Insomnia 16

Nero Kallio автор
LaLiberte бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Юу Широяма
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст ООС Повествование от первого лица

Награды от читателей:
 
Описание:
Шел пятьдесят восьмой час без сна и было уже не смешно.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Мне легче проецировать свое состояние на Аоя, поэтому в пять часов утра я выдала именно такого рода фанф.
24 октября 2016, 10:24
Шло двадцать четвертое октября и было уже не смешно. Эта неделя практически без сна убивала сильнее, чем самая тяжелая физическая работа. Вокруг тишина, перед глазами рельеф потолка, а веки не хотят опускаться, хотя организм разве что не умоляет о паре часов сна. Такое ощущение, что ты просто сходишь с ума в этой пустой квартире. Полая душа, в голове – ни одного ответа на вереницу вопросов. Кто я? Сколько сейчас времени? Что мне нужно сделать? В попытке вспомнить хоть что-то достаешь телефон и листаешь соц.сети. Тысячи новых оповещений в твиттере, десяток сообщений от менеджера, еще пара от коллег, бесконечное множество фанмайлов... И разрушающее ничего внутри. Зачем все это? Это приносит тебе счастье? Часы показывали три часа ночи, в пять нужно вставать и собираться на поезд. Но как это сделать, когда ни одна мышца не подвластна тебе? Шея давно затекла в неудобном положении, левая рука онемела под подушкой и коленные суставы простреливает болью при малейшем шорохе. Пятьдесят пять часов без сна, как месяц на адском костре. — Почему ты не можешь заснуть? — А есть ли смысл засыпать? Сквозь гул в ушах пробивается противный крик. Высокий, истеричный женский визг. Привет, дорогая. Давно не виделись. Нет, я не скучал. Я предпочел бы больше никогда не слышать тебя. Но она приходит каждый раз, когда эмоциональное напряжение достигает края и уходит в полное затишье, а в сознание медленно заплывает апатия. Крик – как сигнал к действию или мольба о спасении. Но в груди черная дыра, высасывающая все чувства вместе с инстинктом самосохранения. Сколько можно лежать без дела? Получится ли просто закрыть глаза? Глаза не закрывались. Будто два стеклянных шара с рисунком радужки, они были обращены на черно-белый гипсокартон потолка и никак не хотели подчиняться телу. Так лежать больше нельзя. На кухне перегорели почти все встроенные лампочки, и смысла включать свет просто не было. Да и не нужен он, когда есть окно и сигареты, а на подоконнике стоит бутылка недопитого пива. — Ты смотрел на часы? — Мне плевать на все. Время почти пять. Утро начинается с алкоголя. Легкие наполняются дымом, сжимаются, не желая быть очередной раз отравленными. И желудок скручивается, протестуя против глотков пива. Впрочем, весь организм недоволен моим поведением. Наверное, он ушел бы от меня, как уходили все дорогие люди, если бы мог... Смешок. Какая глупость. Ты точно сходишь с ума, Юу. Чем закончилась твоя ночь? Тебе стало лучше? Тошнота зародилась на уровне гортани и голова предательски закружилась так, что пришлось прижаться лбом к раме. Мерцающие фары машин и фонарики реклам танцевали на веках яркими пятнами, визг в голове все нарастал, переходя на ультразвук, пальцы замерзали в форме крюков и ногти отчаянно драли стекло. Отвращение к самому себе набирало обороты, и рвота поднималась все выше... Где-то в комнате раздался сигнал будильника. Пять часов, надо собрать вещи. Приступ резко сошел на нет, в голове осталась лишь звенящая пустота и легкая пульсирующая боль. В горле не стоял ком, а пальцы оказались теплыми. Эта бессонница убивает, надо срочно что-то делать. Сходить к врачу или... — Ты собираешься? — Да, уже выхожу. Безразличие накрывает с головой и только слово «надо» лупит битой по спине. Хорошо, я понял. Ванная, завтрак, сумка с одеждой. Я попробую поспать в дороге. Шел пятьдесят восьмой час без сна и было уже не смешно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.