Об украденых невестах

Гет
G
Завершён
29
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
29 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      С неоново-зелеными прядями в небрежном пучке огненно-рыжих волос Мито совершенно неузнаваема. Впрочем, Тобирама тоже выглядит совершенно неожиданно в зелено-синей футболке и шортах. Узумаки лихо забирается на омываемый пенистыми барашками волн камень, приставляет ладонь козырьком и, забавно щурясь, вглядывается в крохотную точку островка.       - А еще нам обязательно надо сплавать во-о-он туда!       - А тебе сил хватит? – Тобирама чуть щурит глаза от яркого, даже сквозь очки-полароиды, солнца и едва заметно улыбается. На губах Мито играет улыбка, хоть сама она и пытается изобразить обиду.       - Эй, ты за кого меня принимаешь?! Моя историческая родина – Водоворот, в конце концов.       - Все. Все. Охотно верю. – Сенджу тихо смеется и поправляет очки. – Едем дальше?       - Ага.

***

      С каждым часом они все дальше и дальше от страны Огня в общем и Конохи в частности. По радио крутят очередной хит, что-то о любви, пожаре и потерях, и все вокруг ощущается таким легким, далеким и нереальным, будто и не было вовсе. Хотя, кажется еще пару часов назад ее окончательно достал весь тот коктейль, который ее вроде бы жених называет дружбой. Кажется, Хаширама и Мадара в очередной раз что-то не поделили. Кажется, Учиха, пылая и почти обжигая собой, словно огненная стихия воплоти, пытался доказать свою правоту. Кажется, Сенджу, соглашаясь, мягко обволакивая и успокаивая всей своей сутью, собирался снова все сделать по-своему. Кажется, именно в тот момент она окончательно осознала себя абсолютно лишней в их отношениях. Во всяком случае, в роли невесты так точно. И к чему она соглашалась на эту авантюру?

***

      Они оба с детства любили воду и могли бы, наверное, жить в ней. Однако глядя на выныривающую вдалеке от берега Узумаки, начинаешь верить в легенды о прекрасных и смертельно опасных морских существах. Запутавшиеся в алых волосах соленые капли блестят на солнце, словно драгоценные камни, глаза закрыты, а на лице покой и умиротворение. Но все это лишь снаружи, ведь под кожей живет и плещется стихия. Она отражается в каждом ее движении, в каждом вздохе, в каждой улыбке. И это сочетание завораживает, околдовывает и, кажется, лишает всякого шанса оторваться от зрелища. Кажется, давным-давно он читал о таком. Легенды о несчастных завороженных и погубленных прекрасными сиренами моряках. Самое оно. Как раз их ситуация.       - Мито, ты уже вся синяя!– Тобирама стоит по колено в воде и чуть раздраженно потрясает теплым махровым полотенцем. – Вылезай давай, сирена морская!       Узумаки дуется словно ребенок и с плеском и кучей брызг уходит под воду, на что Сенджу притворно-огорченно вздыхает и закатывает глаза. Остается подождать еще буквально пару мгновений до того как его очаровательная сирена с чудесным голосом и ужасным музыкальным слухом попытается утянуть его на дно. Ну или все же окатит водой с ног до головы.       - Между прочим, это не совсем честно, - Сенджу отфыркивается от ужасно соленой воды и пытается хоть немного вытереться тем самым принесенным полотенцем, а Мито лишь заливисто хохочет, наблюдая за его попытками.       - Все честно. Не бурчи!       - Вот и нет.       - Вот и да.       - Тебе лучше?       - Да. Уже да.

***

      Где-то там, далеко позади, остается работа и выводок серьезных и ответственных подчиненных, которые, наверное, даже посчитали шуткой его звонок и предупреждение об отпуске. Где-то там остался глупый старший брат, который так долго не может разобраться со своей зазнобой. Пожалуй, со стороны это тоже довольно смешная ситуация. И, по мнению Тобирамы и большинства окружающих, нельзя быть настолько очевидными и настолько слепыми одновременно. Однако эти двое все же были. А еще где-то там осталась вся его логика и рассудительность. Потерялась где-то между сбором небольшой сумки вещей на двоих и пожеланием разобраться в отношениях этим идиотам.

***

      Взятая в прокат машина мягко едет по горному серпантину. До Молнии остается всего ничего. Радио уже порядком достало и ему на смену пришла подключенная к телефону колонка и старые добрые дорожные плейлисты еще студенческих времен. Узумаки увлеченно отмечает полудохлым красным маркером обязательные для посещения места на какой-то туристической карте, Тобирама в полглаза посматривает на нее и подсчитывает про себя сколько уже накопилось пропущенных и когда их реально начнут искать всеми доступными способами. А еще он думает, что такая чуть небрежная манера в прическе и одежде идет Мито много больше ее привычного строгого стиля.       - Не легче ли сразу закрасить все красным?       - Нельзя просто так взять и посетить что-то одно! Ты вообще культурой интересуешься?       - Уж побольше тебя так точно.       - Ну вот и будешь вести мне экскурсии, раз такой умный       Узумаки шутит и подкалывает, а он ведется и пытается подколоть в ответ. Все как в старые добрые времена, когда жизнь была проще, небо ярче, а содовая в банках вкуснее. Кстати о содовой…

***

      Кажется совсем недавно, буквально еще вчера он слышал, как Узумаки высказала брату и Мадаре все то, что давно сидело на языке у всей семьи. Кажется, еще вчера он предложил ей поехать в безумное путешествие по всему миру, как они когда-то и планировали. Не втроем с Изуной конечно, надо же кому-то за всем присмотреть, но хотя бы так. Кажется, еще вчера Кагами и Хирузен с огромными глазами, запинаясь через слово, на два голоса по громкой связи заверяли, что постараются не напортачить, пока непосредственный начальник в отпуске, а где-то вдалеке ехидным голосом Изуны скандировались всякие сомнительные пожелания.

***

      В Кумо они ходят по музеям, посещают выставки и достопримечательности, сидят в крохотных ламповых кофейнях и даже спускаются на спор в то жуткое сплетение естественных пещер и рукотворных тоннелей, которое здесь по ошибке зовут канализацией. Оказывается более чем интересно и почти не грязно. Ну, насколько это вообще возможно в подобном месте. А потом горячий душ в дешевом мотеле и целый вечер старых сериалов под почти остывшую пиццу на вынос из ближайшей закусочной.       Жирный сок течет по пальцам, безвозвратно уляпывая все, чего только касается. На заднем фоне уже давно идут титры, а сна все так же ни в одном глазу и они всю ночь болтают, перескакивая с темы на тему, не делая ограничений, не ставя запретов. Как когда-то давно, когда Мито приходила в их с Изуной комнату в общежитии и оставалась на ночь. Оказывается, ему этого не хватало. Им обоим.       А на утро у них на двоих остается пара почти новых рюкзаков, полтораста важных пропущенных и абсолютно неописуемое ощущение счастья и свободы.       - И как мы доберемся до Мизу-но-Куни, если сдали машину, гений?       - На попутках конечно!       - Серьезно? А если там будут маньяки-педофилы-извращенцы?       - Ну, будет нам еще одно приключение. И вообще, если подумать, то мы явно хуже, чем все выше перечисленное хотя бы потому…       - Ладно-ладно, уговорил! Где голосовать-то?

***

      Сидя на пирсе по колено в теплой лазурной воде в ожидании очередного парома к одному из островков страны Воды, они снова вспоминают бурную молодость и безумное студенчество, когда всей огромной компанией в любой момент могли сорваться с места в никуда, и совершенно не понимают куда все это делось и от чего они все резко стали такими скучными домоседами. Разве это не то, чего каждый из них боялся? Разве это не самое ужасное из всего произошедшего? Мито болтает ногами, вдувает из такой же неоново-зеленой как и прядки ее волос жвачки огромные пузыри и легко улыбается вечернему солнцу. Тобирама смотрит на нее, такую беззаботно счастливую, и ощущает себя таким же слепым идиотом как… Ну, да. Как те два оставшихся в Конохе идиота. Кажется, он тоже был крайне очевидным. Осознание приходит медленно, но верно и захватывает с головой, точно волна в девятибалльный шторм. А еще горячие, но уже не обжигающие лучи все так же причудливо играют сотнями оттенков в алых волосах Узумаки.       На горизонте уже отчетливо виднеется темная точка парома, когда Кагами, упорный и ответственный мальчуган, таки дозванивается до него, немного нервно извиняется и, тяжело вздохнув, передает кому-то – хотя вполне ясно кому – трубку. И давно знакомый голос Изуны с ожидаемо-ехидной интонацией интересуется с каких пор его образцово-показательный компаньон стал красть чужих невест и когда готовиться к свадьбе. Потому что подарки он уже все равно присмотрел и сильно обидится, если не всучит кому-нибудь всю ту прелесть по такому прекрасному поводу. Ну и еще тысячу и одну причину. Просто так для профилактики. Чтоб не расслаблялись там в отпуске. Мито на это разве что заливисто хохочет, вскрывает упаковку томатных сухариков и громко сообщает, что Учиха все тот же засранец и это абсолютно не его дело. За ее спиной виднеется почти причаливший паром, оранжевый полукруг закатного солнца в обрамлении пушистых розовых облаков и спокойное почти сиреневое море. Тобирама прикрывает глаза, словно на мгновение задумываясь о чем-то важном, словно взвешивая все за и против, сбрасывает звонок и точным броском топит телефон в лижущих причал волнах.       - И что ты на это скажешь? – Сенджу смотрит абсолютно серьезно и улыбается по-мальчишески задорно, на что Узумаки хитро прищуривается, стирает томатные крошки с уголка губ и расплывается в не менее задорной улыбке.       - В нашей жизни ведь осталось место безумию, да?
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.