I remember everything and nothing 321

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Питер Петтигрю, Сириус Блэк III, Беллатрикс Лестрейндж, Том Марволо Реддл, Джеймс Поттер, ОЖП-попаданка; + другие канонные и ОП
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, POV, Учебные заведения, Попаданцы, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 49 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Интересно, динамично!» от afalina66
Описание:
Я помню всё, но всё забыл. (с)
Какого это - пусть и весьма туманно, но осознавать, что твои тело и жизнь раньше принадлежали вовсе не тебе? Эрике Хаммел, воспитаннице приюта Святой Марии, предстоит найти ответ на главный вопрос: кто она на самом деле?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Если вы - ярый любитель фатального переиначивания (читайте - жутчайшего извращения) канонных характеров персонажей, то нам с вами не по пути. И да - "это не оос, я так вижу!".

И таки не смотрите особо на список персонажей - большинство из них появится в тексте далеко не сразу.

Ну, что же. Прошло немало времени, прежде чем я решилась продолжить. Первоначальная задумка для меня себя изжила, так что будем, что называется, работать с основным. Для начала я немного подредактирую текст, а дальше как пойдет.

Работа написана по заявке:

Часть 7

19 августа 2016, 15:50


Ты не можешь изменить мир вокруг себя, но в твоих силах
поменять к нему свое отношение.



      Обхватив руками коленки, я, изредка поеживаясь от не слишком-то теплого ветра, так и норовящего скользнуть мне под мантию, сидела в небольшой нише в наружной стене замка. Из нее прекрасно обозревались окрестности, чем я беззастенчиво пользовалась по протяжении всего прошедшего года, кроме зимы — в ту пору я старалась не высовываться из замка, кроме как на Травологию. Мои мантии не могут пока позволить себе подобные… проверки, скажем так.

      Но ничего, на следующий год я куплю себе что-нибудь более приличное.

      Я была глубоко подавлена. Отчего-то казалось, что весь мир настроен против одной бедной, маленькой меня.

      Трансфигурация.

      Чары.

      Экзамены.

      Улавливаете смысл? Экзамены, экзамены, экзамены… Конечно, это не СОВ, и уж тем более не ЖАБА, от которых горько рыдают в подушку особо нервные и слабые духом старшекурсники, но все-таки! Для меня даже простые переходные экзамены, которые являются неким волшебным аналогом маггловских итоговых контрольных, стали настоящим Адом. Просто потому, что я — фиговая волшебница, скажем так.

      Нет, конечно, с начала года мои способности здорово улучшились — спичку в иголку теперь я смогу превратить без проблем, а перо мое выделывает под потолком прекрасные пируэты, но все это достигалось потом и кровью. Кровью в прямом смысле — привычка загонять себя едва чуть ли не до магического истощения (с коим я, кстати, все-таки свалилась в начале весны, когда раз за разом измывалась над деревянным кубиком, силясь преобразовать его в железный шар) прочно вошла в мое подсознание. Сосуды вследствие этого перенапряжения нещадно лопались, а из носа начинала хлестать кровища.

      Неаппетитное зрелище. Школьная медсестра ужасалась каждый раз, когда я к ней приходила, ворчала, останавливала кровотечение, давала Кроветворное зелье и очищала мою мантию. Конечно, подобного рода чары я постаралась выучить еще в октябре месяце, и удавались они мне не в пример лучше, чем другие, но все равно приятно, когда о тебе заботятся. Пусть даже и так.

      Еще одним предметом разочарования стала информация о родителях, которую я все-таки решила добыть.

      Если точнее, то огорчало меня ее отсутствие.

      Самым логичным вариантом, на первый взгляд, был просмотр старых альбомов выпускников. Конечно, ведь если хотя бы один родитель был магом, то вероятность того, что он учился в Хогвартсе очень велика и найти его, разглядывая колдографии, будет проще простого, скажете вы.

      Ага, щ-щаз!

      Вы хоть видели, сколько там этих альбомов и выпускников? Да я полжизни проведу в Комнате, перелопачивая их в поисках одного или двух лиц! Я ведь не знаю ничего: ни когда мои родители учились, ни на каком факультете, ни в какой школе, если уж на то пошло. Только имя мамы — Розалин, на мне это навряд ли сильно поможет.

      И я сдалась. Хотите — осуждайте меня за отсутствие настойчивости, хотите — нет, но у меня было множество других дел, которые, в отличие от этого, откладывать было нельзя. Каких? Экза-амены…

      Кстати, я, на свой страх и риск, несколько раз пробовала с помощью амулета вызвать у себя эти «сны о прошлом», но тщетно. Может, он одноразовый? Или я его сломала? Или это зависит от каких-то особенных факторов?

      Единственные сны, которые можно хоть как-то связать с увиденным мною ранее — это кошмары. В них изувеченная Розалин прижимала к груди мертвого ребенка, и, горько рыдая, проклинала стоящего над ней мужчину с занесенной палочкой.

      После таких «сеансов» я просыпалась в холодном поту, ощущая жутчайшую пустоту в груди. Словно из меня вырвали нечто важное, как, например, сердце.

      Вынырнув из плена воспоминаний, я глубоко вдохнула чистый воздух. В конце концов, экзамены уже сданы, я сделала все, что смогла. Зачем раз за разом морально унижать себя, если исправить уже ничего нельзя? Да, у меня не очень хорошо вышла практика, но на теории я отыгралась. К тому же, кроме Трансфигурации и Чар, мы сдавали другие предметы. К примеру, с Зельеварением и Травологией дела у меня обстоят просто прекрасно.

      Раздавшиеся со стороны главного входа в школу крики заставили меня подскочить с насиженного места, и я, сама толком не понимая, зачем, побежала на них.

      Двое мальчишек-первогодок заливисто хохотали над рыжеволосой девочкой, которая, громко рыдая, пыталась потушить маленький огонек на своей мантии. Кусочек, если так можно выразиться, пламени, кажется, был каким-то особенным — стоило Лили (точно Лили, я вспомнила!) протянуть к нему руку, он отскакивал в сторону, пачкая ее мантию пеплом и сажей.

      Часть меня, отвечающая за справедливость, требовала немедленно вмешаться (это действительно подло — все вокруг стоят и смеются, пока бедная девочка плачет и пытается исправить ситуацию. Хоть бы профессоров позвали… А, вон, кто-то побежал), но другая, рациональная, требовала засунуть свои принципы в задницу и молчать.

      Потому что это были Поттер и Блэк, черт бы их подрал!

      Я невольно вспомнила Беллатрикс. Нет, не надо мне такого счастья! Пусть хоть голой эту Лили перед всеми выставят, но я не буду связываться с влиятельными и богатыми папочкиными сынками.

      Мне стало стыдно на саму себя за подобные мысли, но... Я всего лишь поганая грязнокровка без рода и племени в глазах чистокровных магов, и сделать ничего не смогу. Все станет только хуже, если не для Лили, то для меня - точно.

      Я развернулась и направилась к озеру.

      Ненавижу свою беспомощность.


***



      Остаток семестра пролетел совершенно незаметно. Я оглянуться не успела, как уже нужно было паковать чемоданы, прощаться со школой и…

      Отправляться в приют.

      От отчаяния хотелось выть. Несмотря ни на что, Хогвартс стал мне домом. Он воспринимался как место, где я, хоть и могу подвергнуться насмешкам со стороны других детей, но могу получить защиту.

      Очень странное чувство.

      Поблагодарив старосту, затащившего мой чемодан в поезд и даже довезшего его до пустого купе, я с тяжелым вздохом опустилась на сиденье. Подумать только! Кажется, еще только вчера я точно так же сидела в одном из купе и переживала насчет старых мантий…

      На губах сама собой расцвела улыбка.

      Ты уже не такая, как раньше, Эрика.

      И пусть в груди вспыхивал огонек тоски, стоило мне, запустив руку в карман, нащупать уголок пергамента с напоминанием о запрете колдовства вне стен школы…

      Пока Хогвартс-Экспресс мчался вперед, я была почти что счастлива.