Богиня в стоптанных туфлях +13

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Дойль Артур Конан «Шерлок Холмс», Кристи Агата «Мисс Марпл» (кроссовер)

Основные персонажи:
Джон Ватсон, Миссис Хадсон, Шерлок Холмс, Мисс Марпл
Пэйринг:
Шерлок Холмс, Джон Уотсон, миссис Хадсон и множество второстепенных
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Детектив, AU
Предупреждения:
Элементы гета
Размер:
Макси, 54 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Однажды миссис Хадсон встречает на улице старую подругу, которая ищет знаменитого детектива Шерлока Холмса. Встреча будит в ней старые мысли и чувства, а ведь она, казалось, совсем забыла о них...
Фик написан на "Большую Игру" для команды Белой Королевы, концептом которой был АУ-мир, где когда-то была Белая Королева, символ золотого века, и осталась легенда, что когда-нибудь она вернётся к своему народу. Также здесь Шерлок Холмс не расследовал некоторые из преступлений, которые раскрыл в каноне

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Список использованных произведений: АКД: «Глория Скотт», «Конец Чарлза Огастеса Милвертона», «Морской договор», «Собака Баскервилей», «Убийство в Эбби-Грейндж», «Человек с рассечённой губой» (использованы герои и отдельные детали); Агата Кристи — «Загадка Ситтафорда», «Немезида» (использован сюжет); эпизод сериала «Мисс Марпл Агаты Кристи» «Загадка Ситтафорда» (использован сюжет, он отличается от исходного романа).
24 октября 2016, 06:59
Ранним лондонским утром 189* года, в тот час, когда немногочисленные прохожие торопятся по своим делам и оттого идут, не тратя время на взгляды по сторонам, посреди Бейкер-стрит внезапно застыла пожилая дама. Юноша, спешивший на работу, не успел затормозить и задел её локтем, но она, кажется, не заметила. Дама, невысокая, одетая опрятно, но немодно, несколько секунд подслеповато щурилась, пытаясь рассмотреть в утреннем тумане женщину, неторопливо идущую впереди. Наконец, поняв, что туман вот-вот скроет от неё ту, которую она, кажется, узнала, дама неуверенно произнесла:

— Джейн? Джейн Марпл?

Женщина, силуэт которой был уже почти неразличим, остановилась и обернулась, потом сделала несколько неуверенных шагов назад.

— Джудит Эккерсон! — изумлённо воскликнула она. — Джудит, неужели это ты?

И две старые подруги бросились в объятия друг друга.

— Ах, Джейн, сам Господь послал тебя мне! — всхлипнула Джудит.

— Тише, дорогая, тише, на нас оборачиваются люди. Пойдём ко мне, и ты расскажешь, что случилось — ведь неспроста ты проделала такой долгий путь и оказалась в Лондоне!

— Конечно, неспроста! Я ищу...

— Тише, — повторила Джейн. — Об этом вовсе не обязательно знать всей Бейкер-стрит. Пойдём.

Джудит поёжилась.

— Этот ваш Лондон — удивительно негостеприимный город, — пробормотала она.

— Что ты, — засмеялась её подруга, — вовсе нет. Он только приезжим таким кажется.

— Ну, так я и есть приезжая. А ты далеко отсюда живёшь?

— Нет, вон мой дом. Видишь коричневую дверь и жёлтые перила?

Джудит явно не терпелось рассказать наконец, зачем она приехала и кого ищет, так что Джейн не стала тратить время зря. Они с подругой поднялись наверх («На втором этаже у меня постояльцы», — пояснила Джейн) и вскоре уже сидели у камина с чашками горячего чая в руках. Кресла, в которых они устроились, были покрыты мягкими пледами цвета осенней травы. В углу комнаты стояло потёртое бюро, а возле него — стул явно из другого гарнитура. Массивный буфет смотрелся в небольшой гостиной немного неуместно, видимо, его перенесли сюда из большего помещения. На стенах были обои под муаровый шёлк, с букетами полевых цветов; цветы украшали и ковёр, лежавший на полу.

— Вообще-то я уже не Эккерсон, конечно, — с загадочным видом начала рассказывать Джудит, — моя теперешняя фамилия Трефьюсис.

Она замолчала, явно ожидая реакции на свои слова.

— Да и я не Марпл, — усмехнулась Джейн. — Но моя фамилия, конечно, не такая громкая. Тебя поздравить или посочувствовать, дорогая?

Джудит рассмеялась.

— Ты всегда была сдержанной, Джейн, и сейчас остаёшься.

— Мне кажется, с годами люди становятся спокойнее, — Джейн мечтательно улыбнулась, отставила чай и взяла вязание из корзинки, стоявшей возле её кресла. — Что ж, пожалуй, я рада за тебя.

— Он был... сложным человеком, — вздохнула Джудит. — Когда ты связан с большой политикой, такое бывает...

— Но в Лондон он тебя с собой не брал, — заметила Джейн.

— Не брал, — согласилась её подруга. — Говорил, не женское это дело, сиди лучше дома, ведь наш дом всегда должен быть готов принять высоких гостей.

— И часто приходилось... принимать?

— Бывало, — Джудит гордо приосанилась, но потом её лицо снова приняло озабоченное выражение. — Собственно, поэтому всё и случилось... Давай я расскажу тебе всё по порядку.

Джейн кивнула, не отрываясь от вязания.

— У нас с Джереми трое детей, все мальчики. Они уже выросли, у каждого своя семья... А я всегда хотела дочку. И когда брат Джереми, Майкл, поехал в Индию, я с радостью приняла в нашем доме его дочь Эмили. Теперь, когда Джереми не стало, мы с Эмили живём вдвоём. Она хорошая, добрая девушка, хотя немного экстравагантная, впрочем, сейчас принято говорить — современная. Ей едва двадцать исполнилось, а она уже считает, что лучше всех знает, как жить. Все мы такими были, правда — помнишь Марджери, она всегда обо всём имела мнение? Да и сама ты, признаться...

Джейн снова кивнула; спицы споро двигались в её руках.

— Конечно, Эмили Трефьюсис не может вращаться в кругу простых деревенских кумушек, но Ситтафорд — особенное место. У нас живут Фрэнксы, и Бэттлфилды, и Брэкстенхоллы, и даже сам капитан Тревеллиан! Уж не знаю, следишь ли ты за политикой, но говорят, что он самый вероятный кандидат на роль премьер-министра... Был, к сожалению.

Джейн посмотрела на подругу поверх вязания.

— А что с ним случилось?

— Ты просто не поверишь, Джейн! Его убили!

— Да что ты говоришь! — Джейн отложила вязание.

— Да, представь себе! Причём при таких таинственных обстоятельствах! А обвинили Джеймса, его племянника, и теперь Эмили вне себя от горя! Понимаешь, они с Джеймсом встречались, уже шла речь о браке, и вдруг такое... Бедная девочка, она так несчастна! Сидит в своей комнате, вся в слезах, не выходит целыми днями и без конца твердит, что Джеймс не мог этого сделать. Совсем спала с лица, и не ест почти ничего! Ах, Джейн, она так страдает... Вот я и поехала в Лондон, надо же спасать бедняжку! Говорят, на Бейкер-стрит живёт знаменитый детектив, мистер Холмс, и он может помочь моей Эмили! Джейн, ты наверняка его знаешь, ты всегда знаешь всех в округе.

— Конечно, я его знаю, Джудит! Он живёт этажом ниже. Мистер Шерлок Холмс и его друг доктор Джон Уотсон — мои постояльцы, дорогая. Пойдём, я отведу тебя к ним.

— О, Джейн! — с чувством воскликнула Джудит, аккуратно поставив чашку на столик. — Как только я увидела тебя, то сразу поняла: Господь посылает мне помощь! Познакомь меня скорее с мистером Холмсом, — она поднялась, старательно оправляя юбку.

Подруги торопливо вышли из комнаты.

***

Сколько лет Джейн каждый день ходит по этим ступенькам? Десять, не меньше. Их всего семнадцать на пролёт, четвёртая чуть более истёрлась, шестая скрипит. Надо бы поправить, но ей не мешает, скорее наоборот: лестница как будто живёт своей жизнью.

Тихо шуршит юбка, касаясь стены. Или это секунды шуршат, будто песок в песочных часах, убегая, не давая подумать? Четвёртая ступенька... пятая...

Когда Джейн Марпл выходила замуж за Марка Хадсона, она дала себе зарок: больше никаких преступлений. Тогда казалось, что Господь именно этого хочет от неё — чтобы она стала достойной женой своему супругу, отказалась от излишней самостоятельности, перестала заниматься неженскими делами... Воля небес была ясна как день: шутка ли — заполучить богатого жениха на сорок третьем году жизни? Марк и сам был немолод, но удивительно интересен; да, о таких именно так и говорят — интересный мужчина. С ним хорошо было беседовать, он высказывал любопытные суждения и говорил с ней как с товарищем, а не с глупой женщиной. Но его не стало, и она снова одна, продолжает вести добропорядочный образ жизни, словно всего, что она пережила в Сент-Мэри-Мид, не было. А на втором этаже её собственного дома живёт искушение и каждый день мучает её.

Шуршит юбка, ложатся под ноги ступени, одна за другой. Сейчас они с Джудит войдут в гостиную, и Джейн должна будет представить мистеру Холмсу новую клиентку и уйти. Не остаться подслушивать у дверей, не расспросить потом Джудит, просто уйти. Это не её расследование. Распутывать убийства — мужская работа.

Ступенька. Джейн прожила с Марком три счастливых года — а от любимого дела отказалась на всю жизнь, разве это справедливо? Ступенька. А как насчёт обещания перед алтарём? Ступенька. Прошло почти восемь лет. Ступенька. Восемь лет, слышишь, Джейн?

Дверь.

— Мистер Холмс! Моя старинная подруга, миссис Трефьюсис, нуждается в вашей помощи, вы не могли бы принять её?

Шерлок Холмс со скучающим видом сидел в кресле и курил трубку. Джейн никогда не пыталась запретить постояльцу курить в комнатах — очевидно ведь, что это помогает ему думать. Но сейчас знаменитый детектив явно убивал время; последний клиент приходил к нему позавчера, и его дело Холмс распутал, не вставая из кресла. Поэтому слова Джейн живо заинтересовали его: он вскочил и с любопытством уставился на дам.

— Миссис Хадсон! Конечно, я с удовольствием помогу вашей подруге. Прошу вас, миссис Трефьюсис, проходите, присаживайтесь. Вы из Девоншира, не так ли? Приехали, по всей видимости, очень неудобным поездом, который прибывает в пять утра, значит, вас привело что-то весьма важное... Я правильно понимаю, что вы не однофамилица, а вдова Джереми Трефьюсиса?

Надо было повернуться и уйти. Мистер Шерлок Холмс работал с клиенткой, присутствие здесь миссис Хадсон выглядело совершенно нелепо. Она должна была немедля покинуть гостиную своих постояльцев. Вот и доктор, заходя, посторонился, чтобы она могла выйти. Джейн колебалась, нервно теребя подол платья, будто школьница, которую отчитывает маменька.

— Мистер Холмс, — наконец решилась она, — я прошу прощения, что мешаю вам работать, но эта история, моей старой подруги, она... очень взволновала меня... вы не будете возражать, если я останусь? Мне просто хочется подержать Джудит за руку, в это сложное время нам, женщинам, бывает трудно без поддержки.

Шерлок Холмс посмотрел на неё долгим, пристальным взглядом, и Джейн не стала ему лгать — вздёрнула голову, взглянула в глаза. Знаменитый детектив любит хвастаться, что читает в людских душах, так пусть читает. Холмс едва заметно кивнул, словно делая про себя вывод, а вслух произнёс:

— Миссис Хадсон, мы все находимся в вашем доме, так что только вы решаете, где вам быть. Вот это кресло, как мне кажется, самое удобное, прошу вас. Итак, миссис Трефьюсис, на чём мы остановились?

— Да вы мне ещё и слова не дали сказать, мистер Холмс! — рассмеялась Джудит.

«В юности она слыла хохотушкой», — вспомнила Джейн. Без вязания она чувствовала себя неуютно, но какие это были пустяки! Сейчас, вот прямо сейчас она снова окунётся в атмосферу злодеяний и возмездия, которой ей так не хватало. И пусть это значит поддаться искушению, разве можно ему не поддаться, когда в твоём собственном доме живёт самый настоящий частный детектив?

— Да, вы, несомненно, правы, — кивнул тем временем Холмс. — Но теперь я умолкаю надолго. Рассказывайте.

— Мы с Эмили, моей племянницей, живём в Ситтафорде, вы, может быть, слыхали об этом месте, это Дартмур, графство Девоншир. Один из наших соседей — сам капитан Тревеллиан, а через дом от нас живёт миссис Брэкстенхолл с дочерью. Одним словом, приличное место. Так вот, беда случилась у Эмили. Видите ли, мистер Холмс, она встречается с юношей, Джеймсом, сыном капитана Тревеллиана. Дело шло к свадьбе, но тут произошла трагедия. Позавчера вечером мы все собрались в доме миссис Брэкстенхолл. Она вдова, они с дочерью живут уединённо, юная Вайолет практически никуда не выезжает, не то что моя Эмили. Я очень ей сочувствую, бедняжке, и мы стараемся почаще приезжать к ним, а в тот день у Брэкстенхоллов собралось всё общество. Приехали и капитан Тревеллиан с полковником Россом, и мистер Сент-Клер, и миссис Стэплтон, и даже, представляете, лорд Холдхерст, он был по делам у капитана Тревеллиана и тоже почтил своим присутствием наше собрание.

— Вы ведь расскажете мне обо всех этих людях подробнее, правда, миссис Трефьюсис? — мягко спросил Холмс. — Я, конечно, читаю газеты, но ваше личное впечатление бесценно.

Джейн чуть отвернулась, пряча улыбку. Обычно её постояльцу не была свойственна такая куртуазность, но он прекрасно разбирался в людях. На болтушку Джудит не произвела никакого впечатления демонстрация знаменитого дедуктивного метода — кажется, она вообще не заметила, что мистер Холмс что-то сказал, — а вот внимание к своей персоне развяжет ей язык окончательно.

— Разумеется, если это важно, — защебетала она, — я расскажу вам всё в мельчайших подробностях. Капитан Тревеллиан — человек приятный в общении, галантный, очень вежливый, но, понимаете, всегда чувствуется, что он держит некую дистанцию. Причём это не высокомерие, нет; он признаёт собеседника равным, но не разрешает приближаться к себе. Поэтому о нём практически не ходит никаких слухов — даже самые бесстыдные сплетницы понимают: никто не поверит, будто капитан Тревеллиан позволил себе какие-то близкие отношения с кем бы то ни было. Он живёт вместе со старым другом, полковником Россом, который выполняет функции секретаря и, как мне показалось, собеседника, ведь у капитана Тревеллиана больше никого нет. Конечно, есть Джеймс, но он уже взрослый мальчик и живёт отдельно. Ему не нравится Ситтафорд, он называет его дырой. Разумеется, мальчик неправ, какая же это дыра, у нас живут очень высокопоставленные люди, но молодёжи действительно прискорбно мало, а Джеймсу так хочется общаться с ровесниками. Поэтому он живёт в Лондоне, приезжая в Ситтафорд-хаус раз в две недели. Надо сказать, отношения с дядей у него не очень хорошие. Уж не знаю, почему они так не поладили, но говорят, доходило до безобразных скандалов, когда они кричали друг на друга, и полковник Росс едва ли не разнимал их. Думаю, дело в обычном недопонимании отцов и детей, ведь капитан Тревеллиан — человек очень, очень известный, и ему, и его семье необходимо соблюдать определённые условности, а Джеймсу хочется свободы... Оба они люди весьма неплохие, так что мы все до недавнего времени надеялись, что они помирятся. Наверное, так бы и случилось, если бы не обстоятельства...

Доктор Уотсон, стараясь не шуметь, подошёл к книжному шкафу, достал книгу и начал листать. С того места, где сидела Джейн, ей было хорошо видно, что это: справочник «Кто есть кто в Британии». Она хорошо понимала доктора: имя капитана Тревеллиана, которого Джудит так чтила и считала преемником премьер-министра, лично ей не говорило ничего. О лорде Холдхерсте она что-то слышала — его имя встречалось в газетах, в политических новостях в основном.

А миссис Трефьюсис между тем продолжала щебетать:

— Далее, наверное, надо рассказать о миссис Брэнкстенхолл, Мэри Брэнкстенхолл. Не так давно она овдовела, ужасная история, её мужа убили грабители. Счастье, что ни она, ни её дочь не пострадали. Миссис Брэкстенхолл весьма гостеприимна, но если говорить о ней как о человеке, то следует признать, что она склочная, резкая в суждениях, жестокая к дочери и совершенно неспособная к тонким движениям души дама. Мистер Сент-Клер приехал в Ситтафорд писать книгу. Он женат, у него двое детей, однако дети учатся в закрытой школе, а жена попросила у него разрешения несколько месяцев пожить у умирающей матери. Мистеру Сент-Клеру, по его словам, было неприятно жить одному в большом доме, который он привык видеть шумным, и он решил использовать это время вынужденного одиночества с пользой. Откровенно говоря, не представляю, какая польза может быть от бесцельного шатания по окрестностям, но ему виднее. Мистер Сент-Клер — человек достаточно нелюдимый, уединение предпочитает не на словах, а на деле, впрочем, когда на него нападает желание пообщаться, он делается весьма приятным и остроумным собеседником. С ним его врач, мистер Прендегаст, человек довольно своеобразный. Я бы назвала его манеру поведения развязной, но Эмили говорит, я старомодна. Возможно, она права, и всё же мне этот доктор не нравится. Впрочем, поскольку мистер Сент-Клер редко появляется на людях, мы по большей части избавлены от его общества. Про кого я ещё не рассказала? А, миссис Стэплтон. Это странная особа, явно каких-то иностранных кровей, и, кажется, у неё не всё в порядке с головой. Она интересуется болотными птицами, часами выслеживает их в бинокль, иногда в уродливых резиновых сапогах и совершенно несуразной одежде отправляется на болота наблюдать, как она выражается, за кладками. Впрочем, она вполне безобидна, в обществе способна поддержать разговор, на людей не бросается, со шнурками не разговаривает. Поэтому её часто зовут в гости, если не хватает, скажем, партнёра для бриджа. Вот, теперь, пожалуй, всё. Про лорда Холдхерста, к сожалению, ничего не могу вам сказать, мистер Холмс, он только приехал в Ситтафорд и чувствовал себя неловко в обществе незнакомых людей, а каков он по складу характера, я и не знаю.

— Спасибо, миссис Трефьюсис, — задумчиво кивнул головой Холмс, — я теперь вижу этих людей перед глазами, как будто бы знал их вечность. Продолжайте, прошу вас. Что же произошло позавчера?

— Мы все, как я уже сказала, собрались у миссис Брэкстенхолл, — охотно затараторила Джудит. — Сначала просто поболтали, потом начался сильный туман, и капитан Тревеллиан засобирался домой. Он сказал, что ждёт племянника, и надо зажечь в доме свет, иначе в таком тумане Джеймс не найдёт дома — или скажет, что не нашёл, и ему нечего будет возразить. Капитан Тревеллиан ушёл, и с ним лорд Холдхерст, а через некоторое время нам пришла в голову идея глупого развлечения — право же, никто из нас всерьёз не верил ни во что подобное, но для бриджа нас было слишком много, для танцев слишком мало, и мы решили устроить сеанс спиритизма. Этому немало способствовала и погода, туман за окном всё сгущался, и нами овладели мистические настроения. Мы все расселись вокруг стола, на роль медиума избрали миссис Стэплтон, однако духи упорно не желали общаться посредством вселения в человеческое тело, нам удалось добиться от них только стука. Они предсказали удачу мистеру Сент-Клеру, любовное приключение малышке Эмили — наверное, имея в виду её скорый брак — и некий таинственный подарок мисс Брэкстенхолл.

— Простите, миссис Трефьюсис, а о том, что ваша племянница скоро выйдет замуж, оповещены все, кто был тогда в доме миссис Брэкстенхолл? — спросил Холмс, всё это время по своему обыкновению делавший заметки на собственных манжетах.

— О, да, конечно! Джеймс и Эмили не делают из этого тайны. Правда, день свадьбы ещё не назначен, но моя девочка уже носит его кольцо, как положено, золотое с бриллиантами. Так, на чём я остановилась?.. А! Так вот, потом кто-то из нас, кажется, мистер Прендегаст, воскликнул: «Ну хорошо, а что-то плохое с кем-то из нас случится?» И дух немедленно ответил: «Смерть». Мы очень испугались, это, знаете ли, не шутки. Одно дело — пошутить, сыграв роль духа, и предсказать событие, о котором все прекрасно знают, например, брак Эмили. А вот смерть... Мы, конечно, стали спрашивать дальше, и дух уверенно назвал нам имя Тревеллиана. Примерно в это время, точного момента я вам не скажу, к нам присоединился Джеймс Пирсон, племянник капитана. Горничная не доложила о нём, впоследствии признавшись, что он сам попросил не беспокоить нас. Какое-то время Джеймс стоял у дверей и смотрел, а когда прозвучало имя Тревеллиана, вышел на свет и уверенно сказал: «Вздор, я только что от него, у него всё в порядке». Полковник Росс строго переспросил, как давно они виделись, и Джеймс ответил, что четверти часа не прошло. Тогда мы успокоились, ещё немного выпили чаю и разошлись. Джеймс попросил разрешения заночевать у нас, потому что туман стал совсем густым, и он боялся в такую погоду куда-то ехать. Мы, разумеется, знали, какие у него отношения с дядей, поэтому не спросили, отчего он не заночует в Ситтафорд-хаусе. А наутро нас всех опрашивал инспектор полиции. Оказывается, капитана Тревеллиана нашли мёртвым в собственном кабинете. Его убили, представляете? Ударили по голове тяжёлым пресс-папье и проломили череп змеёй, у него на пресс-папье такая фигурка змеи, поднявшей голову. И последним, кто его видел живым, получается, был Джеймс. Его задержали по обвинению в убийстве, и мы ничего не могли сделать, ведь все знают, что они не ладили с дядей. И теперь моя бедняжка Эмили не ест, не спит, только твердит: «Он не убивал!» — и плачет. Она девушка современная, пытается скрыть от меня слёзы, но я же вижу, какая она бледная, и веки опухшие. Бедная девочка не выходит из комнаты! Я ничем не могу её утешить. Мистер Холмс, пожалуйста, помогите, верните улыбку на лицо моей несчастной племянницы! Она верит, что Джеймс не преступник, и я тоже в это верю, он не такой человек, он не мог убить! И потом, если бы он это сделал, зачем бы ему говорить нам, что они с дядей только что виделись? Можно было просто остаться в Лондоне и заявить, что не вышло приехать в этот день, и всё, зачем же наводить на себя подозрения?

— Миссис Трефьюсис, — мистер Холмс говорил так же мягко, как раньше, но было что-то такое в его голосе, что Джудит немедленно прекратила причитания и слушала его со всем вниманием, — вы сказали, что полковник Росс живёт в Ситтафорд-хаусе, вместе с капитаном. Выходит, когда вы разошлись, он вернулся домой и увидел тело? Детектив просто отложил беседу с вами до утра?

— Нет, мистер Холмс, тут тоже странность! Вот дело говорили все те, кто рекомендовал мне вас, вы сразу же заметили. Полковник Росс в тот вечер не вернулся домой! Ну, то есть мы-то думали, что он вернётся, а вышло вот как: когда он собрался уходить, в него вцепилась миссис Брэкстенхолл, стала жаловаться, что ей очень страшно оставаться в доме одной после этого ужасного спиритического сеанса — она так и сказала, «одной», дочь для неё вообще не человек! — и не может ли он задержаться ненадолго и сыграть с ней в бридж. Он и миссис Стэплтон согласились. Они заигрались, игра затянулась допоздна, полковник не захотел тревожить капитана Тревеллиана, который очень чутко спит, и заночевал у Брэкстенхоллов. А наутро нашёл тело капитана. Уж так он себя ругал, так ругал, что не пошёл сразу домой!

Джейн с интересом следила за лицом детектива. Мистер Шерлок Холмс обладал достаточно живой мимикой, и человеку, знакомому с ним не один год, не составляло труда — если, конечно, он был наблюдателен — понять, заинтересовало ли знаменитого сыщика дело. Пока особого интереса Холмс не проявлял, но после нескольких случаев, вначале казавшихся обманчиво простыми, он оставил поспешные суждения. Кроме того, он, видимо, считал себя обязанным помочь подруге миссис Хадсон. Что ж, отлично. Значит, ей представится возможность поучаствовать в деле. По крайней мере, она, Джейн Хадсон, сделает для этого всё.

***

Шерлок Холмс по праву гордился тем, что хорошо разбирается в людях. Это умение было ему необходимо: не умея читать в человеческих душах, не раскроешь преступление. Однако миссис Хадсон сегодня преподнесла ему сюрприз.

Впрочем, почтенная вдова, у которой они с доктором снимали комнаты, никогда не интересовала Холмса как человек. Он рассматривал её скорее как некую математическую функцию, химический реактив или хирургический инструмент. А домовладелица из миссис Хадсон была отличная, и любому, кто владеет дедуктивным методом, хватило бы одного взгляда на неё и её дом, чтобы понять это. Опрятная, уверенная в себе, в кармане всегда блокнот и карандаш — осознавая, что не молодеет, не полагается на память. В доме нет мебели, украшенной вычурной резьбой, ведь горничная у миссис Хадсон всего одна, а значит, мебель, уход за которой занимает время, здесь неуместна. Казалось бы, простая логика, да только многие женщины — а порою и мужчины — не задумываются об этом, когда им хочется завести у себя что-то модное.

К тому же у миссис Хадсон были хорошие отношения с соседями и хозяином расположенного на первом этаже её дома магазинчика, она слыла особой любезной, однако крайне независимой и уважающей независимость других. Этой информации Холмсу было достаточно. Но, оказывается, в большом бельевом шкафу почтенной домовладелицы хватает места для нескольких скелетов. Что ж, пришло время достать некоторые из них.

Холмс проникновенно посмотрел новой клиентке в глаза.

— Миссис Трефьюсис, мы с доктором Уотсоном, моим бессменным ассистентом, отправимся в Ситтафорд так быстро, как только сможем, и всё же для успешного расследования нам необходимы некоторые приготовления. Поэтому вы пока возвращайтесь домой, утешайте племянницу, а мы подъедем в самом скором времени. Дорогой доктор, вы ведь проводите даму до вокзала? Она впервые в Лондоне, а я, увы, не могу этого сделать, моя обязанность — немедленно заняться расследованием.

— Разумеется, — доктор Уотсон встрепенулся, — миссис Трефьюсис, располагайте мною, как вам будет удобно.

Холмс чуть улыбнулся краешками губ — Уотсон ответил ему едва заметным кивком. Как же ему всё-таки повезло с доктором! До встречи с ним Холмс и не знал, что могут существовать люди, на самом деле понимающие тебя с полуслова, истории про них казались ему художественным вымыслом, не более.

Из Уотсона никогда не выйдет хорошего сыщика, но любезничать с дамами наподобие этой миссис Трефьюсис он умеет замечательно, равно как и пересказывать впоследствии все их слова дословно. Возможно, появится ещё какая-то информация. Возможно, даже интересная.

Пока дело не казалось любопытным. Виновен ли племянник убитого, скорее всего, выяснится после беседы со свидетелями. Но каких-то деталей, делающих расследование интересным, миссис Трефьюсис не сообщила. Холмс мог навскидку вспомнить не менее пяти дел с похожей фабулой. А вот странное поведение миссис Хадсон занимало его чрезвычайно. Хотелось задать ей тысячу вопросов, но Холмс не стал этого делать. Когда они остались одни, он просто чуть переменил позу и вопросительно посмотрел на домовладелицу, отдавая ей право первой реплики.

Она вздохнула.

— Это старая, почти забытая история, мистер Холмс, — её голос звучал негромко, в нём не было привычных ему деловых ноток — так вспоминают о ранней юности и первой любви. — С детства я любила таинственные истории и неразгаданные загадки, всё пыталась найти ответы, которые не нашлись до меня. А потом произошло убийство... Молоденькую служанку сначала долго били по голове, после задушили чулками... Все думали, что её собственными, хотя любой девушке ясно: телесные чулки не надевают к чёрному белью. Впрочем, я отвлеклась. Понимаете, мистер Холмс, я жила в маленькой деревне, Сент-Мэри-Мид, там все друг друга знают, причём не просто знакомы, а могут многое друг про друга рассказать. Но убийцу никак не могли найти, а для меня всё было таким прозрачным... Я пошла в полицию и поделилась своими соображениями. Сначала меня, конечно, никто не хотел слушать... Ну, вы понимаете... Но я оказалась права. И ещё раз, и ещё... Я раскрывала убийства, ограбления, мошенничества в Сент-Мэри-Мид и окрестностях. У меня кружилась голова от этого, я мнила себя такой умной, такой... нужной. Этакой Белой Королевой, которая вернулась наконец к своему народу и вершит правосудие, раз уж никто до сих пор этого не сделал.

Она вздохнула ещё раз.

— Конечно, я не вышла замуж. Знаете, у нас говорят: рыбу ловит тот, кто забрасывает сеть. Я ловила преступников, а не женихов. Мне было интересно разбираться в причинах поступков людей, понимать, что ими движет. К тому же, как бы смешно это ни звучало, меня боялись. Юноши говорили друг другу: зачем мне такая жена? Я не смогу ничего утаить от неё, вся моя жизнь будет перед ней как на ладони, у меня не будет совсем никаких тайн, ничего только моего. Не довольно ли того, что моя душа распахнута настежь пред Богом? Так и вышло, что я жила старой девой, обо мне вспоминали лишь тогда, когда совершалось преступление. Мне уже было за сорок, когда в моей жизни внезапно появился Марк Хадсон. Он задержался в Сент-Мери-Мид на три дня, но за это время между нами вспыхнуло то, что называют божественным светом. Через месяц мы поженились. Я нравилась ему именно такой, «ненормальной», как говорили за моей спиной. Он ценил мой ум и мог часами говорить со мной на разные темы. Мы обсуждали события, о которых писали газеты, Марк делился со мной своими проблемами и иногда спрашивал совета. Но, мистер Холмс, вы ведь понимаете, жизнь замужней женщины — совсем не то же самое, что жизнь девицы. Я уже не могла позволить себе... Собственно, я пообещала, что стану правильной, хорошей женой и забуду все эти глупости. Я стала ею, но вскоре Господь забрал у меня Марка. Несколько лет я держалась...

— А теперь Джудит Трефьюсис пробудила воспоминания? — спросил Холмс, когда пауза затянулась.

— Да. Я поняла, что не смогу оставаться в стороне, когда дело касается подруги моего детства, это свыше человеческих сил. Я и так долго противостояла искушению в вашем лице, дорогой мой мистер Холмс. Теперь я сдаюсь. Мне невероятно интересно, что происходит в этом Ситтафорде.

— Происходит? — переспросил Холмс. — Не произошло?

— Именно так, — кивнула миссис Хадсон. — Понимаете, Джудит ведь кое-что рассказала мне до того, как я привела её к вам. И она заявила, представьте себе, что капитан Тревеллиан считался наиболее вероятным преемником премьер-министра! Кем считался, интересно? Я ничего не слышала о нём, и доктор Уотсон, кажется, тоже — он листал справочник «Кто есть кто в Британии» ближе к концу алфавита. Я плохо представляю себе этот Ситтафорд, но если он хоть немного похож на мою деревню, то раздувать из мухи слона там — обычное дело. Вы знаете, мистер Холмс, в Сент-Мери-Мид был такой себе мистер Фрисби, когда-то он работал в конюшнях некоей титулованной особы, выставлявшей лошадей на скачки. Так наши деревенские кумушки были уверены, что он был одним из лучших жокеев Британии, и дома у него целая коллекция призов. Однажды из-за этих слухов к нему в дом залезли воры, но, конечно, ничего не обнаружили.

— Хм, — задумчиво сказал Холмс, — да, вы правы, это... небезынтересно. Думаете, капитана Тревеллиана мог убить кто-то, решивший, что он имеет значительный вес? Версия, откровенно говоря, несколько виснет в воздухе, но если перефразировать, получается, что его могли убить, руководствуясь ложной информацией. Ведь в такого рода деревнях основной источник информации — сплетни.

— Именно так. Все знают, что капитан Тревеллиан — важный человек, что он постоянно ссорится с племянником и что этот племянник собирается жениться на Эмили Трефьюсис. А что происходит на самом деле? Кто такой этот капитан Тревеллиан?

— Давайте посмотрим в справочник? — предложил Холмс, поднимаясь из кресла.

Справочник ответа не дал. Никаких Тревеллианов там не содержалось.

— Когда-то я имел дело с неким Тревеллианом, — рассуждал Холмс, листая другую книгу — об офицерах королевском армии. — Он, помнится, был врачом-психиатром... А, вот, нашёл и моряка! Джозеф Тревеллиан, капитан флота Её Величества в отставке. Информации очень мало. Родился, учился, служил в Индии. Вышел в отставку, купил дом в Ситтафорде, Дартмур, Девоншир, где и проживает по сей день. Не женат, детей нет, — Он пролистал книгу назад. — Да, вот и наш полковник Фредерик Росс. Они служили с Тревеллианом вместе, однако в отставку Росс вышел позже. Интересно, в каком чине он был, когда Тревеллиан оставил службу?

— Согласна, очень интересно. Несколько необычно, что полковника Росса считают менее важным человеком, чем капитана. Кстати, это может быть и мотивом для убийства, но в маленьких деревнях практически у каждого есть мотив для убийства любого из соседей, так что я бы не... Ох, простите, мистер Холмс, я, кажется, мешаю вам работать.

— Нет-нет, миссис Хадсон, — немного рассеянно ответил Холмс, закрывая книгу и ставя на место, — совершенно не мешаете. На начальном этапе расследования я предпочитаю не строить версий о личности убийцы, а просто восстанавливать картину произошедшего. Чтобы восстановить картину в данном случае, надо ехать в Ситтафорд, так что я пока собираю факты, только и всего. Ваши рассуждения мне не мешают. Я так понимаю, вы хотите поехать с нами?

— Откровенно говоря, очень. Если, конечно, вы не против присутствия постороннего человека.

— Знаете, миссис Хадсон, было время, когда я отчаянно протестовал. Даже когда меня просила о помощи полиция, я требовал, чтобы все они убрались с места преступления и не мешали мне разбираться самому. Но потом я понял, что неправ. Люди — это такие же улики, как вещи. Они могут многое рассказать о преступлении, даже если не были ему свидетелями. Ведь у них есть своё мнение о происходящем, и хотя оно может быть — и обычно бывает! — далеко от истины, оно создаёт некую статистическую величину. Если так считает обычный человек, так могут считать многие, и преступник может учитывать, что его поступки будут трактоваться именно так. Кроме того, мне просто легче работается, когда я общаюсь с кем-то, я с удивлением выяснил это, познакомившись с доктором Уотсоном. Если мне помогает один человек, возможно, двое не помешают?

Миссис Хадсон улыбнулась.

— Вы почему-то умолчали ещё об одной причине, мистер Холмс — о Джудит.

— И не только о Джудит, — Холмс ответил ей мягкой улыбкой. — Не только миссис Трефьюсис будет спокойнее и более склонна к сотрудничеству оттого, что рядом её старая подруга. При вас и другие свидетели будут вести себя намного более расслабленно, чем при сыщике. Бьюсь об заклад, вы неоднократно использовали в своих расследованиях образ наивной женщины, которой всего-то и хочется нового материала для сплетен.

— Не стану спорить, мистер Холмс, — рассмеялась миссис Хадсон. — В таком случае, я, с вашего позволения, пойду собираться.

Она ушла к себе, а Холмс набил трубку и закурил, думая, как забавно, наверное, выглядит со стороны его команда. Доктор, ничего не смыслящий в полицейском деле, стайка мальчишек-оборванцев, лондонские нищие, теперь ещё вдова-домовладелица... Миссис Хадсон упоминала Белую Королеву, о которой говорят, что однажды она вернётся к своим покинутым подданным в блеске славы, во главе непобедимой армии, светлая богиня, карающая зло и превозносящая добро. Меньше всего те, кого Холмс привык называть «своими людьми», походили на непобедимую армию в сияющих доспехах. И это отлично: он не верил в прекрасных Белых Королев. Даже богиня не в состоянии навести порядок в мире, вчера сойдя с небес — она ведь не разбирается, как здесь всё устроено. В отличие от домовладелиц, всезнающих мальчишек и Шерлока Холмса.

***

Ситтафорд встретил гостей туманом. Из-за низкой видимости воздух казался плотным, и чудилось всякое — будто ближе к земле туман превращается в длинные пальцы и ощупывает дорогу, заползая во все углубления и неровности, а откуда-то сверху за тобой наблюдают внимательные, очень любопытные глаза. Джейн поёжилась. Неудивительно, что в такую погоду совершаются преступления, тоска же душу вынимает.

— Дома, наверное, уже растопили камин, — негромко заметил доктор Уотсон. Джейн благодарно улыбнулась.

— Да, вы правы. Огонь весело танцует на поленьях, и можно протянуть к нему руки...

Мистер Холмс, кажется, не слышал их слов. Он всматривался в туман, будто пытался разглядеть Ситтафорд, расслышать неясный шёпот, рассказывающий обо всех здешних тайнах. Ужасно интересно, что он видит? Какие картины проносятся в его воображении?

— Ситтафорд-хаус, должно быть, вот там, — словно услышав миссис Хадсон, произнёс знаменитый детектив, протягивая руку вперёд. — Проводник говорил, от него в две стороны тянутся коттеджи, один из них я, кажется, вижу. Поразительно густой туман.

Он уверенно зашагал вперёд, и им осталось лишь следовать за ним. Джейн пару раз оступилась, доктор поддержал её. Наконец дорога закончилась у ворот большого дома.

Громада Ситтафорд-хауса была хорошо освещена: сквозь туман смутно виднелись жёлтые пятна окон. Шерлок Холмс решительно постучал, и не прошло и пары минут, как двери распахнулись. На пороге стоял смуглый мужчина в занятной шапке-феске и одежде, позволявшей предположить в нём слугу.

— Моё имя Шерлок Холмс, — немедленно обратился к нему детектив, — а это мои спутники, миссис Хадсон и доктор Уотсон. Мы приехали из-за убийства капитана.

— Проходите, — слуга посторонился, и они один за другим прошли в дом: сначала Холмс, потом Джейн, потом доктор Уотсон.

Здесь действительно было очень светло. Горели люстра, лампы, свечи — по-видимому, обитатели дома всерьёз задались целью не оставить ни одного тёмного угла. На полу лежал большой ковёр с индийскими узорами, весело потрескивали дрова в камине, тахта и несколько кресел выглядели очень уютно и манили к себе. Жутковатый туман сразу вылетел из головы; Джейн крутила головой, рассматривая охотничьи трофеи, развешанные по стенам.

— Здравствуйте, джентльмены, — раздался голос откуда-то сверху. Джейн взглянула в ту сторону: по лестнице спускался высокий грузный мужчина, держа в руке свечу. — О, и леди. Вы, прошу прощения, кто? Я сначала подумал, что из полиции, но с вами дама...

— Моё имя Шерлок Холмс, я частный детектив, — мистер Холмс вежливо поклонился. — Это мои спутники, миссис Хадсон и доктор Уотсон. А вы, надо полагать, полковник Росс? Ваша походка выдаёт вашу рану, она, должно быть, беспокоит вас в такую погоду?

— Чёрт возьми, беспокоит — это не то слово! Проклятое колено, столько лет прошло, а оно всё не уймётся. Хорошо, мистер Холмс, а здесь-то вы что делаете? Я никаких частных детективов не приглашал, мне, признаться, полиции хватает с головой, и ещё этот писака будь он неладен...

— Полковник, это тётушка пригласила, — раздалось цоканье каблучков, и по лестнице сбежала юная особа, довольно коротко, по последней моде, стриженая брюнетка в белом платье, с наброшенной на плечи кремовой шалью. — Мистер Холмс — известный в Лондоне человек, он наверняка поможет найти убийцу и оправдать моего бедного Джеймса. Здравствуйте, мистер Холмс, я Эмили Трефьюсис, — она подошла к нам и уверенно протянула Холмсу руку. Тот крепко пожал её.

— Рад знакомству с вами, мисс Трефьюсис. Разрешите представить вам моих помощников, миссис Хадсон и доктора Уотсона. Надеюсь, мы с вами сможем поговорить. Полковник, и с вами тоже.

— Да я могу поговорить, мне не жалко, особенно если малышка Эмили этого хочет, но предупреждаю: не доверяю я вашему брату. Вы вечно норовите взять деньги и исчезнуть с горизонта, так ничего и не выяснив. Все ваши уловки мне прекрасно известны, ясно?

— Я никоим образом не претендую на ваши деньги, полковник, — холодно отозвался Холмс, — в данный момент я лишь хочу осмотреть место преступления и выяснить, как, когда, в какой позе было найдено тело и что находилось рядом с ним. Ваши проблемы со скачками меня никоим образом не касаются.

— Какие ещё проблемы со скачками? — ощетинился полковник.

Холмс пожал плечами.

— Я навожу справки о деле и людях, имеющих к нему отношение, заранее.

— Вас дезинформировали, — отрезал полковник и пристроил свечу на каминной полке. Он явно принёс её именно для того, чтобы поставить здесь.

Холмс хотел ответить ему, но смолчал.

— Простите, сэр, — не удержалась Джейн, — а зачем вам столько света?

Полковник Росс поджал губы.

— Местная традиция, мэм. Что-то связанное со злыми духами, откровенно говоря, никто уже и не помнит тех глупых суеверий, из-за которых мы всё это делаем. Пойдёмте, я отведу вас в кабинет. Его там... он там умер.

Джейн с интересом рассматривала полковника. Он был человеком видным — высокого роста, со строгим, пронизывающим взглядом серых глаз. Суровый военный — или моряк, он ведь служил во флоте? Старый холостяк, наверное, женоненавистник, иначе вряд ли жил бы в доме у капитана. Однако недовольства по поводу пребывания рядом мисс Трефьюсис не высказывает. Кстати, что она здесь делает? Джудит ведь говорила, что девушка убита горем и не выходит из комнаты. Надо бы разузнать.

Эмили тоже пошла следом за ними. Доктор Уотсон чуть посторонился, пропуская её вперёд, и Джейн, воспользовавшись случаем, улыбнулась ей.

— Меня зовут Джейн, — шёпотом сказала она. — Джудит сказала мне, что вы расстроены из-за Джеймса.

— О, да, ужасно! — девушка тяжело вздохнула. — Он такой идиот, ну как можно быть настолько... настолько... неудачником? Влипнуть подобным образом — да это же просто уму непостижимо!

Джейн с интересом посмотрела на юное создание.

— Да уж, что и говорить, время для визита ваш молодой человек выбрал весьма неудачно.

— Есть на свете люди, которым не везёт, есть неудачники и есть Джеймс. Капитан действительно не жаловал его, и в общем за дело, но такое невезение... — Эмили покачала головой.

— Мисс Трефьюсис, мне ужасно любопытно, почему вы здесь? Джудит сказала, вы из комнаты не выходите...

— Разумеется, не выхожу! — энергично кивнула девушка. — Здесь столько всего, за год не разобраться! А я должна.

— Разобраться? — уточнила Джейн.

— Конечно. Я ведь хочу спасти Джеймса. Джейн, я, — она понизила голос, — я расследую это убийство. Ну, раз уж больше некому. Полиция арестовала Джеймса и больше ничего не делает, а я так не согласна.

— Как интересно! — прошептала Джейн, и в этот самый момент полковник заявил:

— Вот кабинет, проходите.

— Скажите, полковник, — немедленно спросил Холмс, — сюда можно попасть как-то ещё? Потайной ход, секретная дверца, отдельный коридор для прислуги?

— Только если подняться на второй этаж по задней лестнице, из людской. Но всё равно на втором этаже выйдете в этот же коридор.

Кабинет был совсем небольшим, как будто его оборудовали в какой-то кладовке. Все вошедшие насилу разместились в нём, причём мисс Трефьюсис уселась на подлокотник кресла, доставшегося миссис Хадсон, а мистер Холмс и полковник остались стоять — полковник у двери, а Холмс у стола.

— Он сидел вот здесь, — недовольно буркнул полковник, показывая рукой, — вот в том кресле, где сейчас доктор.

Холмс тут же подскочил к креслу, жестом попросил Уотсона встать.

— Как оно стояло?

Полковник Росс ответил сразу:

— Чуть отодвинутое от стола, будто он хотел встать.

— Хотел встать или садился? Могло ли быть, что он только что сел и ещё не придвинул кресло к столу? — полковник задумался, наморщив лоб; Холмс пояснил: — Вот представьте, он встаёт из кресла, отодвигая его, принимает гостя, садится обратно, возможно, приглашая гостя присесть, но не успевает придвинуть кресло — такое могло быть?

— Не знаю. Он просто сидел в немного отодвинутом кресле, ровно сидел, так что за столом в такой позе ему было бы неудобно. Голову уронил на грудь.

— Руки?

— Что руки?

— Как лежали его руки?

— На подлокотниках. Да, точно: на подлокотниках, как будто он именно что собирался встать и опёрся на них.

— Мне нужно увидеть тело, — заявил Холмс, рассматривая пол возле кресла.

— Прямо сейчас? — саркастично уточнил полковник. — Так оно в морге, представьте себе.

— Нет, не прямо сейчас. Скажите, а это пресс-папье, которым его убили, или что это было — где оно лежало?

— На столе. Вот здесь, — полковник показал рукой, — почти возле самой его головы. Как будто его стукнули, потом бросили эту чёртову подставку и ушли.

Холмс поскрёб ногтем пол возле кресла.

— Что ж, здесь я всё осмотрел, доктор Уотсон, можете сесть обратно. Полковник, будьте так добры, расскажите нам о капитане. Что он был за человек? Насколько я понял, в Ситтафорде его очень уважали.

Джейн украдкой посмотрела на доктора — так и есть, он поднял на своего друга изумлённый взгляд. Обычно мистер Холмс был куда резче с людьми, позволявшими себе обидные слова в его адрес. Сейчас же он будто не замечал неприязни полковника.

— Всё-то вам надо знать, — пробурчал здоровяк, машинально протирая рукавом столешницу. — Он был... Особенный он был, вам, штатским, не понять. Штатские вечно обращают внимание на ерунду — как одевался, что любил на обед, сорил ли деньгами... Нет, не сорил. Не так их у него было много. Он исполнял свой долг, всегда, попрекнуть его нечем.

— А пытались попрекать? — осведомился Холмс.

— Ещё как! То он плох, потому что не женится. То — потому что не дал денег дураку Брэкстенхоллу, упокой Господи его душу, на очередную его дурацкую затею. Покойник просил в долг, да все же знали, что он никогда не отдаёт долги. Потом вдруг придумали, будто он вот-вот уедет в Лондон на некое мифическое повышение, но не говорит никому, чтобы не просили его составить протекцию. Понятия не имею, кто запустил этот мерзкий слух.

— Под ним не было совсем никаких оснований? Никакого неправильно понятого разговора, например?

— Да полная белиберда! Только идиоты вроде местных кумушек да частных детективов могут придавать вес подобным глупостям, которые вырастают на ровном месте, как грибы после дождя! Джозеф ушёл в отставку и едва сводил концы с концами. Иногда публиковал в местной газетёнке отрывки из своих мемуаров, чтобы было на что угля на зиму купить.

— Понятно. А его племянник?

— Сын сестры, — полковник произнёс эти слова недовольно, как будто сестра покойного нанесла ему несмываемое оскорбление. — Она вышла замуж за какого-то пройдоху, меньше чем через год его труп выловили из сточной канавы. Но ребёнка он ей заделать успел. Она, правда, угодила в психиатрическую лечебницу, за ней там вроде бы присматривал третий из их семьи, младший брат, он был врачом. Что с ней стало, я не знаю, и брата того много лет уже не видел, а вот племянничек объявился довольно быстро. Всё пытался денег из Джозефа выудить. Очень обижался, что этот форт не сдаётся.

— Думаете, это он убийца?

— Думаю, что больше некому. Да, мальчишка не похож на человека, способного хоть на какой-то поступок, ему бы юбку носить, ей-Богу. Но больше некому, и всё тут. Не о чем говорить. И расследовать нечего. Эмили, мне жаль.

Холмс подошёл к окну, отдёрнул штору, выглянул. Постоял немного, снова задёрнул штору. Джейн не надо было проделывать всё это, чтобы убедиться: знаменитый детектив не увидел ничего, кроме тумана.

— Он всегда вечером сидел в кабинете?

— Да, мемуары писал. Каждый день, кроме воскресенья.

— В какое время?

— С шести вечера до десяти или одиннадцати. Иногда засиживался до полуночи, но редко. Тогда я приходил и напоминал ему, что пора ложиться спать. Разумеется, в день убийства Джозеф пришёл сюда позднее, ведь часть вечера он провёл у Брэкстенхоллов.

— Вы не помните, когда он ушёл?

— Около семи. Может, в начале восьмого. Послушайте, мистер Холмс, я не пойму, зачем все эти расспросы? Дело прозрачно, как слеза младенца, вам на нём не заработать.

— Я не был бы так уверен в этом, полковник, — Холмс покачал головой. — Впрочем, вы, разумеется, можете оказаться правы. Случайно.

— Ну, знаете!.. Вы провели в Ситтафорде меньше часа, а уже имеете смелость строить предположения, вам не кажется, что это слишком?

— Строить предположения — моя работа, полковник. И не могу не отметить, что если бы вы хоть иногда занимались этим, вам не пришлось бы распродавать конюшню. Будьте благоразумны, не продавайте Цезаря, он ещё будет брать призы. Я прошу прощения, но нам надо идти, скоро стемнеет.

— Да ладно уже, — буркнул полковник, — оставайтесь в доме. Комнат здесь хватает, а я не людоед какой, выставлять вас на улицу в такую погоду.

— Благодарю. В таком случае...

— В таком случае, мистер Холмс, я хотела бы поговорить с вами, — уверенно вмешалась мисс Трефьюсис. — И, разумеется, с миссис Хадсон и доктором Уотсоном. Вы не откажете мне в этой любезности, пока Ахмет приготовит вам комнаты? Мы могли бы поговорить у меня.

— Разумеется, мисс, я буду очень рад вас выслушать, — живо отозвался Холмс. И посмотрел на Джейн, словно хотел сказать ей: «Ваш выход!»

Комната Эмили Трефьюсис, куда они направились вчетвером — полковник, недовольный тем, что его не позвали, гордо удалился к себе, — раньше была кабинетом или маленькой гостиной, наспех переделанной в гостевую спальню. По крайней мере, узор на обоях значительно лучше сочетался с обивкой тахты, стоящей в нише, чем с кроватью. Если говорить совсем откровенно, кровать в интерьер не вписывалась совершенно. Равно как и пузатый секретер, и стол с большим количеством ящиков, и кресла на витых ножках, стоящие вокруг изящного журнального столика, на котором, должно быть, сервировали чай.

Холмс, по-видимому, пришёл к тем же выводам, что и Джейн: бегло оглядев комнату, он спросил Эмили:

— Что здесь было раньше?

— Кабинет. Потом капитану Тревеллиану отчего-то взбрело в голову перетащить письменные принадлежности в ту каморку, где мы только что были, но здесь остался архив — там его просто некуда деть. Капитан попросту запер ящики с бумагами, решив, что гости не станут покушаться на черновики его мемуаров.

— Но вы, я смотрю, покусились? На ящиках явные следы взлома.

— Естественно, я покусилась! Мне надо доказать всем, что Джеймс невиновен, а для этого необходимо найти убийцу.

— И вы ищете его в этих бумагах? — озадаченно спросил доктор Уотсон.

— Я ищу врага капитана Тревеллиана. Понимаете, пока что я не могу понять, кому и зачем было его убивать. Ни у кого, кроме Джеймса, нет мотива. Но так не бывает. Взять, к примеру, меня. Если подумать как следует, у меня есть мотивы на убийство половины жителей Ситтафорда. Просто я не рассказываю об этом всем подряд. Наверняка и у Тревеллиана были враги, или по крайней мере недоброжелатели. Мы с Чарльзом пытаемся отыскать их.

— С Чарльзом? — переспросил Холмс.

— Да, это... забавная история, я сейчас вам расскажу. Располагайтесь, где вам будет удобно, а я попрошу, чтобы сюда принесли чай. Боюсь, мой рассказ будет долгим.

Индус Ахмет принёс чай, и Эмили, поухаживав за гостями, начала рассказывать. Говорила она спокойно, уверенным тоном, как будто неоднократно обдумала всё сказанное.

— Мы с Джеймсом познакомились ещё детьми, и так случилось, что наши отношения стали довольно тёплыми. Он многое рассказывал мне, делился сокровенным. Наверное, я знала о нём больше, чем другие. Дядя Джозеф всё время говорил ему, что надо быть сильным, уметь противостоять ударам судьбы, которые сломили его мать. Джеймса пугали эти разговоры; может, он и правда унаследовал впечатлительность матери, а может, с ним просто слишком много говорили об этом, но в результате жизнь казалась ему жуткой, наполненной кошмарами и непреодолимыми трудностями, которые рано или поздно его обязательно уничтожат. Он пытался искать поддержку у дяди, но безуспешно: тот раз за разом отталкивал его, повторяя, что Джеймс должен жить своим умом. Отношения у них складывались сложные: капитан Тревеллиан отказывался помогать Джеймсу, но требовал от него уважения, регулярных визитов и гордости за то, что в их семье есть такой вот он, Джозеф Тревеллиан. Вместе с тем ни о матери его, ни об отце в доме не говорилось ни одного доброго слова. Думаю, вы не раз сталкивались с такой манерой воспитания.

Холмс молча кивнул. Джейн вздохнула.

— Всё это часто кончается печально, — с сочувствием произнесла она. — Знаете, напротив моего дома жила одна такая семья, вдова и двое сыновей. Покойный отец семейства был военным и погиб где-то в Афганистане. Его представили к награде, его вдова, миссис Хорнби, очень гордилась им, считала героем и постоянно ставила сыновьям в пример. Сами же сыновья осыпались упрёками, провозглашались никчемными, недостойными памяти отца. В конце концов старший, Майкл, не выдержал такого обращения и сбежал из дома. Некоторое время о нём ничего не было слышно, потом ходили слухи, будто кто-то из соседей видел его в чрезвычайно бедственном положении. Сейчас он служит проводником на железной дороге, я видела его своими глазами и говорила с ним. Жизнь его трудна, он во многом нуждается, но и под страхом голодной смерти не хочет возвращаться в дом к матери. А младший сын, Роберт, согласился с тем, что он ничтожество, и прожигает жизнь, не делая ничего, ни к чему не стремясь. У меня сердце сжимается, когда я вижу его, всегда с опущенной головой, неряшливо одетого, в несвежей рубашке.

— К счастью, капитан Тревеллиан не так давил на племянника, как ваша соседка на своих сыновей, — отозвалась мисс Трефьюсис, — но всё же Джеймс вырос нерешительным и нервным. Необходимость навещать дядю невероятно бесила его, поэтому он всегда откладывал эти визиты до последнего, часто приезжал не один, а со случайными знакомыми, рассчитывая, что капитан не станет в их присутствии унижать его.

— Одним словом, накручивал себя, доводя до неврастении? — уточнил доктор Уотсон.

— Именно так, — согласилась девушка. — Ещё не постучавшись в двери Ситтафорд-хауса, Джеймс уже представлял себе, в чём на этот раз обвинит его дядя. Разумеется, ссора вспыхивала, едва они успевали поздороваться. Это повторялось раз за разом, и в тот вечер было так же. Здесь я должна заметить, что о тех событиях рассказываю со слов Джеймса и Чарльза, однако они ни в чём не противоречат друг другу. Джеймс познакомился с Чарльзом в баре при вокзале. Как обычно, зашёл туда перед поездкой, как он это называет, набраться храбрости перед встречей с дядей, а на самом деле, конечно, просто набраться. Чарльз говорит, просто подсел за свободный столик, в таких барах всегда мало места. Джеймс и не помнит, как у них завязался разговор. Чарльз — журналист. Я вижу, вы насторожились, — улыбнулась Эмили, — прекрасно вас понимаю, я отреагировала так же. Конечно, сначала он представился обычным попутчиком Джеймса, но я его раскусила. Уж больно он всё вынюхивал. Пришлось ему признаться, что он газетчик и приехал сюда из-за лорда Холдхерста. Вам, должно быть, известно, что лорд — человек крайне нелюдимый, журналистам с ним тяжело. Оказывается, в Лондоне никто и не знает, что он приезжал в Ситтафорд. Чарльз решил, что это может быть важно, раз держится в тайне. Мы с ним познакомились наутро после убийства, когда всех нас допрашивали. Джеймс заявил, что у него есть свидетель, человек, с которым он приехал к дяде. Чарльз дал показания, подтвердившие его слова, но полицейским этого оказалось недостаточно. И теперь он помогает мне.

— Почему? — заинтересованно спросил Холмс.

Мисс Трефьюсис обезоруживающе улыбнулась.

— Я шантажирую его. Я пригрозила рассказать полиции, что он скрывает свою личность, а на самом деле приехал шпионить за видным политическим деятелем. Думаю, после этого его карьера... хм, скажем так, резко пойдёт под откос. Он, конечно, и сам это понимает, поэтому честно помогает мне.

— Как фамилия этого достойного джентльмена, не подскажете?

— Эндерби, мистер Холмс. Чарльз Эндерби. Очень интересный человек, представьте, ухаживает за мной! Мужчины подчас бывают такими смешными. Неужели он считает, что сможет вызвать во мне ответные чувства и манипулировать мной? Откровенно говоря, — она рассмеялась, — мне не хочется в это верить. В остальном Чарльз производит впечатление умного человека. Итак, мистер Холмс, позвольте мне рассказать вам, что мы выяснили.

— Мисс Трефьюсис, — Холмс поднял руку, прерывая её, — пожалуйста, отмечайте отдельно, какие сведения вы получили от мистера Эндерби. Несмотря на вашу предусмотрительность, они требуют дополнительной проверки.

— Хорошо, мистер Холмс. Я действительно двое суток практически не выходила отсюда, изучая бумаги. В этих ящиках хранятся черновики мемуаров капитана и некоторая часть его переписки. В первую очередь, как вы понимаете, я искала знакомые имена...

— Это распространённая ошибка, — кивнул Холмс. Девушка немного растерялась.

— Что ж, вы, конечно, можете и сами изучить все эти бумаги, в конце концов, я не знаменитый сыщик и делала лишь то, что пришло мне в голову. Наверняка я не только это упустила.

— Ничего страшного, мисс Трефьюсис, рассказывайте.

— Конечно, больше всего капитан пишет о полковнике Россе. И эти записи... они меня удивили, откровенно говоря. Я перечитывала их раз за разом, не понимая, что не так. Понимаете, у меня всё время было ощущение, что это не капитан Тревеллиан пишет о полковнике Россе, а какой-то совсем незнакомый мне джентльмен описывает своего товарища, тоже мне незнакомого. А потом я наконец поняла. Видите ли, капитан Тревеллиан всегда обращался со своим другом с некоторой долей снисходительности, если вы понимаете, о чём я. Он всегда был на шаг впереди: лучше стрелял, лучше ездил верхом, лучше играл в крикет, лучше ходил на лыжах. Ненамного, но лучше. Он охотно помогал другу дотянуться до своего уровня, показывал ему какие-то уловки, но это всегда было общение более успешного человека с менее успешным. А в этих мемуарах... Там всё было совсем иначе. Там было двое равных, понимаете? Двое друзей с равными талантами. Я долго думала, где же правда, и так и не поняла. Но в одном письме, которое капитан получил от своего сослуживца, уже выйдя в отставку, есть такие слова: «Ты пишешь, что в мемуарах решил наконец отдать должное старине Россу — смотри, не перестарайся, а не то погрешишь против истины».

— Вы думаете, полковник Росс мог испытывать зависть по отношению к своему другу? — уточнил доктор Уотсон. — Или злиться на него за то, что он незаслуженно принижал его таланты?

— Возможно, вполне возможно. Причины недолюбливать капитана у него действительно были. Полковник посвятил Тревеллиану всего себя, отказался от собственного дома, от семьи, а тот даже не завещал ему ничего существенного. Так, охотничьи трофеи и несколько безделушек из плохого золота, сувениров из Индии.

— А кто стал основным наследником? — уточнил Холмс.

— Джеймс. Это стало ещё одним аргументом для полиции. Но он не знал! Джеймс был уверен, что дядя ничего ему не оставил! Тот сам ему говорил об этом, Джеймс считал, что есть другое завещание, более новое, в котором ему полагается пара мелочей исключительно ради приличия. Он был уверен, что как раз полковник окажется главным наследником. А что думал об этом сам полковник, мне неизвестно.

— То есть вы подозреваете полковника, дорогая? — спросила Джейн. Отчаянно хотелось вязать. Руки некуда деть, такое непривычное чувство.

— Пока у меня нет уверенности, но, мне кажется, это — как сыщики говорят? — версия.

— Хорошо, мисс, мы обязательно посмотрим все эти бумаги, — решительно подвёл черту Холмс, — и, конечно, выслушаем всё, что вы пожелаете нам сообщить. Однако сейчас, пожалуй, пора перейти к более решительным действиям и осмотреть тело.

— Прямо сейчас? — удивилась Эмили. — Ведь уже поздно!

— Сейчас вечер, но не ночь, — возразил детектив. — Успеем. Доктор Уотсон, вы мне, разумеется, понадобитесь.

— А я, с вашего разрешения, останусь здесь и ещё немного поболтаю с мисс Трефьюсис, — улыбнулась Джейн. — Мисс Трефьюсис, дорогая, вы ведь разрешите мне тоже посмотреть бумаги?

— Конечно, миссис Хадсон, не думаю, что от этого может быть какой-то вред.

— Скорее польза, — сказал Холмс, поднимаясь. — Миссис Хадсон, я с интересом выслушаю потом ваши соображения. Пойдёмте, дорогой мой доктор.

Слуга-индус изумлённо смотрел вслед двум мужчинам, исчезнувшим в тумане, и бормотал себе под нос: «Ну как же... И ванну не приняли... На ночь глядя...». Джейн улыбнулась Эмили, накрыла её ладонь своей и сказала:

— Дорогая моя, я сейчас достану из чемодана вязание, и вы мне всё-всё расскажете, правда?

***

Шерлок Холмс торопливо шагал вперёд. Туман не особенно ему мешал: дорога была ровной и прямой, а большинство людей в такую погоду сидело дома, так что он не опасался столкнуться с невидимым прохожим. Ситтафорд построили до гениального просто: от Ситтафорд-хауса в обе стороны шёл ровный ряд коттеджей. Таким образом, всю деревеньку можно было пройти из конца в конец, не сворачивая.

Джон шёл следом, пытаясь не отставать. Он всегда сердился, что ему приходится догонять друга, но Холмс нарочно заставлял его делать это. Спеша, доктор Уотсон забывал хромать. Глупо, конечно, обращать внимание на такие мелочи, подумаешь, хромает человек. Но для Холмса было странным образом важно видеть доктора Уотсона здоровее, умнее, профессиональнее и удачливее, чем тот на самом деле являлся. Наверное, самому Джону это причиняло множество неудобств. Что ж, он сам согласился дружить с неуживчивым гением.

— Куда мы так спешим, Холмс? — сердито спросил он. — Почему нельзя осмотреть тело завтра утром? Оно никуда не убежит из полицейского морга!

— Потому что завтра утром о нашем приезде будет знать весь Ситтафорд поголовно, а не только заинтересованные лица, — невозмутимо ответил Холмс. — Это деревня, слухи здесь распространяются быстрее солнечных лучей. Не верите — спросите нашу любезную домовладелицу. И прошу вас, Уотсон, давайте обсудим это не на улице.

Полицейский участок представлял из себя перестроенный коттедж. Холмс, несмотря на острое зрение, едва углядел в тумане вывеску «Полиция». Мог и пробежать мимо, не заметив, хорошо, что слуга-индус чётко сказал: восьмой дом от Ситтафорд-хауса.

Когда Холмс взялся за дверной молоток, от забора метнулась в сторону тень. В тумане она была еле видна, но сомневаться не приходилось: они с Уотсоном только что кого-то спугнули.

Кажется, Уотсон тоже заметил. По крайней мере, он схватил Холмса за рукав, и когда тот резко обернулся, то увидел, как доктор сначала открыл рот, а потом закрыл.

Дверь отворилась почти сразу. Дежурный констебль, молоденький паренёк невысокого роста, выглядел бодро и дружелюбно.

— Здравствуйте, джентльмены, — радостно сказал он, — проходите скорее. Хотите горячего чаю?

— Нет, спасибо, мне бы тело посмотреть, — ответил Холмс. — Я частный детектив Шерлок Холмс, а это мой друг, доктор Уотсон.

— О! — констебль сделал понимающее лицо. — Да-да, конечно. Я так и знал, что капитан Тревеллиан имел больший вес, чем пытался показать. Прошу вас, это налево. Я констебль Дженкинс, к вашим услугам. Возле тела дежурит мой коллега, констебль Бэрроу — оно, знаете ли, постоянно кому-нибудь нужно.

— Вот как? И кто же посещал покойного?

— Да почитай все свидетели, — констебль Дженкинс начал загибать пальцы. — Миссис Брэкстенхолл, мистер Сент-Клер, а, совсем забыл, первым прибежал лорд Холдхерст, осмотрел тело и сразу уехал. Сейчас там мистер Прендегаст. Популярный покойник наш капитан, упокой Господи его душу.

— А мистер Эндерби не заходил?

— О, спасибо, что напомнили, мистер Холмс! Заходил, а как же! Как раз сегодня утром. Ну, ничего, завтра уже похороны наконец.

— Они просто смотрели? Ничего больше не делали?

— Смотрели, расспрашивали — а что было у него в карманах? А как он лежал? Делать ничего не делали, да им бы и не позволили, сэр.

— Отлично. Кстати, а что было у него в карманах, констебль?

— Ничего особенного. Ключ от письменного стола, очки, счёт от водной компании за прошлый месяц, часы, лекарственный порошок, завёрнутый в носовой платок, и несколько фартингов. Вот, он здесь, прошу вас.

Капитан Тревеллиан лежал на столе, одетый в строгий костюм — видимо, его уже начали готовить к погребению. Интересно, кто этим занимался? Полковник Росс? Индус Ахмет? Не забыть спросить.

Возле стола крутился худощавый человек в потёртом костюме, некогда дорогом, но вышедшем из моды лет пять назад. Его редкие тёмные волосы были тщательно прилизаны, а руки с длинными подвижными пальцами так и норовили обшарить труп, но суровый констебль, стоявший рядом, смотрел набычившись, и незнакомец с сожалением отдёргивал руки.

— ...а между тем лучшего врача, чем я, вы не найдёте до самых Грампианских гор! — обиженно говорил он, когда констебль Дженкинс впустил Холмса и Уотсона в комнату. — Но нет же, вы будете пользоваться услугами деревенских коновалов, хотя невероятная удача улыбнулась вам и рядом нахожусь я! Неблагодарные вы, вот что я вам скажу.

— Мистер Прендегаст, я сейчас позову детектива Мюррея, — пробасил констебль, краснолицый здоровяк.

— А позовите, — весело сказал констебль Дженкинс. — Наверняка мистеру Холмсу захочется с ним поговорить. Он из Лондона приехал, важный человек, — с этими словами констебль одарил мистера Прендегаста долгим взглядом, явно намекавшим на то, что пора бы заканчивать визит.

— О, так может быть, хоть этот важный человек сможет объяснить вам очевидные вещи?! — немедленно отозвался мистер Прендегаст и подошёл к Холмсу и Уотсону; его живые карие глаза торопливо ощупывали их обоих. — Я Джон Прендегаст, врач и, клянусь святым Себастьяном, хороший врач. Чтобы совершенствоваться, мне необходима как можно более разнообразная практика, а эти странные люди даже не дают мне — врачу! — толком осмотреть тело. Засвидетельствовал им смерть — и катись отсюда! Как им пользу принести, так уж будь добр, пожалуйста, а как от них чего требуется, так они в кусты сразу, не положено, видите ли! Уж не знаю, кто вы там такой и в чём ваша важность, но если в вашей голове есть хоть немного ума, вы растолкуете им, что они ведут себя, словно малые дети!

— Меня зовут Шерлок Холмс, а это мой помощник, ваш коллега, доктор Уотсон, — сказал Холмс, бесцеремонно рассматривая Прендегаста. — Я тоже хочу осмотреть тело, но не уверен, что хотел бы кого-то к нему допускать. Я, знаете ли, детектив и значит, подозреваю решительно всех.

— Детектив? Отлично! Тогда вам тем более понадобятся мои услуги! — Прендегаст разулыбался, будто повстречал старого друга. Чересчур приторно, особенно после того, как понял, что рядом находится ещё один врач. Пальцы с желтоватыми ногтями, чуть дрожат... Саквояжа при себе нет... Глаза с красными прожилками... Всё понятно: нормальной практики у него не было давно, врачи держат руки в чистоте и не расстаются с саквояжем даже ночью. Судя по глазам, у него проблемы с давлением, скорее всего, из-за чрезмерной любви к алкоголю.

— Не уверен, — вежливо ответил Холмс. — А вот что, позвольте поинтересоваться, вам здесь понадобилось? Только не надо врать про практику, это смешно.

— Эй, мистер, — возмутился Прендегаст, — вы за кого меня принимаете, а?

— За мошенника, разумеется. За пройдоху, у которого нет ни денег, ни таланта эти деньги заработать, и он шарлатанствует понемногу, пытаясь прокормиться. Интересно, чем вы привлекли мистера Сент-Клера? Доставали ему опиум?

Констебли с интересом посмотрели на Прендегаста. Тот задохнулся от возмущения, глаза его забегали, взгляд метался от одного человека к другому, как будто оклеветанный доктор искал защиты. Холмс, разумеется, видел, что он просто соображает, надо ли позорно отступать, или можно ещё побороться.

Констебль Бэрроу тяжело вздохнул и пробурчал:

— Пошёл я за детективом Мюрреем. Пусть он разбирается.

— Сделайте одолжение, — кивнул Холмс и подошёл к телу.

Разумеется, капитана Тревеллиана переодели. Нравы в провинции консервативны до чрезвычайности и совершенно не считаются с научным прогрессом. Впрочем, полицейские ведь уже осмотрели тело в том виде, в котором оно было обнаружено. Холмс вздохнул. Делать дело и одновременно играть роль для Джона Прендегаста было непросто. Но он хотел вовлечь мнимого доктора в процесс осмотра тела. Подловить шарлатана проще всего на практических ошибках, а квалификации Уотсона и начитанности самого Холмса должно для этого хватить.

А потом, скорее всего, из него удастся вытянуть правду.

— Уотсон, посмотрите, что это? Вот здесь, у него на виске.

Доктор Уотсон присмотрелся.

— Да просто родимое пятно странной формы, Холмс. Ничего, хм, медицинского. Я другого не пойму: от чего он умер?

— Эх, вот сразу понятно, что вы, дорогой коллега, всего лишь обычный врач, — вмешался Прендегаст. Он, может, и рад был бы теперь уйти отсюда, но констебль Дженкинс был настроен решительно: пусть детектив Мюррей разберётся, а до того неприятный приезжий, заносчивый и чванливый, и в полицейском участке прекрасно может посидеть. На это Холмс и рассчитывал. — Сейчас я вам всё покажу, смотрите и учитесь, и благодарите Бога, что я взял вас на буксир. Я проводил освидетельствование, хотя эти странные люди и торопили меня, как будто покойник опаздывал на поезд. Вот сюда его ударили, — он показал пальцем. — Удар пришёлся на заднюю оконечность теменной кости.

— Какую оконечность, простите? — Уотсон был человеком вежливым, однако стерпеть медицинскую ошибку от врача не мог. — Теменная кость полукруглая, у неё нет оконечности!

— Ну, на задний край, не придирайтесь вы к словам, всё же ясно. Удар разбил несчастному голову, от чего тот и помер. Крови было полно, волосы слиплись от неё, и за шиворот натекло.

— За шиворот? — взвился доктор Уотсон. — Но как это возможно, если, потеряв сознание от удара, капитан должен был уронить голову на грудь, или на стол, если сидел за столом?

— Эй, послушайте, вы что же, думаете, я вру, что ли? Да я своими глазами видел это! На нём рубашка была белая, и весь воротник был кровью залит, сзади!

— Но кровь ведь не может течь вверх, а не вниз! Холмс, как вы считаете, разве может такое быть?

— Может, конечно. Если какое-то время убитый сидел запрокинув голову. Но вернёмся к делу, Уотсон, вы сказали, что не понимаете, от чего умер капитан.

— Именно. Ему проломили голову тяжёлым предметом, но я не вижу здесь ничего серьёзного. Конечно, надо осмотреть внимательнее, но...

— Да вы пальцем пощупайте! — возмутился Прендегаст. — Там размягчение!

— Обязательно пощупаю — как только придёт детектив Мюррей и разрешит мне. Но при серьёзном проломе черепа линия волос тоже искривлена, видно, что в черепе своего рода яма. Здесь же... Кстати, почему волосы вокруг повреждения не выбриты, ему что, даже вскрытие не делали?

— Не дали, — буркнул Прендегаст.

— Зачем делать вскрытие, когда всё и так очевидно? — раздался голос от дверей. — Здравствуйте, джентльмены, меня зовут Стэнли Мюррей, и я хотел бы понять, кто вы и что вам вообще здесь понадобилось.

Местный детектив оказался приземистым толстяком с одутловатым лицом; бегать за преступниками ему, по всей видимости, не приходилось давно, это подтверждали и башмаки, не новые, но не настолько сношенные, как у простых полицейских. Те стирают подошвы своей обуви о брусчатку улиц быстрее, чем начинает изнашиваться её верх. Холмс снова, в который раз за сегодня, представился и представил своего друга, уверил детектива, что если он телеграфирует в Скотланд-Ярд, инспектору Лестрейду или инспектору Грегсону, те подтвердят... В общем, когда необходимые ритуалы были завершены, Холмс попросил разрешения осмотреть тело — в присутствии детектива Мюррея, разумеется. Тот разрешил, резонно рассудив, что мертвецу хуже точно не станет.

Доктор Уотсон тут же принялся ощупывать место удара на голове покойного капитана.

— Хм, странно. Я чувствую небольшую гематому, череп в этом месте скальпирован, возможно, в кости трещина. Но пролом... Нет, определённо, пролома нет.

— Вы хотите сказать...

— Удар не смертельный, Холмс. По-видимому, он прошёл по касательной, содрал кожу, повредил несколько кровеносных сосудов. Может быть, капитан пытался уклониться.

— От чего же он умер тогда? — недоверчиво спросил Мюррей.

— Не имею ни малейшего представления. Надо делать вскрытие.

— Дайте-ка я посмотрю, — Прендегаст снова вмешался, придвинулся поближе к столу и аккуратно открыл левый глаз покойника. — Вот, взгляните-ка! — торжествующе воскликнул он. — Вот! Склера залита кровью! Это от удара, я уверен! Череп был-таки проломлен, и кровотечение было таким сильным, что кровью залило весь мозг изнутри! Я уверен, если бы мне дали произвести вскрытие, именно это бы я и обнаружил!

— Хм, действительно, — сказал Уотсон. — Череп, конечно, на самом деле не проломлен, ведь нет ни скола кости, ни отверстия в черепе. Однако может статься, что наш капитан умер от кровоизлияния в мозг. Посмотрите, видите кровь? При кровоизлиянии близко к лобным долям кровь проникает к склере... хм, к внешней оболочке глазного яблока через глазной нерв. Точнее, через его оболочку и вход в глазницу. Особенно если человек какое-то время лежит лицом вниз.

— Итак, мы видим очевидное противоречие, — подытожил Холмс. — С одной стороны, у нашего капитана кровь затекла за шиворот, то есть какое-то время он сидел запрокинув голову. С другой — кровь проникла в глаз, то есть он должен был лежать лицом вниз.

— Ну почему же, нет никакого противоречия, — спокойно возразил Уотсон. — Сначала он сидел, запрокинув голову. Тем временем кровь изливалась в мозг. Потом убийца решил, что такая поза неестественна для человека, которого убили ударом сзади по голове, и опустил ему голову. Часть излившейся в мозг кровь успела дотечь до склеры раньше, чем свернулась. Вот и всё.

— Отлично, благодарю вас за консультацию, дорогой доктор. А теперь, мистер Прендегаст, может, вы всё-таки объясните, что вам было здесь нужно? Мы ведь с вами оба знаем, что ваш образ врача — всего лишь прикрытие. Для чего?

— Ничего мы оба не знаем, вы просто хотите меня оклеветать, вот что! Я...

— Вы, — перебил Прендегаста детектив Мюррей, — только что показали нам всем, что ваше так называемое образование изобилует пробелами. Так что признавайтесь уже, а не то я вас арестую по подозрению в убийстве. Почему вы пытались убедить нас всех, что капитан Тревеллиан умер от удара по голове? Не потому ли, что хотели скрыть истинную причину его смерти? Может, это вы убили его и теперь хотите запутать следствие?

Холмс посмотрел на детектива с уважением. Следствие ему, конечно, поручать нельзя, бестолков и чересчур легковерен, но допрос — вполне можно. Глаза у Прендегаста снова забегали, и стало ясно, что он вот-вот признается.

— Констебль Дженкинс! — тем временем взрыкнул Мюррей. — У нас есть свободная камера?

— Так точно, сэр, есть.

— Вот и отлично, мистеру Прендегасту будет где заночевать. Комфорта, правда, не обещаю.

— Да нечего меня пугать! Никого я не убивал, слышите? У капитана вашего сердчишко пошаливало, донимало его иногда кашлем. Он чахотки до смерти боялся, попросил меня посмотреть. Ну, я посмотрел, всё как годится, чахотки у него не нашёл, кашель этот от сердца. Ну, бывает. Сказал сердце лечить. А он мне в ответ: так проклятый кашель мешает, так мешает, мочи нет. Как начинаю кашлять, страхи всякие в голову лезут, всё думаю, помру. Убери, говорит, кашель, а не то не смогу сердце вылечить, оно каждый раз в пятки уходит. Ну, я и дал ему порошки.

— Что за порошки? — строго спросил Мюррей. Лицо Прендегаста пошло красными пятнами.

— Да кокаиновые же! — в отчаянии вскричал он. — Они любой кашель успокаивают. И многие их принимают. Да только ходят слухи, что порошки эти... ну, не безвредные. Оттого они не дёшевы. Ну, для меня, я человек вообще небогатый. Я капитану строго-настрого велел их принимать, только пока сердце не вылечит, а потом ни-ни. Последний порошок я ему как раз у Брэкстенхоллов передал. Так и знал, что он не выпил, он у них полвечера не кашлял. Вот я и подумал — надо забрать, во-первых, порошок денег стоит, а во-вторых, подумают на меня сразу, что я доставал, больше ведь некому. Зачем мне это, в тюрьме сидеть? Только не хватало! Думал по-тихому из кармана вытащить, а его уже обрядили. Ну, кто ж знал!

— А почему тогда вы сразу не ушли? — спросил Холмс.

— Надеялся, что его добро где-то здесь, рядом. Хотел констебля вашего спровадить да поискать попробовать. Ну что вы все ко мне прицепились? Не убивал я никого! И в мыслях не было! Я врач, а не убийца!

— Да ну? — изумился Холмс. — А почему же тогда вы потеряли лицензию врача? Насколько я понимаю, самые распространённые причины — либо аборты, либо невежество, приведшее к смерти больного. Что у вас, мистер Прендегаст?

— А с чего вы вообще взяли, что у меня лицензии нет?

— С того, что врач с лицензией не будет зарабатывать на жизнь продажей кокаиновых порошков и шарлатанством. Кроме того, я представляю, сколько стоит кокаин — это совсем небольшие деньги. Если, конечно, у вас есть лицензия и вы можете выписать рецепт. А вот если лицензии нет и приходится добывать порошки нелегально — тогда, естественно, их стоимость возрастает. Зачем вы при Сент-Клере? Он же совершено здоров. Достаёте ему кокаиновые порошки? Или опиум? А может, мешаете с водой толчёный мел и даёте ему пить, объявляя эту бурду лучшим в мире средством для восстановления мужской силы? Я таких, как вы, повидал немало, поверьте. Так аборты или умерший на столе пациент?

— Это вас не касается, — огрызнулся Прендегаст. — Детектив Мюррей, я объяснился. Можно мне пойти отсюда?

Полицейский тяжело вздохнул, посмотрел вопросительно на Холмса. Тот кивнул, и детектив Мюррей сказал:

— Идите, — подождал, пока за мнимым медицинским светилом закроется дверь, и спросил: — Доктор Уотсон, то есть вы считаете, что вскрытие необходимо?

— Да, — твёрдо сказал Джон.

Из тумана показалась луна, заглянула в окно.

— Полнолуние, — поморщился констебль Дженкинс и задёрнул занавеску.

Капитан Тревеллиан беспомощно лежал на столе. Всё время хотелось подложить ему подушку.

— Можно мне повесить куда-нибудь пиджак? — спросил Джон.

***

Джейн сидела перед зеркалом и расчёсывала волосы. Перед ней лежала стопка непрочитанных писем из архива капитана Тревеллиана, но она не спешила их открывать. Голова шла кругом от информации — всё же Джейн отвыкла от преступлений. То, что рассказала юная Эмили, следовало хорошенько обдумать.

И, конечно, выспаться как следует перед завтрашними похоронами.

Джейн рассеянно проводила гребнем по волосам, глядя на своё отражение — и вспоминая увлечённую рассказом девушку. Горящие глаза, острый ум — неудивительно, что за ней ухаживает заезжий журналист. Кстати, странный и ужасно интересный человек. Обязательно надо с ним познакомиться.

Что-то во всей этой истории не срасталось. Джейн никак не могла понять что. Она вытянула ноги — они наконец отдыхали от неудобной «приличной» обуви в стоптанных домашних туфлях, которые Джейн взяла с собой — и попыталась представить себе этих двоих: Джозефа Тревеллиана и Фредерика Росса. Они дружили много лет, служили вместе, Росс всегда под началом Тревеллиана. Общались как равные, только во всех начинаниях Джозеф был на шаг впереди... Или не был, но приписывал себе удачи? Джейн вспомнила письма, которые успела прочитать. «Почему же ты не упомянул в своих мемуарах, что Фред трижды набирал на стрельбах больше очков, чем ты, а, дружище?» «Джозеф, а Фред на тебя не обижается за твои писульки?» Эмили, читавшая мемуары капитана, сказала, что в последних главах роль Росса в происходящих событиях возросла. Выходит, Тревеллиан согласился с бывшими сослуживцами. Или, возможно, он боялся, что они публично обвинят его во лжи? Тон писем вполне дружелюбен, но кто знает, какие отношения скрываются за ним?

Джейн встала, расстелила постель. Спать не хотелось, в голове роились мысли, толкались, тесня друг дружку.

Можно ли прожить вместе много лет и не понимать, что близкий человек тебе завидует? Можно ли не выдавать себя, не показывать, как обижает тебя пренебрежение более удачливого друга?

Когда капитан Тревеллиан ушёл в отставку, Фредерик Росс сделал стремительную карьеру. Он служил бы и дальше, но повредил руку и не мог стрелять. Тем не менее Джозеф Тревеллиан всё равно оставался в этой паре лидером, хотя и был уже ниже по званию. Противился ли этому полковник? Эмили рассказывала, их отношения были весьма тёплыми, и Джеймс говорил ей, что они — настоящие друзья. Можно ли притворяться так искусно, чтобы никто не заметил?

Глупый вопрос. Конечно, можно.

Джейн села на кровать — матрас просел. Похоже, постель давно не перетряхивали, и часть матраса «зажевали» пружины.

Что-то здесь не так. Со всеми этими письмами, хранящимися в месте, где их каждый может найти, с мемуарами в газете, с преданным другом, у которого проблемы с лошадьми. В этой вязальной схеме определённо закралась ошибка, а может, несколько.

Джейн легла в постель и накрылась одеялом. Сейчас надо перестать думать о капитане Тревеллиане с проломленной головой — она ничего не придумает, пока не поговорит с остальными участниками истории. Сейчас надо спать.

Во сне Джейн Марпл, юная незамужняя девушка, распутывала моток пряжи, с которым вовсю порезвился котёнок. Где-то в самой середине мотка была спрятана записка с именем убийцы.

***

Джон Уотсон никогда не думал, что Холмс может оказаться хорошим ассистентом. Лидером — да. Всегда бегущим впереди, так, чтобы его приходилось догонять. Первая скрипка в любом оркестре, центр внимания любой компании. Но молчаливый, послушный ассистент? Да никогда!

Что ж, он в который раз ошибся в своём друге.

— Спирт, в саквояже.

Холмс мгновенно протянул ему открытый флакон.

— Салфетку.

Салфетка замерла в миллиметре от пальцев.

Вскрытие необходимо было произвести сегодня, потому что на завтра уже назначены похороны. Военному врачу не привыкать к походным условиям, однако Уотсон не привык совершать хирургические манипуляции без ассистента. В крайнем случае ему бы подошёл Прендегаст, но он сбежал так быстро, как смог, а Холмс вполне сведущ в медицине — по крайней мере в теории.

— Ещё салфетку.

Сгустков крови было много. Все желудочки мозга в лобной области были заполнены ими. Диагноз подтверждался со всей очевидностью: обширная сосудистая мальформация в лобной области. Бедняга капитан.

— Детектив, Холмс, я готов дать заключение. Ещё раз спирт, пожалуйста. Взгляните сюда, видите эти полости, которые я взрезал? Вот эти, заполненные кровью? Врачи называют их желудочками. Крови в них быть не должно, если она есть, значит, произошло кровоизлияние. Как вы, должно быть, знаете, детектив Мюррей, кровоизлияние в мозг смертельно. Откуда же взялась вся эта кровь, спросите вы? Вот, взгляните сюда. Здесь, в лобной доле головного мозга капитана Тревеллиана, образовалась сосудистая мальформация, проще говоря, аневризма. Она разорвалась, и произошло кровоизлияние.

— А почему она... ну, разорвалась? — детектив Мюррей смотрел на вскрытую голову капитана Тревеллиана, как будто это была вскрытая королевская сокровищница, откуда ему разрешили унести пару мешков золота.

— Есть три причины, по которым такое происходит. Первая, самая распространённая — просто так. Человек не делал ничего особенного, но настал час, когда это должно было случиться. Вторая — пациент перенервничал, и вследствие резкого кровяного давления аневризма лопнула. Третья — от сильного удара. Иными словами, я не исключаю вероятности того, что удар по голове, вне всякого сомнения, несмертельный, привёл к разрыву аневризмы, за которым последовала смерть.

— Насколько быстро от этого умирают, доктор?

— Иногда достаточно нескольких минут. Спасибо большое, Холмс, вы были неподражаемы. Детектив Мюррей, я, ммм, приведу капитана в порядок, а потом нам с Холмсом понадобится где-то помыть руки.

— Да-да, я сейчас всё огранизую. Дженкинс! Пойдёмте, нагреем воду. Спасибо, вам, доктор, мистер Холмс, вы очень, очень помогли!

Когда полицейские ушли, мы с Холмсом переглянулись.

— Холмс, вы тоже видели? — тихо спросил Уотсон. — Там, у ограды?

— Да. Но я не рассмотрел.

— Я тоже. Разве что...

— Что?

— Невысокий рост. И, кажется, шляпа.

— Да, пожалуй.

— Что будем делать, Холмс?

— Ничего пока. На похоронах следите в оба.

— Джентльмены! — вбежал сияющий Мюррей. — Воду нагревают.

— Отлично, детектив, — сказал Холмс, забирая у Уотсона зажим. — А теперь ещё один вопрос. Из вещей капитана Тревеллиана ничего не пропало?

— А должно было? Бэрроу, проверьте!

Здоровяк с недовольным видом — ещё бы, его семья наверняка уже легла спать, и ему придётся довольствоваться остывшим ужином — вышел. Через пару минут он вернулся, на лице его была написана растерянность.

— Согласно описи, должны быть ещё часы и очки, сэр. А их нет.

— Замечательно, — упавшим голосом сказал детектив. — Просто прекрасно.

***

Остаток ночи Шерлок Холмс крепко проспал. Уотсону даже пришлось будить его утром, чему невыспавшийся доктор был весьма удивлён: он привык, что во время расследования Холмс проводит ночи в раздумьях.

— Не над чем пока думать, Уотсон, — потягиваясь, сказал Холмс. — Вот опрошу свидетелей — и будет пища для мозга. Спасибо, что разбудили, не хочу опоздать на похороны.

За окном всё ещё клубился густой туман. Приведя себя в порядок и одевшись, Холмс спустился вниз; там уже сидела миссис Хадсон, в шляпке, с сумочкой и с вязанием в руках. Холмс улыбнулся, глядя на неё: пожилая дама отчего-то напомнила ему воина в доспехах. Спицы вместо копья, сумочка вместо щита, шляпка вместо шлема с плюмажем. Увидев его, миссис Хадсон сложила вязание в сумочку и встала.

— Доброе утро, мистер Холмс. Мисс Трефьюсис сейчас спустится, у неё куда-то запропастилась шляпка с вуалью. Доктор Уотсон уже встал?

— Раньше меня, миссис Хадсон. Появится через пару минут. Мы вчера пережили презабавное приключение, я непременно вам расскажу.

— Вот как? Мне ужасно интересно. Эмили обещала познакомить меня с мисс Брэкстенхолл. А у вас какие планы?

Холмс хотел было ответить, но не успел: на лестнице появился полковник Росс. Чёрный костюм на нём сидел отвратительно: очевидно, его пошили, когда в полковнике было стоуна на три меньше весу.

— Доброе утро всем, хотя к чёрту: никакое оно не доброе, уж простите меня, миссис Хадсон. Вы тоже идёте на похороны?

— Непременно, — твёрдо сказала миссис Хадсон. — Там обязательно должен появиться убийца. Ну, так всегда бывает. Вы знаете, во всех убийствах, с которыми я имела дело, убийца являлся или на похороны, или на поминки — если, конечно, не был в это время в отъезде.

— Зачем же он это делал, прости Господи?

— Всё очень просто, полковник... О, Эмили, дорогая, отличная шляпка и очень вам идёт, вы зря волновались. Доброе утро, доктор Уотсон.

Уотсон спускался по лестнице под руку с мисс Трефьюсис. Хрипло бомкнули часы, и полковник Росс подал руку миссис Хадсон.

— Так вот, полковник, — щебетала она, идя вместе с ним к двери, — убийца хотел выяснить, что о нём известно остальным свидетелям. Понимаете, можно выяснить, кто совершил преступление, просто если все, кто имеет к нему отношение, обменяются информацией, которая у них есть. Убийца зачастую осознаёт это, хочет убедиться, что ещё не раскрыт, и при случае помешать себя раскрыть. А ведь на похоронах и поминках так естественно поговорить об убийстве, правда? Он, во-первых, слушает, а во-вторых, лжёт, чтобы всех запутать.

— А что ж тогда делать? Не говорить ни с кем, что ли?

— Напротив, полковник, напротив. Говорить, и побольше. Со всеми. Я же сказала вам: если все свидетели обменяются информацией, правда всплывёт. Сразу станет понятно, кто и где именно лжёт.

— Именно этим вы все и собираетесь заниматься, да?

— Совершенно верно, — кивнул Холмс. — Именно этим.

У ворот кладбища к ним поспешил, снимая шляпу на ходу, невысокого роста полный человек в очках, за которыми блестел острый взгляд серых глаз.

— Мисс Трефьюсис, здравствуйте, — он наклонился поцеловать руку Эмили. — Доброе утро, леди и джентльмены.

— Вам не идёт этот галстук, Чарльз, — спокойно ответа мисс Трефьюсис. Познакомьтесь, это Чарльз Эндерби. Чарльз, это мистер Шерлок Холмс, доктор Джон Уотсон и миссис Джейн Хадсон. С полковником Россом вы знакомы.

Серые глаза за стёклами очков взглянули на Холмса заинтересованно.

— Моё почтение, леди и джентльмены. Эмили, дорогая, можно вас на несколько минут?

— О, а вот и миссис Брэкстенхолл, — сказал полковник, выразительно посмотрев на миссис Хадсон, — пойду-ка я к ней.

Он отошёл, на ходу снимая шляпу; Холмс чуть развернулся, чтобы получше видеть подходивших людей.

— Чарльз, мы с миссис Хадсон и джентльменами действуем заодно, — мисс Трефьюсис осторожно высвободила руку, которой завладел Эндерби, — так что рассказывайте при них.

Эндерби недоверчиво посмотрел на спутников мисс Трефьюсис, потом кивнул:

— Хорошо. Мистер Сент-Клер вовсе не отпустил свою жену к умирающей матери. Она подала на развод, и он пытается скрыть это. Ходят слухи, будто ей рассказали что-то о его неприглядном прошлом... Рассказал какой-то военный. А точнее, моряк. Согласно этим слухам, мистер Сент-Клер поклялся жене, что докажет свою невиновность, и поехал искать доказательства.

— Хм, как интересно, — задумчиво произнёс Холмс. — А, простите, как вы узнали об этом, сидя здесь, в Ситтафорде?

Эндерби загадочно улыбнулся.

— Полезно быть журналистом, мистер Холмс. Всегда есть нужные связи.

— Что ж, пожалуй, с мистером Сент-Клером тоже надо побеседовать. Уотсон, я поищу его, хорошо?

Уотсон кивнул, не двинувшись с места. Холмс едва сдержал улыбку: может, его друг и не блистал остротой ума, но чуткости ему всегда хватало. Со временем он научился понимать намёки. Теперь он не оставит мисс Трефьюсис одну, хотя, конечно, пользы от него меньше, чем могло бы быть, позаботься он о развитии мозга всерьёз.

Невила Сент-Клера Холмс в лицо не знал, но этого и не требовалось. Когда он увидел Джона Прендегаста в чёрном костюме явно с чужого плеча, горячо втолковывающего что-то высокому худощавому джентльмену, то сразу понял, кто ему нужен.

Решительным шагом направившись в сторону этой парочки, он ещё услышал за спиной знакомый голос:

— Джейн! Как же я рада тебя видеть! Почему же вы с мистером Холмсом и, конечно, с доктором Уотсоном не зашли ко мне вчера? Я бы с радостью приготовила вам комнаты!

— Здравствуйте, мистер Сент-Клер, — произнёс Холмс тем строгим, решительным голосом, каким опытные полицейские сообщают преступникам, что они арестованы. — Можно мне поговорить с вами? Боюсь, это настолько же в ваших интересах, насколько и в моих. Меня зовут...

— Я знаю, как вас зовут, мистер Холмс, — перебил Сент-Клер, — Джон рассказал мне о вас. Что ж, мне следовало понять, что мои тайны недолго останутся таковыми, раз почти на моих глазах произошло убийство. Но, клянусь вам, я не имею к нему никакого отношения.

— В таком случае расскажите мне, пожалуйста, что вы делали в Ситтафорде и кто кроме вас знал об этом.

— Никто не знал, только моя жена, её адвокат и, возможно, её мать. Мистер Холмс, капитан Тревеллиан обещал мне встречу с тем человеком, который... который оболгал меня. Он сказал, что пригласил его и ещё нескольких своих армейских друзей, они приедут в середине месяца. Я торчу в Ситтафорде уже третью неделю, капитан говорил мне, что из-за какой-то там непогоды его друзья задерживаются. Откровенно говоря, теперь я не знаю, что думать, но уехать не имею права: я свидетель преступления.

— А как вы с капитаном познакомились? — Холмс проследил взглядом детектива Мюррея, который сопровождал молодого человека астенического сложения в дурно отглаженном чёрном фраке.

— Через полковника Росса, — нервно облизнув губы, ответил Сент-Клер. — А с полковником Россом мы встречались на скачках, я часто ставил на его лошадей.

— Отличные лошади, — кивнул Холмс.

— Они оба — и полковник, и капитан — просили меня держать всю эту историю в тайне, чтобы их не сочли пособниками шантажиста. По их словам, они всего лишь пытались оказать мне услугу и не желали оказаться замаранными. Я как честный человек понимаю такие мотивы, но сейчас мне уже начинает казаться...

— Да что вы говорите! — взревел полковник Росс так громко, что все собравшиеся вздрогнули и посмотрели на него. — Это же отлично! Я чертовски рад это слышать, детектив!

Он эмоционально потряс руку сначала Мюррею, потом молодому человеку, который стоял рядом с ним. Тот вяло улыбнулся в ответ.

— Это Джеймс Пирсон, верно? — спросил Холмс у Сент-Клера.

— Да, он. Похоже, с него снимают обвинения. С одной стороны, это хорошо, с другой — непонятно, кто же тогда убил капитана.

— Мистер Сент-Клер, я советую вам поговорить с полковником начистоту. Пусть он в конце концов скажет вам, известен ему ваш шантажист или нет и стоит ли его ждать.

— Да, мистер Холмс, вы правы. Я так и сделаю, спасибо за совет. Кажется, похороны начинаются, пойдёмте.

Все наконец были в сборе, и маленький круглолицый викарий начал службу. Холмс стоял рядом с Сент-Клером и рассматривал присутствующих. Туман немного рассеялся, так что для этого по крайней мере не требовалось подходить к каждому вплотную.

Эмили Трефьюсис уже опиралась на руку своего жениха и что-то шептала ему; он чуть наклонился к её уху. Чуть поодаль миссис Трефьюсис втолковывала что-то миссис Хадсон — та рассеянно кивала. Полковник Росс поддерживал полноватую рослую даму в несколько старомодном платье, по-видимому, миссис Брэкстенхолл, дама рыдала, будто хоронила любимого сына. Рядом с ней, вцепившись в сумочку, стояла девушка, худенькая, в простом чёрном платье, в шляпке с густой вуалью. Чарльз Эндерби вёл светскую беседу с Уотсоном, не выпуская из виду мисс Трефьюсис.

У самой ограды стояла закутанная в чёрное фигура — не сразу разберёшь, мужская или женская.

— Кто это там стоит? — негромко спросил Холмс.

— Где, там? — Сент-Клер оглянулся. — Понятия не имею, лица же не видно... А, это, наверное, миссис Стэплтон. Она вечно одевается, будто привидение.

— Миссис Стэплтон... — повторил Холмс. — Какая она?

— Чокнутая, — уверенно ответил Сент-Клер. — Очень красивая и очень сумасшедшая. Мне кажется, её стоит опасаться. — Подумав, он добавил: — Я думаю, она могла бы схватить тяжёлое пресс-папье и стукнуть им человека по голове. Просто так, в припадке безумия.

— Она носит очки?

— Никогда не видел её в очках. Нет, скорее всего нет.

— А кто здесь вообще носит очки?

— Кроме этого Эндерби? Мисс Трефьюсис иногда, когда читает.

— Больше никто? — уточнил Холмс.

— Я не видел. Впрочем, я не ставил своей целью изучить нравы и обычаи всех жителей Ситтафорда. А, детектив Мюррей ещё. Но он это отчаянно скрывает.

Холмс кивнул и переместился поближе к Джеймсу Пирсону.

— ...и ты представляешь, — тут же услышал он свистящий шёпот миссис Трефьюсис, — вообще ничего ему не оставил кроме дурацких охотничьих трофеев! Даже Джеймс не мог в это поверить, хотя в итоге и оказался главным наследником! Битые молью оленьи головы, и больше ничего! Как можно так обойтись с близким другом, я не понимаю! А полковник Росс ничего, держится молодцом, как будто так и надо. Хороший он человек, бескорыстный. Побольше бы таких.

— Ну что ты стоишь как дура? — истерично вскричала миссис Брэкстенхолл. — Вечно позоришь меня!

— Матушка, я... — пролепетала девушка под вуалью.

— Ты, ты, несносное созданье! Ты что, не видишь, как мне дурно? Немедленно принеси мне воды! Ах, я сейчас потеряю сознание от горя! Ну же!

— Да, мамочка, — девушка метнулась куда-то в сторону, скоро вернулась со стаканом воды и подала его матери. Та, громко всхлипывая, выпила стакан залпом и едва не швырнула его в дочь.

Увидев, что Холмс смотрит на эту сцену, мисс Брэкстенхолл подошла к нему.

— Меня зовут Вайолет, — сказала она. — Вайолет Брэкстенхолл.

— Я Шерлок Холмс, мисс. Я расследую убийство капитана Тревеллиана.

— Я думала, этим занимается полиция.

— Я тоже. Откровенно говоря, я лучше полиции.

— О, в таком случае, надеюсь, сообща вы найдёте убийцу. Мистер Холмс, я хотела извиниться и попросить вас не обращать внимания на мою мать. Она... очень много пережила. Недавно моего отца убили грабители, вы представляете, она видела их, но спряталась за портьерой, и они не заметили её. Такая трагедия, и матушка стойко перенесла её, а теперь её нервы... Простите её, пожалуйста.

— Я очень сочувствую вашей матери, мисс Брэкстенхолл. И вам тоже. А что вы думаете об убийстве капитана?

Девушка смешалась.

— Откровенно говоря, я не знаю, что думать. Я плохо знала капитана, он... не очень любил женское общество. Я больше общалась с Эмили и Джеймсом, и оба они казались мне хорошими людьми. Мне трудно поверить, что Джеймс мог... Да он же мухи не обидит! Я очень рада, что обвинения наконец сняты с него, и за него рада, и за Эмили. Он ведь правда не виноват, мистер Холмс?

— Совершенно точно, мисс Брэкстенхолл.

— Но кто же тогда убил капитана?

— Не знаю. Пока не знаю.

***

Похороны уже закончились, когда Уотсона негромко окликнули. Откровенно говоря, он ждал этого: таинственный человек у ограды давно внимательно рассматривал его, Уотсон чувствовал взгляд, как будто у него в спине зудел нарыв.

Когда он услышал своё имя, то понял, кто это.

— Здравствуйте, миссис Стэплтон, — произнёс Уотсон, подходя и целуя протянутую руку. — Как поживаете?

— Снова приехали бороться со злом, да, доктор? — прошептала дама, укутанная бесформенной шалью из плотной чёрной ткани. — Не выйдет: вас опередили.

— Опередили? О чём вы?

— Пойдёмте ко мне, я расскажу вам.

Уотсон беспомощно оглянулся на Холмса.

— Ваш друг сейчас занят, доктор, он смотрит и слушает, думая, что это поможет ему понять. Он не захочет уйти от людей сейчас. Пойдёмте, я вас не укушу.

Холмс наконец поймал его вопросительный взгляд и прикрыл глаза.

— Хорошо, миссис Стэплтон.

— Бэрил. Зовите меня Бэрил, доктор. Меня так давно никто не звал по имени.

— Хорошо, Бэрил. Вы расскажете мне, что делаете здесь?

— То же что и вы, доктор.

— Если вы Бэрил, тогда я — Джон, хорошо?

— Договорились, Джон, — миссис Стэплтон рассмеялась, и Уотсон вздрогнул. Смеялась она как раньше — очень приятно, весело, как ребёнок. А вот всё остальное изменилось.

Кажется, она действительно сошла с ума. Но отчего?

Они шли недолго. Миссис Стэплтон жила в самом последнем коттедже Ситтафорда, практически напротив кладбищенских ворот.

Она отперла дверь, сняла свою дурацкую шаль, повесила её на вешалку в прихожей, будто пальто. Они с Уотсоном устроились в гостиной — большой, совершенно пустой комнате, в которой были только низенький столик и два стула.

Миссис Стэплтон подала чай.

— Вы сказали — то же что и я? — переспросил Уотсон, когда церемонии были окончены.

— Да, Джон, — она села на один из стульев, Уотсон опустился на второй. — Я приехала, чтобы бороться со злом. Вы ведь знаете: у меня никого больше нет. Моя родня осталась в Коста-Рике, моя молодость осталась в Йоркшире*, и даже тот, кто причинил мне больше всего боли, остался в Гримпенских болотах. Я теперь совсем одна, Джон. Но осталось зло. Оно ведь никогда не умирает, вы знали?

— Конечно. Как и добро, Бэрил.

— Возможно. Но зла на свете больше, и потому с ним надо бороться. Впрочем, кому я это говорю, — она снова рассмеялась, — вы ведь с мистером Холмсом именно этим и занимаетесь. Вам кто-то рассказал про Тревеллиана, да?

— Расскажите мне вы.

— О, он настоящее чудовище! Думаю, в аду его встретили фейерверками. Наверное, сразу поставили начальником где-нибудь. Вы знаете, это ведь он познакомил меня с Робертом.

— В Коста-Рике? Я думал, он служил в Индии.

— В Индии, Джон, именно в Индии. Вы, жители метрополии, отчего-то считаете, что только вам можно поехать сначала в одну страну, потом в другую, а больше никто так не делает. Мы с отцом были в Индии дважды... Впрочем, это неважно. Я не помню. Я уже многого не помню. Но капитан Тревеллиан — он уже тогда был капитаном — познакомил меня с Робертом. А я дружила с Хизер, которую он убил.

— Капитан Тревеллиан?

— Ну да. Вы не знали? Ха! Почти никто не знает. Даже его друг, представляете? Уже полковник, а всё ещё не знает, о, это так смешно! — миссис Стэплтон расхохоталась. — Он думает, Хизер отказала его драгоценному Джозефу. А она согласилась, Джон! Согласилась! Потому что он пообещал ей, что женится. Ну, и, конечно... Джон, вы часто обещали женщинам, что женитесь на них?

— Однажды было, — признался Уотсон.

— И как?

— Женился.

— Вы хороший человек, доктор. Что с ней теперь?

— Умерла.

— Что ж, сочувствую вам и рада за неё. Она прожила остаток жизни в любви и умерла, не зная предательства.

— Надеюсь, что всё так и было, Бэрил.

Уотсон ощущал себя странно — словно ему пришлось стать частью ритуала, смысла которого он не понимал. Эта пустая гостиная в доме напротив кладбища, где он пил чай и разговаривал с безумной женщиной, напоминала ему сцены из мистических романов вроде тех, что любила читать Мэри. Наверное, он бы не удивился, если бы сейчас дверь с ужасным скрипом отворилась, и в гостиную вошла вереница призраков в длинных белых одеждах.

Но ничего подобного не происходило. Безумная женщина рядом с ним неторопливо пила чай, пахнущий травами. Туман за окнами сгущался.

У Уотсона в чашке был чисто чёрный чай, крепкий и несладкий, как он любил.

Безумное чаепитие. Вот-вот прибежит кролик. Где же он? Действительно, опоздал.

— Это банальная история, Джон, — спокойно продолжала миссис Стэплтон, ставя чашку на столик. — Хизер забеременела. Он пообещал дать денег на аборт, но не сделал и этого. Спешно перевёлся в другой полк, подальше. У Хизер от волнения случился выкидыш, и она умерла. Истекла кровью. Я уехала домой с отцом. А потом меня нашёл Роберт... Зло ото зла, Джон. Я просто разматываю нить назад. Хотела размотать.

— Но вас опередили?

— Да. Я подсыпала ему травы, безобидные, от сердца. Он ведь принимал и сердечные лекарства, вы понимаете, да, Джон?

Уотсон понимал. Чрезмерная доза сердечных средств может убить. Один из самых страшных ядов — дигиталис, лекарство, которое назначают при заболеваниях сердца.

— Я не скажу вам, как делала это, простите. Не хочу доставлять неприятности хорошему человеку. Но мне понадобилось бы ещё месяца два, не меньше. А кто-то устал ждать.

— Вы не знаете кто?

— Я не знаю, — миссис Стэплтон отпила чай и, подавшись вперёд, к Уотсону, прошептала: — Но я догадываюсь.

— И кто же?

Она снова рассмеялась.

— Не скажу, Джон. Ни за что не скажу. Зло должно быть наказано, понимаете? Иначе оно снова возродится. Тогда, когда он убил Хизер, зло не было наказано — и Роберт женился на мне.

— Но ведь убийство — тоже зло, Бэрил. Зло, которое покарало зло, не стало добром. Если вы не скажете мне, то оставите зло безнаказанным.

Миссис Стэплтон задумалась.

— Пожалуй, вы правы. Но тогда я тем более не скажу вам. Ведь вы с мистером Холмсом должны сами найти разгадку. Иначе не по правилам, а добро должно считаться с правилами. Ищите. Вы найдёте, я уверена. Нашли же вы Роберта и его ужасного пса.

— Может быть, вы хотя бы дадите мне зацепку?

— Зацепку? — оживилась миссис Стэплтон. — Зацепку дам. Зацепка — Хизер.

***

Джейн была недовольна собой. Ей пришлось распустить три ряда, потому что вчера вечером, слушая Эмили, она совершила глупую ошибку: три раза, сделав накид, не провязала две петли вместе и кое-где, где по рисунку полагалось сделать пять лицевых, сделала шесть. Теперь её невнимательность наказана. Джейн ужасно не любила переделывать работу. Наверное, потому, что ненавидела ошибаться.

Они с мистером Холмсом и детективом Мюрреем сидели в комнате у Эмили и ждали доктора Уотсона. Пока доктор не пришёл, мистер Холмс неторопливо вёл допрос.

— Итак, детектив, что же убедило вас в невиновности Джеймса Пирсона?

— Да всё сразу, сэр. Во-первых, этот удар, о котором говорил доктор Уотсон. Понимаете, сэр, я знаю Пирсона... Мы все тут знаем Пирсона, он, конечно, человек в целом безобидный, но если довести его до того, чтобы он за что тяжёлое схватился, то уж не промажет, и бить будет со всей силы, а коли что не так, то и добавит. Он когда буянит всерьёз, его вдвоём успокаивать надо, и лучше по голове. Во-вторых, кто ж ноги-то приделал часам с очками, пока Пирсон у меня в тюрьме сидел? Да и потом, не по-человечески это как-то, он не осуждённый, а подозреваемый, похороны его дяди, и на похороны не отпустить...

— А он рвался?

— Ну, мистер Холмс, скажем прямо: он из тюрьмы рвался.

— Хорошо, я вас понял. Миссис Хадсон, вы о чём-то задумались?

— Да, мистер Холмс. Об ошибках.

— Простите?

— Ну, я думала о том, как расследуются преступления. И вы, и я, и полиция — все ищут ошибки, которые совершил преступник. Случайно оставленный след ботинка, недостаточно хорошо стёртая надпись, не отчищенная как следует подошва, не отстиранное пятно крови. А что делать, если преступник не совершил ошибки? Как раскрыть такое преступление?

— И как, по-вашему?

Мистер Холмс живо интересовался тем, что ответит миссис Хадсон. Джейн хорошо его понимала: дверь внезапно заговорила человеческим голосом, а ведёрко для угля начало подсказывать, где искать улики. Что ж, по крайней мере её готовы слушать. Это обнадёживает.

— Мне кажется, нам пора перестать искать ошибки и признать, что преступник их не совершил или мы о них не знаем. Я бы попробовала понять логику преступника. Почему он совершил убийство именно так, именно тогда. Если вам интересно моё мнение, я предложила бы... игру. Давайте представим всех, с кем мы уже говорили, по очереди на месте убийцы. Вот, например, Джудит...

— Джудит? — улыбнулся Холмс.

— Да, Джудит Трефьюсис. Её любимая племянница хочет выйти замуж за Джеймса Пирсона, однако всем известно, как его не любит дядя. От этой нелюбви у молодого человека развивается неврастения, он не уверен в себе, что, разумеется, не способствует принятию им решения о свадьбе. Кроме того, мы не знаем, как к предполагаемому браку Джеймса относился капитан. И тогда... О, нет! Опять шесть лицевых вместо пяти, ну что за наказание! Простите, джентльмены. Так вот: допустим, она решает убить капитана Тревеллиана. Это нетрудно: все считают, что она пошла домой, полковник Росс остался у Брэкстенхоллов, Джеймс — в её собственном доме, она точно знает, что к Тревеллиану никто не зайдёт. Что происходит дальше?

— Джеймс был уверен в существовании нового завещания, по которому он исключён из списка наследников, — немедленно ответил Холмс. — То есть убийство капитана семейству Трефьюсис невыгодно. Впрочем, миссис Трефьюсис могла и не знать об этом...

— Она знала, — возразила Джейн. — Она прекрасно знала и спрашивала Эмили, действительно ли та хочет связать жизнь с человеком, у которого в перспективе ни гроша за душой. Это подтверждают и сама Джудит, и Эмили, и, что намного более важно, миссис Брэкстенхолл, а уж она-то не упустит возможности позлословить и уличить кого-нибудь во лжи. Поверьте мне, мистер Холмс, я говорила с ней около получаса, и она успела рассказать мне гадости о половине Ситтафорда. Убеждена: если мы встретимся ещё раз, я узнаю и о второй половине. Так что если Джудит убила капитана Тревеллиана, корыстного мотива в этом точно не было.

— Пять лицевых, миссис Хадсон, — мягко напомнил Холмс.

— О, спасибо большое. Что же у меня за голова дырявая? Возникает ещё один вопрос: зачем убийце ехать к знаменитому частному детективу и просить его раскрыть убийство? Напрашивается самый очевидный ответ: чтобы избавить от наказания Джеймса, ведь Джудит надо, чтобы он женился на Эмили, а не окончил жизнь на виселице.

— Тогда странно, что она вообще всё это затеяла, — ну, если предположить, что это она затеяла, — вмешался детектив Мюррей. — Ведь понятно же, что Пирсон — главный подозреваемый.

— Но он невиновен, детектив. Возможно, обратившись к мистеру Холмсу, Джудит рассчитывала на то, что он найдёт доказательства невиновности Джеймса, но не узнает, кто же истинный убийца. Однако для того чтобы так считать, надо быть или очень глупой, или очень уверенной в себе. Джудит нельзя назвать ни тем, ни другим. Соверши она убийство, она сто раз бегала бы на место преступления проверить, не остались ли там следы её ботинок или пуговица. А уж её уважение к авторитетам достойно воспевания гекзаметром. Если мистер Холмс — гениальный сыщик, значит, он способен раскрыть любое преступление, и точка.

— Таким образом, — подытожил Холмс, — если назначить на роль убийцы миссис Трефьюсис, противоречий слишком много. Следовательно, она не убийца. Браво, миссис Хадсон, у вас очень острый ум.

— Скорее всего, Джудит не убийца, хотя я бы не стала утверждать это наверняка. Теперь предположим, что капитана Тревеллиана убил полковник Росс. Чего ради? Возможно два варианта: из зависти и ради предполагаемого наследства. Зависть — мотив, не требующий прямой прибыли, она сама по себе является одновременно и целью преступления. Джозеф Тревеллиан всегда хвастался, что он лучше Фредерика Росса, отказывался признать его заслуги — отлично, здесь Росс его переиграл.

— Тогда неудивительно, что он воспользовался таким странным орудием убийства, — подхватил Холмс, — из-за ранения он не может стрелять. Но почему удар получился таким слабым? Хм, думаю, всё очень просто: капитан Тревеллиан видел его, он дёрнулся. Разумеется, полковник добил бы его, однако капитан умер сам. На вопрос, почему именно сейчас, ответ тоже очевиден: Джеймс недавно начал говорить о новом завещании. Поняв, что наследство ему на самом деле не положено, Росс стал уверять всех, будто убийца — Джеймс, чтобы тот не смог получить деньги. Итак, полковник Росс идеальный убийца, нерешённым остался только один вопрос: когда он совершил своё преступление? Если Джеймс невиновен, то он видел капитана живым позже, чем полковник. Значит, Тревеллиан убит ночью. Допустим, полковник специально остался ночевать у Брэкстенхоллов, чтобы все думали, будто до утра его не было в Ситтафорд-хаусе. Ночью, сквозь туман, он пробирается домой, убивает засидевшегося за мемуарами Тревеллиана, потом возвращается и ложится спать... Непросто, но для военного не невозможно. А очки и часы он похитил, чтобы запутать следствие. Если это вообще он их взял.

— Хорошо, — кивнула миссис Хадсон. — О, я рада, что вы вернулись, доктор Уотсон. Мы как раз играем в захватывающую игру, присоединяйтесь. Допустим, капитана Тревеллиана убила Эмили Трефьюсис... Впрочем, непонятно, зачем ей это нужно.

— Непонятно, — согласился доктор, — но по крайней мере мисс Трефьюсис носит очки. Когда читает.

В воздухе повисла пауза. Потом мистер Холмс обратился к детективу Мюррею:

— Вы можете описать те очки, которые были в кармане капитана? И часы заодно.

***

— Я идиот, Уотсон, — простонал Холмс, отбрасывая сломавшийся карандаш, которым он только что пытался писать на манжетах. — Я безмозглый идиот. Скажите, как мне не пришло в голову, что очки в кармане капитана могли ему не принадлежать? Как это вообще может не прийти в голову здравомыслящему человеку?

Уотсон пожал плечами.

— Человек пишет мемуары, он не очень молод, почему бы ему не быть в очках?

— Интересно, кем была эта Хизер? Как она выглядела? — Холмс встал и начал надевать пиджак.

— Вы думаете, миссис Стэплтон не ошиблась?

— Я думаю, она что-то видела, Уотсон. Что-то, что не оставило ей сомнений. Кое в чём она весьма здравомысляща. Хватило же ей ума найти подход к индусу.

— К индусу? Холмс, вы о чём?

— А, вы не заметили? Миссис Хадсон в начале этого чёртового обеда, к концу которого все упились, сказала слуге-индусу, что неважно себя чувствует. Он тут же принёс отвар сердечных трав.

— Вы думаете...

— Тревеллиан служил в Индии. Если он был таким уж дурным человеком, то наверняка его слуге есть за что не любить его.

— Хотите знать, что я думаю, Холмс?

— Непременно.

— Убийца — вовсе необязательно женщина. Им может быть и мужчина, желающий за честь этой женщины постоять.

— Вполне возможно, Уотсон. Хотя удар был несильный, только содрал кожу с головы капитана, это скорее говорит за то, что била женщина, к тому же близорукая. Впрочем, я могу ошибаться.

— Куда мы идём, Холмс? Все же здесь, кто спит пьяный, кто обсуждает убийство.

— Не все, Уотсон. Ваша ненаблюдательность так досадна, друг мой. Вспомните-ка, кто из мужчин отказался заночевать в Ситтафорд-хаусе и ушёл, едва пробило половину третьего? Не обратили внимания? Чарльз Эндерби, дорогой доктор. Верный соратник Эмили Трефьюсис и очень, очень странный журналист.

— И что же в нём странного?

— Он вроде бы интересовался лордом Холдхерстом, верно? Лорд давным-давно уехал, почему он здесь?

— По словам мисс Трефьюсис...

— Джон! Перестаньте говорить глупости! Что ему обвинение какого-то провинциального полицейского в том, что он не тот, за кого себя выдаёт, особенно если он уедет отсюда? Работа журналистов подразумевает, что они не рассказывают всем подряд, кто они такие. Это нормально, ничего ему за это не будет. Но нет, он остаётся в Ситтафорде и помогает девушке в расследовании. Ухаживает за ней и в то же время делает всё, чтобы оправдать её жениха. Возможно, это и очень благородно, но как-то глупо, вы не находите? Конечно, Чарльз Эндерби — если это его настоящее имя — никакой не журналист.

— И мы сейчас идём к нему?

— Разумеется. Скажите мне, дорогой доктор, где сейчас мисс Трефьюсис?

— Около часа назад поднялась в свою комнату.

— А вы уверены, что она всё ещё находится там? Я, например, уверен в обратном. Миссис Хадсон заходила к ней, её комната пуста.

— Опять миссис Хадсон! — воскликнул Уотсон. — Везде она!

— Да, удивительно активная женщина. И наконец, Уотсон, взгляните в окно. Узнаёте?

Уотсон осторожно отодвинул штору.

— Да это же миссис Брэкстенхолл!

— Именно. Я услышал её шаги ещё на лестнице, а секунду назад хлопнула входная дверь. Как вы думаете, куда она отправилась? Лично я более чем уверен: к Чарльзу Эндерби. К нему сходится всё больше нитей, вы не находите? Пора навестить его.

— Но почему прямо сейчас?

— Мне кажется, я знаю, кто он.

***

Джейн опомнилась, когда воск со свечи закапал ей на пальцы. Оказывается, она застыла в задумчивости посреди лестницы. Мысли гудели, спорили в голове, пихались, словно малые дети. В этой схеме была ошибка, какая-то глупая ошибка, и Джейн никак не могла понять какая. Её заело, как иногда заедает крючок в вязании, и невозможно вытащить его, не навредив полотну, приходится распускать пару петель.

— Мс Хдсон? — услышала она позади себя и обернулась.

Совершенно пьяный Джон Прендегаст пытался взобраться по лестнице.

— Прстите, вы пзволите?

— Да-да, конечно, проходите, — рассеянно сказала Джейн, посторонясь.

Прендегаст, шатаясь, поднялся на две ступеньки, потом вдруг развернулся к ней — Джейн обдало перегаром — и сказал:

— А вы знаете, я вдел убийцу. Я прст не знал, что это убийца. Я шёл от Трвлна, я занёс ему пршок и шёл от него. Я не скзал, птому что меня бы обвинили. Я пследний, кто видел его жвым, пнимаете? Я шёл от него. И мимо мня пршёл убийца. В тумане. Он мня не видел. Убийца.

— И кто же это был? — спросила Джейн.

Прендегаст смотрел на неё, мутные глаза бегали, в них был отчётливо виден страх.

— Нн скажу, — наконец ответил он.

Джейн чуть прищурилась, вглядываясь в его лицо.

— Вы не знаете, — наконец уверенно произнесла она и пошла наверх.

В своей комнате Джейн успела переодеться и даже прилечь. У неё отчаянно болела голова. Миссис Брэкстенхолл за столом безобразно поругалась с дочерью, её визгливый голос заставлял вздрагивать даже такого привычного ко всему человека, как доктор Уотсон. К тому же Джейн с детства не переносила запаха алкоголя, а на поминках капитана Тревеллиана пили много, и в конце концов до омерзительного состояния дошёл не только Прендегаст, а и Джеймс Пирсон, да и полковник Росс немного перебрал. Джеймс случайно уронил бокал, вино разлилось по столу совсем недалеко от Джейн, а потом ещё этот Прендегаст... Голова болела, и теперь миссис Хадсон уже проклинала тот миг, когда согласилась с мистером Холмсом, что стоит посидеть за столом вместе со всеми и посмотреть, кто как себя поведёт.

Чем всё закончилось? Исчезновением Эмили?

Ошибка, в этой схеме чудовищная ошибка...

— Миссис Хадсон! — из-за двери, вся дрожа, в комнату проскользнула Эмили Трефьюсис. — Наконец я здесь, о Боже! Миссис Хадсон, я хочу всё вам рассказать. Я нашла. Я такое нашла...

***

Фредерик Росс проснулся от жажды. Поднялся с кровати, чтобы налить себе воды из кувшина, — и в это время дверь его комнаты распахнулась. На пороге стояло нелепое создание в потрёпанном халате и стоптанных туфлях — Фред насилу узнал миссис Хадсон. Её причёска была в беспорядке, глаза горели.

— Полковник! Вы немедленно должны пойти со мной, иначе произойдёт убийство!

Убийство? Фред нахмурился, пытаясь сообразить.

Ах, да. Джозефа убили.

— Отстаньте, — вяло отмахнулся он, — убийство уже произошло.

— Но сейчас произойдёт ещё одно! Скорее, полковник!

— О Боже мой, да кто вы такая, невозможная вы женщина? — взревел Фред.

На миг в глазах незваной гостьи появилась растерянность, а потом она уверенно ответила:

— Я — Белая Королева. И вы должны служить мне, полковник Росс.

***

Каждый раз, когда Шерлоку Холмсу приходилось следовать за кем-то, у него вызывало раздражение, насколько же медленно передвигается большинство людей. Что ж, миссис Брэкстенхолл по крайней мере торопилась.

Чарльз Эндерби остановился в доме, который в Ситтафорде громко называли гостиницей. На самом деле это был обычный коттедж. Он принадлежал миссис Эплдор, даме весьма почтенного возраста, уже неспособной обслуживать себя самостоятельно. Находчивая леди перебралась к подруге, а коттедж превратила в мини-отель. Единственным неудобством для немногочисленных приезжих было то, что для заселения или выселения следовало найти миссис Эплдор и втолковать ей, что им нужно. Учитывая, что старушка была слегка глуховата и спала б[i]о[/i]льшую часть дня, задача могла оказаться не такой уж простой.

Все эти подробности, разумеется, тоже выяснила неугомонная миссис Хадсон. Хорошо быть милой, общительной, вызывающей расположение дамой. Даже Холмсу пришлось бы для получения той же информации приложить несколько больше усилий.

Проклятый туман никак не рассеивался. Наверное, местные леди в отчаянии: в окна почти ничего не видно, совершенно никакой возможности понаблюдать за соседями.

Идеальный момент для совершения преступления.

Миссис Брэкстенхолл остановилась у двери «гостиницы», огляделась вокруг, не увидела ничего в тумане, досадливо покачала головой и вошла.

— Скорее, Уотсон. Зайдём сзади, попробуем открыть окно.

— Оно же наверняка заперто.

— Пустое, такие окна открываются очень легко.

Зайдя за угол дома, Холмс поднял голову. В тумане смутно проглядывало светлое пятно.

— Отлично.

Стараясь не шуметь, Холмс перебирал свои инструменты, прикидывая, чем будет удобнее подцепить окно первого этажа. Уотсон переминался с ноги на ногу — происходящее ему явно не нравилось.

— Холмс, может, вы поясните...

— Обязательно. Но позже.

Окно мягко открылось.

— Теперь тише, Уотсон.

В доме было тихо. Точнее, судя по звукам, в одной из пустых комнат горничная перетряхивала постель, а в кухне чистили котёл, но всё это были тихие, спокойные, мирные, а главное — далёкие звуки. Холмс с Уотсоном забрались в гостиную — здесь стояли две тахты, пузатый буфет и несколько кресел. Холмс достал из буфета два стакана и, осторожно ступая, поднялся на второй этаж. Уотсон следовал за ним, стараясь пыхтеть потише.

Из щели под дверью одной из комнат проникал свет. Из-за двери доносились приглушённые голоса — мужской и женский.

— Сюда, — шепнул Холмс, и они зашли в комнату рядом. — Возьмите, — он протянул Уотсону стакан, а второй приложил к стене и стал слушать.

— И вы всерьёз думаете, что я стану вам платить? — издевательски спросила миссис Брэкстенхолл.

— Само собой, станете, — беспечным тоном ответил Эндерби. — Ведь огласка чревата для вас самыми серьёзными последствиями. А деньги у вас есть — те самые, которые якобы украли грабители, убившие вашего мужа.

— Да вы не докажете ничего! — взвизгнула миссис Брэкстенхолл.

— Дорогая леди Мэри, — проникновенно произнёс Эндерби, — я докажу. Видите ли, те несчастные, которых вы обвинили в убийстве мистера Брэкстенхолла, утром того дня, когда ваш муж скончался, были пойманы в Корнуолле. А значит, они никак не могли напасть на дом в Ситтафорде. Зато странные следы, обнаруженные полицией на стене вашей гостиной, удивительным образом совпадают со следами лапок зверька мистера Крокера — мангуста, кажется, он называется? Поверьте, даже для вашего тупоголового Мюррея этого будет достаточно, чтобы заключить вас под стражу.

Ответ прозвучал на удивление спокойно:

— Сэр Юстес Брэкстенхолл был ужасным человеком. Чудовищем. Не родился ещё тот, кто осудит меня за его смерть.

— Вы что же, надеетесь, что вас пожалеют вопреки доказательствам? — изумлению Эндерби не было предела. — Вы действительно считаете, что суд закроет глаза на требования закона, нарушит присягу и признает невиновной ту, кто все эти годы злословила о них, высмеивала их мелкие недостатки, разбалтывала их тайны? Простите, дорогая леди Мэри, но чудовищем здесь считают вас. Вы не найдёте сочувствия ни у одного человека в Ситтафорде, а вам их надо целых двенадцать. Кроме того, общественное мнение очень, очень строго относится к тайным бракам с людьми недостойного происхождения. Предание огласке того факта, что вы теперь вовсе не миссис Брэкстенхолл, а миссис Крокер, причём перед заключением второго брака не выдержали положенный траур, ещё более отвратит от вас соседей. Кстати, что скажет ваш муж, когда вернётся из Америки, о вашей интрижке с капитаном Тревеллианом? Думаете, ему понравится эта история?

— Какой ещё интрижке? — миссис Брэкстенхолл снова повысила голос. — Что за ерунду вы выдумали?

— Ну как же, ведь в кармане капитана нашли ваши часы. Подарок первого мужа, если я не ошибаюсь.

— Совершенная бессмыслица! У нас не было никакой интрижки, капитан Тревеллиан — известный женоненавистник, вам никто не поверит!

— Часы в кармане убитого, — не обращая внимания на собеседницу, мечтательно рассуждал Эндерби, — романтический подарок, который несчастный капитан хранил до смерти. Да, кстати, а кто его убил? Возможно, эта склочная, сочащаяся злобой особа, приревновавшая капитана к собственной дочери? О, да, леди Мэри, я знаю и эту историю и могу с удовольствием рассказать её любопытствующей публике.

— Вы отвратительный, мерзкий негодяй, — голос миссис Брэкстенхолл дрожал от гнева, — и клянусь, вы заплатите за всё зло, которое причинили, много больше, чем те несчастные, кто платил вам. Пусть я окончу жизнь на виселице, но и вы не умрёте в своей постели.

И она вышла, громко хлопнув дверью. Эндерби негромко рассмеялся.

— Уотсон, у вас есть револьвер? — спросил Холмс.

— Да, конечно.

— Отлично, доставайте его и держите этого типа на мушке. Не отпускайте ни на минуту. Пошли!

Они ворвались в комнату мнимого журналиста, едва миссис Брэкстенхолл успела, всхлипывая, сбежать вниз по лестнице.

— Будьте любезны не двигаться, иначе доктор Уотсон выстрелит не раздумывая, — твёрдо сказал Холмс.

— О, какие гости! — удивился Эндерби. — Вы тоже хотите дать мне денег и поугрожать? Это такая распространённая британская традиция, присоединяйтесь без стеснения.

— Нет, я предпочту только поугрожать. Я знаю, кто вы, мистер Милвертон, да вот беда: больше никто не знает. Если доктор сейчас пристрелит вас, похоронят некоего Чарльза Эндерби, которого никто не станет искать. А я смогу обставить всё так, что любой поверит, будто это вы напали на нас — в помрачении рассудка, или испугавшись обвинения в убийстве капитана. Зачем вы украли часы и очки?

— Чтобы иметь на руках доказательства, разумеется. Мисс Вайолет очень стесняется своей близорукости, но мать, несомненно, узнает её очки, в которых она вечерами читает. А часы миссис Брэкстенхолл знакомы по меньшей мере полковнику Россу. Вы знаете, мистер Холмс, капитан Тревеллиан, оказывается, был тем ещё проказником. Получив от женщины отказ, он крал или силой отбирал у неё какую-нибудь безделушку — на память. В его письменном столе в той каморке, которую он гордо называл кабинетом, таких вещиц не счесть. Интересно, если женщина соглашалась проявить к нему благосклонность, он тоже просил у неё что-нибудь или ограничивался приятными воспоминаниями? Нет, мистер Холмс, я понятия не имею, кто его убил. Не я точно, мне он не мешал никоим образом.

— Отдайте мне их.

— Что отдать, мистер Холмс, часы и очки? О, вы собираетесь предать эту пикантную деталь огласке? Да пожалуйста, пожалуйста, мне же легче. Возьмите, они в буфете у вас за спиной. В шкатулке светлого дерева. Берите и уходите, мистер Холмс. У меня тоже есть револьвер, в кармане халата, и я тоже держу палец на спусковом крючке. Уходите. Я знаю, что вы испытываете ко мне странную привязанность, и уверен: наши интересы обязательно пересекутся. Но не сегодня. Вы ведь не защищаете убийц, верно? К тому же, миссис Брэкстенхолл не из тех людей, кто нуждается в защите. Сэр Юстес оставил ей большое наследство, и если она поделится им со мной, то не обеднеет.

— Что-то подсказывает мне, мистер Милвертон, что на сей раз вы сильно промахнулись. Впрочем, вы правы: это не моё дело. Мы уходим — пока.

— Всего хорошего, джентльмены.

Они вышли пятясь, не сводя глаз с Чарльза. Спускаясь по лестнице, Уотсон убрал револьвер в карман.

— Можете ничего не объяснять мне, Холмс. Я понял. Этот мерзкий тип — профессиональный шантажист.

— Именно, друг мой. Однако нам надо спешить. Все действующие лица в сборе, миссис Брэкстенхолл в отчаянии, карты на столе. Время финальной сцены — если, конечно, мы не хотим, чтобы к этой пьесе прибавился ещё один акт.

— Вы опасаетесь ещё одного убийства?

— Весьма. Идёмте скорее.

***

В гостиной Ситтафорд-хауса было шумно.

— Я не помню, я ничего не помню, — сжимая виски и мотая головой, повторял Джеймс Пирсон. Его манжеты были щедро запачканы кровью. Он сидел в кресле и с ужасом смотрел на большой окровавленный нож.

Джон Прендегаст лежал на обеденном столе, с которого сняли скатерть, и протяжно выл. Полковник Росс перевязывал его, прикрикивая:

— Да перестаньте вы уже орать! Ничего вам не сделали, так, поцарапали немного! Да я вам сейчас рот салфеткой заткну!

Миссис Брэкстенхолл громко, истерично рыдала, её успокаивали Вайолет и Эмили. В углу сидел мистер Сент-Клер, смотрел прямо перед собой остекленевшим взглядом и пил бренди, подливая себе из стоящего рядом графина. Возле окна неподвижным изваянием застыла миссис Стэплтон — никто не заметил, как она появилась, просто возникла и стояла, с любопытством разглядывая происходящее.

За окном был густой туман.

— Присядь вот сюда, Джудит, — сказала Джейн. — Сейчас придут мужчины, и можно начинать.

— Начинать? Что начинать? — в голосе миссис Трефьюсис сквозили любопытство и страх.

— Рассказ, конечно же. Ты ведь хочешь знать, кто убил капитана Тревеллиана?

— Если это не Джеймс Пирсон — да, хочу, — твёрдо ответила Джудит.

— Тогда подожди немного, пока весь этот кавардак успокоится и вернутся мистер Холмс с доктором Уотсоном.

— И ты назовёшь имя? — глаза у Джудит горели. — Как раньше?

— Не совсем так. Кое-что я не до конца понимаю, однако мистер Холмс наверняка разобрался. И потом, это же его расследование. Мне сложно работать так быстро, ты ведь знаешь, обычно я долго думаю. Эмили, дорогая, подай, пожалуйста, сумочку. Спасибо тебе.

Джейн села рядом с подругой и стала вязать. Как она и ожидала, вскоре это возымело эффект: глядя на пожилую леди, которая спокойно считает петли посреди всеобщей суматохи, присутствующие понемногу успокоились, и даже раненый Прендегаст не выл, а скулил тихонечко.

Мистер Холмс с доктором Уотсоном ворвались в дом, будто ураган. За ними торопился, поминутно вытирая пот со лба, детектив Мюррей.

— Всё в порядке? — спросил Холмс — и тут же помрачнел.

— Всё хорошо, — кивнула Джейн, — все успокоились и готовы вас слушать. Ещё раз здравствуйте, детектив, очень любезно с вашей стороны прийти сюда.

— Я ничего не помню, — пожаловался Джеймс.

— О Господи, — пробормотал Сент-Клер и налил себе ещё бренди.

— Что ж, леди и джентльмены, — сказал Холмс, — мы с миссис Хадсон, пожалуй, действительно должны рассказать эту историю всем вам. Я заранее прошу прощения, если чьи-то тайны мне не удастся сохранить. Я попытаюсь быть максимально деликатным.

Миссис Брэкстенхолл вытерла слёзы и села прямо. Её истерика закончилась мгновенно, будто заткнули пробкой. Доктор Уотсон подошёл к Прендегасту и стал вместе с полковником оказывать ему помощь.

— Итак, начать, пожалуй, следует с Хизер. Большинству из вас её имя ничего не скажет, однако Хизер была тем маленьким булыжником, с которого в жизни капитана Тревеллиана начался камнепад. Они познакомились в Индии, между ними вспыхнуло чувство... Каждый из вас может рассказать пару подобных историй. Однако когда Хизер оказалась в затруднительном положении, капитан... Наверное, как многие на его месте, он не смог сделать решительный шаг. Связывать себя браком, когда вся жизнь впереди и неизвестно, что за перспективы могут открыться в ближайшем будущем, капитан Тревеллиан не пожелал. Одним словом, он попросту сбежал, а через некоторое время узнал, что его возлюбленная умерла, так и не разрешившись от бремени. Думаю, кто-то узнал об этом. Кто-то из начальства капитана. Ему пригрозили оглаской и разрушением карьеры. Он испугался.

Полковник Росс опустил голову, делая вид, будто крайне заинтересован тем, как доктор Уотсон накладывает повязку на левое предплечье Прендегаста.

— Я ведь прав, полковник? Вы не знали о смерти Хизер, он скрывал от вас, но что на него давят, заставляя совершать предосудительные поступки, вам ведь было известно, не так ли? Все эти ложные доносы на неугодных начальству офицеров, недонесение о превышении полномочий, доли во взятках...

— Было, — неохотно подтвердил Росс.

Холмс кивнул. Джейн смотрела на него и восхищалась. Если бы кому-то взбрело в голову написать картину «Торжество разума», ему следовало бы просто изобразить мистера Холмса в тот момент, когда он изобличает преступника.

— Через некоторое время капитан понял, что грязные деньги заработать намного легче, чем чистые. А до денег он был весьма падок. Собственно говоря, его отношение к племяннику ухудшилось именно тогда, когда он понял, что воспитание ребёнка требует серьёзных капиталовложений. Капитан Тревеллиан берёг каждый фартинг, даже счета оплачивал с опозданием. Ему попросту было жаль отдавать деньги. Собственно, и карьеру он сделал как раз потому, что оказался слишком скуп, а особой отвагой не блистал.

Полковник буркнул что-то себе под нос, однако возражать не стал. Джеймс Пирсон поднял голову и внимательно вслушивался в слова Холмса.

— Многие мужчины в Ситтафорде считали капитана женоненавистником. Ну, ещё бы: в доме ни одной женщины, не женат... Однако на самом деле всё как раз наоборот: Тревеллиан любил женщин, это они не любили его. Приятный в общении, он превращался в подозрительное чудовище, как только речь заходила о серьёзных отношениях. Ему казалось, что жена обязательно станет претендовать на его деньги, тратить их на ерунду — ведь, по убеждению многих мужчин, именно это составляет суть женского счастья. Идеал капитана Тревеллиана — приходящая любовница, которая никогда не просила бы подарков и даже не оставалась бы поужинать. Да, наверное, можно сказать, что он был патологически скуп. Женщин это отпугивало. Ни одна дама не хочет прослыть распущенной — и капитану раз за разом отказывали. А он завёл себе безобидную на первый взгляд привычку: оставлять на память об увлечении вещицу, ранее принадлежавшую даме его сердца. Учитывая, как неразборчив был капитан в своих привязанностях, рискну предположить, что в его столе спрятана память почти обо всей женской части Ситтафорда. Миссис Стэплтон, что он забрал у вас?

— Пощёчину, — мрачно ответила миссис Стэплтон. — Больше я ничего ему не дала. Хотя, нет, постойте... Ах, негодяй! Значит, это был он. У меня пропала заколка для волос. Заколка для волос, понимаете? Он украл её! Прямо из моей спальни, как мерзко! Он забрал её себе, да? Да, мистер Холмс? Клал её перед собой, трогал своими гадкими пальцами и представлял меня? Фантазировал обо мне? О Боже, какая низость!

Миссис Брэкстенхолл тихо заплакала. Её дочь кусала губы. Эмили Трефьюсис растерянно обвела всех взглядом.

— Так вот зачем он попросил у меня ту камею, — удивлённо сказала она. — Мне и в голову не пришло. Он извращенец, да?

Ей никто не ответил. Все смотрели на Холмса. Но продолжила Джейн:

— Таким образом шли годы, и, откровенно говоря, притязания капитана Тревеллиана никому особенно не докучали. Получив отказ, он немедленно превращался в доброго соседа, немного отстранённого, но в целом приятного в общении. А потом что-то изменилось... Что, мисс Брэкстенхолл? Я всё ломаю над этим голову.

Вайолет испуганно посмотрела на Джейн, но быстро взяла себя в руки.

— Он говорил, я похожа на кого-то. Я не знаю, на кого, он не называл имени. На неё. Он не отставал от меня, я ужасно испугалась. Однажды он пытался силой поцеловать меня... Я впала в отчаяние.

— А потом приехал мистер Милвертон, — кивнул Холмс. — Вы знаете его под именем Чарльза Эндерби, однако его настоящее имя — Чарльз Огастес Милвертон, и он никакой не журналист. Ведь это именно его вы ждали, верно, мистер Сент-Клер? Капитан Тревеллиан обещал вам встречу с ним?

Сент-Клер не ответил. Он методично напивался.

— Что ж, я расскажу эту историю сам, а вы поправите меня, если я ошибусь. Капитан Тревеллиан знал Милвертона по некоторым старым делишкам. За небольшую мзду он согласился стать посредником между Милвертоном и Сент-Клером, однако старый шантажист, как обычно, заломил слишком большую цену. Всё это время мистер Сент-Клер пытался торговаться с ним, но они так и не пришли к согласию. Я прав?

— Мне проще развестись, — всё так же глядя прямо перед собой невидящим взглядом, чётко произнёс Сент-Клер. Часть бренди пролилась ему на брюки, но он не замечал этого.

— Однако у Милвертона была ещё одна жертва — миссис Брэкстенхолл. Этот человек способен найти компрометирующие факты в жизни кого угодно, нашёл и в её жизни. Чтобы остаться в Ситтафорде подольше, он якобы поддался на уговоры мисс Трефьюсис и стал помогать ей в расследовании.

— Чуть-чуть не так, мистер Холмс, — вмешалась Джейн. — Он действительно искал благосклонности мисс Трефьюсис. Всю жизнь этот профессиональный шантажист имел дело со слабовольными женщинами, которые в ответ на угрозы только рыдали, а их встречные угрозы были лишь проявлением обычной женской истерики. Мисс Трефьюсис, умная, решительная и не склонная к излишнему драматизму, восхитила его. Представьте себе, когда она узнала, кто он на самом деле таков, он предлагал ей руку и сердце!

Эмили кивнула.

— Это правда. Чарльз сказал, если я соглашусь, он бросит всё, сожжёт свою коллекцию компрометирующих документов и станет хорошим мужем. Откровенно говоря, какое-то время я колебалась. Мне так жаль этих несчастных женщин. Но потом... Потом я подумала о вас, мистер Холмс, и о вас, миссис Хадсон. Вы ведь не позволите ему разрушить их жизни, правда?

Холмс смутился.

— Клянусь, мисс Трефьюсис, я сделаю для этого всё. Но вернёмся к нашей истории, в которой мужчинам никак не удаётся заполучить тех, о ком они мечтают.

— Неправда, мистер Холмс, — улыбнулась Эмили, — Джеймсу удалось.

— Он, кажется, сам в свою удачу не верит, — парировал Холмс. — Но продолжим же. Мисс Брэкстенхолл, на свою беду, оказалась похожа на кого-то, кого капитан Тревеллиан никак не мог забыть. Подозреваю, что...

— На Хизер, — перебила миссис Стэплтон. — Вылитая просто. Я так и знала, что этот негодяй прицепится к бедняжке. И рассказала ей всё. Про Хизер.

— Разумеется, после этого мисс Брэкстенхолл не испытывала к капитану ничего кроме отвращения, — продолжила миссис Хадсон, старательно провязывая две петли вместе. — И его притязания стали ей ещё более неприятны. А потом, я думаю, она подслушала разговор своей матери с шантажистом. Когда живёшь с такой женщиной, как миссис Брэкстенхолл, поневоле научишься подслушивать, верно, Вайолет, дорогая? И тогда в её очаровательную головку пришла замечательная мысль. Мисс Брэкстенхолл, конечно, знала, что мать подыскала ей жениха из Плимута, достаточно крупного землевладельца. И ей очень нужен был этот брак — подальше от Ситтафорда, где она пережила столько унижений. И тогда ночью она пошла к капитану Тревеллиану. Конечно, был густой туман, в котором очень трудно что-то разглядеть. Однако для девушки, которая всю жизнь ходит без очков, скрывая свою близорукость, это значительно меньшая проблема, чем для любого, кто привык полагаться на зрение. Мисс Брэкстенхолл могла бы добраться до Ситтафорд-хауса и вовсе закрыв глаза, на ощупь. Капитан Тревеллиан в ту ночь, конечно, засиделся за мемуарами допоздна, ведь рядом не было полковника Росса, который бы уговорил его идти спать. Что было дальше, Вайолет?

Все посмотрели на мисс Брэкстенхолл. Она выпрямилась, точь-в-точь как мать, сложила руки на коленях.

— В его кабинете горела только одна свеча. Этот скупец экономил на всём. Я зашла, сказала, что у меня в рукаве револьвер и я убью его, если он немедленно не напишет письменное признание. Дело в том, что незадолго до того меня видели с ним, он схватил меня за плечи и снова пытался целовать, мимо проходили соседи, я не смогла сразу вырваться... Эмили потом с удивлением говорила мне, что миссис Дример совсем из ума выжила, считает меня распущенной. Я страшно боялась, что узнает мать, что скажут жениху, что ко мне прицепится шантажист... И я велела ему написать всю правду: что он приставал ко мне, целовал силой, а я отказывала ему, вырывалась, пыталась не оставаться с ним наедине. Я не знала, поможет ли это, но какие ещё возможности у меня были? Он поверил, взял бумагу и стал писать. Он ведь не знал, что я плохо вижу и совершенно не умею стрелять. В представлении военных обращаться с оружием умеют все. Он писал, но в это время говорил мне... всякие мерзости, как он мечтал обо мне, как украл мои очки и засыпал, глядя на них, что он хочет сделать со мной прямо сейчас... Господи, это было так мерзко!

— Вот видите, Уотсон, вы были правы! — воскликнул Холмс. — Капитан испытывал волнение, только, кхм, не того характера, как я предполагал вначале. Впрочем, прошу вас, продолжайте, мисс. Простите, что перебил вас.

Мисс Брэкстенхолл продолжила говорить, как будто её и не прерывали, спокойным, ровным голосом, словно механическая кукла:

— Он писал, не поднимая головы, а я ходила у него за спиной, там ширина комнаты всего три шага, и я ходила взад-вперёд, а он писал и говорил... И я не выдержала. Я схватила пресс-папье и ударила его что было силы, но промахнулась. Он вскинул голову, удивлённо посмотрел на меня, приподнялся, кажется, хотел встать и броситься ко мне — и вдруг застыл, я поняла, что он не в состоянии пошевелить и пальцем. Боже, как я испугалась! Буквально остолбенела, стояла и смотрела на него, а потом его глаза остекленели, и я поняла, что он умер. Забрала бумаги и хотела уйти, но он так смотрел, что я... Просто опустила его голову на стол, чтобы не смотрел так и чтобы было непонятно, что оттуда забрали бумаги. Свеча упала и погасла, стало совсем темно, я сослепу наткнулась на кресло с... трупом, кажется, развернула его. И сбежала.

— Если бы ваши приключения на этом закончились, дорогая Вайолет, думаю, у вас был бы шанс остаться безнаказанной, — сказала Джейн, переворачивая вязание и начиная новый ряд.

— Именно, — подтвердил Холмс. — Как есть он сейчас ещё у одного человека в этой комнате, оказавшегося в аналогичной ситуации.

Джейн кивнула и продолжила:

— И присяжные, и даже, возможно, детектив Мюррей посочувствовали бы вам. Но потом вы начали делать чудовищные вещи. Конечно, вам было надо отвести от себя подозрение — впрочем, оно на вас и не падало. Джеймса Пирсона арестовали безо всякого вашего участия. Однако когда его выпустили, вы запаниковали. А потом бедняга Прендегаст спьяну сказал мне, что видел вас. Видел, как вы шли в Ситтафорд-хаус. И вы решили убить двух зайцев одним выстрелом: устранить свидетеля и ещё раз подставить Джеймса. Вы воспользовались тем, что мужчины слишком много выпили, более того, вы подливали им виски, Пирсону — предлагая снова и снова выпить за освобождение, Прендегасту — просто льстя своей любезностью. Я видела вас, заходя в свою комнату, вы остановились и приветливо сказали что-то Прендегасту. Надо полагать, направили его не в ту комнату, чтобы они с Джеймсом уснули рядом. Пьяные не замечают таких мелочей, как наличие ещё одного мужчины в их постели. Через некоторое время, когда, по вашим расчётам, они спали уже достаточно крепко, вы пробрались к ним с ножом. И тут мы с полковником Россом вас спугнули. Полковник громко ругался, идя за мной по коридору, ваша рука дрогнула, вы поняли, что сейчас будете раскрыты, и закричали. Как будто это вы помешали убийце довести дело до конца. Ручаюсь, если бы не мы с мистером Холмсом, вы сейчас рассказывали бы детективу Мюррею душераздирающую историю о том, как спасали несчастного мистера Прендегаста от обезумевшего негодяя.

Наступила тишина. Все — кроме Джейн и мистера Холмса — с неподдельным изумлением смотрели на хрупкую девушку, которую ещё пару часов назад все считали ангелом, и не могли поверить, что она убила одного мужчину и готова была убить ещё двоих: одного — собственной рукой, второго — руками присяжных.

Наконец встал детектив Мюррей.

— Мисс Брэкстенхолл... — сказал он смущённо. — Простите, ради Бога, но вам надо пойти со мной.

***

— Каждый раз, когда за окном такой туман, я вспоминаю Ситтафорд, — признался Холмс, набивая трубку.

— Я тоже, — отозвалась миссис Хадсон, не отрываясь от вязания. — Надеюсь, погода скоро улучшится.

— Я сегодня прочёл прелюбопытную новость, — Холмс встал из кресла, чтобы прикурить, — представляете, Чарльз Милвертон умер. Найден с разбитой головой, а рядом, на полу, — пресс-папье с поднявшей голову змеёй.

— Какое удивительное совпадение! — воскликнула миссис Хадсон.

— Действительно, — согласился Холмс. — Я сразу подумал, что миссис Брэкстенхолл не так проста, как кажется.

— Будете сообщать в полицию? — поинтересовался Уотсон.

— Нет. Дождусь кончины миссис Брэкстенхолл и поставлю на её могиле гранитный памятник. А на нём велю выгравировать: «Здесь лежит женщина, которая отравила жизнь паре десятков людей и спасла паре сотен».

— Кстати, друзья мои, — сказал Уотсон, — я так и не понял тогда, какую роль во всей этой истории играл полковник Росс? Неужели просто молча терпел несправедливое отношение капитана?

— Ну почему же молча и почему же несправедливое, — возразил Холмс. — Во многом они действовали сообща: жульничество на скачках, посредничество в сомнительных политических афёрах... Лорд Холдхерст не просто так приезжал в Ситтафорд, поверьте. Но такие дела не делаются в одиночку, ответственность лежит на обоих, примерно поровну. Просто мы пока не докажем, что полковник в чём-то виноват. Роли между ними были чётко распределены. Капитану Тревеллиану достался образ харизматичного лидера, успешного и талантливого, полковнику Россу — его скромного, невзрачного, но исполнительного помощника. Людям легче воспринимать яркую личность, вокруг которой снуют исполнительные работники. Вы же и сами используете этот приём в своих рассказах, Уотсон.

— А завещание?

— О, на этот вопрос позвольте ответить мне, — подала голос миссис Хадсон. — Недавно я получила письмо от Эмили, она страшно веселилась, когда узнала. Помните, капитан Тревеллиан завещал полковнику старые охотничьи трофеи, все эти ужасные головы со стен? Оказывается, в них и был спрятан его основной капитал! Так что полковник теперь живёт припеваючи, а Джеймсу достался дом и полторы тысячи фунтов — сущие пустяки, если сравнивать. Забавно, правда? Впрочем, Пирсоны не в обиде, им прекрасно хватает и того, что есть. Просто смешно — зачем было делать всё это, мог бы и прямо в завещании написать.

— Чужая душа — потёмки, — рассмеялся Холмс. — Друзья мои, а не сходить ли нам завтра в оперу? Дают «Риголетто» и обещают дивный баритон. Что скажете?

— О, я бы с удовольствием! — сказала миссис Хадсон и перевернула вязание.

— И я, — кивнул Уотсон.

Туман за окном понемногу рассеивался.
Примечания:
*Стэплтон «женился на некой Бэрил Гарсиа, одной из красавиц Коста-Рики, растратил казенные деньги и, переменив фамилию на Ванделер, бежал в Англию, где вскоре открыл школу в восточной части Йоркшира. Этот род деятельности он избрал потому, что сумел воспользоваться знаниями и опытом одного учителя, с которым познакомился в пути. Но его компаньон, Фрезер, был в последней стадии чахотки и вскоре умер. Дела школы шли все хуже и хуже, а конец у нее был совсем бесславный. Супруги Ванделер сочли за благо переменить фамилию и с тех пор стали именоваться Стэплтонами» («Собака Баскервилей»).
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.