All We Know 35

Juls. автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Видеоблогеры, Troye Sivan (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Трой/Коннор, Трой Сиван, Коннор Франта
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Songfic Драма Психология Романтика Философия

Награды от читателей:
 
Описание:
В какой-то момент ты понимаешь, что не проведешь ни дня не видя человека, которого любишь, а в другой - он тебя безумно раздражает, и ты искренне не понимаешь, почему вы вообще вместе. Самое страшное - это даже не когда непонимание причины, почему вас влечет к этому человеку, не проходит, а когда этого влечения нет вообще.

Посвящение:
имениннице.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
закончено 9 октября. 6:06 pm. Сегодня ты сказала, что скучаешь по моим работам, а мне пришлось соврать, что у меня writer's block. На самом деле, я тратила все свое свободное и не свободное время на то, чтобы эти работы были идеальными. (пойду открою снапчаты, которые ты мне посылаешь уже минут 40)

Последняя (на самом деле планировалось пять, но я очень ленивая, хотя у меня сохранены еще два недописанных в черновиках) написанная мною работа в серии "project Karina's birthday" (серьезно, у меня так папка называется) спустя месяц работы над этими историями. Спустя 11245 слов, я закончила эти работы. Я работала над ними очень усердно и долго (настолько, что потом две недели не могла сесть за продолжения других работ, они выжали из меня все).

Но чего только не сделать ради тебя, верно?
20 октября 2016, 00:01

Песня стояла на повторе всегда, когда я писала эту работу. Я прослушала эту песню более 200 раз, согласно моему айтюнс

The Chainsmokers - All We Know (ft.Phoebe Ryan)

Если вы когда-нибудь были в серьезных отношениях, то вы наверняка помните тот момент. Или даже период, я не знаю, как его назвать. Но вы прекрасно понимаете, о чем я. Как и все в мире отношения имеют свои взлеты и падения, конфетно - букетные периоды и недорасставания. В какой-то момент ты понимаешь, что не проведешь ни дня не видя человека, которого любишь, а в другой - он тебя безумно раздражает, и ты искренне не понимаешь, почему вы вообще вместе. Самое страшное - это даже не когда непонимание причины, почему вас влечет к этому человеку, не проходит, а когда этого влечения нет вообще. И если вы чувствуете последнее - самое время расстаться, пока вы не сделали друг другу еще хуже, потому что в то время, как вы держитесь за штурвал тонущего корабля ваших отношений, вы, возможно, упускаете спасательные шлюпки, которые были отправлены, чтобы спасти вас от гибели. Проще говоря, держась за отношения, у которых нет будущего, вы можете упустить человека, с которым могли быть по-настоящему счастливы. Вот почему все должно заканчиваться в нужный момент. А нужный момент вы почувствуете сами. Это выглядит так легко в виде черных букв на экране, но на самом деле это сложно, и я этого не отрицаю. Легко перепутать отсутствие влечения и временные сомнения, особенно если они подкреплены негативными эмоциями, но я могу вам точно сказать одно: если вы все-таки приняли решение расстаться и если это решение вдруг оказалось неправильным, вы оба это поймете. Настоящую любовь невозможно забыть, и это не очередное клише, но я не говорю, что поняв ошибку вы сможете все вернуть. К сожалению, это не так. Мне кажется, вы запутались, ведь сначала я давала надежду на возможность восстановления отношений, а потом говорю, что это возможно не всегда. Я не буду говорить свой вывод, сделайте его сами. И это будет самым правильным выводом. А моя задача на данный момент выполнена: я заставила вас задуматься. Во всяком случае, я на это надеюсь. У Троя были всего одни серьезные отношения до этого, но они не идут в сравнение с его отношениями с Коннором. С Коннором все в тысячу раз ярче, сильнее, могущественнее и запутаннее и чувствуется острее, но, к сожалению, это касается и ссор тоже. Ссоры с ним намного больнее, после них тяжелее восстановиться, и они сводят с ума. Они оба уперты, оба верят в свою собственную правду, из-за чего могут с легкостью провести целые часы fighting flames of fire, пытаясь доказать друг другу каждый свое. Если сказать честно, иногда это пугает Троя, пугает до такой степени, что семена сомнений - о существовании которых Трой даже не догадывался сначала - начинают прорастать уродливыми сорняками. Разъяренный Коннор - это как электрический ток. Одно неправильное или неосторожное движение может привести к фатальному исходу. Но несмотря на это, Трой именно тот, кто своими же руками оголяет провода, подпуская ток еще ближе к себе, своей коже и душе. Если среди вас есть педантичные физики, и вы читаете это с самодовольной ухмылкой, думая, что я ничего не понимаю и что электрический ток ничего не сделает душе, то мне вас жаль. Жаль, что вы мыслите так поверхностно, не понимая, о чем я сейчас. Эта работа не для вас. Она для тех, кто может и, самое главное, не боится вникать в суть вещей, читать между строк, вдумываться и видеть сквозь завесу, которую мы называем прямым значением слова. И Трой сам висит на этих оголенных проводах, крепко держась за них голыми руками, то и дело получая удары, но не отпуская. Слишком много стоит на кону: их отношения hang onto burning wires. В начале их отношений - в тот самый конфетно - букетный период, который, к моему огромному недовольству, действительно существует, - они относились к каждому подарку, сюрпризу, приглашению друг другу с каким-то маниакальным перфекционизмом. Я не уверена, что такое понятие вообще существует, но это наиболее точное описание. Трой искренне боялся сделать что-то не так по отношению к Коннору, принести домой не тот кофе, не те цветы, не понимая, что Франта будет доволен всему, что когда-либо касалось рук Троя. За исключением, наверно, кофе. Но мы не можем его винить: Трой и правда умудрялся покупать самый худший кофе, который продавался в магазине. И сам Трой тоже замечал, что Коннор выбирает места для их свиданий исходя из предпочтений и интересов Троя, и - скажу вам по секрету - это заставляло сердце последнего счастливо сжиматься, неважно какое это было свидание - первое или пятьсот третье. Именно поэтому, лежа без сна в кровати, Трой сжимал одеяло в кулаках почти что со злостью, пытаясь заглушить мысль «We don't care anymore», которая отравляла его изнутри. Сидя рядом на диване, Трою казалось, что они далеко. Коннор поворачивался к нему лицом, ощущая пристальный взгляд младшего на своем виске, и Трою казалось, что он ничего не видит в зеленых глазах. Они казались тусклыми и погасшими, и вы понятия не имеете, что делал один их вид с Троем. Это абсолютно точно не помогало ему разобраться в их отношениях и к чему они двигаются, и та дверь в конце коридора - это все-таки выход или вход? Трой смотрел на Коннора и буквально видел, как мелкие белые буквы, написанные курсивом, создают хрупкий и шаткий мост от одного парня к другому, составляя одну лишь фразу, которую они оба боятся: "Are we fading lovers?" Я не просто так упомянула, что отношения с Коннором были ярче для Троя, чем все остальные. И это не я придумала. Это то, что чувствовал Трой. Глаза Коннора всегда были ярко-зелеными, даже когда их оттенок темнел из-за плескающейся в них злости, раздражения или желания; они оставались ярко-зелеными, когда блестели переполняющей радостью, счастьем, когда он рассказывал о чем-то, чем он гордится или что произвело на него впечатление; они были ярко-зелеными, когда Коннор смотрел на Троя, и последний чувствовал, что они одно целое, и эти зеленые глаза казались младшему роднее своих голубых. Касаясь кончиками пальцев румянца на щеках Коннора, который появлялся после долгого смеха парня или приступов стеснения, Трою казалось, что красный цвет проливается на его пальцы, впитываясь в кожу и попадая в вены, смешиваясь с темно-бордовой кровью и делая ее ярче. Трой мог назвать цвет, соответствующий всему, что он испытал с Коннором, кроме одной вещи. Он никогда не мог подобрать правильного цвета для их любви, потому что в ней смешивались все существующие в мире цвета. Поэтому Трой рад, что успел остановить себя, когда во время очередной ссоры он чуть не произнес: «We keep wasting colors». Но он рад не потому, что Коннор это не услышал. Он рад потому, что, если бы он произнес это вслух, он не смог бы это больше игнорировать. Темными вечерами, когда они стоят друг напротив друга в плохо освещенной кухне, тяжело дыша после только что закончившейся ссоры, сжимая ладони в кулаки так сильно, что на коже остаются следы от ногтей, они молчат. Молчат, потому что у каждого из них на кончике языка лишь: «Maybe we should let this go», и никто из них не хочет быть тем, кто сдастся первым. Они смотрят друг на друга, прожигая своими взглядами кожу, пытаясь разгадать друг друга заново и не запутаться в ребусе на этот раз. Тонкие губы Коннора сжаты в одну линию, и Трой позволяет своему взгляду задержаться на них, перед тем как медленно поднять глаза и встретить ярко-зеленые глаза. Трой делает один маленький шажок вперед, и все происходит очень быстро. Коннор резко выдыхает и бросается на него, сбивая по пути стул, цепляясь за шею парня с такой силой, что Трой чуть ли не падает назад, и соединяет их губы в сильном, резком поцелуе. Не теряя ни секунды, Трой отвечает ему не менее страстно, соперничая с его языком ради права управлять поцелуем. Младший крепко сжимает талию Франты, разворачивая их так резко, что Коннор ударяется затылком о стену, но они оба этого не замечают. Такие отношения принято называть нездоровыми. Но Трою наплевать: потому что до тех пор, пока руки Коннора касаются его кожи, ему будет без разницы, пусть хоть эти отношения будут смертельно опасными. Да, каждый их спор и каждая ссора отрывают от его сердца кусочек, пусть даже самый маленький. Иногда Трою кажется, что отрывающейся кусок попадает прямиком в сердце Коннора, а кусочки Коннора - в сердце Троя. Возможно, это просто поэтичное описание душевной боли от ссор, кто знает? Однажды утром, когда Коннор ушел на бизнес-встречу, а Трой проснулся чуть позже и, зевая, направился в кухню квартиры старшего, ему показалось, что на деревянном столе - всегда идеально чистом - невидимыми клубочками пыли в солнечных лучах, падающих из окна, написанные почерком Коннора, витают слова: «We're falling apart, still we hold together». Вы знаете, как реагировать? Трой вот тоже не знал, но что-то в нем поменялось. Они больше улыбались. Больше целовались, а соседи перестали к ним заходить, обеспокоенные громкими ссорами. Потому что громких ссор не было. Нет, у них не стало все вдруг идеально, конечно, нет. Они все также ссорились, но споры обычно заканчивались тем, что один из них обнимал другого, пока второй не успокоится и не перестанет вырываться из захвата. Ну или брошенной горстью муки, это уже как пойдет. Когда Коннор уходил по утрам, он снова целовал Троя в губы вне зависимости от того, спал ли Трой или нет. Их сердца были обведены жирным красным маркером, и "We've passed the end, so we chase forever" вплеталось в их ребра. - Мы ни в чем не можем быть уверенными, - однажды произнес Коннор, запуская пальцы в запутанные кудри Троя, который лежал у него на коленях. Они молчали до этого, наслаждаясь такой редкой в последнее время гармонией между ними, поэтому у этой фразы нет ни контекста, ни предыстории. Надо ли объяснять, что Трой прекрасно понял, о чем говорит парень? Не думаю. Трой закрыл голубые глаза, плотно сжимая веки, пытаясь выгнать эту фразу из своих мыслей, выбросить ее из своей головы и, желательно, из головы Коннора тоже. Мягкие подушечки пальцев Коннора легко надавливали на затылок, массируя и способствуя процессу избавления от мыслей. - Мы ни в чем не можем быть уверенными всегда. Но сейчас, рядом с тобой, я уверен в нас, - голубые глаза находят зеленые. - 'Cause this is all we know. Трой поднимает руку, запуская ее в свои волосы, и переплетает пальцы с пальцами Коннора. Его шепот, больше похожий на эхо, произносит фразу, поясняющую смысл расплывчатого высказывания Коннора. - This feeling's all we know. То чувство, про которое они говорят, - это уверенность в них или их любовь? Давайте оставим эту тайну им. Трой проводил пальцами по гладкой блестяще-черной поверхности мотоцикла, не в силах произнести и слова. Коннор, в черных скинни джинсах и кожаной куртке, держал в руках только что снятый с головы шлем, и приглаживал волосы, пытаясь скрыть довольную улыбку, краем глаза наблюдая за реакцией Троя. Младший парень все еще не мог отойти от шока, который он испытал, увидев своего парня верхом на мотоцикле, профессионально останавливающегося прямо возле него. Минута незаметно сменяла другую, а они все еще стояли в тишине: ладонь Троя лежала на кожаном сидении, а Коннор бедром подпирал свой транспорт. - Так ладно, - Трой трясет головой, пытаясь вылезти из трясины шока, - ты не представляешь, сколько у меня вопросов, и я не знаю, с чего начать. - А ты не начинай, - отвечает Коннор, приближаясь к Трою на полшага. - Просто помни, что I'll ride my bike up to the world, down the streets right through the city, если это будет значить, что я двигаюсь к тебе. Коннор выдыхает последние слова прямо в губы Троя, притягивая одной рукой младшего парня ближе к себе. Франта садится на мотоцикл, позволяя Трою встать между его ног. Они забывают, что находятся возле здания звукозаписывающей студии посреди Лос-Анджелеса и что они достаточно заметные личности. Ну или делают вид, что забывают, позволяя своей бунтарской стороне - которая, как мне иногда кажется, у них одна на двоих - взять верх над разумом. Трой улыбается, мучительно медленно для Коннора, приближаясь к его губам своими. Коннор сначала чувствует кончик носа Троя, задевающий его собственный, а потом язык Троя медленно - почти осторожно - проходит по его нижней губе, еще до того, как их губы соприкасаются. И это сводит Коннора с ума. Старший уже ни о чем не думает, комкая края футболки Троя, прикасаясь кончиками пальцев к разгоряченной коже под ними, втягивая младшего в сводящий с ума поцелуй. Руки Троя путаются в волосах Франты, и кольцо, которое Трою почему-то приспичило носить в последнее время, немного больно тянет одну из прядей, добавляя Коннору ощущений. - Эй, эй, эй, ребят, спокойней, - раздается позади них знакомый голос Алекс, которая тоже, видимо, закончив свои дела, собирается отправиться домой. Трой оборачивается и, все еще не придя в себя, смотрит на нее немного диким взглядом. Он вдруг замечает, что его колено находится прямо между ног Коннора, на кожаном сидении мотоцикла, едва касаясь небольшого бугора в черных джинсах старшего. Алекс откровенно смеется над выражениями их лиц и отстраненными взглядами, в которых медленно появляется осознание. 29 секунд Коннор, подмечает она про себя, замечая покрасневшие щеки Франты. Трою требуется чуть больше времени. Девушка подходит к ним, кладя руки на их плечи, и важно переводит взгляд от одного парня к другому и с абсолютно серьезным выражением лица выдает: - Если я через ваши джинсы вижу размеры ваших членов, то другие тоже могут. И пока оба парня пытаются придти в себя от неожиданности, она отходит к своей машине, исчезая с автостоянки. Они смотрят друг на друга, улыбаются, и Коннор молча отдает Трою второй шлем, правильно усаживаясь на сиденье. Трой садится сзади, обвивая талию Коннора со спины, прижимаясь грудью к сильной спине как можно ближе. Шум толпы, поющей его песни, хотя он сам еще даже не вышел на сцену, просачивались сквозь толстые бетонные стены ночного клуба. Хорошо, если честно, эти стены были звуконепроницаемы, а фанатов было слышно из-за того, что дверь, ведущая к сцене была приоткрыта. Трой стоял в метре от нее, прислоняясь спиной к стене и чувствуя ее холод через тонкую футболку. До выхода оставались две минуты, но Трой не хотел класть трубку, тем более Коннор рассказывал какую-то забавную историю, прерываясь на смех, делая его рассказ еще милее. Когда Дэни показала ему знак готовности, он недовольно простонал из-за чего Коннор замолчал. - Я должен идти на сцену, Кон, - Трой повернулся лицом к стене, прижимаясь к ней лбом. - Как бы я хотел, чтобы ты был здесь. - Да, я понимаю, - говорит Коннор. Трой слышит, как скрипит дверь за его спиной, но не поворачивается, - но ты забываешь кое о чем. Последние слова Трой слышит громче, чем первые, поэтому он убирает телефон от уха и удивленно смотрит на экран. Дверь захлопывается, и Трой уже не в силах игнорировать эти звуки, поэтому он оборачивается, тут же чуть не роняя телефон из рук. На другой стороне комнаты стоит Коннор, одетый в свои любимые песочные джоггеры и джинсовую куртку. Он улыбается так широко, что у уголков глаз формируются морщинки. Парень все еще держит телефон у уха и продолжает говорить в него, не отрывая глаз от Троя, который застыл боком к Коннору и не может пошевелиться от неожиданности. - Ты забываешь кое о чем, - говорит парень, и Трой слышит как это предложение звучит в его айфоне. - I'll go everywhere you gо, from Chicago to the coast. Трой улыбается ему в ответ и уже делает шаг навстречу, чтобы обнять парня, которого не видел уже неделю, но его прерывает Дэни, которая появляется в дверях с растрепанными волосами и недовольным лицом: - Трой! Я тебя уже несколько раз позвала! Твой выход! Девушка вдруг замечает, что Трой то и дело переводит взгляд на другую сторону комнаты, и оборачивается. Коннор поднимает руку в приветственном жесте, и Дэни понимающе улыбается. Она бросает взгляд на наручные часы и спрашивает: - Вам дать еще минуту? Трой уже собирается ответить согласием, но Франта оказывается быстрее: - Нет-нет, все нормально, иди на сцену, Трой, - он посылает ему улыбку, в которой Трой чувствует любовь и гордость. - Я буду в зале. Сиван посылает ему воздушный поцелуй и одними губами произносит «спасибо» прежде чем поправить свой наушник и выйти на сцену. Все мы хотя бы раз задумывались о далеких поездках на машине лишь с любимым человеком, да? Сменяющие друг друга пейзажи: зеленые высокие леса, создающие своеобразные природные туннели, голубая гладь океанов, рек, озер, морей, безграничные желтые поля, покрытые выгоревшей на солнце травой, тяжелые, немного пугающие, пески жарких пустынь - чего только нельзя увидеть из окна, путешествуя на машине по стране. А еще дешевые придорожные мотели, забегаловки, в которых есть только бургеры и газировка, громкая музыка, льющаяся из открытых окон, и ветер, и скорость, сносящая крышу. Громкий смех, громкие песни, громкие шутки с человеком, который держит тебя за руку, пока вы несетесь вперед - навстречу новому, новым приключениям, новым воспоминаниям и новым людям. Вы ведь тоже задумывались об этом, верно? Но, как бы грустно это ни звучало, мало кому удается это совершить. Вас могут остановить обстоятельства, обязанности, вы можете расстаться, вы можете поехать, но все окажется совершенно не так, как вы представляли. Мой Вам совет: если у вас есть возможность это сделать, если вы уверены - делайте. Езжайте, не задумываясь, езжайте, пока не появились причины не ехать. Они были счастливчиками. Они рискнули. Они поехали. Трой никогда не чувствовал такую сильную связь с Коннором, Коннор никогда не понимал так ясно, почему они вместе. Они могли молчать часами, они отрывались от дороги, чтобы бросить хотя бы мимолетный взгляд на друг друга, когда они по очереди спали, свернувшись в клубочек на пассажирском сидении (потому что на задние сидения никто перебираться не хотел, ведь это значило быть дальше, хоть и на полметра). Трой кидал в Коннора картофель фри, после чего старший парень отчитывал его за мусор в машине, но они оба едва сдерживали смех. Они заселялись в мотели в районе трех часов ночи где-то посреди Алабамы, и занимались сексом на тонких выцветших простынях и одеялах, не заботясь о тонких стенах и о сне соседей. Они возвращались на дорогу, и Трой любил воображать сценки из детских книг про Америку, которые читала ему мама в детстве. Он чувствовал себя ребенком, но очень редко, потому что ребенок-Трой не мог бы даже подумать, что он будет ездить по Америке на машине, держа за руку самого лучшего и самого красивого парня на всей планете, которого он - вы можете в это поверить? - действительно называл своим. Меллет мог часами следить за его профилем, за тем, как он смешно морщит носит, когда чихает, и как его зеленые глаза то и дело скачут от дороги к приборной панели, от Троя снова к дороге. Коннор покупал сигареты на заправках, кидал пачку Троя, предварительно достав одну себе, и говорил: «Hit this and let's go, blow the smoke right through the window». И они не заботились о том, что никотин плохо влияет на здоровье, о том, что Трою через две недели снова отправляться в тур, и его голос должен быть в абсолютном порядке. В этот момент, в эти секунды они были счастливы, и это самое главное. Потому что это чувство - это все, что они знают. Отношения - это, в какой-то степени, замкнутый круг. Один период всегда сменяется другим, возвращаясь к началу, они могут двигаться в хаотичном порядке, а результат не всегда может быть таким же как в прошлый раз. Взлеты и падения, если называть это банальными терминами. Падение для Троя было неожиданным. Ему казалось, что его резко ударили лбом о бетонный пол, который он никогда не чувствовал ногами, потому что всегда находился над ним, и его ступни не касались его, и он даже забыл, что этот пол вообще есть внизу. Он видел Коннора, который точно так же потирал затылок и непонимающе оглядывался по сторонам, но Трой не мог дотронуться до него, а Франта не мог его увидеть. Между ними была какая-то непонятная стена, закрывающая их друг от друга, не позволяющая одному из них видеть другого, а другому не давала протянуть руку, чтобы обозначить свое присутствие. Если говорить без метафор - ссоры вернулись. Вернулись с небывалой силой, с новыми обвинениями, новыми криками и новыми осколками разбитых новых тарелок на новом ковре. Злость и раздражение в глазах Коннора блестели с новой силой, а резкие и неконтролируемые слова Троя били по самому больному. Они перестали понимать друг друга, и сами не заметили когда именно. Они отворачивались друг от друга и never face each other. Несмотря ни на что, они все еще были вместе, они все равно держались за то, что у них есть. Они могли мириться через 15 минут, а могли не разговаривать неделями, но никто даже не заикался о том, что Трой должен собрать вещи и жить в отеле на время его присутствия в Лос-Анджелесе. Коннор все еще готовил сразу два кофе (возможно, Коннор не просто так забывал положить сахар в кофе Троя, но давайте позволим ему эту маленькую детскую месть), и все еще не покупал роллы с креветками, потому что у младшего была аллергия. Они спали вместе, one bed, different covers, но иногда по ночам Коннор дергал уголки одеяла Троя так, что оно хотя бы касалось кожи Франты, и накидывал свое одеяло на Троя, перед тем, как уйти на бизнес-встречу, из-за чего младший парень просыпался в поту, и его щеки горели красным от духоты. (Можно ли это назвать еще одной детской местью Коннора?) Но все-таки тишина, затягивающая на недели, не была типична для них, и они не могли себе ее позволить, ведь их совместное времяпровождение всегда было ограничено турами Троя и его работой в Австралии. Но как бы они ни старались, все было не так идеально. Знаете, это как склеить разбитую вазу скотчем - через прозрачную материю трещины будут все равно заметны, и вообще это занятие чрезвычайно глупое. Так что никто не может винить Коннора за все чаще появляющиеся у него мысли «We don't care anymore». Знал бы он, что его мысли в точности повторяют мысли Троя в предыдущий период обострения их упрямства и недопонимания. Есть так много способов описать любовь, но ни одного похожего. Потому что и любовь не может быть похожей. Мы можем описывать любовь с помощью музыки, но для кого-то это будут классические произведения Моцарта, для других - тяжелые басы группы Metallica. Если говорить про живопись, у одних любовь - это работы импрессионистов, а у других - работы в стиле ампир. И то, что связывает двух влюбленных людей, в случае с музыкой - это ритмы, в которых бьются их сердца. Чаще всего они схожи, одного стиля, намного реже - они идентичны. Когда-то Трой и Коннор были той редкой парой с идентичными мелодиями, и, удивительно, но в любой период их отношений, стоило мелодии поменяться у одного из них - у другого она менялась тоже. Это помогало им двигаться в одинаковом темпе и ритме, это помогало им не отставать друг от друга и не теряться. Поэтому Трою было очень страшно, когда в какой-то момент он увидел спину Коннора перед собой и понял, что их ритмы, едва заметно, но все-таки отличаются. Пропажа гармонии - это ведь именно то, что становится знаком начала окончания правильных отношений, да? Коннор не хотел этого. Он не хотел, чтобы «Two hearts still beating, оn with different rhythms» было про них. Жизнь - череда выборов. Череда ответов на вопросы, в правильности которых ты не уверен до того, как споткнешься. Вся наша жизнь, все ее аспекты зависят от нас самих, от наших решений, от наших чувств, целиком и полностью от нас самих. Некоторые вопросы могут заставить нас задуматься, ответы на другие мы можем дать в ту же секунду, но самые опасные вопросы - это именно, те, которых мы боимся больше всего. И эти самые вопросы всегда будут присутствовать в нашей жизни, потому что они решают наши судьбы. Что делать после того, как закончишь учиться? Действительно ли это то, чем я хочу заниматься всю свою жизнь? То ли это место, где я хочу жить? А что если мне придется делать выбор? А что если у меня не получится и я подведу всех? Ответить ли мне «да» на эту авантюру? Тот ли это человек, с которым я хочу провести всю свою оставшуюся жизнь? Поэтому, когда они стоят друг напротив друга с сжатыми кулаками и метающими молнии глазами, за секунду до того, как один из них произнесет роковые слова, их колени начинают трястись одновременно, потому что «Maybe we should let this go?», свистящие у них в ушах, пугают их настолько сильно. Но знаете что? Жизнь также невозможна и без ошибок. Никто не может всегда выбирать правильный ответ, и, как ни странно, иногда ответ, который изначально казался нам провальным оказывается первым шагом на верном пути. Что касается отношений, так это то, что только сами участники этих отношений могут делать выбор, и, поверьте мне, не важно, какой это будет выбор - он все равно будет верным. Да, он может принести еще больше боли, чем до этого, но в конце каждого темного туннеля все равно всегда есть выход и даже не один. Через год, через два, через двадцать они могут расстаться и найти по-настоящему подходящего человека, но предыдущие отношения научат их чему-нибудь важному. А может быть, если они решили расстаться, - через год, через два, через двадцать они снова будут вместе, и на этот раз, их новые версии будут верными друг для друга. Жизнь учит нас делать выбор. Жизнь учит нас не бояться ошибок. Жизнь учит нас решать - стоит ли сдаваться или стоит держаться за то, что дорого? Жизнь учит нас тому, что никто не сможет сделать правильный выбор за вас, потому что вы - единственные, кто знает, что нужно вам для счастья. Поэтому сейчас, когда Трой хватается пальцами за воротник рубашки Коннора, когда по их щекам текут слезы, и они оба чувствуют этот солоноватый привкус в их поцелуе, а те, роковые слова больше не сжимают горло, ведь они выходят вместе с этими слезами, - ни на Конноре, ни на Трое нет ноши выбора. Они делают шаг в правильном направлении, хотя пока что этого не знают. Их выбор остаться вместе - вам, возможно, кажется неправильным, потому что вы видели, что их отношения далеко не идеальны, и иногда они приносят больше страданий, чем радости, но ведь вы ничего не знаете о них. Да, их отношения похожи на те, что называют нездоровыми, мы уже говорили об этом. Но заметьте, об этом говорили мы, а не они. А вы не забыли, что единственный, кто может сделать правильный для себя выбор - это сам человек, и никто другой? Вот именно. Они выбирают то, что сделает их счастливыми; они выбирают то, что они знают. Это чувство - это все, что они знают.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: