Импланты не делают бессмертными никого 60

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Клэр Кассандра «Сумеречные охотники / Орудия смерти», Сумеречные охотники (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Александр Гидеон Лайтвуд, Магнус Бейн, Малек
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фантастика, Экшн (action), AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC
Размер:
Миди, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Киберпанк-АУ, в котором Малек все равно вместе)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Было написано на АУ-Челлендж 2016.
Коллажи: http://static.diary.ru/userdir/1/6/1/2/1612420/84105473.gif
https://img-fotki.yandex.ru/get/51592/206417166.1/0_14f3f5_cef1f985_orig
27 августа 2016, 14:44
Самое глупое, что можно было бы сделать в такой ситуации – бесславно сдохнуть.
А порванный к черту бок – чтоб этих придурков имплантированных, - явно намекал, что если он не поторопится найти себе врача, ну или хотя бы обезболивающее, то помереть точно придется.
Стало даже как-то обидно.
Он – Александр Лайтвуд, самый молодой детектив в штабе, подающий надежды молодое дарование, примерный старший брат, да еще человек с минимумом имплантатов – умрет как псина на задворках какого-то ночного клуба.
И правда, глупее не придумаешь.
Он снова пошевелил левой рукой, с ужасом понимая, что не может сфокусировать взгляд своего живого глаза на движении пальцев чуть ли не прямо перед его носом. Хорошо хоть пока цвета различает – значит, еще не так все плохо.
Однако ползти не представлялось возможным – из-за потери крови ноги уже немели, а имплантат в руке особо ничем не помогал. И почему он не решился установить себе силовые протезы, как Джейс?
И почему вообще пошел на задание без него?
И почему этот придурок не принимает сигнала о помощи? Неужели, эти ублюдки еще и глушилку поставили?
Сбоку послышался шорох. Алек, невольно дернувшись и зашипев от дикой боли, сжал в руке пистолет и посмотрел кибер-глазом в темноту подворотни. Там, прямо из воздуха, начали появляться ноги, а потом и сам человек, что направлялся прямо к нему.
Блять.
Не сдохну.
Но, успев только снять пистолет с предохранителя, он медленно, но верно начал падать в обморок.
Блять же.
И только, когда его накрыла спасительная темнота, он понял, что знает, чьи это были желтые кибер-глаза.

*

- Сладкий, - пропел мелодичный голос, и чьи-то чересчур холодные пальцы погладили Алека по спине.
Хотя, ну как чьи…
- Магнус, дай поспать, - буркнул в подушку Лайтвуд и повернулся на другой бок, укрывая себя куском простыни. Теплее не стало, но так хоть казалось, что сон можно продолжить. Он ведь не спал уже…
Стоп. Дело, нападение, ранение.
«Синдикат».
Резко подорвавшись на кровати, Алек тут же попытался встать, чтобы позвонить в отдел, как вдруг налетел лбом на что-то твердое, ойкнул от боли, и сел обратно в мягкие подушки.
- Твою ж то, мать, дорогой, - немного обидчиво сказал Магнус, потирая механической рукой ушибленный лоб, и отходя от кровати к кофейному столику – принести чай для больного. – Я конечно тоже виноват, но это же не повод меня избивать.
- Прости, Магс, - виновато улыбнулся Алек, снова вставая с постели, но уже для того, чтобы ласково обнять своего парня. – Я совсем уже с этим делом поехал. Прости, - он поцеловал Бейна в лоб, словно пытаясь вылечить тем самым ушиб, и крепко прижался в объятиях, слушая мерный звук движения кибер-глаз Магнуса. – Я дико соскучился.
- Я тоже, - Бейн лизнул Алека в шею и почти по-кошачьи выгнулся, выкручиваясь из объятий. – Но тебе прописан постельный режим, а то ты меня успел сильно напугать там, в подворотне, - он ласково взял Лайтвуда за руку и потянул обратно к постели, забираясь туда сам. – Что ты вообще там делал?
- «Синдикат», - хмуро ответил ему Алек, ложась вплотную к Магнусу и утыкаясь ему куда-то в шею. – Я нашел тех, кто связан с ним, и думал, что справлюсь с двумя парнями сам, но… - он грустно выдохнул, прижался еще сильнее к горячему телу и замолчал.
Бейн ничего не сказал. Знал, что Лайтвуд и сам понимает, как сильно сглупил, и указывать на это не собирался. Чай не мальчик уже – мужчина, который носит почетное звание детектива.
Хотя, Магнус тоже мог козырять своим чином профессионального имитатора, но все это было давно и неправда.
Пока что он врач.
И техник.
И парень одного глупого детектива, что чувствует себя обязанным спасать всех и каждого.
- Не рискуй больше, - в итоге прошептал Бейн, неуверенный в том, что Алек еще не спит. – Ты не бессмертен.
- А ты? – сонно буркнул Лайтвуд, буквально за секунду проваливаясь в сон.
- И я, - ответил в темноту Магнус, бездумно поглаживая спину своего парня. – Имплантаты еще никого не делали бессмертными.

*

«Синдикат» был еще той проблемой.
Они умудрились всего за пару лет занять нишу нелегального бизнеса, монополизируя ее и показывая всем, что закон им – не указ. И что им плевать на всех, кто не лижут им… ноги.
Не говоря уже о том, что они спокойно убивают направо и налево, и правительство с полицией просто не могут ничего поделать.
Решать по закону - не получается, а просто вырезать их всех – уже закон не позволяет.
Вот такая вот безвыходная ситуация.
Алек, вставший уже с полчаса назад, сидел на кухне, попивая горячий кофе, и краем глаза смотрел на Магнуса, что нежился в постели, негромко сопя во сне.
Они познакомились еще три года назад – на самом первом деле Лайтвуда в качестве детектива.
Алек знал, что полиция часто прибегает к помощи техников и врачей, что владели военной подготовкой. И когда ему сказали, что у него будет поддержка в виде легендарного Магнуса Бейна, он предполагал увидеть коренастого мужика с полностью механическим телом и лицом, выражающим отрешенность и скептицизм.
И совсем не ожидал, что к нему придет парень, немногим старше него самого, с невероятно живыми кибер-глазами, ехидной улыбкой и мурчащим голосом.
И Джейс тогда правильно сказал, что этот парень – его судьба.
Потому что как еще объяснить тот факт, что буквально через пару часов они, совершенно забыв о задании, целовались в туалете клуба, где должны были вести слежку. И то, что этим же вечером Магнус робко, но с каким-то вызовом предложил Алеку поехать к нему домой.
И Лайтвуд, совершенно забыв об отчетах, нависшей над его головой политической свадьбе, Джейсе, что совсем уже забыл обо всем и носился со своей Клариссой, и матери, что совершенно не слушала, что хочется ее сыну, согласился.
Чтобы остаться до утра. А потом и на последующие три года.
И сколько бы разногласий у них не было, а однажды у них дошло даже до разрыва, они всегда оставались друг у друга. В сердце, душе, памяти или даже имплантатах – не важно.
Важно было именно то самое «вместе».
И у Алека иногда до сих пор трясутся руки, когда он вспоминает события годовой давности. Тогда Валентин – хозяин «Синдиката», соизволил сообщить миру, что у него есть дочь и сын. При чем, если о дочери все знали – маленькая бунтарка, что не пошла за отцом, а ушла в полицию, то о сыне слышали впервые.
И очень недооценили.
Он взъелся на свою сестру так сильно, что решил сделать ей побольнее, похитив и решив попытать ее близких. Сначала пропал Люк – отчим Клэри, но тревогу даже не забили. Мужчина часто пропадал в свои рейды, не предупреждая никого.
Потом пропал Рафаэль – не такой уж и хороший друг девушки, но зато возлюбленный ее лучшего друга. Думать о том, что что-то произошло, было рано – так считали, ведь парень мог просто решить сбежать от своего парня и вообще жизни в городе, но потом случилось самое страшное.
Пропал Магнус.
И Алеку уже было плевать – сбежал Бейн или нет, один или с Рафаэлем, но найти его он должен был.
И когда нашел, благодарил всех богов – новых и старых – что они подарили ему такой комплекс защитника.
Потому что иначе – Сантьяго бы никто уже не спас.
Как и, Алек старался об этом вообще не думать, Магнуса.
Но, по прошествии этого года, все было хорошо – Рафаэль стал гордым носителем практически всех имплантатов внутренних органов и половины ребер, а Магнус обзавелся механическими руками.
Все-таки хорошо, что они жили в двадцать третьем веке и люди способны выживать после таких жутких событий, да еще и жить более яркой жизнью.
И как люди только выживали века два назад?
- Дорогой, - послышался сонный голос, и Алек заметил, как Магнус потягивается и медленно, показушно, встает с кровати, направляясь к парню. – Давно встал? Как рана?
Лайтвуд тихо рассмеялся и обнял подошедшего к нему Бейна одной рукой, протягивая ему еще одну кружку с горячим кофе:
- Не очень. Кажется, мой организм уже привык вставать в шесть утра, - он потерся носом о голую грудь Магнуса, и отпустил его, давай тому спокойно сесть за стол и позавтракать. – Рана нормально. Уже не чувствую ничего.
- Ха! – самодовольно воскликнул парень, усаживаясь на стул рядом с Алеком, и намазывая на хлеб какое-то варенье. – Я и не сомневался, - и гордо вонзил зубы в бутерброд.
- Как и я, - закатил глаза Лайтвуд, но все равно не смог сдержать улыбки. В отличие от Джейса, самодовольство Магнуса его не раздражало никогда.
Вдруг левую руку пронзила легкая боль, и Алек, переведя взгляд на имплантат, увидел вызов от Вейланда.
Помяни же черта.
- Да.
- Алек! – громко заорал Джейс, явно пытаясь перекричать музыку в каком-то клубе. – Ты жив? Здоров? На работу заедешь?
Лайтвуд закатил глаза – его сводный брат в своем репертуаре. Ни привет, ни как дела. Сразу – на работу не заедешь, бро, а то я тут немного так напился.
Если немного еще, конечно.
- Жив, здоров, не заеду, - отчеканил голограмме Алек и прищурил глаза, смотря на Магнуса. Тот, все еще злился, когда они с Джейсом говорили. Причем парень знал, что Бейн просто-напросто ревнует его, но причин понять не мог.
Он же даже и не любил Вейланда никогда. Да даже ему и не нравился.
- Мариза попросила, - хмыкнул Джейс, и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Тех парней поймали, осталось их только тебе опознать, - и, оглянувшись куда-то за спину, хмыкнул. – Скоро, надеюсь, скажем «прощай» «Синдикату». Удачи, бро, - и отключился.
- Блять, - буркнул Алек и тут же почувствовал прикосновение металла к своей спине. Магнус всегда остро чувствовал, как он каждый раз расстраивается из-за встречи с матерью.
Она так и не простила своему сыну то, что он выбрал Магнуса, а не «правильную» девушку из семьи с хорошей фамилией.
Особенно после того, как Изабель сбежала в другую страну со своим Мелиорном.
- Я могу сходить с тобой, - предложил Магнус, мягко массируя затылок Алека. Тот тихо застонал от приятных ощущений и покачал головой:
- Не стоит. Если мы оба будем в плохом настроении, наш кот нас точно однажды ночью загрызет, - и, внезапно осознав кое-что, удивленно спросил. – А где Мяо, кстати?
- Я его вчера еще отнес Катерине на замену глаз, - ответил ему Бейн, все еще не отстраняясь, протянул руку за чашкой с кофе, и, отпив глоток, улыбнулся. – Сегодня его заберу. Будет у нас зеленоглазой снежинкой.
- Какое сочетание, - хмыкнул Алек, и нехотя отстранившись от своего парня, поднялся из-за стола, попутно вспоминая, где его одежда. – Будем вечером холить и лелеять нашего кота, - и в ответ на ехидное фырканье Магнуса, добавил. – И так и быть – тебя тоже.
Он, одевшись по годами выработанной привычке за пару минут, снова подошел к Бейну, утягивая того в нежный поцелуй:
- Буду вечером, - и еще раз взглянув в такие родные кибер-глаза, улыбнулся, выходя из квартиры.
Чтобы вернуться в нее только спустя несколько дней.

*

Наверно, это была его ошибка.
Потому что точно не Джейса или его матери. Потому что не они были уверены в том, что те двое, что были связаны с «Синдикатом», были совершенно неопасными. Потому что именно Алек был убежден, что они – простые курьеры, а не профессиональные бойцы.
Потому что из-за его глупости пол участка сейчас мертвы, а многие другие – почти при смерти.
Лайтвуд медленно поднялся с пола, держась за стену и прижимая руку к многострадальному боку, который снова кровоточил – ублюдки хорошо помнили, как чуть не убили его в тот раз, - и посмотрел в сторону своего сводного брата, который помогал подняться Маризе.
Черт.
Черт-черт-черт.
Каким же наивным надо быть, чтобы забыть о том, что «Синдикат» никогда не делает банальных промашек.
Столько смертей – и все из-за него.
- Алек, - к парню подскочила живая и здоровая Клэри, и аккуратно осмотрев рану, придержала его за плечо. – Нормально. Не так страшно, как я думала. Мне позвонить Магнусу? – спросила она у Алека, ведя того к одному из стульев, что оказались каким-то чудом не сломанными, и усадила его, снова осматривая рану. – Хотя тут я думаю и сама справлюсь.
- Не надо, - скрипнул от боли зубами Лайтвуд и невольно сжал пальцы на плече у девушки. Та тихо ойкнула, но руку парня не убрала, продолжая зашивать рваную рану, умело орудую своей механической рукой. – Он сейчас будет только волноваться, а волнующегося Магнуса этот участок не переживет.
- Хорошо, - ласково улыбнулась Клэри, проводя живой рукой по аккуратным стежкам на боку парня. – Отлично. Жить будешь! – усмехнулась она и, извинившись, пошла к Джейсу.
Все-таки хорошо, что она когда-то выбрала свою любовь, а не своего отца.
- Александр! – внезапно послышался немного испуганный голос Маризы, и Алек, резко подорвавшись, бросился к матери. Мариза Лайтвуд никогда не позволяла себе эмоций, и если она испугалась, то случилось что-то жуткое.
Влетев в комнату шефа, откуда и слышался голос женщины, Алек на секунду оступился, чуть не упав, и с диким ужасом уставился на стену.
Там, распятой на стене, подобно ангелу с крыльями из костей, висела Джия, в молитвенном жесте сложив руки. Ее ноги были выгнуты, а ребра вывернуты. А из закрытых, и явно вырванных глаз, текла все еще горячая кровь.
- О Господи, - в ужасе прошептала Мариза, указывая дрожащей рукой на надпись рядом с телом.
«Все грешны, но разве может быть что-то грешнее неведенья?».
Алек задохнулся.
«Синдикат» только что сделал действительно жесткое заявление.

*

Он не мог дозвониться до Магнуса.
Уже второй день, что он пропадал в участке, помогая с ранеными и погибшими, и разрабатывая план в деле «Синдиката», Алек не мог дозвониться до своего парня.
И он не мог не признать, что просто холодел от страха, что с Магнусом что-то могло случиться.
- С ним все в порядке, - говорили ему Джейс, Клэри и даже Мариза, видя, как он дергается и постоянно смотрит на имплантат в руке. – Это же Магнус Бейн.
Однажды он чуть не потерял его, и именно из-за того, что всем казалось, что все в порядке.
Однажды самоубеждение сыграет против них.
Алек молча улыбался, натянуто и вымучено, и продолжал работать.
Потому что, если Магнус не ответит на звонок через день, он точно плюнет и на все и пойдет его искать.
- Алек, - послышался сбоку голос Джейса, и парень увидел, как его брат идет к нему, сжимая в руке какую-то бумагу. – У нас ордер. Пойдем проверять склад в Даунтауне.
- Склад? – выгнул бровь Лайтвуд, беря в руки бумагу и вчитываясь в строчки. – С каких пор мы занимаемся обычным обыском?
- С таких, когда ты начал быть дерганой истеричкой и закапываться в старые бумажки, - хмыкнул Вейланд и протянул Алеку его пистолет. – Давай, бро, тебе пора проветриться.
Лайтвуд поглядел на стол забитый папками и перевел взгляд на Джейса. Тот задорно улыбался и настойчиво протягивал оружие.
И правда, проветриться надо.

Склад принадлежал «Синдикату», но был настолько явно прикрытием, что ни Алек, ни Джейс не удивились, увидев, что он банально пуст.
Разве что там стояла пара машин, да какие-то запчасти для имплантатов. И огромное количество стеллажей с каким-то хламом.
Хотя, к другому парни и не готовились.
- Голяк, - сказал Джейс, убирая пистолет в кобуру, ставя его на предохранитель. – Зато выгулял тебя, истеричка.
- У меня оружие заряжено, - беззлобно усмехнулся Алек, лениво осматривая склад. Ему было лучше – все-таки смена обстановки неплохо так проветрила его мозги. – И я давно мечтаю в тебя выстрелить. А в участке скажу, что на нас напали, и ты пал как герой.
Звонкий смех Вейланда разнесся эхом по помещению, и Алек радостно улыбнулся.
Как же хорошо, что у него есть такой брат.
Вдруг, сбоку послышался какой-то шорох, и Джейс, резко развернувшись на звук и выхватив пистолет, так и не успев выстрелить, отлетел в стену. Чертыхнувшись, Лайтвуд резко ушел в сторону, прячась между стеллажами.
Черт, и почему он не надел костюм с мимикрирующей тканью?
Звуки шагов послышались где-то совсем рядом, и Алек наудачу выстрелил в пустоту, конечно, не попав в противника, но явно заставив того понервничать. Лайтвуд, снова перекатившись по полу, спрятался за соседними стеллажами, настраивая свой кибер-глаз на инфракрасный спектр.
Вряд ли костюмы с мимикрией еще и перекрывают тепло тела.
Разве что, если его противник не андроид.
Выход был близко, и Алек был уверен, что сбежать сможет, но Джейс все еще валялся без сознания, и уйти в одиночку даже не было вариантом.
За стеллажами, ровно напротив парня снова послышался шум, и Алек, взглянув уже в инфра-спектре, увидел человека, который, к превеликой удаче, смотрел в другую сторону.
Лайтвуд прицелился.
И – как обычно, закон же Мерфи никто не отменял, - промахнулся мимо головы противника, однако задевая его костюм, на какое-то время, уничтожая его мимикрию.
- Вы арестованы! – выкрикнул Алек, тут же выбегая из-за укрытия и целясь в человека. – Именем зако… - не договорил он, сталкиваясь взглядом с очень знакомыми желтыми кибер-глазами.
Нет.
Человек повернулся к Лайтвуда всем телом, замирая на месте, и Алек осознал, что у него трясутся руки.
- Магнус, - выдохнул он, не отводя взгляда от такого родного лица, и закусил губу. – Что ты… Как… Нет. Нет-нет-нет. Скажи, что я все не так подумал. Скажи, что это не то, чем кажется. Скажи, что ты не с ними, - дрожащим голосом шептал Алек, пытаясь увидеть что-то в глазах Бейна, но не находил тех ответов, которых желал. – Магнус!
Бейн молчал. Просто сжимал губы тонкой линией, и смотрел, почти не моргая. И не двигался.
Алек чувствовал, как по щекам текут слезы, но ему было плевать на то, как он выглядит.
Это ведь не могло быть правдой.
Никогда.
Не он.
- Алек, - прошептал Магнус, и Лайтвуд чуть не задохнулся от звучания такого родного голоса.
Это все сон, это просто ебанный кошмар, - твердил про себя парень, но пистолета не опускал. Потому что если это реальность, то…
То будто он сможет выстрелить в Магнуса.
Будто он сможет поступить по долгу, даже зная, что все эти три года могли быть просто искусной игрой со стороны Бейна.
Будто он никогда не ставил его выше закона.
- Прости, - почти неслышно выдохнул Магнус и резко сделал выпад вперед, выбивая из рук Алека пистолет и с силой ударив его в живот.
Лайтвуд почувствовал, что падает на землю, больно ударяясь головой, но все-таки, через силу борясь с головокружением, приподнялся и крикнул:
- Магнус!
Но в ответ ему донеслась только тишина.
И последнее, что он видел перед тем, как все-таки упасть в обморок, - золотая вибрация пыли мимикрирующего костюма, и исчезающий в воздухе Бейн.

*

Это была словно кататония.
Алек просто не мог понять, как это вообще возможно.
Магнус заодно с «Синдикатом». С теми, кто когда-то покалечил его.
Черт, может это какая-то шутка? Какая-то ошибка? Стокгольмский синдром, шпионская операция или еще-то, что говорило – Бейн не по своей воле напал на них с Джейсом.
Хоть что-то.
- Александр, - тихо обратилась к парню Мариза, нежно поглаживая сына по плечу. – Тебе поспать надо.
- Нет, - резко оборвал ее Лайтвуд, зарываясь руками в собственные волосы. – Я не могу. Мне снятся кошмары, - и замер, сгорбившись над рабочим столом. В груди болело, а глаза предательски щипало, но парень Алек не плакал.
Не мог – перед Маризой.
- Солнышко, - ласково сказала его мать, почти невесомо обнимая его за плечи. – Пожалуйста. Ты своим бодрствованием никому не поможешь. Мы разберемся. Обещаю. Я уверена, что Магнус ни в чем не виноват. Я верю.
- А что если он виновен? – отчаянно прошептал Лайтвуд, прижимаясь к матери. Уже было плевать на разногласия, и ему хотелось только вжаться в теплый бок Маризы, как всегда делал так в детстве. И чтобы она тихо напевала и гладила по волосам. – Что если он и правда с «Синдикатом»?
Женщина молча опустилась рядом с сыном на колени, отвела его руки от головы и, сжав холодные ладони парня, посмотрела ему в глаза:
- Во что ты веришь больше? В то, что он лгал тебе все эти годы и просто ждал случая исчезнуть, или в то, что он сделал все то по какой-то причине, которой не смог поделиться с тобой? – голос Маризы был тихим, но уверенным и твердым. – Если вы, правда, любили друг друга так сильно, как ты говорил, как все вокруг видели, разве это не самый главный повод верить в него?
Я знаю, я много разочарований привела в твою жизнь, говоря, что он тебе не пара, что ты нас опозорил, но честно… Я просто испугалась. Мой маленький мальчик, что послушно делал все, что ему скажут, решил сделать что-то по-своему. И я на секунду подумала, что ты меня оставишь.
Навсегда. Уйдешь как Изабель вслед за этим парнем, и я останусь одна.
Я уже потеряла Макса, потеряла Роберта и свою дочь. И если бы я потеряла еще и тебя, я бы не справилась.
Я такая эгоистка, я знаю, но сейчас, видя как тебе больно, как страшно, я прошу об одном – если ты действительно веришь в Магнуса, не слушай других. Не думай о том, что будет. Сам найди все ответы, а я, да и Джейс и Клэри тебя поддержим.
Чтобы не случилось, хорошо?
Мы все семья. Помни это, - Мариза поцеловала Алека в лоб и, вставая с колен, еще раз ласково погладила сына по волосам. – И мы всегда рядом.
Лайтвуд промолчал, прикрывая глаза и немного улыбаясь. Он слышал, как Мариза пошла на выход из комнаты, и прислушивался к мерному постукиванию ее каблуков по паркету.
Стало чуть легче.
А еще Алек понял – он точно найдет Бейна и лично узнает у него, что вообще происходит.

Однако спустя час оказалось, что узнавать не пришлось.
Ему и так все рассказали.
Где-то в три часа по полудни в участок заявился Рагнор – практически с полностью механизированным телом, отчего было непонятно сколько ему на самом деле.
Он чеканным шагом вошел в помещение и громко спросил:
- Где Магнус Бейн? – и уже по глазам Алека и Джейса все понял. – Ясно. Это плохо, - и жестом подозвав Маризу и Маркуса – нового шефа полиции, - сказал. – Я все вам расскажу. Как и Вейланду с Лайтвудом. И тебе, Кларисса, - он кивнул, застывшей в нескольких шагах от него, девушке, и прошел в одну из комнат для начальства.
- Это секретная информация, - начал он, усаживаясь на край письменного стола и обводя взглядом собравшихся в помещении людей. Оба стула пустовали, но никому и в голову не пришло сесть, все просто стояли и внимательно вслушивались в слова Рагнора. – Но, похоже, что-то случилось – Магнус уже как пару дней не выходит на связь. А это на него не похоже. Не во время дела.
- Дела? – хрипло спросил Алек, делая шаг вперед и опираясь рукой о спинку стула. – Он не с «Синдикатом», да?
- «Синдикат», - выплюнул Рагнор, презрительно скривив губы. – Сборище ублюдков и психопатов, которые готовы пролить реки крови, лишь бы только потешить свое самолюбие, - и глубоко вдохнув, продолжил уже куда более спокойно. – Конечно, нет. Он… мы работали над одним заданием в рамках одного нашего прошлого дела, когда мы с ним еще были в разведке, – эксперименты над детьми. И Магнус был уверен, что «Синдикат», а точнее сам Себастьян связаны с ним куда больше, чем хотелось бы. Он собирался на один из складов, где были кое-какие доказательства, и, прибыв туда, так и не объявился.
- Даунтаун, - тихо прошептал Джейс, метнув обеспокоенный взгляд на Лайтвуда. И понял, что все плохо – у Алека с лица сошли все краски, покачнулся и только усилием воли стоял на ногах.
Он не напал на них.
Он спас их.
Меньше знаешь – дольше проживешь.
Джейс закрыл глаза и немного прикусил губу.
Чертов Магнус. Он же не бессмертен.
- Есть вероятность, что он жив? – задал жестокий вопрос Вейланд, не обращая внимания на испуганную дрожь плеч его брата. Он должен был спросить. Ради них всех.
- Да.
И этого уже было много.

*

Они успели.
Снова.
И Алек решил, что это был последний раз, когда он держит на руках своего полумертвого парня, умоляя его открыть глаза и сказать, что все хорошо. Последний раз, когда он вообще хоть куда-то там пошел один, а уж тем более вспоминал о своей бывшей работе, и плевать, кого он там спасал.
Хватит уже.
- Дорогой, - тихо прохрипел Магнус, медленно открывая глаза, и фокусируя взгляд кибер-глаз на Алеке. – Я, что, умер и попал в рай?
- Я тебе поумираю тут, - облегченно ответил ему Лайтвуд, аккуратно прижимая к себе, и уже облегченно выдыхая ему куда-то в шею. – Никогда так больше не делай.
- Но сладкий…
- Никогда, - жестко повторил Алек, медленно поднимаясь с асфальта и ставя Бейна на ноги, придерживая его за талию. – Я еще не готов тебя потерять.
Магнус улыбнулся и прижался крепче к своему парню. За их спинами пылали комнаты одной из баз «Синдиката», где-то слышались вопли Джейса и Клэри и отборные ругательства Рагнора.
Людей кто-то успел предупредить, что они идут за Бейном, и почти все скрылись, что наводило подозрение на то, что в участке есть крот.
Все было хорошо.
И все будет хорошо.
- Хей, - вдруг послышался голос Джейса, который вел перед собой закованного в наручники преступника. – Вообще, вы помните еще, что у нас есть такие плохие парни как «Синдикат»? Что мы тут немного так с ними не в сотрудничестве? И вообще, что они нам объявили войну, нет? И может хоть кто-то из вас вспомнит, что сгореть – не очень хорошо. А то спасти одного придурка, чтобы потом умереть с ним – не самое романтичное. Лучше бы ему предложение сделал, бро, - и, махнув рукой Клэри с Рагнором, направился на выход.
Алек усмехнулся и медленно повел такого же ухмыляющегося Бейна за ребятами.
О «Синдикате» он подумает завтра.
Самое главное они уже сделали.
А серебряной кольцо будет очень хорошо смотреться на черной механической руке Магнуса.
Как и на его живой.
И очень даже со вкусом.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.