Зеленка, горчичники и Звездочка 169

Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Звездный путь: Перезагрузка (Стартрек)

Пэйринг и персонажи:
Леонард «Боунс» МакКой, Чехов Павел Андреевич, Макчехов, Спирк
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Повседневность

Награды от читателей:
 
Описание:
Энсину Чехову интересно, есть ли на корабле ЮСС Энтерпрайз традиционные лекарства времен начала ХХI века. Маккою в ответ интересно, на кой черт они сдались навигатору, если сам он абсолютно здоров.

Посвящение:
Энсину

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
18 августа 2016, 22:15
Леонард Маккой склонился над Монтгомери Скоттом, который в прямом смысле слова куда не надо запихнул свой нос, пока чинил очередную деталь у себя в инженерном, и его стукнуло током. Теперь кончик этого шотландского носа обгорел и противно щипал и болел. Маккой молча скривился и начал смазывать кожу. Скотти пожаловался немного, а потом опять вернулся к беззаботному рассказыванию всяких необъяснимых, но тем не менее правдивых историй из жизни краснорубащечников. Боунз задумался, что видимо таки стоит намекнуть Джиму, что судьба ЮСС Энтерпрайза лежит на плечах таких вот интересных личностей, и по-моему врачебному мнению, стоит задуматься о безопасности всего корабля, потому что нормальные люди не пьют вместо алкоголя антифриз, употребляемый для чистки деталей варп-ядра… Тут в медотсек внезапно ввалился запыхавшийся энсин Чехов. Он аж руками уперся в одну из биокроватей. — Ми-мистер Маккой, мистер Маккой, а у вас есть зеленка? — выпалил он. Скотти выглянул из-за плеча Боунза, сам док тоже обернулся и уставился на взъерошенного, но вроде-как здорового Чехова. — Зеле-что? Это что такое? — не понял Маккой. Чехов перевел взгляд с Маккоя на Скотти, тот дружелюбно помахал ему перебинтованной рукой. — Это антисептик такой, на спирту. И он, как гласит само название, зеленый, — объяснил штурман. Боунз подозрительной прищурился: — Тебе нужен антисептик? Ты тоже куда-то руки или нос успел всунуть? Скотти обиженно фыркнул и пробормотал, что у него вообще-то травма на рабочем месте. — Нет, со мной все нормально, просто мне было интересно, есть ли в медотсеке такое лекарство. — Оно обязательно должно быть зеленым? — с сомнением спросил Маккой, честно попытавшись вспомнить, есть ли на складе что-нибудь подобное. — Ну да, — кивнул Чехов и сел на краешек кровати. — Если зеленое, то ты к Споку обратись, — хихикнул Скотти, на что Маккой усмехнулся. — Нет, прости, парень, но такого у меня нет. Павел совсем приуныл. Потом кивнул, пробормотал, простите что побеспокоил, мистер Маккой, и унесся прочь из медотделения. Боунз удивленно провел его взглядом, а потом обернулся к Скотти. Тот озадаченно пожал плечами. — А чего он тебя всегда "мистером Маккоем" зовет, даже вне рабочее время? — вдруг поинтересовался инженер. — Потому что я старший офицер и он меня уважает, не то что вы, балбесы неблагодарные, — Маккой опять начал обрабатывать нос Скотти. * В следующий раз Чехов спросил о наличии горчичников у Боунза. Сам Маккой, а также Кирк со Споком склонились над датападдом вулканца, читая данные с поверхности планеты, на которую им предстояло высадиться. Маккой ворчал недовольно, потому что была вероятность, что там живут дикие и довольно страшные насекомые, которых он, даже в маленьких видах, опасался. — Мистер Маккой, а горчичники у вас найдутся? — поинтересовался энсин, хотя в голосе у него энтузиазма поубавилось. Капитан, старпом и доктор обернулись и уставились на Чехова. Тот аж побледнел. — Ну, это применяют, если человек заболел воспалением легкий и у него кашель. Горчичники прогревают бронхи… — У тебя воспаление легких? — тут же насторожился Маккой. — Я не слышал, чтобы ты кашлял. — Имеете ли вы в виду, что эти горчичники как-то связанны с растением под названием Синапсис из рода Капустных, которую в основном используют как приправу для приготовления пищи на планете Земля? — спросил Спок. Даже его голос можно было расценить как удивленный. — О, а я ел ее. Желтая дрянь такая. Пекущая, — кивнул Кирк, а потом задумался. — Так ее лечиться надо было? Черт, а я на колбаску жаренную намазал… — Джим, тихо, — поморщился Маккой, а потом в два шага оказался возле Чехова, доставая из кармана трикодер. — Почему ты не пошел ко мне сразу, раз у тебя подозрение на воспаление легких? Чехов отъехал на своем стуле от грозного трикодера в руках Боунза, а потом покачал головой. — Я не болен, сэр, мне опять-таки стало интересно, используют ли сейчас такие средства, как горчичники. Простите, — добавил он неуверенно. — Да ну тебя, Чехов, напугал меня, — с облегчением вздохнул Маккой и вернулся к Кирку и Споку. Ухура, которая молча наблюдала за этим всем, услышала тихое «ёмаё, вот тоска» на русском. Она давно хотела сказать Чехову, что как ксенолингвист понимает почти все, что он говорит на своем родном языке, и некоторые фразы ее заинтересовали. Не как филолога. А как женщину, которой захотелось посплетничать. * — Звездочка, — в третий раз повторил Маккой очень по-Споковски подняв одну бровь. — Какая к черту звездочка, Паша? Энсин Чехов сидел за столом в кафетерии и уныло ковырял вилкой какую-то космическую бурду в пластиковой тарелке. — Это мазь такая. И приятно пахнет. Хотя и резковато и не все ее любят, — пробормотал штурман. Боунз отодвинул от себя чашку с кофе и озадаченно посмотрел на Спока, который завтракал рядом с Чеховом. — Так. Давай ты мне по-человечески объяснишь на кой-черт тебе это все сдалось. Можно нормально пояснить. Я все пойму, и приму, и даже прощу. И лишь раз уколю тебя гипоспреем. Чехов какое-то время смотрел на руки Маккоя, а потом неуверенно передернул плечами. — Мы в космосе уже два года. Два года в глубоком, неизведанном космосе. Спок чуть склонил голову, слушая его. Маккой кивнул, подтверждая слова Чехова. — Наверное, я просто соскучился, — невнятно произнес он, а потом довольно наиграно улыбнулся и вскочил на ноги. — Извините, моя вахта начинается через десять минут, а еще добраться до мостика надо. Приятного аппетита, — почти скороговоркой пролепетал он и поспешил прочь из кафетерия. Боунз провел его взглядом, а потом тяжело вздохнул. — Мне кто-нибудь удосужится рассказать, что с пацаном творится? — Не могу быть уверенным на все 100%, доктор Маккой, но по всей вероятности, перечисленные энсином Чеховым лекарства были изобретены на его родине. Сейчас они явно устарели и не могут использоваться в связи с существованием других более эффективных медикаментов, — ответил Спок. Маккой потер глаза. — Да зачем они ему сдались, он же даже не болеет, черт возьми. На это Спок ничего не смог ответить, потому что в человеческих эмоциях и чувствах, он как разбирался, только нет. Вулканец не успел ничего сказать, потому что возле них материализовался сонный Кирк. — Спасибо, что подождал меня, Спок, — буркнул тот. — И за то что разбудил, и-и-и, — Джим заметил постную физиономию Маккоя. — Тебе тоже утром ничего не перепало, Боунз? — Иди к черту, Джим, — скривился док. — Извращенцы хреновы. Кирк развалился на стуле и положил ноги Споку на колени. — Сказал человек, который на ребенка не ровно дышит. — Этому ребенку двадцать один, капитан, — заметил Спок, на что Маккой кивнул с видом «видишь, Кирк?», — а следовательно он уже совершеннолетний и называть его «ребенком» нелогично. — Это все равно Боунза моложе не делает. — Да вали ты на хрен, Кирк, — фыркнул Маккой и встал со стула, прихватив кружку. — Я его хоть пальцем тронул когда-нибудь? — Еще не вечер, — зевнул Джим. — Мне кажется, я давно не проверял тебя на аллергены, — задумчиво почесал подбородок Боунз. Кирк опасливо на него покосился. * На мостике стоял истерический хохот капитана Кирка, который аж яблоком подавился. Потом он попросил Ухуру связать его с медотсеком. Прокашлявшись и еле переведя дух, Кирк сказал. — Капитан Кирк мистеру Маккою. Боунз, а ты знаешь, что такое клизма? В интеркоме подозрительно молчали. Кирк же продолжал читать данные на своем датападде и радовался новым знаниям как ребенок. — Господи боже, Боунз, как ты учился на медицинском, тут же от одним иллюстраций можно уржаться… — Джим, будь умницей, закрой медсправочник и займись делом, — устало проговорил Маккой. — Да ты послушай: раньше брали резиновую хрень, вставляли пациенту в анус и вливали жидкость, чтобы прочистить кишечник, — угорал Кирк. — Это была распространенная процедура. — Капитан, черт бы вас побрал, вам заняться нечем на мостике? — поинтересовался Маккой. — Ладно-ладно, какие вы все сегодня злобные, — обиженно отозвался Джим, — шуток юмора не понимаете даже… Хей, Спок, смотри… Дальше Маккой слушать не стал и сам отключил вызов. А потом тяжело вздохнул и подступил к компьютеру, чтобы добавить в настройках для реплицирования медикаментов новые функции. Этот процесс естественно занял у доктора кучу времени. И желаемый результат у него не получался. Поэтому Маккой попробовал еще раз. Печально окинул взглядом появившуюся субстанцию. Попробовал второй раз. И еще раз с десять. Потом, проклиная все и вся, связался с инженерным отделом. — Скотти, золотко мое, принеси свои гениальные мозги ко мне, пожалуйста. И как можно быстрее. Мистер Скотт аж испугался, потому что, хоть и был другом Боунзу, но лишний раз появляться в медотсеке страх как не любил. — Да мне действительно голова твоя светлая нужна по делу, -закатил глаза Маккой. — Вот этого я как раз и боюсь, у меня тут внеплановая диагностика, ты уж извини, ой, связь пропадает, — и шотландец быстренько ретировался. — Ах ты ж предатель, — опешивши прошипел доктор. Потом скривился и пошел к двери. Ладно. Другой вариант. По дороге к турболифту Боунз запросил место нахождение коммандера Спока, и когда падд оповестил его тихим звуком сообщения, Маккой фыркнул. Ну надо же, тоже мне удивительная новость. В научном отделе. Хотя и вечер и вахта вулканца закончилась давным давно. — Мистер Спок, — с порога позвал вулканца Боунз. Тот оглянулся и с долей удивления вздернул бровь. — Доктор Маккой. Док подошел и устало плюхнулся на стул, а потом потер глаза ладонями. — Спок, ты же у нас умный, а ты знаешь, как мне это тяжело признать, -начал он. Спок поднял уже и вторую бровь. — Нужна твоя помощь. Помоги реплицировать зеленку. Между ними повисло молчание, в котором было слышно как на низких частотах гудят приборы на столе у Спока. — Зеленку? Тот антисептик, о котором упоминал энсин Чехов три недели назад? Маккой кивнул с хмурым видом, на что Спок очень по-человечески вздохнул. — У меня оно то фиолетовым выходит, то синим. А ему нужна зеленая, вот же ж зараза… Спок безэмоционально кивнул и вместе с доктором отправился в лабораторию. Спок был уверен с своих силах и рассчитывал получить странный препарат именуемый «зеленкой» за первым разом..... А потом в нем проснулся чисто спортивный интерес, когда репликатор выдавал все новые и новые пробирки с разными веществами, которые все равно не были тем, чем надо. Вулканец засиделся с доктором до самой ночи. Маккой с горя аж бутылку достал. А потом громко взвизгнул интерком. Боунз скривился и принял вызов. В небольшом динамике гупала музыка. Спок перевел взгляд на прибор, потому что догадался, кто звонит. — Боооуууунззз, предатель ты эта-ик-ой, ятяненавижу, — язык у Кирка еле работал, а местами просто чудовищно заплетался. —Спокутя? — Чего? — поморщился Маккой, из-за музыки на заднем фоне капитана было очень плохо слышно. — Мой Спок у тебя? Маккой взглянул на вулканца и заметил, что кончики ушей у того позеленели. — Ну у меня. А что случилось? — А то и слушилосссь, предатель, Иуда, а я его еще и друг-ик-ом ссчитал, слышишь, Чехов, Павел Андреевич, он у Боунза. Чем занимаетесь? — пьяный в стельку Кирк настораживал. Особенно когда он начал ревновать. Сидя в баре на двадцать седьмой палубе. С Чеховым на пару. — Джим, ты идиот. Мы сейчас придем, — страдальчески вздохнул док. — И не надо тут приходить, мистерррр Маккой, нам вдвоем очень даже ничего, правда, кэптин? — сонно, но все равно дерзко произнес Чехов, пока Кирк сбоку начал издавать одобряющие звуки. Спок решительно отодвинул от себя репликатор и кивнул Маккою. Они молча дошли до коридора. Потом Боунз виновато покосился на Спока. — Мог бы и сказать, что Кирк тебя ждет. Коммандер помолчал какое-то время, а потом поджал губы. — Я не был осведомлен, что именно сегодня капитан меня будет ждать в баре. Но мое желание помочь вам было искренним. Потому что смотреть на подавленного энсина Чехова — не самое приятное занятие. Я долго не мог понять в чем дело, — Спок нажал пальцем на сенсорную кнопку, вызывающая турболифт. — Пока тогда в кафетерии Джим не сказал, что вы не ровно дышите к энсину. Хотя сначала я спросил у капитана, что значит это человеческое выражение. — Представляю, что он тебе ответил, — поморщился Маккой. — Цитируя капитана, им нужно потрахаться, конец цитаты, — ровным голосом ответил Спок. — Кто бы сомневался, — пробурчал док. В баре ЮСС Энтерпрайз гремел какой-то ритмичный бит, и большинство людей, все еще в форме, беззаботно танцевали в центре, органично сливаясь с мигающими огнями и серебристыми прожекторами. Капитан этого горе-корабля сидел в обнимку с мистером Чеховом на одном из диванчиков в дальнем углу бара. На столе перед ними была целая армада стопок и бокалов из-под коктейлей. Кирк первый увидел своего лучшего друга вместе с любимым старпомом. Он тыкнул в их сторону пальцем. — Видишь, кто там? Предатели мерзкие, знать не хочу чем вы там занимались в темной лаборатории, у-у-у, рукоблуды! — Джим не удержал собственную руку и она безвольно упала Чехову на колено. Маккой тяжко вздохнул и напустил на себя серьезный вид. — И тебе привет, Джим. Паша, — он кивнул штурману, но тот как-то с опаской на него посмотрел. Будто ожидал, что тот его поругает, за то, что он напился. — Вот посмотри на меня и Спока. А теперь на себя с Чеховым. Кто тут их нас непотребством занимался, м? Пьяный в дюпель, а ну подъем! Позоришь нас перед всем экипажем, Джим, ты капитан или баба ревнивая? Звонишь мне и ахинею несешь полнейшую, еще и Чехова споил! Спок, который наблюдал то за Кирком, то за Чеховым, мысленно пришел к выводу, что молодой навигатор Энтерпрайза не настолько уж и был пьян, в отличае от самого капитана. Кирк сжался под напором праведного гнева Маккоя, а потом кинул на Спока взгляд полный ужаса и немой просьбы ему помочь. Спок порассматривал его пару секунд, а потом молча подошел и рывком поднял с дивана. Кирк аж икнул удивленно, а потом захихикал и повис на шее у вулканца, крепко его обнимая. — Доктор Маккой, — деловито кивнул он Боунзу. — Энсин Чехов. Хорошего вечера. И после этого вулканец легкой походкой отправился к выходу, почти на себе неся Джеймса Т. Кирка, который беззаботно хихикал и лепетал очаровательную пьяную лабуду, улыбаясь во все тридцать два. Когда они скрылись из вида, Чехов шумно выдохнул и разлохматил себе волосы. — Не ругайтесь на капитана, мистер Маккой. Он на самом деле очень-очень любит коммандера Спока. — Будто кто-то в этом сомневался, — беззлобно ухмыльнулся Маккой. — Идти можешь? — Угу, — несчастно вздохнул Чехов. Он аккуратно поднялся и обошел столик. Потом вместе они вышли из бара. — Можно личный вопрос? — Валяй. — Что вы делали там с коммандером Споком? — очень тихо спросил Чехов. Маккой рассмеялся. Уставше и как-то обреченно. Он спрятал руки в карманы, пока они шли вдоль коридора. — Ты не поверишь, — отозвался он. Чехов приуныл еще сильнее. — Зеленку твою дурацкую пытались реплицировать. Павел Чехов аж перецепился о собственные ноги и чудом не упал. Чудо звали Леонард Маккой, за которого он схватился руками. А потом посмотрел доку в глаза с таким неподдельным удивлением, что Маккой усилием воли не рассмеялся вслух. — Зачем, сэр? Боунз пожал плечами. — Ты же ее просил. Чехов отпустил руку Маккоя, поправил его форму и, не подымая глаз, поинтересовался: — А вы все будете делать, что я попрошу у вас? Маккой не смотрел на Чехова. Он все еще сомневался. Леонард Маккой все еще был лохматым псом, которого выгнали раз под дождь из дома, а назад не пустили. Наверное, ему нужно время. Он запутался и устал просыпаться с вязкой болью на душе по утрам. — Буду, Чехов, буду. Павел повеселел и взял его за руку, аккуратно переплетая пальцы. Потом на радостях прижался к плечу Маккоя, шагая рядом. — Можно мне для начала… Договорить он не успел, потому что Боунз притянул его к себе и аккуратно поцеловал, языком касаясь нижней губы, а дальше обводя кромку зубов. Его ладони зарылись в кудряшки Чехова, сжимая их чуть-чуть сильнее, только чтобы тот тихо простонал и выгнулся на встречу Маккою. Но потом он отпрянул так же внезапно, как и начал вдруг целовать Чехова. — Ой, эмм, да… Спасибо. А можно еще? Маккой мог поклясться, что Чехов только что опьянел больше, чем от выпивки, купленной Кирком. За ту ночь, Павел озвучил много желаний. И каждое было исполнено, оставляя после себя темнеющие отпечатки пальцев и губ. Самое последнее он проговорил на ухо Леонарду Маккою очень тихо. Можно ты останешься тут до утра? И до завтра? До послезавтра? Насовсем? — Можно. На следующее утро Маккой узнал, что зеленка бывает синей. Это называется «синька». Он горестно вздохнул и вспомнил, что такой образец они со Споком раз пять реплицировали.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: