Одно фото, please 61

Geenie автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Пэйринг и персонажи:
Чонин/Чунмён; Чанель/Бэкхен, Кай, Сухо, Бэкхён, Чанёль
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Нецензурная лексика ООС Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Чонину нужно лишь одно фото с кумиром. Всего одно.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
старенькое.
18 августа 2016, 15:42
- Встречайте, - громко говорит ведущий автограф-сессии и улыбается во все тридцать два. – Ким Чунмён! Зал начинает восторженно орать, кто-то даже, кажется, падает в обморок от того, что сегодня они наконец-то смогут вблизи улицезреть звезду всей, мать его, Азии – Ким Чунмёна. Чонин, что стоит чуть ли не в самом конце гигантской очереди, комкает в руках и прижимает к своей груди небольшую фотографию той самой звезды, того самого кумира, и, как оказалось, большой и чистой любви своего гребанного сердца. А Чунмен сегодня, в прочем, как и всегда, красив и мил со всеми своими фанатами, отчего сердце мальчишки готово вырваться из груди. Осталось всего ничего. Всего какие-то три жалких фанатика, и Чонин увидит его, получит в свой адрес теплую улыбку, сделает памятную фотку, и умрет. Да, отойдет куда-нибудь в уголок и подохнет, подавившись счастьем. - Привет, - улыбается Чунмён, отчего его глаза сразу в щелки превращаются. – Как тебя зовут? - Чунмён, - шепчет Чонин, да фотку дрожащими руками сильнее к груди прижимает. – Ч-Чунмён. - Да, - тихо смеется блондин в кулак. – Меня зовут Ким Чунмён, а тебя? - Чунмён.. - Так ты мой тезка? – удивляется Чунмён, и голову чуть в бок склоняет. – Как это интересно. - Нет, - отходя от шока, и, наконец, успокоив бешено бьющееся в груди сердце. – Меня зовут Чонин. Ким Чонин. И я твой фанат! Господи, - он протягивает Чунмёну его же фотку и глупо улыбается. – Я просто не верю. Ты.. Ты же мой кумир! - Спасибо, - улыбается блондин и ставит подпись на протянутой фотке. – Мне приятно. - Можно с тобой сфотографироваться? - Да, конечно. Чонин дрожащими руками достает из кармана свой телефон, включает камеру, и делает то, зачем его мать родная на свет родила, выполняет свою земную миссию, можно сказать. Щелк. - Боже, спасибо! - Удачи тебе, Чонин, - улыбается Чунмён и рукой ему машет. – Надеюсь, мы еще когда-нибудь увидимся. Мальчишка склоняется в вежливом поклоне, и быстро-быстро убегает. Его сердце сейчас ребра разобьет от счастья. - Бэкхен! Бэкхен! – он мчится по торговому центру так быстро, что чуть не врезается в какую-то воркующую парочку, пока не находит то, точнее тех, кого искал: - Мы здесь, Чонин-а! – машет ему друг. – Ну что, как все прошло? - Я сфоткался с ним! - Да ладно! – вскрикивает Чанель и даже с лавочки встает. – Покажи! - Сейчас, - улыбается Чонин и достает телефон. – Одну секундочку, - он прикусывает язык и заходит в галерею, открывая заветную фотку. – Вот! – он протягивает телефон друзьям и гордо вскидывает голову. – Я распечатаю ее, и повешу у себя в комнате. И у родителей повешу. И у сестер. И даже у собак в будке! - Круто, - улыбается Бэкхен, да на Чонина смотрит. – А фотка-то где? - В смысле? - Ну вот, - он протягивает телефон Чонину и тот видит лишь черный экран. - Нет, - шепчет он и вырывает технику из рук друга. – Нет! – он пролистывает всю галерею, но фотку так и не находит. – Она.. - Не сохранилась, - говорит Чанель тихо, будто сейчас его очередь на похоронах хорошее слово о покойном толкать. - У тебя кончилась память в телефоне, - Бэкхен кивает сам себе, будто что-то важное подтверждает. – И фотка не сохранилась. - Нет! – Чонин присаживается на лавочку, приобнимает себя за плечи, да вперед назад раскачивается, будто и вовсе с ума сошел. – Убейте меня. - Это еще не причина умирать, - Чанель вскидывает руки вверх. – Подумаешь желанная фотка, когда шанс один на миллион, не сохранилась. Чонин замирает, а после и вовсе - закрывает лицо ладонями и тихо всхлипывает. - Молодец, блин, - шипит Бэкхен. - Не время нюни распускать, - говорит рыжий и руки в боки упирает. – Твой Чунмён, между прочим, еще два дня у нас в городе будет. - Видишь, - улыбается ему Бэкхен так мило, будто маленького ребенка успокаивает. – У тебя еще есть шанс сделать с ним фото. А мы, как твои друзья, тебе в этом поможем. Чонин приподнимает голову, смотрит на полного решительности Чанеля, на заботливого Бэкхена, и улыбается одними лишь уголками губ. «Да, у него есть шанс, и самые лучшие, самые хорошие в мире друзья» Попытка сделать фото с Ким Чунмёном № 1: - Итак, - говорит Бэкхен, и на кресло присаживается. – Какой у нас план? - У нас план настолько шикарен, что ему сам Джеймс Бонд позавидует! – говорит Чанель и улыбается от уха до уха. - Мы с вами притворимся чистильщиками окон! - Чистильщики окон? Ты серьезно? - А что не так? - Ты же боишься высоты, - как бы между делом замечает Чонин. - Ой, я не думаю, что он поселился в самом высоком отеле нашего городка. -через пол часа- - Блять, он реально поселился в самом высоком отеле на предпоследнем этаже! Попытка сделать фото с Ким Чунмёном № 2: - Пицца для господина Ким Чунмёна, - Чонин поправляет на себе служебную кепку доставщика и пытается не дрожать, когда на него с недоверчивым прищуром смотрит охранник. - Он не заказывал пиццу. - Тогда, - Чанель вырывает из рук удивленного Чонина коробку с пиццей и роется в сумке, доставая из нее мороженое. - Тогда, может, мороженое? - Нет. - Чувак, - говорит рыжий, и руку охраннику на плечо закидывает. - Подумай хорошенько, у меня в кармане есть ещё пачка жвачки. Попытка сделать фото с Ким Чунмёном № 3: - Я знаю, кем тебе надо прикинуться. - Кем? - Санта Клаусом! - Прости, Чонин, что из-за меня тебе приходится с ним дружить, - Бэкхен низко кланяется перед Чонином, тем самым принося ему свои искренние извинения. Попытка сделать фото с Ким Чунмёном № 4: - Это последняя попытка, - Чанель поправляет на себе парик. – Мы не можем еще раз облажаться. Охранник лениво подпирает дверь плечом, наблюдая за снующими по гостиничному коридору людьми. - Простите, - его аккуратно дергают за рукав пиджака. - Вы кто? – он недоверчиво рассматривает перед собой трех «девочек», одетых в служебную форму. - Мы горничные. - А почему вас трое? - Звезда, как-никак, - говорит рыжая, и губки чуть дует. – Апартаменты большие, и работы там на троих. - А почему ты говоришь басом? - Она простудилась! – вскрикивает шатенка. – Просто простудилась, да? - Угу, - кивают брюнетка и рыжая одновременно. - Только одну пропущу, - говорит он хмуро, но, что уже немало важно – верит. – Там троим делать нечего. - Как скажите, - улыбается шатенка. – Чонин.. Чо.. Чорин, иди ты! Охранник еще больше хмурится, пока шатенка ему мило улыбается, но дверь в номер приоткрывает. - Заходи, - тихо бросает он, и брюнетка быстро проскальзывает во внутрь. В самом номере очень просторно и, можно даже сказать, уютно. В воздухе витает легкий и приятный аромат полевых цветов. Чонин подходит к большой кровати, и видит лежащую на ней белоснежную рубашку, что слегка небрежно скомнана. Он улыбается, и берет вещицу в руки, поднося ее к лицу и вдыхая приятный аромат чего-то дорого. - Я настолько приятно пахну? – слышит Чонин приятный, словно музыка, голос, да так и застывает, сжимая рубашку перед лицом. – Или это не то, о чем я подумал? - Это не то, о чем ты.. вы подумали! Когда он слышит тихий смешок, то все-таки медленно поворачивается, да в эту же секунду как рыбка начинает губами воздух хватать. Это Чунмён. В одних штанах. После душа. Почти голый. Чунмён. Перед. Чонином. После. Мать. Его. Душа. - Я.. Ты.. Вы.. Ты такой красивый.. - Ох, спасибо, - Чунмён смущенно улыбается, а после руки на груди складывает. – Но ты же вроде убираться пришла, да? - Да! – вскрикивает Чонин, и начинает метаться из стороны в сторону, все еще продолжая сжимать белоснежную рубашку в руках. – Я сейчас! Сейчас уберусь! – он спотыкается об небольшую ступеньку, что располагается перед кроватью и летит вниз, падая на четвереньки прямо к ногам немного удивленного Чунмёна. - Ты, - шепчет блондин и перед Чонином на колени присаживается, подбирая с пола упавший парик. – Ты же тот мальчик с автограф-сессии, да? - Я, - шепчет мальчишка. – Я, - он кулаки сжимает, да глаза, на которые слезы обиды накатывают, зажмуривает. – Я просто хотел сфотографироваться с тобой, понимаешь?! – он всхлипывает. - Мне от тебя ничего не надо, кроме одной гребанной фотографии! Одной, - шепчет с надрывом. – Фотки. - Ну, - опешил Чунмён. - Давай сфотографируемся на мой телефон, - блондин поднимает лицо Чонина за подбородок, нежно сжимая его пальцами, да улыбается ярко. – Если тебе хочется, давай это сделаем. *** - Он выложил вашу фотку в инстаграм? – шепчет Бэкхен, боясь даже моргать. - Да. - Теперь у тебя появится фан-клуб? – Чанель тоже пялится в экран, потягивая колу через трубочку. - Я бы сказал, что это будет анти фан-клуб, - замечает Чонин. - Про вас будут писать фанфики? - Ага. Главные предупреждения: насилие и смерть персонажа, - смеется рыжий, за что получает подзатыльник от Бэкхена. - Я тебе завидую. - Конечно, тут есть чему завидовать, - Чонин встает с кресла, да колу у Чанеля забирает. - Меньше чем за минуту это фото прокомментировали более 50 тысяч человек. Знаешь, только один комментарий был положительным. Он гласил: лайкните мою аву. Только тогда, когда Бэкхен с Чанелем все-таки успокаиваются, Чонин заходит в инстаграм на страничку звезды всей, мать его, Азии – Ким Чунмёна, да с улыбкой любуется на их совместное фото, сделанное тогда в гостинице. А после смотрит, что фолловит Чунмён лишь одного человека – Чонина.
Реклама: