Поцелуй на крыше 46

Mr.Forest Elf автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Люди Икс: Апокалипсис

Пэйринг и персонажи:
Питер Максимофф, Курт Вагнер, "Питер и Курт"
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Романтика Учебные заведения Флафф

Награды от читателей:
 
Описание:
Что, если их чувства взаимны.

Посвящение:
Кому нравится эта пара :3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
25 августа 2016, 02:35
Курт снова сидел на крыше академии со своей излюбленной книгой, которую прочитал уже не один раз. Но почитать ее сейчас желания не было, и он продолжал, прокручивать в голове недавние события и слова недоброжелателей. Он уже должен был давно забыть сказанное, но их слова затрагивали за больное. « — Какой же ты урод, противно даже на тебя смотреть. » « — Что за чушь? Демон, который молится.» « — Ты уже не как все люди, со своими тремя пальцами и синей кожей. Что уже говорить о хвосте и ушах.» Курт посмотрел на свои руки и на них были привычные три пальца. Было до жути обидно, что он не такой, как все, он не был виноват, что таким родился. Но мысли о том, что все могло быть по-другому, не давали жить спокойно. « — Было бы лучше, если я был как все.» Вот о чем он думал все эти годы. Курт осторожно прошелся рукой по челке и закрыл руками лицо, чтобы вытереть горячие слезы со щек.  — Привет. Ты что тут засел? Все уже спать легли.  — Не спится? Сзади стоял Питер с привычной и с такой знакомой улыбкой. Но Курт не решился посмотреть на своего соседа по комнате, чтобы он не увидел его заплаканное лицо и вообще, таким жалким в этот момент. Но себряноволосый не сдавался и делал шаг за шагом, приближаясь все ближе к демону.  — Питер, уходи.… После чего от демона осталась одна темно-синея дымка с запахом серы. Питер снова был отвергнут. Но больше он ничего не мог сделать, как просто стоять и вдыхать легкий запах оставшийся после демона, который многие даже не чуяли. Но он, всегда чувствовал этот тонкий и приятный запах мяты, который исходил от Курта. Что ему вовсе хотелось подойти к нему поближе и вдохнуть его запах глубже, чтобы насладиться им вполне. Но демон был не преступен и постоянно от него убегал. И он всегда задавался вопросом, который ему не давал покоя, — «А пахнут ли его волосы мятой?» Демон с крыши не стал слазить, и присев на корточки, спрятался за трубой, осторожно следя за Питером, думая, что ему надоест и он сам уйдет обратно к себе в комнату. Но сам демон в тайне хотел, чтобы он его нашел. Максимофф же почесал свой затылок, глубоко вздохнул, и он хорошо знал, что Курт все еще находится на крыше и смотрит на него своими желтыми глазами из темноты, которые озорно поблескивали искорками.  — Нашел! Радостно воскликнул Максимофф, положив руку на плечо демону, и пытаясь его развернуть к себе. Но тот, стесняясь и в попытках скрыть свое заплаканное лицо, прикрылся книжкой, которую крепко сжимал в своих руках.  — Глупый… Перестань уже прятаться от меня, ничего постыдного нет в том, если ты плакал.  — И перестань уже стесняться прикоснуться ко мне или попросить помощи. Курт медленно опустил книгу и шмыгнул своим синим носом, даже слегка розоватым, как и его щеки, которые полыхали. Теперь он неотрывно смотрел на Питера, а тот, как всегда приветливо и мило улыбался.  — Но я ведь урод, не такой как все.  — Тебе, наверное, противно жить со мной в одной комнате. Питер присел рядом и крепко обнял Курта, ласково проводя ладонью по темно-синим волосам, успокаивая, гладя его по голове. Максимоффу было больно смотреть на Курта, ему очень сильно хотелось помочь демону, но он не знал как. У Вагнера же быстро забилось сердце, и теперь он боялся, что Питер заметит его бешено колотящее сердце и учащенное дыхание. А кончики ушей и щеки горели от сильного смущения, что выдавали его с потрохами.  — Да, ты не такой, как все и это круто. Ты мне нравишься таким, какой ты есть. Твой хвост, твои уши, пальцы и даже твоя прическа, черт побери, — я тебя люблю, глупый ты Курт!  — Я привык к тому, что ты спишь в обнимку с одеялом и, то, что ты в тихушку ночью лопаешь печенье. И еще тому, что ты всего пугаешься и телепортируешься на чердак, и мне постоянно приходиться тебя от туда силком вытаскивать. Демон все еще ошарашенно куда-то смотрел, не веря только что сказанным словам серебряноволосого и просто пялился в одну точку. И решил по-глупому переспросить, только что сказанное. Не веря и не хотя верить этому.  — Лю…любишь….меня?  — Питер, хватит шутить. И я не лопаю печенье ночью, тебе показалось. Но Максимофф не хотел просто так отступать. И приподнял лицо Курта ближе к себе, чтобы посмотреть ему прямо в глаза. Чтобы он понял, что он всерьез. Курт же затаил дыхание и просто смотрел на Питера в ожидании ответа.  — Я не шучу, не сегодня и не сейчас.  — Не отговаривайся, я видел, как ты слопал две пачки печенья. Демону казалось, что он упадет в обморок, а сердце выпрыгнет из груди. Ведь ему нравился Питер и даже очень. Его шутки, быстрый ритм речи, голос и его легкий флирт с непредсказуемыми вещами. А еще его серебристые волосы с улыбкой и глаза цвета кофе, что у Курта всегда поднималось давление, когда он долго рассматривал и любовался Максимоффом. Но он осознавал, что Питеру, он может быть отвратителен. И старался вовсе не разговаривать с ним и не прикасаться к нему, даже, если случайно. А сейчас Питер смотрит прямо на него и крепко сжимает в объятиях.  — Я…я…то…же люблю тебя. Пролепетал Курт, своим немецким акцентом, немного невнятно и неловко, но потом от сильного стыда спрятал глаза куда-то вниз. Но Питеру это показалось слишком мило. После чего Максимофф приблизился и поцеловал Курта осторожно в губы, сминая их и немного покусывая, вторгаясь своим языком в его рот. А Вагнер отвечал на все его поцелуи, немного не умело, но не торопясь, все растягивая момент, чтобы от тянуть время, когда его придется прервать. И хотелось снова и снова чувствовать все, то, что происходит сейчас. Чувствовать губы Питера, эти осторожные и неловкие поцелуи, и его пряно-карамельный запах. Чувствовать его тепло и то, как он сжимает в объятиях и иногда перебирает своими тонкими пальцами, опуская их ниже. Все это хотелось запомнить навсегда и чтобы все это никогда не заканчивалось. Демон и Максимофф свалились вниз, по-ребячески улыбаясь. И Вагнер просто уткнувшись в плечо, вдыхал до боли знакомый запах, который затуманивал голову, что не хотелось ни о чем думать и просто крепко обнимать Максимоффа, где-то на крыше, поздно ночью.  — Не слушай никого, ты для меня прекрасен. И я тебя не оставлю одного, запомни это. И когда тебе будет нужна моя помощь, сразу говори мне. Хорошо? Курт посмотрел в кофейные глаза, все больше в них влюбляясь и ответил на вопрос полушепотом.  — Хорошо. После чего Питер привстал и подхватил под подмышку Курта.  — Знаешь, что…пошли-ка, продолжим начатое в нашей комнате, а то тут прохладно. И надо будет еще закрыться на ключ, чтоб нам никто не помешал сегодня. Курт просто был в шоке и с изумлением и немного со страхом посмотрел на Питера, не зная чего от него ожидать. А он в этот момент широко улыбнулся, подмигнув демону и рванул на всей своей скорости, прямиком в комнату. О том, что было потом, они умалчивали, как и соседи за стенкой.