you're in my mind +75

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Основные персонажи:
Майкрофт Холмс, Шерлок Холмс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Инцест, UST
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Луайне
Описание:
Через 23 года после смерти Шерлока выходит в свет новая онлайн-программа, что позволяет восстановить образ умершего посредством сбора информации в сети. Антея записывает убитого горем Майкрофта в список первых пользователей.

Посвящение:
Замурчательной.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Основано на событиях первой серии второго сезона сериала "Черное зеркало". Чертовски хороший сериал, чертовски хорошие идеи.

Майкрофту 70, имейте это в виду.
15 августа 2016, 17:45
Только спустя пять лет после того злополучного дня, когда, поддавшись шантажу криминального гения, Шерлок прыгнул с крыши, до Майкрофта наконец дошло — это не было спектаклем. Последний год он держался из последних сил, наплевав на работу, которая пусть и давала средства к существованию, пусть и была его смыслом — остатками смысла, по правде говоря, — жизни, но не могла восполнить потерю. Джон сдался гораздо раньше, Холмс не мог винить его в этом. У Ватсона была своя жизнь, он достаточно горевал по своему лучшему другу. Те два года доктор ходил как привидение.

Майкрофт ходит как привидение всю оставшуюся жизнь.

Или, по крайней мере, до того момента, как однажды на его стол не кладут папку с короткой пометкой «Прочтите».

Это должно было стать прорывом в области искусственного разума. То, над чем трудились столько лет, наконец стало возможным, когда Майкрофту стукнул седьмой десяток.

Это до невозможного напоминает чью-то злую шутку. Это насмешка над его скорбью, длящуюся даже спустя столько лет. Майкрофт любил
(любит)
своего брата и не готов отпускать его так быстро. Шерлок повсюду: от его чертог, где каждая комната кричит о младшем брате, до квартиры на Бейкер-стрит, которую политик выкупил у миссис Хадсон, не желая, чтобы домовладелица хоть что-то переставляла или даже жила там. Это была его, Майкрофта, святыня. Это был Шерлок, которого там было так много и одновременно с этим так мало. Его запах. Его вещи. Его опыты, часть из которых все же пришлось выбросить, чтобы не перебить аромат брата отвратительным запахом разлагающихся органов. Его скрипка, которую Майкрофт никогда не выкладывал из футляра, после того как двадцать три года назад вложил её туда. Его халат, который дарил облегчение, когда политик устраивался в кресле брата и накрывался им, пытаясь сдержать слезы.

Пятьдесят лет назад он пообещал себе, что никогда не позволит эмоциям прорваться наружу, никогда не позволит слезе скатиться по его щеке. Сейчас он позорно нарушает свое обещание, рыдая навзрыд в холодной комнате, где каждая вещь напоминает о Шерлоке.
«Чокнутый старик», — подумал бы сторонний наблюдатель.
«Чокнутый», — согласился бы с ним Майкрофт, лицо которого уже избороздили морщины.


Майкрофт протягивает руку к папке и тут же отдергивает её. Знакомый почерк помощницы режет глаза, заставляя вспомнить времена, когда они работали вместе, когда…
Когда Шерлок был жив.

В комнате внезапно становится душно. Катастрофически мало пространства, катастрофически мало воздуха, и сумасшествие Майкрофта сжимает стальные тиски вокруг его головы. Он тихо стонет, откидываясь в кресле и закрывая глаза.
Шерлок.
Его Шерлок.
Что там, в этой папке?

Нужно бы открыть её или бросить в огонь, не открывая. Нужно просто… определиться, что с ней сделать. Раньше это было так просто. Раньше он мог решать в уме сложнейшие задачи, распутывать преступления за минуты, когда младший брат тратил на них по несколько дней.

Сейчас Майкрофт не способен просто открыть папку.

Вздохнуть. Протянуть руку. Коснуться тугой ленты и распутать несложный узелок. Открыть её. Так просто. Так долго и мучительно медленно, словно время отбирает не секунды, а целые годы его жизни.

Это обычная заметка. Программа для скорбящих, которые не могут отпустить усопших. Майкрофт пробегается по строчкам несколько раз, выхватывая обрывки фраз. Его разум не способен осознать это.

«…просто введите имя человека, и система соберет все данные из сети о нем…»
«…верните к жизни своих любимых…»
«…на основе собранной информации программа моделирует поведение человека…»
«…вы снова сможете общаться с теми, кого потеряли…»
«…загружая дополнительные аудио- и видео-материалы, можно дополнить портрет, собранный программой…»

А снизу — маленькая приписка Антеи:
«Я записала Вас. Проверьте почту.»

Майкрофт уже не помнит, когда в последний раз включал свой ноутбук. Это было еще в то время, когда его не отстранили от должности, когда он имитировал жизнь человека, чьи мысли были заняты лишь работой.

Он вводит логин и пароль. Всё как в старые времена. Всего два новых сообщения. Первое — рекламный спам, непонятно каким образом забравшийся в этот ящик. Он был словно из иного мира, твердящий о каких-то новых чипах, которые позволяют хранить воспоминания и отображать их на обычных экранах, словно какие-нибудь глупые шоу или фильмы.

В отправителях второго сообщения значится имя, от которого Майкрофт теряет дар речи и вообще способность соображать. Невидимый зритель выключает звук происходящего: гудение ноутбука, шум с улицы, стук собственного сердца. Невидимый зритель увеличивает яркость, от чего у Майкрофта слезятся глаза.
Он смотрит на одну-единственную строчку сообщения, а сердце гулко стучит в груди, готовое вот-вот прорваться сквозь грудную клетку.

«Это я, Майки. Просто напиши «привет» и мы можем общаться, сколько захочешь.»

Проходит час, а то и два, прежде чем Майкрофт отправляет оба письма в корзину.
Слезы застилают глаза, пальцы комкают простыню, а к горлу подступает комок. Он не смотрит в светящийся экран ноутбука, старательно отводит взгляд на крохотную спальню, обставленную настолько скудно и аскетично, что любой холостяк почувствовал бы себя здесь как в пещере.

Это его маленькая пещера, где он прячется от остального мира вот уже двадцать третий год. Пещера, где никто не напоминал о Шерлоке Холмсе. До этого момента.

Курсор нажимает на «восстановить письмо», а дрожащие старческие пальцы набирают:

«Привет».