Интимные связи с преступностью +158

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
альфа/омега
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Экшн (action), Омегаверс, Первый раз
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Групповой секс, Мужская беременность, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Макси, 615 страниц, 64 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За 553 стр удовольствия!» от Askarrin
Описание:
Двое бравых альф на двух девственников-омег с темным прошлым. Получатся ли при похожих изначальных данных две разные пары? Или правда окажется слишком тяжела, чтобы ее принять? Ведь за спокойным и мирным с виду городком и его жителями кроется чересчур много секретов.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Доп. предупреждения: все главные герои достигли восемнадцати лет и несовершеннолетние только по американским законам, истинность возможна между всеми полами и очень редка в этом мире, намеки на каннибализм.

Фик является своеобразным кроссовером - присутствуют герои и детали мира из фиков Erovin и из моих в равной степени. Но его смело можно читать как отдельное произведение.

Герои и детали мира взяты отсюда https://ficbook.net/readfic/4106261

Теперь есть приквел https://ficbook.net/readfic/5135447

Продолжение про отца Зет
https://ficbook.net/readfic/5376698

Использование ПБ очень приветствуется, особенно если вы нашли сложные для чтения предложения. Заранее спасибо!

1. В морге

29 июля 2016, 14:17
      Энди казалось, что этот день никогда не закончится. В первом и единственном отделении полиции небольшого городка под названием Лондон-таун царила суматоха. Подобные курортные местечки для пожилых туристов редко омрачались громкими и необычными убийствами. Поэтому Энди, сжав чуть полноватые губы в линию, хмурился и внимательно слушал рассказ криминалиста. Сегодня от альфы снова фонило отрицательными эмоциями. За последнюю пару месяцев коллеги и подчиненные заместителя шерифа Эндрю Веспера привыкли к тому, что дружелюбный и улыбчивый полицейский стал замыкаться в себе из-за проблем личного характера. Энди очнулся от мрачных мыслей, когда в лабораторию залетел Маркес, едва не впилившись лбом в косяк. За это парнишка получил несколько недовольных взглядов. В прохладном помещении, где среди чистого оборудования ходили люди в белых халатах и защитных очках, громкое появление было не к месту.

      — Детектив Весп… апчхи! Вас вызывают к шерифу, — с трудом выговорил он. Энди извинился перед полненьким бетой, с которым беседовал о результатах дактилоскопии, и обратил внимание на стажера. Веспера порядком вымотала куча работы, свалившаяся на него после выезда на место преступления. Но сообразительный бета, быстро ставший его ближайшим помощником, не стал бы беспокоить его по пустякам.

      — Что случилось, Маркес? — Энди отчего-то раздражало, что парнишка не может вылечить свою простуду или хотя бы отлежаться дома. Хотя после отъезда Эс ему на нервы действовали даже самые простые вещи.

      — Приехал агент, чтобы расследовать убийство мистера Флеймса, — протараторил бета, с любопытством оглядываясь в лаборатории. Его курносый нос и подвижное лицо сильно убавляли ему возраста, превращая в почти школьника.

      — Тетовец? — уточнил он и после кивка добавил:

      — Быстро они среагировали.

      Энди не очень радовало прибытие будущего напарника, но он признавал необходимость его появления. Если убийство действительно совершил Антиальфа — маньяк, разыскиваемый по всей Америке — то одному ему точно не справиться.

      Он кивнул стажеру, чтобы следовал за ним, и покинул лабораторию, пока никто не начал кричать на Маркеса и требовать, чтобы он соблюдал местные правила и ничего не пачкал. Все равно картину происшествия эксперты обрисовать не могли — преступник не оставил отпечатков или еще каких-либо следов. Энди снял накинутый на плечи халат и полиэтиленовые бахилы, оставшись в подогнанной по фигуре форме, и направился по знакомому коридору, по стенам которого были развешаны фотографии доблестных сотрудников участка в разные годы. Проходя общую комнату, он увидел среди копов своего бывшего однокурсника Роджера и подавил очередной приступ недовольства. Где еще быть этому тунеядцу, как не у автомата с кофе. В одной его руке был свежий пончик, и он, смеясь, разговаривал с коллегой из патрульных. За спиной Энди оглушительно чихнул Маркес, и альфа поспешно ускорил шаг.

      Тяжелая дверь из красного дерева была заперта, а не распахнута, как обычно, но Энди не взял на себя труд постучать, прежде чем войти в кабинет своего непосредственного начальника. Маркес за ним не пошел и тактично отстал, чтобы присоединиться к друзьям, вместе с которыми проходил практику в участке. Внутри же на креслах, обитых темной кожей, расположились двое. Энди не очень нравилась атмосфера кабинета — деревянные панели на стенах, везде орлы, американские флаги и дорогая блестящая канцелярия на столе шерифа. Никакой функциональной простоты, одна нелепая помпезность.

      — А, Энди, ты как раз вовремя, — обрадовался шериф — седоватый, но все еще крепкий альфа. Его отрицательной чертой была мягкосердечность, в большинстве случаев он был слишком добродушен, чтобы настоять на своем. Судя по всему, он утомился беседой с гостем. — Позволь представить тебе агента, который будет помогать с расследованием — Рено Саммерс, — Веспер бросил взгляд на человека, поднявшегося ему навстречу и протягивающего руку. — А это мой заместитель — капитан Эндрю Веспер.

      На первый взгляд Саммерс был немного младше Энди, но ниже на пару дюймов. Синяя форма Теты военного кроя, но без каких-либо знаков отличия сидела на нём идеально. На столе шерифа лежала его фуражка, а у кресла стояла чёрная дорожная сумка. Светло-русые волосы были аккуратно причёсаны и чуть заломились там, где их прижимала фуражка. По-омежьи большие зеленоватые глаза с интересом рассматривали Энди. А самого Веспера больше всего привлекли яркие веснушки. Они покрывали не только нос и щёки, а всё лицо тетовца, шею и даже кисти рук. Его природный запах было уловить достаточно трудно из-за плотного табачного слоя.

      — Рад знакомству, капитан, — улыбнулся он и чуть сильнее нужного сжал ладонь Энди. Тот даже не поморщился и кивнул. О Тете он знал не так много. Международная антитеррористическая организация, у которой власти и рычагов воздействия было больше, чем у любой другой силовой структуры. Главная база и официальный центр находились в Иллинойсе, а директором Теты был некий Маркус Дейли, которого чаще всего показывали по телевизору с различными заявлениям и интервью. Только это были известно общественности, остальное же покрывал мрак. Но там явно работали более бравые ребята, чем у них в отделении. — Расскажите мне, что там с вашим трупом.

      — Перерезали скальпелем все главные артерии, а поверх каждую заклеили пластырями с Микки Маусом, — ответил Энди, внимательно наблюдая за реакцией Саммерса на свои слова.

      — Я уж думал, что одуванчики ничто не перебьёт, — усмехнулся агент и качнул головой из стороны в сторону с какой-то досадой. Было не очень-то заметно, что его испугала или хоть сколько-то задела жестокость убийцы. Антиальфа прославился, как жестокий серийник, он выискивал нечистых на руку альф и кровожадно расправлялся с ними, всякий раз используя невероятные способы и оставляя после себя только загадки, но не улики. — Мне нужно осмотреть труп. И место преступления. Возьмите с собой все необходимые документы. Надеюсь, там всё не затоптали ещё?

      Видимо, он считал местную полицию за каких-то деревенщин, но Энди не стал акцентировать на этом внимания. Не нужно сразу же переносить свое раздражение внешним миром на нового знакомого. Голос Саммерса был слегка скрипучим, как будто простуженного стажёра Энди мало.

      — Наши криминалисты уже провели все необходимые исследования, — спокойно сказал он. — Но можете взглянуть и сами, если хотите.

      — В том, что ваши криминалисты уже в нём полазили, я и не сомневался. И да, хочу взглянуть на то, что осталось, — не прекращая улыбаться, проговорил Саммерс и подхватил с пола свою сумку, больше не намереваясь оставаться в кабинете шерифа.

      Энди закатил глаза — пока что их разговор, полный холодной вежливости, напоминал ему поединок фехтовальщиков. И, черт возьми, шпага Саммерса только что просвистела совсем близко от его шеи. Шериф, чей авторитет он после некоторых событий отказывался признавать, слабо улыбнулся ему, но Веспер лишь кивнул ему на прощание и вышел из его кабинета вслед за тетовцем.

      — Тело в подвале, в морге, — заметил он, без труда нагоняя Саммерса. В коридоре на незнакомого альфу в форме косились и едва ли не открыто высказывали мнение. Как и всегда в маленьких городах, жители Эл-Ти были теми еще сплетниками, но Энди не принадлежал к их числу. Он скорее был тем, кого обсуждали. К примеру, его депрессия после расставания с Эс породила такую волну невероятных слухов, что впечатлительные омежки, раньше мечтавшие прильнуть к широкой груди Веспера, стали его сторониться. Впрочем, Энди их внимание или невнимание никак не трогало.

      Саммерс мельком зацепился взглядом за план эвакуации, который пылился на стене, и повернул в сторону двери в подвал. Он заглядывал во все помещения, если они были не заперты, и запоминал лица копов. Не очень-то дружелюбные, к слову. Сам же он выглядел довольным и приветливым настолько, что это казалось категорически неправдоподобным.

      Энди начал первым спускаться по узкой лестнице. Он уже привык к мрачноватой атмосфере морга, где даже в жару было морозно, как в холодильнике. Тут, в противовес лаборатории, все было старым и скрипучим — мертвым комфорт ни к чему. Звук их шагов по плиточному полу гулко разносился вокруг. В просторном помещении в такой час никого не было — официальный рабочий день заканчивался через пятнадцать минут. Веспер махнул в сторону тела Флеймса, лежащего на столе, освещенном мощной лампой. Ему уже провели аутопсию, и можно было в деталях рассмотреть все органы. Профессиональные навыки не позволяли Энди показывать личное отношение к убитому, но, ей богу, он бы с удовольствием пару раз врезал по обожженному лицу мерзостного альфы, так как по отсутствующим яйцам бить не было смысла. Вообще-то он не ненавидел каждого второго в этом городе, просто не терпел людей, которые посмели непочтительно обойтись с двумя самыми важными для него омегами — любовником, к сожалению, бывшим, и лучшим другом. Разрыв с Эс он переживал до сих пор и так и не простил Роджера, который ему нагрубил. А вот правду о том, что альфа, лежащий прямо перед ним с развороченными кишками, сделал с Зет, из последнего пришлось выбивать долго. Друг все не хотел признаваться, кто именно похитил его около года назад, насиловал и избивал так, что шрамы от плети на спине пришлось перекрывать большой татуировкой. Энди чуть ли не целое расследование провел и был в ярости, когда все открылось. Особенно потому, что обидчик был рядом все это время, но наказать его, как выяснилось, не было никакой возможности.

      Саммерс прикрыл за ними дверь морга и бегло осмотрел труп, пару раз коротко втянул запах и поморщился. Даже в таком прохладном помещении полностью остановить гниение не вышло, и сладковатые нотки были неприятны. Задержавшись у стола на пару секунд, тетовец отвернулся и бросил свою сумку на пол.

      — Я переоденусь, если ты не против, — небрежно объяснил своё поведение он и принялся расстёгивать свой китель и форменную рубашку. — Так какое заключение сделали эксперты и где все пластыри?

      — Они сказали, что посторонних следов на теле нет. Никаких частиц эпителия под ногтями, что говорит о том, что борьбы не было. Единственное, что обнаружили — снотворное, которое не успело вывестись из организма, — Энди не стал отвечать на вопрос о переодевании, тетовец, судя по всему, в этом и не нуждался. Он обошел стол с телом, тоже скривился от запаха, но обоняние у него было не самым выдающимся для альфы, поэтому рецепторы едва уловили неприятную вонь.

      — А почему сразу решили, что убийца — антиальфа? — уточнил Саммерс, выпрыгивая из брюк.

      — Потому что почерк похож, — пожал плечами Энди и привычным движением зачесал назад упавшие на лоб светлые пряди волос. Он кивнул на другой стол:

      — Кстати, вот вещи убитого и пластыри. Правда, они все в крови, — Веспер слегка качнул головой, заметив среди содержимого карманов убитого презервативы. Кого он трахать-то собирался без яиц? Ненависть к убитому и не думала в нем стихать.

      — Да уж! — присвистнул тетовец. В последнюю очередь он снял начищенные до блеска ботинки и присел на корточки у своей сумки. Стало ясно, что крошечные рыжие пятнышки покрывают его тело целиком, но под одеждой без контакта с прямыми солнечными лучами они были не такими яркими, как на лице и кистях. Чиркнув замком, он выудил из сумки светло-синие джинсы и натянул на себя, а за ними футболку с надписью: «Отвернись». После этого он небрежно запихал форму, обувь и фуражку в сумку и распрямился с довольным видом. — Так что насчёт антиальфы? Вы так решили только из-за характера убийства?

      — Если ты считаешь это недостаточной причиной, то так и скажи, — фыркнул Энди. Саммерс что, приказы руководства собрался оспаривать, чтобы свалить отсюда побыстрее? — Все равно с уликами туго, и непонятно, с какой стороны подбираться к делу. Допустим, Дельта ни при чем, но какой другой преступник так тщательно все спланирует да еще и с использованием схемы антиальфы?

      Всё-таки основная головная боль Теты, как и всего цивилизованного мира последние годы — Дельта. Мощнейшая террористическая группировка, раскинувшаяся по многим странам и вводящая в ужас власти и гражданских. Их преступления были настолько жестокими, дерзкими и продуманными, что просто не верилось в то, что подобное могут совершать омеги. А именно они и составляли основную массу Дельты, а главное — всю её верхушку. Экстремисты, презирающие альф, контроль и правила — они не гнушались ничем: бессердечные эксперименты, теракты с множеством жертв, похищения людей в различных целях и вот такие безумия вроде перерезанных артерий, заклеенных пластырем. Их тоже иногда показывали по телевизору, но чаще всего — это были последние мгновения жизни. Правительство считало, что публичные казни внушают людям уверенность в том, что спецслужбы работу свою выполняют и борются с преступниками. А дельтовцам подобное должно было внушать ужас. Вот только понять их логику было сложно, и, как правило, после таких эфиров терактов наоборот становилось больше, словно они мстили за своих. Но правительство не желало этого замечать.

      — Я к тому, что, был ли этот красавчик в чём-то виноват перед омегами? Почему жертва именно он? — вдев ноги в кроссовки, спокойно уточнил Саммерс. Он достал из кармана сигареты и подцепил одну зубами. — Куришь?

      — Нет, спасибо. И тут нельзя этого делать! — Энди едва поборол искушение выбить сигарету из рук наглого агента.

      — Эй, Веспер! Сосредоточься на деле, а? Я по три раза тебе один и тот же вопрос задаю, а тебе лишь бы не дать мне вредить здоровью! — он крепко затянулся, зажав сигарету в уголке губ.

      — Прекращай дымить, без шуток, и не забывай, где ты находишься, — процедил Энди, теряя терпение.

      — В морге, как же забудешь, — хмыкнул Саммерс, опять затягиваясь и выкуривая тем самым половину сигареты. Только после этого он стёр уголёк на кончике о стол, на котором лежал Флеймс, и зубасто улыбнулся. — Доволен теперь?

      — Доволен. Насчет твоего вопроса — до того как этот альфа лишился своих яиц, он похищал и насиловал омег, а помимо этого занимался заказными убийствами и нелегальными хирургическими экспериментами, — перечислил Энди. — Как я уже упоминал, уличить его в этом не удалось, но я абсолютно уверен, что он виновен, — Веспер не стал упоминать, кто являлся последней жертвой Флеймса, так как никакого отношения к делу это не имело.

      — И почему же такого хорошего мальчика не посадили? — язвительно спросил тетовец, оглядывая Энди с ног до головы.

      — Потому что у него связи и к алиби не подкопаешься, — мрачно заметил Энди. Его настроение становилось все хуже от этого разговора.

      — То есть все знали, что он криминальный элемент, но спускали это на тормозах, потому что у него было алиби? Когда вскрылось, чем он занимался? Есть перечень жертв? Заявления и всё прочее.

      — Нет, ничего нет. И о его деятельности знал только я. Потому что мой лучший друг от него пострадал, — холодно и неохотно ответил Энди. Он чувствовал себя паршиво от этих расспросов, мрачной атмосферы морга и собственных переживаний. Никому не нравится осознавать собственную беспомощность, а в ситуации с Флеймсом по-другому не получалось. Не было легального способа засадить его в тюрьму, Зет отказывался свидетельствовать против него. Дело просто стояло на месте, пока кто-то не решил организовать свое правосудие.

      — Всё ясно, — хмыкнул Саммерс. — И как? Ты проверил своего друга? Это не мог быть он? Или лучше мне проверить, чтобы тебя не травмировать? — он широко зевнул и потёр затылок.

      — Я сам разберусь, — с трудом сдерживая рычание, ответил Энди. Это было весьма абсурдное предположение — Зет и мухи не обидит, а в своем теперешнем состоянии — тем более. Не хватало еще, чтобы Саммерс вынюхивал что-то у них дома.

      — Я понял уже, как ты разбираешься. Как, кстати, этого звали-то? — лениво переспросил агент. По его виду создавалось впечатление, что больше всего он сейчас хочет спать.

      — Его звали Арман Флеймс, но все его знали под псевдонимом Феникс, — Энди пропустил его первую реплику мимо ушей — будто он сам не был в курсе, да и кто такой Саммерс, чтобы его судить, не зная всей ситуации.

      — В город в последнее время приезжал кто-то новенький? — Саммерс приблизился к Фениксу и стал рассматривать его, избегая прикосновений, чуть склонив голову набок. Он жевал губами так, словно в них чего-то не доставало. «Сигареты», — догадался Энди. Запах Феникса уже был лишён всяких половых особенностей, разве что даже у покойника можно было различить на нюх отсутствие семенников.

      — Сезон начинается, сюда ежедневно приезжают туристы. А на постоянное жительство — нет, не думаю, — ответил Энди. Он посчитал, что «последнее время» — слишком размытое понятие, и не стоит упоминать, что несколько месяцев назад в Эл-Ти поселился его бывший любовник.

      — Ну, капитан. Думать в нашем деле очень полезно. Стоит попрактиковаться, — Саммерс задиристо подмигнул Энди и отошёл от трупа.

      — Как и твоему руководству было бы полезнее прислать сюда человека, не устраивающего клоунаду после каждого моего слова, — раздраженно проговорил Веспер. — Может быть, у тебя есть мысли по сути дела?

      — Ты всегда такой серьёзный или только в конце рабочего дня? Мысли по сути следующие: нужно проверить тех, кто приезжал в город, скажем, месяц или два назад. И дружка твоего, само собой.

      С некоторой досадой Энди посчитал, что спорить с тетовцем — бессмысленно, ведь в его словах есть логика. Но он не хотел, чтобы Саммерс допрашивал людей, которые первыми попадали под подозрение, хоть и был уверен в том, что оба невиновны, так как антиальфа — серийник, убивший кучу жертв по всей стране.

      — Хорошо, я подготовлю нужные данные, но в разговоре с моим другом и без твоего участия обойтись смогу, — как ни в чем не бывало ответил Энди, твердо решив, что не может быть полностью откровенным с новым напарником. После этого он перешел к новой теме, считая предыдущую исчерпанной. — Итак, Феникса убили среди бела дня и в центре города — в переулке между гостиницей «Оушен Бриз» и больницей. Очевидно, что он только вышел с работы и собирался ехать домой. Желаешь поехать на место преступления?

      — Ну нет. Лучше я поеду в отель и почитаю там твой отчёт. Всё равно в переулке всё затоптали, уже вечер и дождь собирается, что толку лазить там в темноте и грязи? Представим на секундочку, что у вас хорошие полицейские, которые все улики сняли правильно, — Саммерс щёлкнул челюстью и полуприкрытыми, сонными глазами посмотрел на Энди.

      — Тогда я отдам тебе документы по делу и на сегодня можешь быть свободен, — не остался в долгу Энди. С одной стороны, лень тетовца могла сыграть ему на руку… хотя о чем это он? Словно он собирается укрывать преступника. Весперу всего лишь не хотелось, чтобы Саммерс понапрасну тревожил его близких, не более.

      Рено широко улыбнулся такой формулировке и направился к двери, прихватив свою сумку. Теперь в джинсах и футболке он больше напоминал уличного шалопая, чем серьёзного агента, и его это ничуть не смущало, скорее уж теперь он чувствовал себя более свободно.

      — Кстати, я не знаю город. Как насчёт подбросить меня? И заодно выпить где-нибудь пивка? — предложил он у самой двери.

      — У меня еще есть дела в участке. Но могу дать адрес «Вепрева хвоста» — это местный бар. Его нетрудно найти — любой разберется, — хмыкнул Энди. Он не соврал, ему нужно было дать стажерам задание по составлению статистики приезжих, да и дактилоскопический отчет еще раз пробежать глазами было бы не лишним. Задерживаться на работе Веспер считал нормой, для него в приоритете было выполнять свои обязанности хорошо. И да, Саммерс пока не вызывал у него положительных эмоций.

      — Окей, давай адрес. И мотеля заодно, — кивнул Рено. — А ещё лучше, пусть кто-то из патрульных меня подкинет. И Веспер, ещё два вопроса. Где его яйца и что с его рожей?

      — Хм, черт его знает. Может, какой-то альфа недовольный постарался. А насчет лица — наверное, старая история. Все время, которое я его знал, у него был этот ожог, — ответил Энди, по-прежнему соблюдая баланс между искренностью и некоторой скрытностью, которая не должна бросаться в глаза. Конечно, он прекрасно знал, кто оставил Феникса без яиц, но сдавать никого не собирался. Стоило им подняться по лестнице, как он гаркнул:

      — Стивенсон! — к удаче Веспера, Роджер еще не успел уехать домой, и можно было припрячь его быть экскурсоводом тетовца. — Отвезешь агента Саммерса, куда он тебе скажет.

      — Но, Энди, мне домой надо, у меня муж… — виновато прогудел тот низким голосом, почесывая бороду.

      — Меня это мало интересует, Стивенсон. И впредь обращайтесь ко мне «капитан Веспер», — оборвал его Энди. Он открыл дверь своего кабинета, взял со стола документы и передал их Саммерсу в руки. — Надеюсь, с тем, чтобы доставить агента в «Вепрев хвост» проблем не возникнет? Или мне адрес записать?

      При упоминании бара, где он посмел оскорбить омегу Энди и потом получил за это по роже, Роджер как-то потускнел. После этого случая их отношения и испортились окончательно. А Стивенсону всего-то нужно было помалкивать, а не называть Эс «шлюшкой, цепляющей альф у бара». Обвинение было надуманным, и Энди спускать такое не стал. Тогда их с Эс отношения только начинались и он болезненно воспринимал поползновения в его сторону.

      — Не возникнет, — он наградил начальника тяжелым взглядом, словно обещая в будущем поквитаться.

      — Эй, подожди меня у машины, — Саммерс хлопнул Стивенсона по плечу, как будто тот был его водителем. — То есть, яйца ему отрезал всё же альфа? И его не нашли?

      — Не нашли, — пожал плечами Энди. — Да и не мы искали. Насколько я знаю, это произошло не в Эл-Ти. По крайней мере заявления Флеймса у меня нет.

      — Отлично, — кивнул Саммерс, улыбаясь. — Раз уж не хочешь составить компанию, то мне пора в бар, — он подмигнул Энди, словно они хоть сколько-нибудь подружились.

      — Тогда доброй ночи, — напутствовал его Энди, вернулся в кабинет и закрыл за собой дверь, от силы удара чуть звякнувшую вставленным в нее стеклом. Его скверное настроение достигло своего апогея. Сильная тоска по Эс была невыносима, теперь к списку проблем добавилось и убийство. А еще говорят, что омеги сильно страдают от разрыва отношений. Энди, даже будучи альфой, чувствовал себя так, будто лишился важной части своего организма, что отдавалось жжением в груди. Конечно, он все выдержит, но, видимо, ценой своих нервов. В любом случае, работа сама себя не выполнит, и времени на лишние переживания у него не предусмотрено.

      Саммерс шутливо отсалютовал и затопал к выходу, нетерпеливо прокручивая в руках сигарету.
Примечания:
Напишите, пожалуйста, не сложно ли читается текст, а то у нас мнения разделились. Если что, будем править и упрощать. Всем заранее спасибо.