмехался, покачивая рукой с бокалом шампанского. - Паркер бы гордился вами, - явно двусмысленно протянул он и отсалютовал профессору бокалом, тут же пригубив напиток. Коннорс нахмурился лишь сильнее: - Что тебе нужно? - не слишком дружелюбно осведомился Курт. В глазах Нормана отразились довольные лукавые искры, не предвещающие ничего хорошего. И Коннорс приготовился к очередной гадости. Не зря. - Ничего, кроме... - Озборн понизил голос, - твоей работы. - Я не работаю на Озкорп Индастриз. Ты не увидишь моей работы, как своих ушей, - холодно припечатал Коннорс, не менее холодно смотря на Нормана. Озборн лишь усмехнулся на это, явно ощущая себя хозяином если не мира, то положения. - Посмотрим, - ответил он. И пусть он был расслаблен, а голос его достаточно веселым, не возникало сомнений, что за этой репликой скрывалась вполне ощутимая угроза. Курт продолжил целенаправленное движение к столу с напитками, только теперь его желание выпить стало просто нестерпимым. Наверняка, Озборн уже имел на руках рецептуру если не обеих сывороток, то хотя бы одной, но требовалась ему не эта сыворотка, а сам Коннорс. Его знания и умения. Стоило, пожалуй, предупредить Селму. Хотя это была бы хорошая проверка для неё: сможет ли Озборн подкупить её? И разрываясь между желанием проверить лаборантку, даже учитывая солидный компромат на неё, и рассказать о возможных интригах с её участием, Коннорс поглощал красное вино, высматривая в толпе Маргарет. Не погнушается ли Озборн давить через семью? Хороший вопрос... А Селме всё-таки надо рассказать о Нормане и возможных интригах, что тот может начать плести.

***

- Ты ждала меня? - поинтересовался Человек-но-Паук, усаживаясь на подоконник. - Ты просто слишком предсказуем. И слишком часто мелькал за окном, - хмыкнула в ответ. - Чай будешь? - Нет, спасибо, - покачал головой супергерой. - Я заскочил узнать кто ты и как вылечила меня, - перешел сразу к делу он. Я прихлебнула чай, задумчиво смотря на мышей. Питер точно не трепло, мой секрет останется моим, даже став известным Паркеру. Даже не нужно будет раскрывать свой козырь, а именно знание настоящей личности Паука. Но что с этого? Стоит ли оно вообще того? Я ведь основываюсь на знаниях канона, а не человека. Всё-таки с Паркером мы не вот тебе близкие друзья, чтобы я с точностью сказала, что мой секрет будет в безопасности. А если кто-нибудь опустится до шантажа его близкими? Что тогда? - Ну знаешь ли! Ни тебе не привет, ни спасибо, - пробурчала я наигранно обиженно. Хотя обидно всё-таки немного было. Я ему, может, и не жизнь спасла, но пробегал бы он недельку-другую, и может действительно окочурился бы. Кто знает. Конкретно этот супергерой вообще странно мутировал, так что тут прогнозы не сделаешь. - Э-э... Прости! Я очень благодарен, просто растерян, и не знаю, как ты это провернула, - растерянно затараторил Паук, потянувшись к затылку. И этим жестом дико напомнил себя самого, только без маски. По моим губам против воли скользнула улыбка, когда я узнала этот жест. Но следовало что-то ответить и всё-таки привести тот план, о котором я рассказала Барнсу в пиццерии, в исполнение. План был прост, как палка, но что еще ожидать от меня? - Нет, я конечно предполагала, что ты был не в себе, когда я ассистировала Коннорсу, но не думала, что настолько, - сообщила я, крутя в руках кружку с чаем. - Что? - озадаченно поинтересовался Паркер, ничего не поняв. А я уже входила во вкус, продолжая этот театр одного актера. - Что-что! Ты завалился в лабораторию никакущий! Мы кое-как прикрутили тебя вон к той кушетке, - активно жестикулируя свободной рукой, вешала я лапшу на уши арахниду (да простит меня пресвятая биология за применение такого фразеологизма!). Кстати, я так и не спросила Коннорса, зачем в нашей лаборатории вообще стоит эта кушетка с ремнями. - Профессор гонял меня с твоими анализами и заставлял тащить разные реактивы. Мне еще и держать тебя, припадочного, пришлось, когда профессор колол тебе что-то. Тебя даже ремни кое-как удержали! Сколько в тебе силищи-то? Я говорила профессору, что не стоит ослаблять ремни. А он разве послушает? Стоило тебя освободить, как ты ласточкой сиганул в окно. И вот пожалуйста, снова заваливаешься сюда, как к себе домой, не проявив элементарной вежливости! Я гневно фыркнула и отвернулась от Паука, посмотрев на мышек. Кружка с чаем помогла подавить смех и скрыть улыбку. Списать всё произошедшее на галлюцинации Паркера - что может быть проще? И как ему проверить? Обратиться к Коннорсу? Да удачи ему с этим, Курта сейчас просто не поймать, уж слишком он занят, да и я ему расскажу о своей афере, он поддержит это заблуждение Паука (а еще не преминет вынести из этого выгоду, пригласив супергероя в лабораторию на прохождение тестов, чтобы исключить возможные риски). А те бандиты... Я подозревала, когда еще мы сидели в кафе, что они не поломают мою стройную версию, а потом даже не поленилась и погуглила! В официальных полицейских сводках написано, что они пострадали в автокатастрофе и были пойманы полицией из-за собственных никудышных водительских навыков. Ни обо мне с Баки, ни об Паучке в той полицейской сводке не упоминается, так что и с этой стороны не подкопаться. А заключение медэксперта в свободном доступе не найти, хотя уверена, что там найдется о странных черепно-мозговых травмах, явно полученных не от столкновения машины с гидрантом. - Но я помню... - растерянно отозвался Человек-Паук, а потом покачал головой. Ему было куда легче поверить, что его спас светило мировой генетики, задействовав свои знания в собственной лаборатории, чем какая-то странная девица своим прикосновением решила все проблемы. И на это я тоже в какой-то мере надеялась. - И вы не снимали маску? - подозрительно поинтересовался Паук. - Даже если и снимали, как ты об этом узнаешь, если у тебя были такие жесткие галлюцинации? - усмехнулась я, насмешливо смотря на него. Но всё-таки сжалилась над его тонкой душевной организацией: - не снимали. Я хотела, конечно, но Коннорс запретил. Мол надо уважать стремление к анонимности и всё такое. Человек-Паук подавленно молчал какое-то время, а потом скомканно поблагодарил и поспешно слинял в окно. Я лишь пожала на это плечами, вернувшись к созерцанию мышек. Может, когда накоплю на собственную квартиру, а деньги я сейчас действительно откладывала на тот счет в банке, который помог мне открыть Коннорс, то заведу себе мышей? Или крысу? Говорят, домашние животные прививают своему хозяину чувство ответственности. - Хочу домой, - внезапно вырвалось у меня, когда слёзы сами собой навернулись на глаза. Мышки всё также бегали по своей клетке, задувало в незакрытое Пауком окно, и чай в руках уже давно остыл, а я никак не могла подавить внезапную тоску. Только где он, дом? Школа Ксавьера? Или это не место, а человек, как любят говорить во всех романах? Я не знаю.

Отступление

Луче возмущенно размахивала руками, из-за чего Каришма и Обри отодвинулись от неё, боясь попасть под эту "мельницу". Итальянка, казалось, этого не заметила, да и вообще ничего не замечала: - Как Коннорс взял её в лаборанты, так она вообще для мира пропала! А с каким скандалом она ушла с работы?! - на повышенных тонах обращалась неизвестно к кому она. Обри вздохнула, обхватывая ладонями чашку чая. С тех пор, как Селма стала реже появляться в общежитии, появилось ощущение, будто Клауд разорвала все связи с людьми нарочно, а не потому что у неё было много работы и учёбы. Она больше не приходила на посиделки в холлах, которые устраивались практически каждую неделю, не ходила с ними в бар, да даже банально забыла о днях рождения! Хотя в прошлом году всех знакомых поздравляла. И это не выглядело подозрительно, просто было как-то грустно и совсем немного обидно. Ну и да, всё-таки немного подозрительного в этом было. - Ты вроде говорила, что у неё странные отношения с начальством? - напомнила Каришме, положив ладонь на плечо подруги и успокаивающе улыбнувшись. Луче вздохнула. - Да, она работала сверхурочно, а потом у неё поменялись обязанности. Почему-то шеф был готов практически на всё, чтобы она осталась. Возможно, она обслуживала каких-то серьезных людей, которые иногда приезжают в ресторан, - передернула плечами итальянка, начавшая возмущаться по поводу Селмы из-за того, что Клауд забыла о её день рождении! Да и вообще обо всем на свете! А что касалось ресторана... Луче просто было безумно любопытно, почему к Селме такое особое отношение (не только же потому, что она знала русский), но в кафе даже обрывки сплетен не давали и смутного представления всей картины. Лишь какие-то неясные и неточные предположения могли появиться на основе этих слухов. - Может, это была мафия? И теперь она опасается, что за ней придут? И за теми, с кем она общается? - предположила тихо Обри. Каришме и Луче посмотрели на неё с удивлением. Переглянулись. Луче увидев беспокойство на лице Каришмы, решительно встряхнула головой. - Ты слишком много смотришь телевизор, Обри. Лучше скажи, как там твой брат? На натянутую улыбку итальянки и неуклюжий перевод темы Обри не обратила внимания, точнее сделала вид, что всё так и должно быть. - А, всё хорошо. Он скоро вернется со службы. Мы уже поспорили, что его будет штормить на земле, из-за того, что он привык к постоянной качке, - неловко улыбнулась Обри, но мысли её были не о брате, а о Селме. Эта странная девушка с явным иммунитетом к алкоголю, сверхъестественной выносливостью и чудовищной тягой к знаниям нравилась Обри. Пусть Обри и дружила с Каришме и Луче и очень их любила, но Клауд казалось ей более близкой по духу, и её внезапное отдаление от их компании... огорчало? Но больше вызывало вопросы. Обри подумала, что стоит всё-таки как-нибудь поймать Селму и серьезно поговорить, потому что текущее положение дел её совершенно не устраивало. Только вот как и когда поймать тот еще вопрос. Да и сама Обри была не из тех людей, которые могут решительно прижать кого-то к стенке. - Моряк Бенч возвращается после своей службы к любимой сестренке! - вытянувшись по струнке, козыряя рукой, прогундосила Луче. - И конечно любимая сестренка устроит замечательную встречу! - с придыханием произнесла Каришма, мечтательно закатив глаза, сложив руки в замок на груди. - И определенно точно не познакомит вас с ним, - фыркнула на этот цирк Обри, но чуть улыбнулась на попытку развеселить её. Всё-таки у неё были самые лучшие подруги!

***

С визита Питера прошло три дня, а Коннорс так и не заглянул в лабораторию. Не то, чтобы это было так удивительно, профессор сейчас популярен и может не появляться в своей вотчине и пять дней к ряду, но у меня даже номера телефона его не было! А если Паучок к нему "залетит" раньше, чем я предупрежу Курта?! Это придется выдумать новую сказку! Учитывая также, что после раскрытия моей лжи Питер будет куда недоверчивее. Настроение от подобных переживаний скатилось куда-то под плинтус, где и осталось. Посмотрев на мышку, смотрящую на мир четырьмя парами глаз, почти умилительно щелкающую паучьими жвалами, я тяжело вздохнула и откатила её генетический код к изначальному. Обычная мышка, только зверски голодная, вернулась в клетку. Интересная мутация у Паркера, но как привить её другим организмам без каких-то серьезных проблем и заметных изменений в фенотипе - та еще задачка. Ну и ладно, голова все равно не варит! Так что без всякого настроения решила в кои-то веки сходить в общежитие: принять душ, поспать и устроить постирушки. В общем, устрою себе выходной. Начальства-то всё равно нет на месте. После длительного стояния сначала в прачечной, потом в супермаркете, я уже предвкушала, как по-быстрому приму душ и завалюсь на постель уничтожать снэки, листая какой-нибудь малоинформационный журнал, который обязательно найдется в холле женского общежития, как нашла в этом самом холле... плачущую Обри. - Что случилось? - вырвало у меня раньше, чем я вообще подумала своей головой. И попала в ту неловкую ситуацию, когда лезешь не в свое дело, но просто уйти уже не вариант, потому что это будет еще более неловко и даже грубо. Каришма не скользнула по мне и взглядом, а Луче, явно чувствующая себя неуютно (помнится, она совсем не умеет утешать плачущих, будь то ребенок или взрослый человек). - Брат Обри... он должен был вернуться после службы на флоте вчера, но с ним случилось несчастье, - расплывчато ответила Луче, массируя свою шею и смотря в сторону. Видимо, она не хотела рассказывать всё в подробностях при Обри. Нет, даже не будь её здесь, Лучиана всё равно бы ничего не рассказала сверх того, что уже было произнесено. Я достаточно общалась с ними, чтобы знать, как они уважают друг друга, так что Луче просто не стала рассказывать доверенное ей в тех подробностях, которые предназначены лишь для близких людей. - Он упал за борт. Его тела даже не нашли, - прошептала Обри. Что-то мне это напомнило, мелькнула какая-то ассоциация, но даже идеальная память пасовала, когда ассоциация была столь слабой и нечеткой. - Но если не нашли, то есть шанс, что он найдется живым? - неуверенно переспросила я, а заметив на себе осуждающие взгляды Каришмы и Луче, как бы вопрошающих "ты издеваешься?", поспешно добавила: - у нас по городу летает на паутине человек в спандексе! И спасает от преступности, еще и железные роботы-пауки, всякие фрики, вместо обычных преступников. Этот мир явно найдет, чем удивить. Так что я даже не удивлюсь, если речь зайдет об инопланетянах или телепорте. Что же, оказывается не один Баки может смотреть таким тяжелым взглядом. Правда, в отличии от него не хватало взорам Луче и Каришмы особенного холода, промораживающего до костей, но у них и нет личного кладбища трупов. Обри же посмотрела на меня удивленным взглядом. Кажется, вместо того, чтобы утешить человека или хотя бы пособолезновать, я сказала какую-то глупость. - Знаешь... ты права. Тела всё равно нет и пока его не найдут, глупо готовить похороны. Я... я буду надеяться, что его найдут живым, - тихо сказала девушка. И я впервые подумала, что несмотря на распространенность фамилии Бенч, во вселенной Марвел, когда смотрела мультфильмы, я видела лишь одного персонажа с таким именем. И он служил на флоте... * Мультфильм вышел в 1995 году, но в самом его конце. Поэтому простите за историческую неточность =)
Примечания:
Всех с наступающим новым годом! Желаю в новом году частого выхода продолжения к любимым фанфика, появления новых интересных фанфиков, а тем, кто не только читает, но и пишет сам, вдохновения и повышения писательского скилла!

Чтобы получить доступ к следующей главе поделитесь своим мнением о недостатках и преимуществах этой части. (Просто порадуйте автора своими отзывами, я не всегда на них отвечаю, но всегда их читаю и принимаю к сведению)

С наилучшими пожеланиями, ваша Алверио Левалк.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.