Ко дну +46

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, POV, Hurt/comfort, Антиутопия
Предупреждения:
Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 130 страниц, 11 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Жертва, которую мы приносим, и есть любовь.

Посвящение:
Белому халату-Надежным рукам. Идейному специалисту, настоящему Врачу, небезразличному к чужой боли, призванному спасти сотни человеческих жизней. Человеку с огромным сердцем, хрустальной душой и исключительным чувством справедливости. Другу, которого судьба дает лишь однажды... Ст. Мише. Чувак, я безмерно благодарна тебе за все!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
https://www.youtube.com/watch?v=c5deJSHamso
*****
https://www.youtube.com/watch?v=RETVHiylvjs

Бэта указана, но текст еще не прошел через ее руки! А после редакции, возникшие вопросы\претензии к этому светлому человеку, просьба отправлять мне.

Вместо эпилога)

28 января 2017, 01:40
Должно было пройти некоторое время, чтобы до меня дошла основная причина твоего дурного настроения всю последнюю неделю - дней десять. И еще немного времени, чтобы я отважился завести с тобою на эту тему разговор. Поначалу я думал – все дело в отсутствии привычных для тебя комфортных условий проживания, однако пока не мог предложить ничего другого. О переезде речь не шла как минимум до весны, а что-либо усовершенствовать в крохотном, - по твоим меркам, - доме, где уже имелась роскошь горячей воды и спутниковой связи, я просто не представлял, как. Когда же я спросил - чего тебе не хватает в моем доме, что ты ходишь с такой кислой миной, то услышал нервное, но исчерпывающее «всего!». Обдумывая такой ответ в тишине, я пришел к выводу, что ты имел в виду – благ цивилизации. И лишь днем позже, возвращаясь из лагеря на лодке, от Пино, вдруг понял, - причина не в самом доме. В дефиците общения и самореализации. Когда я работал, - а мне, за эту неделю пришло два заказа, - ты крутился вокруг, то заглядывая, то просто шумя рядом и мешая – лепя отговорки, что решил убрать «свинарник». Ты просто сердился, что у меня было занятие, а у тебя нет. Ты же доктор. Спасающий жизни гавнюк! А по моей вине – безработный.

Сегодня я задержался в лагере, так как договаривался в госпитале насчет места для тебя. Было обидно и смешно слышать, как сильно ты успел «полюбиться» медперсоналу, что они, после моей просьбы ко главврачу, - озвученной просто в коридоре, - взять тебя в штат – побледнели\заматерились\посмотрев на время, удалились к срочному пациенту. Главный не мог мне отказать, но брать на работу, такого как ты пиздобола тоже не спешил – «понимаешь, с его специальностью, Полаку бы больше подошла крупная клиника в городе. А у нас тут, слава Богу, с окончанием войны, некому операции делать. Если его устроит место терапевта…». Главный искренне верил, что тебя оно не устроит. Но я думал иначе.

-Миша…я тут тебе хотел кое-что предложить…Как-то неловко говорить об этом…я специально ждал вечера…- Мы ужинали чем-то, что в твоем понимании, считалось пастой с тушеным мясом, - но являлось переваренными лишних минут десять, макаронами с тушенкой, хотя я-то не придирался, я ел и был всем очень доволен. – Не уверен, что идея тебе понравится… - Начал я издалека. – Но, мне кажется, тебе этого очень не хватает.

-Речь о том, чего мне не хватает? – ты внимательно смотрел на меня, напрягшись и прекратив жевать. Смотрел так внимательно, что я едва не подавился.

-Да. Ты уж прости, но по твоему поведению видно, что ты без этого страдаешь.

На этот раз, еда стала в горле у тебя, закашлявшись, ты вскочил и налил себе с крана воды, и залпом выпил. Немного отдышавшись, ты вернулся за стол, хотя выглядел теперь каким-то испуганным и …осторожным.

-Это…так заметно? – Подозрительно сощурившись, ты всматривался в меня, будто я что-то скрывал или напротив, нагло врал. Не выдержав, я отложил вилку.

-Конечно, болван заметно! Что ты так смотришь? Ты ведешь себя как… как капризная принцесса!

-Принцесса? Блядь, а почему не принц? Я тебе что, бабу напоминаю, не понял…?

Осознав свою ошибку, я примирительно поднял вверх руки – смотри, белый флаг, парень… но не преминул добавить тут же – так как, было очень в тему.

-Видишь – к словам цепляешься!

-Кретин! – Подорвавшись из-за стола, ты потопал из кухни, на ходу бросая: - Если я цепляюсь к словам, это еще не означает, что мне не хватает секса! Иди… другом кому-то предложи… - тут уже ты догнал, что ляпнул, поэтому закончил совсем тихо, и лишь из-за дурацкой обиды. - …То, что мне собирался…

Я оторопело открыл рот, и закрыл обратно. Поднимаясь и идя за тобою – мне не послышалось?

-Там уже стемнело…ты далеко?

Ты одевался на улицу, сопя себе под нос так шумно, что напоминал шипящую змею. Вот только зол на меня ты не был – ты был смущен. В действительности, ты вообще на меня не злился, порой я замечал, как ты стараешься разыграть гнев или недовольство, наверное, полагая, что должен так себя вести время от времени, иначе перестанешь мне нравится. Хах… Натягивая новый свитер, ты уже искал глазами носки… Да сейчас!

-Проветрюсь немного. Душно тут.

Я перегородил тебе путь, становясь перед дверью, опираясь на балку рукой. Ты нахмурился, делая вид, что не считаешь меня преградой – потянулся к шкафу за курткой. Лицо немного, самую малость, покраснело, а серые глаза метали молнии. Жуть просто…

-Так чего тебе не хватает? А то я плохо расслышал…

-Всего! – огрызнулся ты снова – но на этот раз, я был в курсе, как правильно трактовать это слово.

-Я идиот. Все эти две недели, боялся тебя даже поцеловать перед сном…. Мне показалось, я тогда тебя очень напугал… - ты знал, что я о той ночи, когда мы вернулись домой с лагеря – Пино рассказал мне о смерти отца, и я бродил до позднего вечера по лесу, а кое-кто, в мое отсутствие, напившись, решил пустить себе пулю в рот.

-Ну… терапевт из тебя так себе… - Ты, сдавшись, опустил руки, державшие пуховик, устало вздыхая, но стараясь не смотреть мне в глаза. – Однако, знаешь... я почувствовал, насколько дорог тебе. И как только я это понял - мне больше не было страшно. Мне было… тепло. Как дома.

-Блин…до слез, док. – Растроганный, я по привычке, коротко рассмеялся, не теряя времени, забирая куртку у тебя и рук, бросая ее на диван.

-Придурок…

-Зачем нужно было все это натягивать? Чтоб я теперь снимал? – Ты пятился назад, а я наступал, стаскивая с тебя свитер, и отправляя куда-то… сам не посмотрел, куда. Мы спали вместе каждую ночь – как уже было заведено, на одеялах у камина. Я подумывал прикупить кровать, но так не хотелось этой покупкой убить дух романтики, - «и авантюризма», - добавил бы сейчас ты, если бы знал о моих планах спать с тобою летом на веранде, под звездами… От одной мысли, сердце радостно сжималось, и отпадала всякая охота начинать поиски нового дома – разве этот, был не самый лучший во всей вселенной?

Днем, одеяла проветривались на улице, или аккуратной стопкой возвышались на кресле – ты терпеть не мог пыль и бардак. А так как спать мы еще не собирались, - дайка вспомню, преспокойно ужинали, пока ты не психонул, - мне пришлось остановиться, чтобы кинуть одеяла на пол.

-Стой, не шевелись! – я предупредил, так как, страшно было представить, что бы ощутил, попытайся ты улизнуть.

-Клаус, пф… ну как ребенок, - ты, улыбнувшись, потянул меня за руку, спешно целуя в щеку у рта, - я пока уберу еду в холодильник. Стели нормально – чтоб потом спина не болела.

Естественно, ты соврал. Из кухни ты ушел в ванную, и один черт знает, что делал в душе двадцать минут. Я добавил дров в огонь, проверил почту, сходил допил остывший кофе, вернулся к ноуту и написал сообщение любимому автору – поздравив с выходом книги. Снова подождал тебя. Решил позвонить Пино, увидев сколько времени – передумал. И только, когда стянув одежду до трусов, уселся на одеяле, то вдруг, понял – я же очень нервничаю. Все эти двадцать с лишним минут, я ждал тебя не в предвкушении долгожданной возможности заняться любовью, а в предвкушении… тебя. Твоего взгляда на меня, когда я сниму с тебя последнюю вещь, - а это рубашка, не иначе, ты спишь в них, - целуя бледные плечи. Твоего дыхания, которое будет меняться, ускоряясь и замедляясь в зависимости от моих слов и действий. Твоей реакции на мои прикосновения. Твоих прикосновений. Я не знал почти ничего из этого, и возможно, только если представить, что мы верно поняли намеренья друг друга, и ты не заявишь сейчас, что я что-то напутал, либо просто без слов завалишься рядом, укрываясь по самую макушку, давая понять – собираешься спать, - то мне повезет тебя получить. Пускай это будет ночь, когда я просто смогу бродить кончиком языка по твоему телу, или нежно целовать твои губы, а после, крайне осторожно – твое умиротворенное спящее лицо. Я ставил своей целью сегодня, показать тебе, что ты можешь все – чего-то хотеть, или не хотеть, говоря мне об этом, или просто делая шаг первым. Недопонимание существовало – иначе, как я мог две недели считать, будто тебе неприятны мои поцелуи, или ты их боишься. А ты – считать, будто мне не хочется завалить тебя с самыми искренними намерениями.

-Полотенца кончились. Пришлось одним и голову вытирать, и вытираться… вот. Знаю, что глупо выгляжу. Но банный халат был грязный. – Я настолько глубоко погряз в своих мыслях о тебе, что не заметил, как ты вошел. А теперь смотрел на тебя, разинув рот, как дикарь, на существо из будущего. А ты ведь, всего-то… Доктор в белом халате, с нашивкой его имени на кармашке и мокрыми волосами. Верно, не спать же раздетому… верно, - начинал я панически прокручивать события вспять, - халат отдали тебе при выписке из госпиталя – в нем тебя похитили поселенцы из лагеря Республик. Халат был выстиран и выглажен – прям, как ты любишь.

Я все это понимал умом. Но не тем, что сейчас колошматилось в груди, толкая на преступление.

-Иди сюда, гавнюк, я буду твоим пациентом…- не дожидаясь , пока ты надумаешь подойти, я потянул тебя к себе, усаживая на хорошо расстеленное одеяло, но почему-то уже не в силах остановиться… На ходу целуя тебя в губы, беря в ладони лицо и осыпая его быстрыми поцелуями, бормоча о том, какой ты крутой в рабочем халате, тут же расстегивая его, открывая доступ к твоей вкусной шее…

-Ты глянь как, завелся… - хохотал ты, когда я, наклоняясь, целовал твои выступающие ребра, и тебе было щекотно. – Подумаешь…халат.

-Верно, - согласился я, убедительно предлагая тебе опуститься на спину – предлагая, руками и губами, которым было отчаянно мало твоей шелковой кожи. – Важно то, что под ним…

************

-Кстати… - Я отвлеченно поцеловал тебя в макушку, чем, кажется, снова, вырвал из дремоты. Ты лежал на моей груди, пытаясь заснуть – такой спокойный и красивый, каким еще никогда мне не казался. На всякий случай, заглянув, двигаются ли ресницы, я решил, наконец, сказать. Ну, ты ведь должен был узнать, не сейчас, так завтра с утра. – Док?

-Мм…

-Не прячь далеко халат. Тебе завтра на работу.

Ты ухмыльнулся, считая, что это шутка, удобнее умащиваясь около меня, по-хозяйски забрасывая на мое бедро, тощую ногу. Я шумно и глубоко вздохнул, качнув тебя на своей груди, сонного и еще ничего не подозревающего. Ох и поднимешь же ты пиздежь утром…

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.