Тонкости узнавания +31

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фрай Макс «Лабиринты Ехо; Хроники Ехо; Сновидения Ехо»

Основные персонажи:
Макс (Ночное Лицо Почтеннейшего Начальника Малого Тайного Сыскного Войска), Джуффин Халли (Почтеннейший Начальник Малого Тайного Сыскного Войска), Лойсо Пондохва (Великий Магистр Ордена Водяной Вороны)
Пэйринг:
Лойсо/Джуффин, Шурф/Макс на фоне.
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Омегаверс
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сколько Макс себя помнил, у него всегда была спокойная жизнь без приключений. Очень, между прочим, логично, что когда он попал в Ехо, судьба принялась усиленно компенсировать ему годы спокойной жизни.
И начала непосредственно с мироустройства.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на конкурс
#Развеем_осеннюю_депрессию
26 октября 2016, 13:59
Как это часто бывает с Максом – дело решил случай. А в его ситуации целых два случая. Первый произошел в день триумфального появления будущей Ночной Задницы в доме своего непосредственного Начальника, ведь что ни говори, а голова над задницей, как правило, доминирует. По крайней мере Макс на это надеялся.

Ну, а так как Джуффин в тот момент прохлаждался на работе, основной шок пришлось пережить верному Кимпе. Бедняга, вероятно, ещё никогда не сталкивался с такими непроходимыми идиотами. Ладно, что новоявленный работник Малого Тайного Сыскного Войска не знал, где у нормальных людей находится ванная, но не иметь представления о разделении человечества на альф, омег и бет просто немыслимо! А Макс о нем даже не догадывался. Джуффин тактично умолчал об этом незначительном нюансе.

К счастью для самого Макса, его принадлежность к альфам очень быстро подтвердилась все тем же Кимпой – дворецкий пронзительно посмотрел на в очередной раз запутавшегося в складках лоохи парня, втянул воздух, а потом выдал:

- Альфа, - а затем ещё около часа отвечал на вопросы о том, какие бонусы и пинки можно с этого получить.

Бонусы были хорошие, пинки практически незаметные, и Макс, всё ещё несколько шокированный, но вполне довольный, пошел удовлетворять свою любопытство в библиотеке.

Разумеется, в этой со всех сторон интересной ситуации новоявленной Ночной Заднице было довольно сложно научиться определять принадлежность человека к той или иной касте с первого взгляда, ну или с первого нюха. Впрочем, со временем и это ему удалось. Видимо, изменившийся с переселением в другой мир организм решил взять такие физиологические тонкости в свои руки. Макс был не против.

Следующее потрясение случилось уже на работе, а если быть точнее, то в любимом всеми сыщиками трактире «Обжора Бунба». По крайней мере именно тогда, когда все Малое Тайное Сыскное Войско собралось вместе, Максу удалось понять, кто из них, кто.

То, что Мелифаро был альфой, Макс, к своему большому удовольствию, понял с самой первой встречи. Сэр Кофа Йох, что в обличии женщины, что в своем относительно настоящем, также являлся альфой, как и чуть позже подоспевший сэр Луукфи. Красавица Меламори была омегой, но в этом Макс почти и не сомневался – стереотипы его родного мира в этом плане совершенно не хотели оставлять парня, несмотря на то, что Ночное Лицо уже успел убедиться, что и девушки могут быть альфами.

Оставались только Джуффин, которого Максу ни к какому из трех возможных вариантов причислить не удавалось, и, собственно, само потрясение – Шурф Лонли-Локли. К огромному удивлению своего нового коллеги, Мастер Пресекающий Ненужные Жизни был омегой. Омегой с совершенно потрясающим запахом кофе, который Макс мог бы узнать где угодно, даже в другом мире.

И как только Макс разобрался со своим отношением ко всем личностям в их Приюте Безумных, он, как и всякий любопытный человек, принялся искать решение загадки, которая была у него перед самым носом.

С виду Джуффин был альфой, причем таким, что омеги, которые заглядывали в Тайный Сыск со своими проблемами, наивно хлопали ресничками и маняще улыбались. Наличие у Джуффина жены, пусть и сильно в прошлом, ничего не говорило. Леди Рани могла быть кем угодно.
А вопросы, которые Макс задавал всем подходящим для этого личностям, оставались без ответа.

Запах, который помогал в ситуации с любым другим человеком, сейчас только путал ещё больше. От Джуффина пахло табаком, какими-то сластями и на этом список того, что юный сыщик определил, как запахи именно Чиффы заканчивался. Дальше начинались совершенно другие ароматы. От Пааачетнейшего Начальника пахло цветами Меламори, свежестью Мелифаро, пряностями Кофы и даже аромат кофе, каким-то неуловимым образом приклеился к бывшему Кеттарийскому Охотнику.

Вопрос оставался без ответа, тайна без разгадки, а Макс - без радости от удовлетворенного любопытства.

Примерно тут в дело вмешался второй случай, точнее, его паучьи лапки начали мелькать перед глазами Макса где-то на этом моменте.

Эпоха Орденов. Для Ночного Лица Паааачетнейшего Начальника эти два слова таили в себе восхитительные приключения, которые не предполагали и минуты покоя, а ещё множество любовных интриг. Например, у Джуффина был роман с леди Сотофой, которая, что тогда, что сейчас была альфой. Но это опять же ни о чем не говорило! Джуффин был в достаточной степени эксцентричным, так что с него сталось бы встречаться с альфой, будучи таковым же.

А ещё были слухи о том, что у Кеттарийского Охотника был любовник, чье имя Максу не удавалось выяснить довольно долго. А выяснив, парень выпал в осадок и принялся долго уверять себя в том, что слухи – это всего лишь порождение чьей-то больной фантазии… Которые все равно имели под собой хоть какую-то основу. И действительно, не заметить связь между этими двумя магами было совершенно невозможно. Их имена почти всегда связывали друг с другом, называя самой сумасшедшей парочкой всей Эпохи. В каком именно смысле «парочкой» не уточнялось. Про подарочные портреты, пусть и карикатурные, которые Лойсо оставлял Джуффину, даже говорить не приходилось.

Да. Речь шла именно о Лойсо Пондохве, Великом Магистре Ордена Водяной Вороны, невероятно обаятельном и вместе с тем невозможно опасном человеке.
Чем больше Макс думал об этом, тем больше запутывался. Джуффин, который не собирался отказываться от привычки шарить в голове у своего ночного заместителя смеялся и набивал трубку, загадочно ухмыляясь.

И, вероятнее всего, эта тайна так и осталась бы нераскрытой, если бы делом не занимался Сэр Макс, который просто обожал делать невозможное возможным.
Принадлежность Лойсо было выяснить сложно, а если быть точнее – практически невозможно. При жизни Пондохву мало кто видел, этого жеста благоволения удостаивались только члены его ордена, ни один из которых в живых сейчас не значился. А будучи зеркалом тот, видимо, мог не только внешность скопировать, но ещё и пол, если это можно так назвать.

Впрочем, Максу таки удалось узнать от знающих людей, что Лойсо Пондохва был очень изящным и где-то даже хрупким. Привыкший пользоваться терминами своего родного мира Вершитель, не особенно задумываясь, ассоциировал Великого Магистра с аристократом.

Если забыть про титулы обоих магов, то вместе они представлялись вполне гармонично – Джуффин, крепкий и даже с виду очень могущественный, и изящный, совершенно невозможный в своей красоте Лойсо. Получалась почти стандартная пара. И все же интуиция подсказывала Максу, что здесь все не так просто.

Кто, кроме него, мог ещё удостоится чести познакомиться с Лойсо лично, да ещё и без угрозы быть убитым в первые же несколько минут общения? Это все с учетом того, что сам Пондохва в Соединенном Королевстве официально считается мертвым.
Правильно – ник-то.

Лойсо Пондохва в общении действительно оказался обаятельным до сумасшествия. Великий Магистр был интересным, безусловно умным и обладающим огромным багажом знаний, человеком. И альфой. Тоже безусловным. Какое-то время Макс ещё сомневался, раздумывая, может ли это быть следствием «зеркальности», но наблюдая за своим собеседником убеждался в обратном. А после, не удержавшись, ещё и спросил, кем же является Лойсо. На лице Пондохвы появилась улыбка человека, который в очередной раз получил подтверждение собственной неотразимости: «Не расстраивайся, Макс, но под определение моего вкуса попадают только омеги».

И это стало подтверждением всего. Не только того, что сам Лойсо действительно был альфой, несмотря на свою внешнюю утонченность, но и то, что Джуффин был омегой. Макс тогда не удержался от торжествующего возгласа. Он знал, что все не так просто!

И, наконец, это прекрасно объясняло все те неуловимые мечтательные взгляды, которые Макс иногда замечал у Лойсо, когда речь заходила о Джуффине.
Наверное, именно эти взгляды и стали решающими, когда, вынеся Лойсо из его персонального ада между большим и указательным пальцем, Макс вытряхнул его в кабинете Джуффина. И смылся оттуда подальше, а именно – к Шурфу. Любимого омегу требовалось успокоить после своего недосвершившегося утопления, да и самому Вершителю безумно хотелось вновь ощутить обволакивающий, чуть горьковатый запах кофе.

Уже после Макс имел возможность ощутить, как счастливы были Джуффин и Лойсо. Весь Ехо, казалось, содрогнулся от пробежавшей волны истинной магии. Возможно, если бы Макс еще и выглянул в окно, он бы смог наблюдать удивительную для мирного - после принятия кодекса Хрембера - Ехо картину – парящих в воздухе Кеттарийского Охотника и Великого Магистра Ордена Водяной Вороны.

- Какие разные бывают истинные пары, - Шурф в окно все же посмотрел и счел необходимым прокомментировать увиденное.

- Истинные пары? – удивился Вершитель, который об истинных парах слышал только мельком и в стиле «было давно и неправда».

- А ты не знал? – в свою очередь удивился самый восхитительный, по мнению Макса, омега, умудрившись при этом сохранить совершенно спокойное лицо. – Могу с уверенностью сказать, что завтра «Суета Ехо» будет пестрить заголовками о новом витке отношений этих двоих. Все же Джуффину достался очень проблемный омега…

Макс про себя тихо рассмеялся. Вершитель слишком много сил потратил на то, чтобы узнать правду об этой парочке, поэтому не собирался в ближайшее время раскрывать эту тайну. Да и речь-то о взрослых магах, сами разберутся, а Максу гораздо важнее было просто обнимать Шурфа, вдыхая его запах и в очередной раз благодаря всех богов за то, что ему посчастливилось переехать в Ехо.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.