Сеть +20

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Долорес Амбридж, Перси Уизли
Пэйринг:
Перси Уизли/Пенелопа Клируотер, Кеннет Таулер/Патриция Стимпсон, Долорес Амбридж
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Каминная сеть – одна из основ национальной безопасности магической Британии. Особенно в смутные времена... Все упомянутые в шапке персонажи реально присутствуют в каноне, хотя некоторых из них вы наверняка не помните :) Таймлайн - седьмая книга.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
8 октября 2016, 12:50
— Пенни, отлично выглядишь! — Перси с улыбкой взял её за руку.

— Спасибо, дорогой. А ты что-то не очень. Много работы? — Пенелопа отложила шарфик, который рассматривала: милый, но оттенок немного не подходит, нужно что-то потемнее.

Перси вздохнул.

— В последнее время совсем невпроворот. И вся такая ответственная, ни на минуту нельзя расслабиться. Знаешь, я ночами просыпаюсь в холодном поту с мыслью, что забыл о каком-то поручении. Постоянное напряжение.

Пенелопа кивнула понимающе. О свидании опять не договорились. Понятно же, что он ответит: «Извини, слишком много дел в министерстве».

Иногда Пенелопе хотелось, чтобы настал день, когда Перси Уизли станет просить её о свидании, а она отмахнётся со словами: «Извини, никак не могу, слишком много дел на работе».

Но, увы, работа, которую выбрала Пенелопа, была, наверное, самой скучной в магической Британии. Она думала, что сможет уделять больше внимания другим делам — друзьям, внешности, тому же Перси... А на деле оказалось, что люди предпочитают общаться с кем-то интересным, а интересность определяется в том числе и работой. Ну о чём можно поговорить с клерком каминной сети? Решительно не о чем. Помесь стрелочника с трубочистом, вот кто они такие.

Вообще надо было давно признаться себе, что отношения с Перси — пройденный этап. За последние полгода они встречались-то раза три, и каждый раз — на бегу. Вот как сегодня: случайно столкнулись в магазине. Она даже не спросила, за чем он зашёл. А он не поинтересовался, нашла ли она то, что искала.

Пенелопа грустно улыбнулась. В школе казалось, что перед ними вся жизнь, которую они пройдут рука об руку, гордые и счастливые.

Смешно.

Вообще-то она собиралась пойти домой, сварить себе какао, сесть в кресло, по-стариковски укутавшись пледом, и читать книгу до позднего вечера. Но встреча с Перси почему-то заставила её почувствовать себя ужасно одинокой. Поэтому Пенелопа развернулась и отправилась обратно — на работу.

Их, клерков Руководящего центра Сети летучего пороха, обычно министерскими работниками не считали, хотя они таковыми являлись. Даже Перси, педант и любитель точности в формулировках, говорил про себя: «Я работаю в министерстве», а про Пенелопу — «Ты работаешь в каминной сети». Это осталось с тех давних времён, когда Сеть летучего пороха была частной компанией. Министерство первое время просило себе только функции надзора и контроля — чтобы уменьшить влияние человеческого фактора, ведь множество преступлений можно совершить, подключаясь к чужим каминам. Потом постепенно как-то само получилось так, что частная компания растворилась в министерском департаменте — подобное не раз случалось в магической Британии.

Кажется, с тех самых пор работникам Сети и рассказывали, какие они исключительные. «Только от вас зависит безопасность всех волшебников нашей страны!», «Вы все — звенья одной цепи, ячеи одной сети, именно вы создаёте то, без чего не может жить ни один из нас!», «Помните, как важно то, что вы делаете!» — эти слова звучали из уст начальства постоянно, как будто их хотели убедить в том, чего не было на самом деле. Что такое клерк каминной сети? Пустое место. Он не имеет никакой власти — прежде всего потому, что ничего не может сделать в своих интересах.

Самые страшные наказания были обещаны тем, кто осмелится произнести в адрес кого-то из коллег страшные слова: «Сделай это для меня». Даже мелкие шалости с каминной сетью, даже безобиднейшее подтрунивание друг над другом при помощи летучего пороха было запрещено.

В общем, скучная работа.

Зато любой, даже самый мелкий клерк из других департаментов, имеющих реальные контролирующие полномочия, мог им приказывать. Это не то чтобы бесило, просто иногда каждый из них чувствовал себя мальчиком или девочкой на побегушках.

Вот и сейчас, стоило Пенелопе зайти во внутренний коридор их центра, и она тут же наткнулась на группу министерских, возглавляемую мисс Амбридж — пренеприятнейшей дамой в розовом, увидев улыбку которой, долго ещё хотелось пить чай только без сахара.

— Здравствуйте, милочка, — обратилась она к Пенелопе, — хорошо, что вы на месте, а то что-то я не могу найти никого из ваших сотрудников. Удивительная безалаберность, давно пора навести здесь порядок. Милочка, проводите нас, пожалуйста, в дом Бернсдейлов, экстренное вскрытие камина, вот ордер. У них там что-то случилось, видимо, заклинило камин, к ним невозможно пройти.

— А не могли они его по собственной воле заблокировать? — недоверчиво спросила Пенелопа. — Это их право, вообще-то...

— Милочка, что вы, — голос мисс Амбридж стал совсем медовым, — это решительно невозможно! Они знают, что к ним сегодня должны прийти из министерства, и дали согласие встретиться с нашими сотрудниками. Скорее всего, что-то случилось, вы же видите сами, насколько безответственно ваши коллеги — к счастью, не вы — исполняют свои обязанности. Камин наверняка не обслуживался должным образом и поломался. И вообще, дорогая, вы же видите ордер, подписанный министром, остальное не должно вас беспокоить.

— У меня инструкции, мисс Амбридж, — строго возразила Пенелопа. Она сама не знала, с чего решила спорить с этой неприятной женщиной вместо того, чтобы свести общение с ней к минимуму, — я обязана им следовать.

Мисс Амбридж расплылась в улыбке.

— О, да, конечно же, мисс Клируотер, — почти пропела она, — вы совершенно правы, должностные инструкции превыше всего. Однако, насколько я их помню, я достаточно обосновала свои подозрения?

— Да, я сейчас открою камин, пойдёмте.

Пенелопу немного пугало, что волшебники, сопровождавшие мисс Амбридж, за всё это время не проронили ни слова — они вели себя, будто телохранители, а не коллеги. Она стала припоминать, произносил ли хоть когда-нибудь кто-то из них хоть слово. Нет, эта розовая мымра всегда ходила с одними и теми же сотрудниками, и они всегда молчали как рыбы. Странно всё это.

Аварийно открыв камин и пропустив по сети делегацию, Пенелопа подшила ордер к прочей документации и сделала соответствующую запись в журнале. Когда она уже заканчивала, появился Кеннет Таулер, её коллега, которому она сегодня сдала смену.

— Клируотер, что ты здесь делаешь? — неприязненно спросил он. — Ты же домой ушла!

— Дома скучно, — Пенелопа захлопнула журнал, поставила перо в чернильницу и развернулась к Кеннету. — А ты почему не на месте? Проверку на нас хочешь навлечь? Не знаешь, что ли, как лютует министр за несоблюдение распорядка?

— А ты не поняла, да? — огрызнулся Кеннет. Пенелопа посмотрела на него изумлённо — он никогда раньше не разговаривал с ней в подобном тоне. — Пока ты тут выслуживаешься, люди гибнут или попадают в лапы к этой... розовой...

— Погоди, ты что, нарочно сбежал, что ли? Чтобы не открывать им камин?

— Ну да, непонятливая ты наша. Ты посчитай, как часто они являются в последнее время. Едва ли не каждый день! Надо быть слепой, чтобы не видеть, что происходит.

— И что же, по-твоему, происходит? — Пенелопа заинтересованно наклонила голову.

Кеннет посмотрел на неё как на умалишённую, открыл рот, потом закрыл, махнул рукой и сел на край стола, за которым она сидела.

— Позавчера эта розовая дрянь притащила мне ордер на вскрытие камина семьи Лоуривер. Наутро в их доме нашли четыре трупа, в том числе два детских. Три дня назад, вот так же по ордеру, она вытащила из дому некоего Роджерса и его жену, они оба сегодня утром приговорены к поцелую дементора. Их кровь на моих руках, Клируотер, и я больше не могу. Никаких неисправных каминов не существует, понимаешь? Они блокируют свои камины сами, ставят вокруг домов антиаппарационный барьер — как раз чтобы эта тварь не пришла за ними. Они думают, что их дом — их крепость... А мы рушим эту крепость, мы с тобой и другие такие же, как мы! Но нас ведь посадили сюда оберегать безопасность, их безопасность, не розовой дряни. Понимаешь? Ну чего ты молчишь?

— А не допускаешь мысли... — медленно начала Пенелопа.

— ... что они все виноваты? — перебил Кеннет. — Все-все? Почти каждый день виноватые? И дети, да? Ты что, совсем по сторонам не смотришь? Вообще? Ты что, не понимаешь, на кого мы все тут работаем?

В его глазах полыхнул зелёным отблеск огня в камине. Где-то в каминной сети магической Британии опять сыпали в огонь летучий порох.

Пенелопа смотрела на Кеннета, и в голове у неё роились странные мысли. Что она действительно не хотела видеть того, что происходит вокруг, старательно жила, как раньше, ходила по магазинам, закрылось любимое кафе — стала просиживать вечера дома, выключила радио, чтобы не слушать, не слышать, не знать... Она сама не знала, чего не хотела знать.

Просто ей было страшно. Неясный страх перед будущим, который она запретила себе испытывать. Жила по расписанию, как механизм: включиться, проверить исправность, функционировать, выключиться.

Ведь они все — звенья одной цепи, ячеи одной сети, их задача — работать не задумываясь, как работают шестерёнки в часах, иначе вся система сломается. Думать должен тот, кто собирает сеть, кто задаёт ей задачи. Пенелопа же специально выбрала такую работу, на которой можно особенно не задумываться, не так ли?

— Знаешь, — странно бесцветным голосом сказал Кеннет, — Патриции Стимпсон пришло письмо из министерства. Требуют явиться и предъявить родословную. Ты ведь знаешь, что Стимпсон магглорожденная?

Пенелопа знала. Кеннет и Патриция были тем, что принято было называть «пара»; они встречались ещё в Хогвартсе, как сама Пенелопа встречалась с Перси, и вместе пришли работать в Руководящий центр Сети летучего пороха. Здесь они встречались каждый день, иногда просто сидели, трогательно держась за руки, и между ними словно бы проскакивали искры.

Пенелопа смотрела на Кеннета и точно знала, что он сейчас ей скажет. Она могла произнести эти слова за него, но не стала.

— Пожалуйста, — сказал Кеннет, глядя ей прямо в глаза, — сделай это для меня.

Она не ответила ничего. Встала и пошла перебирать бумаги. Записи в журнале, подшитые ордера. Экстренное вскрытие камина в доме Ловеттов; Лонгхиллов; Беркли; Оуэнов; Роджерсов; Лоуриверов. Подпись на ордере всегда министра; предъявитель — Долорес Амбридж.

«Министр знает, что делает», — уверенно сказал в голове Пенелопы Перси.

«Вы должны неукоснительно соблюдать инструкции, от этого зависит национальная безопасность», — строго вторил ему мистер Пендридж, начальник Руководящего центра.

«Сделай это для меня», — в один голос говорили Кеннет и Патриция.

«Сделай это для нас», — шептали голоса неизвестных ей Ловеттов, Лонгхиллов, Беркли, Оуэнов, Роджерсов, Лоуриверов и Бернсдейлов.

«Ты не должна верить людям просто так, не проверив всё», — встревоженно сказал голос её матери.

Пенелопа кивнула, тряхнув своими длинными кудрями.

— Я должна всё проверить, — сказала она Кеннету.

На следующий день Патриции снова не было на работе. В бумагах Пенелопа нашла её присланную совой записку: «Я больна, несколько дней не смогу прийти». Записка была должным образом подшита в папку с текущей документацией департамента.

Пенелопа читала «Ежедневный Пророк», когда снова пришла мисс Амбридж в сопровождении своих вечно безмолвных спутников. Отложив газету, они внимательно изучила ордер на экстренное вскрытие камина в доме Стимпсонов, машинально проверила подлинность печати и подписи и ответила, протягивая ордер обратно:

— Очень сожалею, мисс Амбридж, экстренное вскрытие камина невозможно.

— Вот как? — удивилась мисс Амбридж. — Почему?

— Мы знаем о проблеме, камин действительно неисправен, наши специалисты сейчас занимаются его ремонтом. Пока они не выяснят, в чём дело, и не приведут камин в порядок, его подключение к сети не только строжайше запрещено, но технически невозможно. Если вы хотите, я выдам вам официальное разъяснение по этому поводу.

— Но позвольте, милочка, вы ведь можете подключить к сети даже камин в маггловском доме, почему же...

— Мы можем подключить к сети любой исправный камин, мисс Амбридж, — перебила Пенелопа, сделав ударение на слове «исправный». — Неисправный камин, будучи подключён к сети, может сделать неисправной её всю — более этого, при этом доступа к нему может так и не возникнуть. Камин сломан, к нам поступило три заявления по этому поводу — от хозяев дома и от пытавшихся попасть к ним волшебников. Потерпите несколько дней, мы всё починим, и вы сможете встретиться с семейством Стимпсонов. Пока, к сожалению, мы ничем не можем вам помочь.

— Что ж, — мисс Амбридж, похоже, была не на шутку озадачена, — в таком случае, действительно выпишите мне документ об этом, чтобы мне было что предъявить министру. Я ведь должна как-то пояснить, почему его распоряжение не выполнено...

— Несомненно, я сделаю это прямо сейчас. Подождите минуту.

— А у вас есть какие-то, ну, подозрения относительно того, что могло случиться?

— Есть, — строго и печально сказала Пенелопа. — У нас есть подозрение, что в каминной сети завёлся злоумышленник, который намеренно портит её. Вы ведь знаете, мисс Амбридж, что некоторыми... беспокойными настроениями в нашем обществе спровоцирован всплеск мелкой преступности, хулиганства, неуважения к законам и к общественной морали. Боюсь, эта напасть затронула и нашу сферу. Наши специалисты подняты по тревоге, вызваны из отпусков, мы работаем над решением проблемы, однако возможно, что какое-то время перемещения по каминной сети будут небезопасны. Рекомендую вам пользоваться аппарацией или метлой, вы слишком ответственный работник, а в каминных сетях, бывало, пропадали насовсем.

Мисс Амбридж недоверчиво смотрела, как Пенелопа пишет своё разъяснение, как недрогнувшей рукой ставит подпись и печать. Потом она молча взяла документ и ушла.

А Пенелопа мысленно возблагодарила небеса за то, что клерков каминной сети так мало — уж больно работа скучная. Проверить подлинность её выводов может совсем немного людей, и подавляющее большинство из них не будет ничего делать, а просто спросит её. Риск совсем небольшой. Да-да, совсем крохотный.

Она же не дура, в самом деле, чтобы рисковать всерьёз.

— Что ещё мы можем сделать? — спросил Кеннет следующим утром, когда Пенелопа зашла в кабинет.

— Я тут поговорила кое с кем... — Пенелопа улыбнулась, вспомнив размахивающего руками Джордана и сдержанно улыбающегося Люпина. — Думаю, мы могли бы организовать переброску магглорожденных на материк. И защищённую связь для... ну ты понимаешь, для кого. Вот только людей нужно больше, вдвоём мы не справимся. Ну, то есть справимся, но заметят же. — Она улыбнулась. — О Мерлин, а я считала, что у меня скучная работа!

Кеннет вздохнул.

— А я так надеялся, что она будет скучной! — Пенелопа непонимающе посмотрела на него, и он пояснил: — Я учился на одном курсе с близнецами Уизли, поверь, приключений мне хватило до конца жизни. Они даже на экзаменах мне приключения устроили! Я хотел чего-то тихого, без взрывов, внезапно вырастающих ушей и праздников каждый день. Чтобы на работе просто заниматься работой, а потом приходить домой и... и быть счастливым, наверное.

Он замолчал. Тихо тикали часы на стене. Время от времени огонь в камине мерцал зелёным — кто-то входил в сеть и выходил из неё.

— Как ты думаешь, — спросила Пенелопа, — он победит?

— Я думаю, он проиграет, — не задумываясь ответил Кеннет.

— Почему?

— Потому что он думает, что сражается только с Гарри Поттером и его друзьями. А на самом деле против него — все те, кому не безразлично, что происходит. И пока их достаточно, ему не победить.

— А ты думаешь, их достаточно?

Кеннет не ответил. Просто чуть улыбнулся — одними уголками губ.

Вечером Пенелопа решилась. Она зашла в кабинет, где пила чай только заступившая на смену Лизбет Макдугалл, её старая школьная подруга, села рядом с ней и, крепко обняв, как в школе, тихо шепнула ей на ухо:

— Сделаешь кое-что важное для меня?

В конце концов, сейчас такое время, когда то, что нельзя, иногда можно. В целях национальной безопасности.

Раз уж они все — звенья одной цепи и ячеи одной сети.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.