Без названия 36

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
The Matrixx, Агата Кристи (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Вадим/Глеб, Вадим Самойлов, Глеб Самойлов
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
OOC, Инцест
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
И когда Глеб успел так повзрослеть!? Нет, серьезно, как Вадим это проморгал...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Lukovitsa как-то написала в комментарий: "...и этот момент..что Вадим уезжая в универ оставил ребенка, а забрал уже юношу"
Собственно тогда и родились эти зарисовки.
К сожалению, им не суждено вырасти в полноценный фанфик, так и останутся недодрабблом...

Все же рискну выложить, может кому-то по душе придется.
Удалить-то оно всегда успеется)
16 сентября 2016, 15:13
«Это моя квартира. Тут кухня, ванная… Ага, выключатель заедает, на двери в туалете нет задвижки, так… Балкон с видом на свалку. Соседка снизу иногда приходит, брызгает мою дверь святой водой, ладан жжет — короче вы друг другу тоже понравитесь. На лестничной площадке — по центру — Андрей, мы его Адреналином зовем, он может все что угодно достать — я у него журналы, пластинки заграничные беру. Ну, и так кое-чего, эээ… Спать пока на одном диване будем, потом про кровать поспрашиваю у ребят. Это шкаф. Нет!!! Не открывай, Глеб!.. Да, черт с ней, она всегда отваливается. Что еще?! Короче, по ходу там разберемся…»
«Это моя альма-матер, мать ее».
«Вот столовка, где мы обедаем».
«Здесь — в подвале мы репетируем и пишем звук. У нас лучшая в городе приставка „Волна“».
«Это Корж, тот — с метелкой на голове, — Джин и его друг — Тоник- неразлучная парочка… Это Петька, Мадлен, Саня…»
Так началось знакомство Глеба с привычным миром Вадима.
И так началось знакомство Вадима с совсем не знакомым ему Глебом. Ибо этот парень лишь смутно напоминал ему его младшего брата: у него синие глаза и взгляд, направленный в самые глубины души, и совсем чужой голос — уже не едва сломавшийся голос подростка, а красивый, трепетный, глубокий, протяжный и печальный. Конечно, Вадим не мог заметить этих изменений в коротких телефонных разговорах.
Сейчас — они в студии, и Глеб покорил ребят, сыграв отрывок из своей песни. Покорил своим вокалом и простой, незатейливой мелодией, с пугающей глубиной и надломом в тексте.
Вадима завораживает и пугает непосредственность брата в проявлении чувств. Глеб усаживается к нему на колени, пока они курят в перерыве, и запускает свою руку в кудри брата, накручивая его локоны на пальцы. Это выглядит так просто и естественно, что остальные ребята даже не обращают на это внимания. А Вадим — нервничает, не может пристроить освободившуюся вторую руку, когда тушит бычок, ведь другая его рука лежит на пояснице брата, и старший судорожно соображает: как это будет выглядеть, если он положит ее Глебу на бедро.
Глеб замечает его метания и ловит эту несмелую руку, ласково поглаживает, сопоставляет его большую ладонь со своей — еще совсем птичьей. Когда-то его ладошка полностью тонула в руке Вадика. На ум приходит банальное — «как быстро летит время», но это — правда, Вадим не понимает, когда и как успел проморгать момент взросления брата.
После репетиции они все вместе идут домой по ночному городу, Саша придерживает Вадима и когда они отстают ото всех, — говорит:
— Знаешь, у тебя классный братишка, если Петя все же уйдет из группы, я бы взял Глеба. А ты что думаешь?
Вадим пожимает плечами — мол, можно попробовать.
***
Вадим мучается без сна, но пошевелиться — боится, чтобы не разбудить брата. Каждое движение отдается скрипом дурацкого старого дивана. В его голову лезут всякие мысли и эмоции дня, не отпускают сознание. Он размышляет об их детстве, и щемящая нежность и жар наполняют его сердце.
Он проваливается в забытье лишь на рассвете, выхватывает последнюю картинку, прежде чем ухнуть в царство грез — по обнаженным, хрупким плечам Глеба играют в чехарду солнечные зайчики.
Он надеется что сон, принесет покой в его томящуюся душу.
Но он ошибается — засыпает он заболевающим, а просыпается безвозвратно больным.
***
— Что это? — Глеб с интересом наблюдает за братом, который выкладывает перед ним коробочки и тюбик, смятую вырезку из журнала, на которой красуется огненно-рыжий парень с ярким макияжем.
— Грим.
— Грим?! Этим же девчонки пользуются?! — восклицает Глеб, рассматривая карандаш для глаз и тушь.
— Не крутись.
Вадик старательно выводит стрелки на глазах и несколько раз проводит кисточкой по ресницам, чуть касается алых губ помадой. Осматривает результат и выдает хриплый, нервный смешок.
— Все так ужасно? — судорожно касаясь лица, Глеб вырывает зеркало из рук брата.
— Нет-нет! ты выглядишь…
-Как идиот? — продолжает младший, изучая отражение в зеркале, оправляя волосы от лица.
— Как чмо? — сам себя перебивает Глеб.
— Как…гомик?
Где он слово то такое услышал?!
— Нет. Ты выглядишь великолепно!
— Правда? — он еще раз смотрит на себя в зеркало, но уже по иному, как-то игриво выпячивая нижнюю губу, хлопая длинными ресницами. Вадим лишь качает головой.
Старшему хочется быть как можно дальше от этих томных глаз, но вряд ли это будет возможно сейчас, когда они живут вместе, учатся в одном универе, да еще и будут играть в одной группе. В тайне, Вадим надеется, что это первое выступление Глеба будет провальным, или ему просто не понравится играть в рок-группе, хотя и знает, что этому не бывать. Ведь наблюдая за братом на сцене, Вадим понял — Глеб просто рожден быть рок-звездой.
А сам старший брат справится, обязательно справится с этим наваждением.
***
Вадим постоянно слышит музыку во сне, и наяву она щедро разлита в воздухе, и имя «Глеб» вплетается в ее чарующие ноты. Та осень выдалась дождливой. Та осень бережно кутала его терзанья в туман и ветер.
А под поднятым воротом плаща — мечтательная полуулыбка и болезненно — лихорадочный блеск глаз выдают безнадежно  влюбленного человека.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.