A Good Different +34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Люди Икс: Первый класс, Люди Икс (кроссовер)

Автор оригинала:
N
Оригинал:
http://nhasablog.tumblr.com/post/94333639004/a-good-different

Основные персонажи:
Чарльз Ксавье (Профессор Икс), Эрик Леншерр (Магнето)
Пэйринг:
Эрик/Чарльз
Рейтинг:
G
Жанры:
Флафф, Дружба
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эрик хочет, чтобы Чарльз расслабился, и находит идеальное решение.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Действие происходит во время тренировок первых Людей Икс в поместье Ксавье. Осторожно, присутствуют щекотка и милота.
19 июля 2016, 22:11
      Эрик обладал массой хороших качеств: решительность, требовательность, острый ум. Только внимательности ему, похоже, недоставало: он знал Чарльза уже много лет, но какие-то мелочи начал замечать только недавно.
      Он знал, что Чарльз добрый, что он хороший лидер и любит всё держать под контролем, но никогда не замечал, насколько напряженным бывает этот человек. Да, возможно, Эрик был не лучше, но Чарльз думал о деле и своих подопечных, не переставая, и слишком редко переключался на себя и свою жизнь. Эрику стало интересно, как ведет себя этот мутант, когда полностью расслаблен и не заботится ни о чем. Возможно, пришло время Эрику о нём позаботиться.
      Он подошел к делу не спеша, постепенно уделяя другу всё больше и больше внимания, наблюдая за ним.
      Чарльз казался немного отстраненным; не то чтобы он шарахался от любого контакта - он мог подбадривающе похлопать кого-то по плечу, мягко поддержать, если кому-то было плохо - но чаще избегал таких вещей. Может, так в его представлении должен вести себя лидер, может, Эрика вообще не должны волновать такие вещи, с его-то собственным нежеланием пускать кого-либо в своё личное пространство, но то, что Чарльз был так напряжен, годами не давал себе права расслабиться и избегал тактильного контакта, привело Эрика к очень важному решению: он должен окружить Чарльза тем теплом, которого профессор себе не позволяет.
      Отстойно, конечно, что Чарльз мог проникать в его разум — никогда не знаешь, там он или нет. Разумеется, он обещал оставить голову Эрика в покое, но мутант не мог полностью доверять другу и, хотя его не покидала мысль, что Чарльзу необходимо отвлечься, в присутствии телепата приходилось – правда, безуспешно — думать о чём-то другом. Впрочем, казалось, Чарльз ничего не замечал. Может, он и правда был верен своему слову.
      Одним тихим вечером они наконец остались в усадьбе вдвоем. Чарльз очень удивился, если не сказать "почуял неладное", когда Эрик предложил устроить всеобщий выходной, ведь обычно именно он настаивал на занятиях до потери пульса. Впрочем, вечный трудоголик только пожал плечами и сказал, что всё равно они все слишком заработались, чтобы сделать что-то путное.
      Чарльз сидел на одном из диванов в гостиной с таким напряженным и собранным видом, будто ждал, что кто-нибудь вот-вот ворвется в комнату. Эрик кашлянул.
— Они вернутся только к ночи.
      Чарльз медленно перевел на него взгляд, в котором читалось мучительное желание узнать, что скрывает друг за маской отстраненности, но Эрик был уверен, что телепат держит слово. Это же Чарльз Ксавьер, черт побери!
      Наконец профессор ответил:
— Я просто переживаю.
— Детки уже выросли. С ними всё будет в порядке, — сказал Эрик, улыбаясь краешком рта.
— Я переживаю не о том, в порядке ли они. Меня волнует, что из-за них кто-то может оказаться не в порядке.
      Эрик удивился, но через мгновение серьёзно нахмурился.
— Ты не доверяешь их возможностям.
— Не доверяю. Пока нет. Слишком рано. Мы не должны отпускать их, они не готовы. Нам надо позвать их обратно. Нам надо...
      Эрик поднял указательный палец, Чарльз осекся и замолчал. Медленно поднявшись с кресла, Эрик подошёл ближе и сел рядом.
— Чарльз, — сказал он успокаивающим голосом, — Я понимаю твое беспокойство, но они действительно дети, и если не давать им немного свободного времени, они просто взбунтуются. Разве мы этого хотим?
      Чарльз промолчал и осторожно откинулся на спинку дивана.
      Эрик продолжил:
— Кроме того, я абсолютно уверен, что мы научили их контролировать свои силы достаточно, чтобы оставить их на один вечер.
      Чарльз кивнул.
— Ты прав. Мне кажется, я просто отвык не думать о... То есть, я даже не знаю, что бы я сам делал в выходной.
— У тебя никогда не было выходного? — недоверчиво спросил Эрик.
— Уже очень давно, и даже тогда у меня был кто-то и что-то, чтобы занять мысли.
— А, так тебе нужен кто-то, чтобы тебя отвлечь. Легко.
      Эрик потянулся к столику за шахматной доской.
— Я нашёл, чем занять твои мысли.
      Они играли где-то полчаса, пока мир за окном становился всё темнее и мокрей. Когда дождь перешел в настоящий ливень, Чарльз победно выкрикнул:
— Я выиграл!
— Ты жульничал, — прорычал в ответ Эрик, сдерживая смех. Кто бы мог подумать, что профессор может так ребячески себя вести?
— Жульничал? Я? Да за кого ты меня принимаешь! За себя, что ли? — возмущенно издевался Чарльз, ставя доску обратно на кофейный столик.
— Это было низко.
— О, прости, не хотел тебя обидеть!
      И всё это поддразнивающим тоном, взгляд почти игривый — Эрику определенно было непривычно видеть друга таким веселым, таким расслабленным.       И он бы кривил душой, если бы сказал, что ему это не нравится.
— Если ты читал мои мысли, Чарльз, то, ей-богу... — Эрик покачал головой, в его голосе была угроза, и в целом, он удачно притворялся рассерженным.
— То есть я, по-твоему, не только жулик, но и лжец? — Чарльз поднял бровь — Кажется, у тебя проблемы с доверием, друг мой.
      Эрик привстал и ткнул его в бок, собираясь что-то ответить, но слова замерли на его губах, потому что Чарльз отреагировал до забавного странно. Во-первых, он отпрыгнул от него. Конечно, Чарльз всегда без восторга воспринимал вторжение в личное пространство, но такое поведение было уже чересчур. Во-вторых, он повёл себя так, будто Эрик сделал ему больно: судорожное дыхание, широко раскрытые глаза, рука защищает "раненное" место. Но Эрик был не дураком и знал, что на боль это не похоже.
      Гаденькая улыбочка заиграла на его губах:
— Да ну?
      Чарльз нервно засмеялся, скрещивая руки на груди:
— Это было внезапно.
— Не то слово, — Эрик смотрел на него, как готовящийся к прыжку хищник смотрит на добычу, — Ты никогда не говорил мне, что боишься щекотки.
— Никогда не считал это информацией первостепенной важности.
      Эрик промурлыкал:
— Может, не первостепенной, но определенно полезной.
— Пожалуйста, не надо, — умоляюще сказал Чарльз, продолжая держать руки на груди, словно защищая себя.
— Почему? Немного посмеешься, только лучше себя почувствуешь.
— Я просто боюсь, что могу случайно проникнуть в твои мысли, чтобы остановить тебя, а, значит, нарушу обещание.
— Ты настолько щекотливый?
      Чарльз смущенно улыбнулся:
— Боюсь, что да. И... я не люблю, когда ситуация выходит из под контроля, это тоже добавляет...
— Давай заключим маленькое соглашение. Я прощу тебя, если ты вторгнешься в мои мысли, если прежде ты разрешишь мне защекотать тебя до слёз.
— До слёз — это немного чересчур, — нахмурился Чарльз, но Эрик видел, что парня охватывает плохо скрываемое возбуждение.
— Окей, дай я начну, а, если ты захочешь, чтобы я остановился, просто попроси, прежде чем задействовать телепатию.
— Идёт.
— Готов?
      Чарльз прикусил нижнюю губу и очень медленно кивнул:
— Меня уже целую вечность никто не щекотал.
— Ну, так тем более это стоит того.
      Эрик повалил друга, прижимая к дивану. Чарльз не стал убирать скрещенные руки, поэтому пальцам приходилось пробираться под них, что всё равно заставляло мутанта безудержно хихикать.
— Боже мойойойой! — заливался Чарльз, пытаясь защититься от Эрика и постоянно перемещая руки, но, как только он открывался в новом месте, пальцы друга устремлялись туда, так что получалась игра с преследованием.
— Приятные ощущения, не правда ли? — спрашивал Эрик, щекоча то живот, то ребра, — Но ещё приятнее будет, если мы уберем твои руки, вот так.
      Он поймал запястья Чарльза и откинул его руки назад, быстро меняя позу, чтобы аккуратно придавить их коленями, делая его совершенно беззащитным.
— Вот так, так-то лучше.
      Друг начал теребить Чарльза за бока — теперь ему ничто не мешало, и жертва быстро зашлась в громком хохоте:
— Эээрик, нехехеет!!
— Нет? Что значит "нет"? Давай, Чарльз, объясни толком, — поддразнивал мутант, играя пальцами по его животу.
      Чарльз только мотал головой от смеха, Эрик переместил руки на ребра, стараясь прощупать каждую косточку сквозь тонкую футболку Чарльза, с удовольствием наблюдая за реакцией друга.
      Но когда дело дошло до шеи, Чарльз взвизгнул, стал вырываться и отчаянно болтать ногами, почти крича сквозь смех:
— ХваААатит! Эхэхэрик, пжаАхалуйста!!
      Эрик понял, что это уже предел и, если он не остановится, то его остановят телепатически, но он хотел успеть ещё кое-что, поэтому оставил шею мутанта в покое и потянулся к бедрам, первое же прикосновение к которым подарило ему ещё один взвизг. Спустя секунду он, широко улыбаясь, освободил друга.
      Чарльз растянулся на диване, восстанавливая дыхание, вид у него был страшно усталый, но в кои-то веки совершенно умиротворенный. Эрик мысленно похлопал себя по плечу.
— Это было... необычно.
— В хорошем смысле необычно?
      Чарльз кивнул, и на губах его засияла улыбка:
— Аха, — выдохнул он, — даже в очень хорошем смысле.
      С того дня Эрик точно знал, как помочь другу расслабиться.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.