I remember everything and nothing 333

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
ОЖП-попаданка; + другие канонные и ОП
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, POV, Учебные заведения, Попаданцы, Первый раз, Дружба
Предупреждения:
OOC, Насилие, ОМП, ОЖП
Размер:
Макси, 49 страниц, 12 частей
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
«Интересно, динамично!» от afalina66
Описание:
Я помню всё, но всё забыл. (с)
Какого это - пусть и весьма туманно, но осознавать, что твои тело и жизнь раньше принадлежали вовсе не тебе? Эрике Хаммел, воспитаннице приюта Святой Марии, предстоит найти ответ на главный вопрос: кто она на самом деле?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Если вы - ярый любитель фатального переиначивания (читайте - жутчайшего извращения) канонных характеров персонажей, то нам с вами не по пути. И да - "это не оос, я так вижу!".

И таки не смотрите особо на список персонажей - большинство из них появится в тексте далеко не сразу.


Работа написана по заявке:

Часть 8

24 августа 2016, 18:01
Примечания:
Может показаться, что в этой главе начинаются расхождения с пожеланиями автора заявки, но помните, что все еще впереди:)

- Постоянная бдительность!
- Не могли бы вы уточнить, что это значит, сэр?


      Я лежала на жесткой кровати и безучастно пялилась в потолок. Если хорошо подумать, то третий час ночи — не самое лучшее для этого время, но засыпать у меня не было никакого желания.

      Чертовы кошмары.

      Каждую ночь я с криком вскакивала с кровати, жутко бесила Кейт и совершенно не могла вспомнить, что именно меня так напугало.

      Неясное чувство тревоги словно поселилось под кожей, въелось в душу, нещадно сдавило в своих тонких паучьих (как бы странно ни прозвучало, но ассоциации именно такие) пальцах сердце.

      Лето тянулось просто отвратительно долго. Каждый день, заполненный работой «на благо любимого приюта», редкими шепотками в мою сторону (как же, и тут выделилась: в частную школу уехала, ага) и прочей гадостью, чем-то напоминал мне чуть подсохшую тянучку: оно вроде как сладкое и растягивается, но, в то же время, отвратительно приторное, или, наоборот, горькое, да и не слишком-то эластичное.

      Самое ужасное и нервировавшее меня заключалось в том, что я не могла нормально сделать домашнее задание. Максимум, что мне удалось, так это мельком проглядеть объем заданного на лето. По счастью, ничего сверхъестественно большого меня не ожидает, я вполне смогла бы успеть сделать это в поезде, но…

      Ну, не привыкла я так с учебой, не привыкла! Мне гораздо спокойнее и привычнее, если хорошо, а не тяп-ляп выполненная домашка будет спокойно дожидаться своего часа где-нибудь в недрах чемодана или рюкзака, чем в спешке и панике скатывать у кого-либо или что-то в этом роде.

      Но все, хорошее или не очень, когда-то кончается.

      Так почти что подошло к концу лето, а я, скрывшись в туалете и примерно прикинув свои расходы, тайком отсыпала из своего мешочка немного денег. Ну, как «немного»? Если бы я закупалась в том же, скажем так, «общем» книжном, то денег ушло бы куда больше. Я не настолько расточительна, чтобы, только-только (ну, пусть не «только-только», но все-таки!) обретя средства, кидаться покупать новенькие учебники, забыв про то, что можно в этом вопросе «обойтись малой кровью».

      Мое письмо со списком учебников и результатами экзаменов пришло обычной маггловской почтой двадцать третьего августа. Директриса, вызвав меня в свой кабинет, передала конверт лично.

      Распечатывая письмо, я очень волновалась, но, в то же время, ощущала непонятное предвкушение. Быть может, я занижаю свои способности, и все у меня там нормально? Может, я даже сдала экзамены не хуже других…

      Ну, все действительно оказалось не столь плачевно, как я думала поначалу, но до идеала мне — как до Луны. Обычный такой результат, для среднестатистической магглорожденной ученицы…

      Но есть одна заминка.

      Я, черт меня дери, не магглорожденная!

      Честно — я была разочарованна. Разочарованна сама в себе, что странно: раньше мне казалось, что даже просто проходной балл меня устроит, но теперь…

      Воистину, мое сознание — вещь странная.

      Лучше всего мне, как ни странно, дались Гербология и История Магии. Наверное потому, что, несмотря ни на что, мне было довольно интересно узнавать больше обо всяких растениях и восстаниях. Хотя История и не отличается высоким уровнем подачи знаний, но библиотека-то на что? Именно по ним я и собрала максимальные баллы.

      Чего нельзя сказать о Чарах и Трансфигурации. Шестьдесят восемь баллов по первому предмету, пятьдесят девять — по второму. Как издеваются, вот чесслово… И я ведь понимаю, что могу, однозначно могу лучше, но у меня не получается!

      С этим нужно что-то делать. Однозначно.

      За покупками я, каким-то чудесным образом избежав сопровождения, выползла двадцать пятого числа.


***



      Первое, что я, собственно, сделала — купила зачарованную сумку. Самую дешевую — чисто для того, чтобы из года в год была возможность закупаться к школе, не таская с собой громоздкий чемодан.

      Продавец предупредил, что при редком, как я планирую, использовании, чары продержаться около… восьми лет! При этом он сокрушался, что это мало, но сей вариант — самый бюджетный.

      Мало?

      Мало?!

      Да мне выше крыши этого хватит! Правда, пришлось отдать за это «чудо» восемнадцать галеонов и восемь сиклей, но, я считаю, что оно того стоило.

      За книгами я отправилась к уже знакомому мне лавочнику. Потратив там едва ли не треть оставшихся денег, я, аккуратно сложив книги в сумку, отправилась за мантиями. Вот уж на что, а на это мне денег отчего-то было не жалко.

      Кроме всем известного магазина мадам Малкин на волшебной улочке размещалось еще три. Они не пользовались особой популярностью, так как были построены позже, когда Мадам уже успела, что называется, «пустить корни», так что и цены там были ниже соответственно.

      Из небольшого магазинчика с до жути примитивным названием «Мантии» я вышла, будучи обладательницей стандартного комплекта школьной формы (старый совсем пообносился, да и я подросла) и теплой мантии. Последняя покупка меня радовала просто неимоверно.

      Несмотря на наложенные на мою новую сумку чары облегчения веса, тащить ее было довольно тяжело. Все-таки, до супер-пупер крутых, могущих вместить в себя пол Китая и не потяжелеть ни на йоту, ей далеко. Я утрирую, конечно, но все-таки.

      Пробираться сквозь толпу мелких и взрослых школяров, а так же тех, кому в этот прекрасный день зачем-то понадобилось выбраться на Косую Аллею, маленькой мне было нелегко. В какой-то момент ощутимо помятая и затоптанная я просто потерялась в пространстве, позволив течению толпы нести меня черт знает куда.

      Это было ошибкой.

      Огромной ошибкой, повлекшей за собой просто катастрофичекие последствия.

      Наконец, придя в себя, я, резко передвигая ногами и, по возможности, расталкивая окружающих меня магов локтями, наобум полезла вперед.

      Когда плотная масса людей меня все-таки выплюнула, я обнаружила, что оказалась в каком-то не очень привлекательном на вид переулке. Тьфу, вонища стояла хуже, чем в общественном туалете…

      Ряды покосившихся домиков, лавчонок и прочих непонятных зданий меня напрягли сразу. Грязнючая мостовая глаз тоже не порадовала. А уж от людей меня просто бросило в дрожь.

      На стене ближайшего ко мне здания висела ржавая табличка с надписью «Лютный переулок».

      «Ни за что не ходите в Лютный переулок, мисс Хаммел!» — всплыли у меня в голове слова профессора Макгонагалл.

      Черт.

      Неожиданно откуда-то сверху на меня вылилось ведро чего-то липкого, вонючего и черного. Пока я рукавом кофты старалась аккуратно вытереть лицо, чтобы оно не попало мне в глаза, с того самого верха раздался звук закрывающегося окна.

      Прекрасно, просто прекрасно! Только бы оно не оказалось ядовитым, прошу!

      Мерзкая жижа заставила мои волосы почернеть и, как это не удивительно, завиться. Зачерпнув из стоящей рядом большой бочки пригоршню дождевой воды, стекающей из проржавевшей трубы, я, как могла, умыла лицо.

      Стянув пропитавшуюся непонятным варевом мантию (благо, что старую. Зачем я ее надела? Не хотелось, чтобы всякие чистокровные снобы косились на меня, словно я несу крест с распятым на нем младенцем), я, без зазрений совести и сомнений швырнула уже никуда не годную тряпку в темный угол, и, оглянувшись, бросилась туда, откуда, собственно говоря, пришла.

      Нет, никаких положительных эмоций Лютный переулок у меня не вызывает. Однозначно!

      Подул ветер, и я, поежившись от холода (мокрые волосы не способствуют теплу, если честно!), огляделась. Мне удалось выскочить на практический свободный пятачок мостовой. Рядом со мной стояла какая-то пожилая ведьма в милой светло-сиреневой шляпке.

      Заболеть мне не хотелось, поэтому, собравшись с духом, я подошла к ней поближе.

      — Пожалуйста, извините, — неуверенно начала я. — Вы не могли бы высушить мои волосы, пожалуйста?

      Я чувствовала себя просто до одури неловко, поэтому бесконечные «пожалуйста» прочно заняли свои места в моей скомканной речи.

      По счастью, старушка была дамой понимающей: выслушав мой рассказ, она не только высушила меня и помогла окончательно вытереть запачкавшиеся лицо и шею милым кружевным платочком, но и успокоила. Оказывается, здание, из окна которого на меня выплеснули ведерко (вот не меньше!), как выяснилось, магической краски для волос, было эдакой «парикмахерской очень эконом-класса». Для кожи этот «помазон» был безвреден и отлично оттирался простой водой, но в волосы въедался так, что мама не горюй. Если его правильно разбавить, конечно.

      Судя по всему, с разбавлением кто-то напортачил, и, предпочтя заклинанию простой способ «в окно», избавился от пришедшего в негодность продукта.

      — Скоро все придет в норму, — успокоила меня старушка, и я, философски пожав плечами, направилась к «Дырявому Котлу».

      Сумку, правда, придется постирать, ну да и ладно…

      Неожиданно нахлынувшая почти что паника заставила меня резко остановиться посреди улицы.

      Я увидела его.

      В том, что человек, только что прошедший мимо меня, являет собой чуть постаревшую копию мужчины из моего сна-кошмара, я не сомневалась.

      У меня довольно неплохая память на лица, а уж рожу того своего «папика» я запомнила преотлично.

      Мне было страшно, хотя он даже не мазнул по мне взглядом, но… В голове что-то щелкнуло, дурным голосом взвыв «ты можешь узнать правду прямо сейчас!», и я, не сумев сдержаться, бросилась вдогонку за странным мужчиной с резкими чертами лица и темными, больше напоминающими Черные Дыры, глазами.

      — Мистер!

      С трудом пробившись сквозь толпу, мне все-таки удалось ухватить мужчину за рукав.

      — Мистер, простите…

      Я почувствовала, как быстро загибается мое желание узнать эту самую правду и растер — сбежать, когда он посмотрел на меня.

      — Вы что-то хотели, маленькая мисс? — от его голоса я чуть не лишилась чувств. Такой холодный, такой… Угрожающий, если так можно выразиться.

      — Я… я просто хотела... Хотела спросить... — слова застревали в горле.

      Ну я и дура! Зачем вообще полезла?!

      — Как вас зовут? — наконец, смогла выдавить из себя я.

      Мужчина вопросительно приподнял бровь.

      — А зачем вам это, юная леди? И... как зовут вас?

      «Леди», «мисс»… Скорее издевка, нежели что-то иное.

      Что мне ответить?

      «Я твоя дочь, ублюдок! Возможно», — ехидно прокомментировал внутренний голос, а я неожиданно во всех подробностях вспомнила тот «сон». От пристального взгляда мужчины меня начало мутить, а голова противно заныла.

      — Кейт, — жалобно пропищала я. — Кейт Молл.

      Я не имею ни малейшего понятия, почему назвалась именно именем Кейт. Просто…

      Предосторожность, хотя я уже наворотила такого, что хоть плачь.

      Голова резко перестала болеть, когда мужчина, разорвав зрительный контакт, смерил взглядом мою приютскую одежду.

      — Ну что же… В таком случае, я — Том. Том Риддл, — что имя, что фамилию мужчина буквально выплюнул, а я непроизвольно вздрогнула. — Всего вам хорошего, мисс.

      Он ушел, а я так и осталась стоять на месте, ошеломленно глядя ему вслед.

      Томас Риддл, значит.

      Ну, и что мне это дает?