Рассветы +23

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Фрай Макс «Лабиринты Ехо; Хроники Ехо; Сновидения Ехо»

Основные персонажи:
Шурф Лонли-Локли (Мастер Пресекающий Ненужные Жизни), Джуффин Халли (Почтеннейший Начальник Малого Тайного Сыскного Войска)
Пэйринг:
Лойсо/Джуффин
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Hurt/comfort, ER (Established Relationship), Омегаверс
Предупреждения:
UST
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В тишине, застывшей вокруг них, можно купаться и нежиться, как в летних водах Хурона. Тишину, текущую между ними можно резать ножом и прикладывать вместо льда.

Посвящение:
Моему хэдканнону. Странному убеждению о Рыбнике и Джуффине - в частности.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано на конкурс Развеем_Осеннюю_Депрессию в групе Вк: https://vk.com/slashmaxfrei

И опять у меня "недо". Недоангст, недоюст, недоШурфоДжуфф, если на то пошло. Всё как-то "недо" и "между". Настолько, что даже я в этом не разбираюсь.
Тамлайн - Смутные Времена.

30 октября 2016, 19:38
Джуффин смотрит в рассветное небо с видом существа, для которого ничего не существует. Ну, кроме, пожалуй, самого нежно-розового рассвета, пары-тройки неразгаданных тайн и легкого фантома чужого запаха, оставшегося после очередной грандиозной драки с Пондохвой.

Джуффин хмурится и задорно усмехается одновременно.

Шурф смотрит на Чиффу и молчит. Чиффа ни на кого не смотрит.

В тишине, застывшей вокруг них, можно купаться и нежиться, как в летних водах Хурона. Тишину, текущую между ними можно резать ножом и прикладывать вместо льда.

— Долго это будет продолжаться?

Голос у Лонли-Локли нарочито равнодушен.

Чиффа отмирает и встряхивает тёмными волосами, наигранно-задорно глядя на него:
— Ревнуешь?

— Нисколько.

— Ну-ну, — он хмыкает. — Боюсь, ты не в том состоянии, чтобы изменить тот факт, что мы с Лойсо — истинные. Уж прости.

— Не стоит.

Потому что Шурф и вправду не собирается это менять. Конечно, иногда при взгляде на Кеттарийца что-то рвется внутри и Рыбник дергается вон из груди, бессвязно что-то рыча. Но только иногда — а этого слишком мало. Настолько мало, что даже до слёз смешно.

Всё-таки самоконтроль у него пока не очень, как бы там ни казалось.

Чиффа исчезает бесшумно куда-то в сторону своего дома.

Шурф нарочно шаркает ногами, когда идёт в прямо противоположную сторону.

***

Лонли-Локли не спрашивает Джуффина, куда он пропадает каждый месяц-два, потому что ответ слишком очевиден. Не признать этого очевидного факта было бы невероятно эксцентрично для его нынешней маски.

Шурфу тоже хочется иногда исчезать, да только некуда.

В основном — от непростительно счастливого и одновременно до рези в груди одинокого Халли, хотя ни Рыбник, ни он сам не были сильно чувствительны к чужим эмоциям.

***

Он не знает, что самое больное неожиданное в произошедшем. То, что он оказался Дверью между Мирами, глаза Лойсо, стоило Джуффину появиться, их битва — вероятно, последняя в принципе — тихое «Выживи» или взгляд Кеттарийского Убийцы сейчас.

Чиффа не плачет.

Чиффа кричит внутри, да так громко, что у Шурфа начинает болеть голова.

— Мне жаль, — тихо говорит он, аккуратно касаясь плеча Халли.

Тот отмирает, но всё ещё мертв.
— Оставь свою жалость себе.

Лонли-Локли не склонен к альтруизму, но он вдруг отчетливо понимает, что если не сделает хоть что-то сейчас, это сделает Рыбник потом.

Потому что он отчего-то трогательно-нежно привязан к Джуффину своей ненавистью.

Он обнимает его сзади, за плечи, повинуюсь порыву.

Кеттариец ведёт плечом.

— Я предпочитаю переживать за своего альфу в одиночестве, Шурф.

Он, признать, удивлен. Эти двое действительно подходили друг другу — мужественный, крепкий Джуффин и тонкий, хрупкий, аристократичный Лойсо. От их ссор сотрясался Ехо и он сам заодно, как, собственно, и от примирений дрожали стены и его нервы. И кто бы мог подумать, что омега в этом тандеме вовсе не Великий Магистр.

Рыбник обнимает его чуть сильнее.

Чиффа не плачет и не кричит.

Чиффа рвется на кусочки осколков, а Шурф, как обычно, старается оградить Ехо от этой судьбы всеми своими силами.

Над их головами разливается ярко-алый рассвет.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.