Я готов пить твою кровь вечно +7

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Мистика, Даркфик, Ужасы, AU
Размер:
Мини, 19 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Все началось после смерти матушки. Ринохара сидел возле ее постели, оглушенный. Все больничные звуки исчезли, стали неслышны вместе с писком аппарата. Он сидел в абсолютно белой комнате, неверяще глядя на белое покрывало, а мимо него начали ходить тени.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Хэллоуин-спешл к "Я готов есть твой мисо до конца жизни" (http://ficbook.net/readfic/3273071)
31 октября 2016, 13:23
Дождь тихо и немного лениво постукивал в окно, погружая в сонливость. Сквозь гул машин послышалось ежедневное объявление, произносимое бодрым детским голоском, о том, что занятия в начальной школе завершены и водителям стоит быть внимательнее на маленьких переулочках.
Ринохара зябко повел плечами, кутаясь в шаль и неохотно выпростав из-под нее руку, чтобы перевернуть страницу. Из дождливой сонливости его вывел звук открывшейся двери.
Пришедший, мужчина средних лет, стряхнул капли воды с зонта прямо на выскобленный и натертый до блеска деревянный пол и поставил зонт в стойку.
- Добрый день, - Ринохара поднялся, нацепив на лицо вежливую и дежурную улыбку. - Добро пожаловать в…
- Да-да, - мужчина властной рукой остановил Ринохару и уселся на стул напротив. - Я бы не пришел сюда, если бы во всех остальных местах не провалились с треском. Так что перейдем сразу к делу.
Ринохара сел обратно на свое место, продолжая вежливо улыбаться, хотя внутри все вспыхнуло от подобного обращения. И что значит «не пришел бы»? Ринохара был хорош в своем деле!
- Моя семья унаследовала старый замок, - мужчина, так и не представившись, вытащил из портфеля папку и бросил ее перед Ринохарой. - Но мы не можем ничего с ним поделать из-за… излишней активности внутри. Последняя контора, типа этой, заявила, что замок проклят, и отказалась продолжать.
- Вот как, - Ринохара подцепил край папки ноготком и открыл первую страницу. На немного пожелтевшем листе бумаги была изображена схема дома и прилежащего сада. Выглядело все внушительно.
- Я не знаю, что вы там делаете, но мне нужен чистый, непроклятый замок. Разумеется, я заплачу разумные деньги. Может быть, это самое большое дело, что у тебя было, крошка.
Ринохара чуть опустил ресницы, старательно скрывая злость. Приперся тут, в своем костюме и блестящих ботинках, наследил, теперь еще обращается так, будто Ринохара начинающий студентик!
- Это будет стоить немало, такая работа… Но вам повезло, я очень тщательно все делаю, вам не придется жалеть.
- Мне бы хотелось начать как можно скорее, - мужчина не выглядел убежденным. Он выглядел так, будто ни на секунду не верил Ринохаре.
И, между тем, он ступил на порог офиса, на табличке которого значилось «Хаяси Ринохара, медиум и экстрасенс».
Спустя час, когда все было обговорено, Ринохара спустился вместе с клиентом вниз, где их ждала машина. Всю дорогу до замка Ринохара просто листал папку, наполненную документами. Кроме того, что этот дом очевидно был довольно старым и заброшенным, в нем не было ничего примечательного. Ни даже небольшой заметки о его «проклятии». Может быть, это очередной пустой дом, где половицы скрипят и ветер гуляет в пустых комнатах. И одно скучающее приведение, которое ради развлечения гоняет посетителей по всем коридорам и создает много шума из ничего.
Но последний клиент был у Ринохары пару месяцев назад, а аренду офиса надо оплачивать… Так что можно взяться и за скучное дело о проклятом замке.
- Вот это место, водитель ближе отказывается подъезжать. Там скользкая дорога с горы.
- Благодарю за то, что подвезли, - Ринохара чуть поклонился и вышел под дождь, открыв зонт.
Дорога и правда выглядела скользкой, а склон довольно крутым. Там, в низине, располагался замок. Честно говоря, от его вида у Ринохары чуть перехватило дыхание. Чувствовалось что-то великое, могущественное в этих стенах, несмотря на общую заброшенность.
Ринохара начал медленно спускаться, стараясь не дать деревянным подошвам гэта слишком скользить. Все дома в округе тоже казались заброшенными и сонными, их заливало дождем, и ни в одном окне не горел свет, несмотря на ненастную сумрачность.
Каким-то чудом не поскользнувшись ни разу, Ринохара подошел к мосту над рекой, отделявшей замок от всего остального района. Мутная вода бурлила от дождя и наводила на не самые радостные мысли. Ринохара тихо вздохнул, крепко держа зонт в руке и неспешно приближаясь к воротам.
Главные ворота замка были обвешаны бумажными заклинаниями, частично оборванными ветром, частично раскисшими под дождем. Чернила некоторых так расплылись, что невозможно было понять ничего. Ринохара подергал небольшую калитку в воротах, ни капли не удивившись, что та заперта. Сами ворота тоже были заперты. Неплохое начало.
Немного подумав, Ринохара отправился бродить вдоль стены, касаясь кончиками пальцев шершавого мокрого камня. Иногда и на стене попадались истлевшие прямоугольники бумаги, и Ринохара невольно начал гадать, скольких же посетил его нынешний клиент, прежде чем прийти к нему?
Дорожка из плоских камней, ведущая вдоль стены, поросла травой и мхом, и Ринохара чувствовал иногда, как скользят его подошвы. Река была неуютно близко, и практически обнимала островок, на котором располагался замок.
Наконец, Ринохара заметил небольшую калитку прямо в стене. Здесь не было заклинаний и ни одного признака, что кто-то посещал это место. Как в замок попадали предыдущие люди?
Пусть и без особой надежды на успех, но Ринохара толкнул калитку, и та с тихим скрипом поддалась. Странно для запертого с парадного хода замка.
Перешагнув каменную ступеньку, Ринохара шагнул внутрь замка. Калитка за ним закрылась, и, неожиданно, за стеной замка не слышно было шума реки.
От калитки каменная дорожка вела через сад, который казался зловещим в пелене дождя. Стояла поздняя осень, и почти все листья с деревьев уже облетели, но ни одного не было видно на земле.
«Скучающий призрак, который занимает себя уборкой листвы», - решил немного повеселить себя Ринохара. Он прошел мимо трех каменных фонарей, мимоходом восхитившись красивой резьбой. Когда-то это место было очень красиво… Оно наверняка и сейчас красиво, если посетить его весной, когда все эти сакуры цветут.
Ринохара чуть улыбнулся, взойдя на мини-мостик над искусственным прудом. Что за чудесное место. Немного склонившись, Ринохара взглянул на отражение в пруду. Здесь наверняка плавали карпы, показывая свои красные и золотые спины…
По успокоившейся было поверхности воды пошла рябь от легкого, но холодного ветерка, и на Ринохару вдруг глянуло отражение бледной девушки с глубокими тенями под глазами. Прежде, чем Ринохара успел сделать хоть что-то, вода вновь стала гладкой.
Скучающие призраки…
Несколько лет назад Ринохара бы очень испугался. Несколько лет назад он бы ни за что не пошел в подобное место один, тем более в дождь.
Несколько лет назад его жизнь была совершенно иной.
Подойдя к крытой террасе, Ринохара неуверенно тронул рукой сёдзи, но и здесь двери оказались незаперты. Преодолев вбитую годами привычку разуваться, прежде чем входишь в дом, Ринохара поднялся на террасу и поставил сложенный зонтик в углу. Терраса вся была закрыта ставнями, и бледно-молочный свет с трудом пробивался сквозь стекло и рисовую бумагу, оставляя место разгуляться полумраку.
Ринохара закутался во влажную шаль и поправил сумку на плече. Что ж, пора узнать, какие тайны скрывает этот мрачный заброшенный замок.

Стук деревянных гэта гулко отдавался с каждым шагом, пока Ринохара проходил по террасе, пробуя каждую дверь. Внутренние двери все были заперты, и иногда Ринохара встречал на них бумажные печати. Некоторые печати были сорваны и брошены тут же, на деревянный пол.
Ринохара присел возле одной из дверей, подобрав сорванную печать. Тонкая рисовая бумага почти мгновенно начала рассыпаться в руках, стоило ее коснуться. Чуть покачав головой, Ринохара отряхнул пальцы и замер, почувствовав чье-то присутствие.
По крыше террасы методично постукивал дождь, и стекла ставен тихо гудели от ветра. Но Ринохаре казалось, будто он не слышит абсолютно ничего, даже гула собственной крови в ушах.
На месте, где еще недавно валялась бумажная печать, появился след маленькой мокрой ступни. И такие следы быстро-быстро стали появляться один за другим, словно обладатель маленьких мокрых ног бесшумно бежал по деревянному настилу коридора вглубь.
Медленно поднявшись, Ринохара последовал за мокрыми ступнями. Сердце в груди стало биться чаще и тяжелее, хотя Ринохара все еще не мог сказать, что он напуган.
Он научился не замечать тени, которые мелькали каждый день где-то на краю зрения. Он знал, что они есть, но они не трогали его, а он не трогал их.
Следы привели Ринохару к дверям кухни, где рисовая бумага и деревянные плашки одной из створок были сломаны и порваны, образуя большой проход. Ринохара поколебался, глядя в полумрак, царящий на кухне. Помогали ли эти следы или вели его в ловушку? Кто бы ни обитал здесь, он явно был настроен поиграть.
Ринохара обернулся, поняв вдруг, что уже давно не слышит ни шума дождя, ни стука ветра в ставнях. Все стихло.
Качнув головой, Ринохара решительно шагнул в проход, сжимая ремень сумки. В кухне царил тяжелый запах запертого давно дома, мокрого дерева и пыльных татами. Вытащив из сумки фонарик, Ринохара оглядел это место. Здесь все выглядело так, будто кто-то ею пользовался, несмотря на общий заброшенный вид. Может быть, те, кто приходил сюда до Ринохары, обыскивали здесь все?
Интересно, их тоже приводили сюда мокрые следы? Хотя Ринохара бы и без подсказок нашел эту сломанную дверь.
Обойдя кухню, Ринохара вышел в коридор, где запах затхлости был еще сильнее и царило такое тепло, что пришлось стянуть с себя шаль. Почувствовав себя неуютно, Ринохара осветил фонариком лестницу, успев заметить только наблюдающее между перил лицо, которое быстро скрылось в темноте.
Каждый шаг здесь звучал глуше, хотя под ногами Ринохары был тот же деревянный пол. Открыв одну из дверей, Ринохара осветил почти пустую комнату: здесь стоял только низкий стол, облепленный бумажными заклинаниями. Если только этот стол не был одержим и не скакал по всему дому, Ринохара не видел смысла тратить печати на столь скучный предмет мебели. Ринохара осветил темный угол, где, как ему показалось, стена стала темной от многолетних потеков воды. Темное пятно зашевелилось и бросилось прочь от света, рассыпавшись на множество мельчайших жучков.
Ринохару передернуло от отвращения, и он поспешил покинуть эту комнату. Скорее этот дом не проклят, а просто невероятно запущен.
В каждой комнате было примерно одно и то же: немного мебели, затхлый запах, плесень… Ринохара почти забыл о своем видении на лестнице, как услышал топот босых ног прямо перед собой, где коридор резко сворачивал за угол. Едва сделав шаг, Ринохара услышал детский смех и резко остановился. Смех раздался эхом в пустом доме, и замолк, поглощенный сырыми стенами.
Переждав немного, Ринохара заглянул за угол. Здесь коридор становился уже, и виднелись раскрытые створки в большую залу. Сбросив оцепенение, Ринохара направился к этой зале.
Об истории замка у клиента в папке было очень мало. Жила семья, больше нет семьи… Может быть, здесь живут призраки прошлого, не один, но несколько? Или все же с ним играет один-единственный.
Ринохара поднял фонарик, встав на пороге большой залы, и завороженно взглянул на стоящее на подставке расписное кимоно. По черному шелку вились изящные вышитые цветы, и наверх устремлялись черно-белые журавли. Ринохара протянул было руку, но стоило моргнуть - кимоно на подставке с треском разорвалось, и прямо в голове Ринохары раздался леденящий кровь крик. Отшатнувшись, Ринохара стукнулся спиной о стену и слегка прикусил язык. Все стихло.
Подняв фонарик снова, Ринохара осветил истлевшую на подставке ткань, в которой невозможно было узнать кимоно. В зале стояли ширмы и пустые подставки, как будто их просто перетащили сюда на хранение.
Ринохара медленно вдохнул и выдохнул, стараясь успокоиться. Неуютное ощущение внутри продолжало расти, и хотелось передернуть плечами и сбросить его, но никак не удавалось.
Пройдя через лабиринт ширм, Ринохара добрался до другого конца зала, где расписные двери были закрыты. На золотом шелке плясали журавли, а по низу бурлил ручей, в котором плескались карпы. Но всю красоту рушили крупные пятна, в которых Ринохара с тошнотворной ясностью узнал кровь. Стараясь не коснуться пятен, хотя они давно засохли и не могли испачкать его, Ринохара открыл двери и услышал треск разорвавшейся печати.
Ринохара оказался в очередном коридоре, который снова вел его мимо множества полупустых комнат. Даже если бы замок не был заброшен, здесь все равно было бы сумрачно.
Немного утомительно. Что он вообще ищет? Ринохара поднял глаза к потолку, услышав глухие шаги. Ему стоило бы сразу подняться на второй этаж…
Снова услышав топот, Ринохара резко обернулся и осветил фонарем коридор. Совсем на границе со световым пятном стояла девочка в кимоно и с любопытством смотрела на Ринохару, у которого не хватало сил поднять фонарь выше. Попятившись, Ринохара не отводил глаз с девочки, которая казалась куклой.
Будто он впервые с чем-то таким столкнулся! Но даже понимая это, Ринохара все равно продолжал пятиться, глядя как девочка ни на шаг не становится дальше. Осторожно заведя руку за спину, Ринохара запустил ее в сумку и нащупал бумажный свиток.
Но едва он вытащил заклинание, на лице девочки появился яростный оскал, и она бросилась прямо на Ринохару, издав животный крик. Ринохара отшатнулся, выставив руку и ударив девочку заклинанием в лоб.
Тяжело задышав, Ринохара прижался к стене, наблюдая за тем, как корчится на полу проклятая печатью нечисть, издавая пронзительные вопли. Не выдержав, Ринохара бросился вперед по коридору, прижимая сумку к груди.
Не страшно, не страшно, не страшно, не страшно!.. Глупые игры!..
Стукнувшись обо что-то в темноте, Ринохара упал на пол и прижал руку к боку. Тяжелый воздух в доме душил и не давал никак отдышаться, и горло Ринохары перехватило болью. Царапнув деревянный пол ногтями, Ринохара хрипло закашлялся. Сердце колотилось, словно бешеное, и никак не хотело успокаиваться. Если бы не темнота вокруг, Ринохара мог бы поклясться, что у него в глазах начало темнеть.
Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем все успокоилось. Он лежал на полу, свернувшись калачиком и тяжело дышал, а в доме царила полная тишина. Ринохара бы сейчас все отдал, чтобы услышать стук дождя по крыше или тикание часов, или хотя бы что-то…

Все началось после смерти матушки. Ринохара сидел возле ее постели, оглушенный. Все больничные звуки исчезли, стали неслышны вместе с писком аппарата. Он сидел в абсолютно белой комнате, неверяще глядя на белое покрывало, а мимо него начали ходить тени.
Они не трогали его и он не трогал их. Они были рядом с ним в зале прощания, они бродили среди могил на кладбище, они стояли рядом с ним на переходах… Но ни разу этой тенью рядом с ним не была матушка.

Ринохара медленно поднялся, все еще чувствуя боль в боку. Он не знал, где теперь находится, и потерял в темноте фонарик. Двинувшись вперед на ощупь, Ринохара скользнул рукой по деревянным перилам. Он сделал круг по дому или эта другая лестница?..
Ступеньки, высокие и крутые, скрипели под ногами, и Ринохара начал малодушно помышлять о том, чтобы отказаться от этого дела. Или просить гораздо большее вознаграждение.
Даже скучающие призраки обычно играли, никто из них не старался нападать. До этого момента. Ринохара даже не был уверен, что девочка была призраком. Она казалась такой вещественной, он даже почувствовал шелк ее волос, когда крепил печать.
Поднявшись на второй этаж, Ринохара чуть расслабился. Здесь было не так темно, как на первом этаже. Как и на террасе, здесь свет пробивался сквозь ставни. И здесь не так тяжело и душно пахло. И здесь снова было прохладно.
Ринохара вспомнил о своей шали, но ее не было. Неужели он потерял ее на первом этаже? Впрочем… когда он найдет источник всех бед в этом доме и очистит его, он спокойно сможет поискать шаль.
Пройдя по коридору, Ринохара открыл одну из дверей, ожидая увидеть то же, что и на первом этаже. Но здесь была когда-то, видимо, спальня хозяев. Здесь все еще стояли ширмы и подставки под кимоно, вся мебель была в едином стиле, здесь даже висело потемневшее от времени зеркало. Ринохара прошел внутрь, разглядывая мелочи, валяющиеся повсюду. Как и на кухне, было ощущение, что этой комнатой пользовались.
Ринохара присел за туалетный столик, зачарованно коснувшись лежащего перед ним гребня в виде листка лотоса. Как жаль этот дом, как жаль, что он опустошен.
Тяжелые капли дождя снова начали стучать в стекла, наполнив этим звуком всю комнату. Ринохара повернулся, вслушиваясь в тишину дома. Словно все осталось на первом этаже, а здесь светло и дышать легко.
Услышав снова глухие шаги, Ринохара резко поднялся и приготовил печати. Вторая дверь из спальни вела вглубь дома, где уже было посумрачнее. Комнаты здесь располагались одна за другой, создавая бесконечный коридор.
Ринохара остановился перед дверью, на которой было наклеено сразу несколько разных печатей. Может быть, не стоит их срывать? Кто знает… Но, несмотря на эти здравые мысли, Ринохара поднял руку, готовясь сорвать печать, но что-то тяжелое вдруг ударило в двери с той стороны. Ринохара поспешно шагнул назад, чувствуя себя действительно неопытным. Удар повторился, запечатанное внутри изо всех сил стремилось вырваться, оно рычало, билось в двери и явно царапало двери когтями. К ужасу Ринохары печати начали медленно рваться, а чернила на них бледнеть.
От сильного удара створка дверей вылетела, и Ринохара не смог бы увернуться, застыв на месте, но какая-то иная сила дернула его за руку и запихнула в темную кладовку.
Ринохара задержал дыхание, видя сквозь щель нечто темное, что вырвалось из той комнаты. Неужели каждый раз?.. Каждый, кто приходил, освобождал это? И запечатывал снова?..
Глухие шаги, которые Ринохара узнал, начали отдаляться.
- Какого хера ты здесь делаешь? - раздался мужской голос прямо в ухо Ринохары, и тот отпрянул, хотя в кладовке было мало места.
- Кто?..
Почти под потолком заплясал огонек масляной лампы, и Ринохара зачарованно уставился на высокого смуглого мужчину, стоящего перед ним. Через все его лицо проходил шрам, ныряя под повязку на глазу. На лбу у мужчины был начертан иероглиф «Зло».
- Какого хера? - снова повторил мужчина.
- Я пришел очистить этот дом, - справившись с голосом, ответил Ринохара.
- «Очистить дом», блять, - передразнил мужчина и открыл дверь в кладовку.
Ринохара вышел, отряхнув одежду и снова взглянул на незнакомца. Он был одет, как монах, хотя был далеко не таким лысым, как все монахи.
- Вас тоже наняли очистить это место?
- Ты вообще знаешь, куда ты пришел? И что вы все руки суете, куда не надо, - мужчина пнул валяющуюся на полу створку и пошел внутрь недавно запертой комнаты.
Ринохара чуть поджал губы: как грубо игнорировать вопросы, - и направился следом. Все стены в этой комнате были покрыты следами когтей и сажи, кое-где виднелись большие прожженные участки.
- Кто нанял тебя? - спросил мужчина, не оборачиваясь.
- Наверняка тот же, что и вас, - насупился Ринохара.
- Меня никто не нанимал.
- Хм. Все равно, я выполню эту работу.
- Да-да… Только что ты проявлял себя таким бесстрашным героем.
- Знаете, что!.. - голос Ринохары дал петуха от возмущения.
- Тебя не могли нанять хозяева дома, - продолжил мужчина, как ни в чем не бывало, - и ты тут явно не из простого любопытства.
- Меня наняли как раз хозяева. Наследники.
- Хн. «Наследники», - незнакомец обернулся, тяжело глядя на Ринохару. - Какая у тебя группа крови?
- Чт… Вы кто вообще? Не мешайте мне работать, - Ринохара развернулся, прижав сумку к себе и пылая одновременно от смущения и возмущения.
На плечо ему легла тяжелая ладонь, и, прежде чем Ринохара успел дернуться, его шею пронзила острая боль, и рот наполнился вкусом крови.
Ринохара слабеющими руками вцепился в держащие его ладони, чувствуя, что уже второй раз за день теряет сознание. Что же такое… Проклятый замок…

Ринохара хрипло закашлялся, прижавшись лбом к деревянному полу. Все внутри горело, и на шею словно была накинута удавка. Сплюнув розоватую слюну, Ринохара осторожно выпрямился и огляделся. Он был в одной из комнат, и на стенах ее, дверях и окнах, всюду были наклеены бумажные печати.
Неуверенно коснувшись кончиками пальцев шеи, Ринохара нащупал набухшие от влаги бинты. Во что он ввязался…
За дверью раздались тихие шаги, и Ринохара напрягся. Кто бы это ни был, ничего хорошего ждать не приходится.
Оглядевшись, Ринохара понял, что сумку у него отобрали. Проклятье. Немного повозившись, он вытащил из-под одежды четки, которые практически никогда не использовал. Это все, что у него осталось?..
Шаги за дверью стихли, и Ринохара босиком прошел по татами к окну. На дом, видно, уже опустилась ночь, но сквозь рисовую бумагу виднелись теплые блики фонарей. Помедлив, Ринохара оторвал одну из печатей от ставен, наблюдая за тем, как чернила буквально стекают с листка на татами. Не самые сильные печати.
Сорвав несколько бумажек, Ринохара с усилием отодвинул створку и осторожно перебрался на скользкую черепицу. Держась за стены и ступая как можно аккуратнее, он начал искать следующее окно, через которое мог бы вернуться в дом.
К облегчению Ринохары, одно из окон действительно оказалось распахнутым, и его опасное путешествие по коньку крыши закончилось довольно скоро. Крепко цепляясь за проем, Ринохара поставил ноги на пол и оказался по щиколотку стоящим в луже, которую налил дождь через открытое окно. Тихо выругавшись и перебравшись на сухой пол, Ринохара поднял глаза и встретился взглядами с призрачным мальчиком, сидящим за столом.
Мальчик молчал, катая маленький шарик по столу от одной ладони к другой, и не отрывал взгляда от Ринохары. Тот, собравшись с духом, прошел мимо стола к дверям и, не сдержавшись, обернулся. Мальчик все еще сидел и смотрел прямо перед собой, но у него не было половины затылка и на спине его был огромный потек крови, которая красной дорожкой бежала по татами прямо к порогу.
Ринохара резко распахнул дверь и выбежал в коридор, задохнувшись от накатившего тошнотворного ужаса.
На первом этаже послышались шаги и грохот, от которого Ринохара поспешил уйти как можно дальше вглубь дома. Что-то, что вырвалось из той комнаты, все еще было на свободе. И этот странный одноглазый кровопийца…
Но зачем он в тот раз спас Ринохару?
Чтобы просто напиться крови. Нельзя доверять тому, у кого буквально на лбу написано: «Зло».

Ринохара потерял счет времени, бродя по второму этажу и напряженно прислушиваясь к шагам внизу. Он не мог найти ни лестницу, ни комнаты, в которых уже был. Это была совсем иная часть замка, и многие комнаты были то заперты, то вдруг открывались перед Ринохарой, когда он в который раз подходил к ним. Из-за этого Ринохаре казалось, что вот-вот он вырвется из этого бесконечного коридора, но каждый раз перед ним вновь оказывалась почти пустая комната.
На стенах некоторых были росписи, но все они были изгажены огромными кровавыми пятнами. Ринохара уже без интереса и страха скользил по ним взглядом, продолжая идти вперед.
Открыв очередную дверь, Ринохара остановился. Здесь сидела призрачная девушка, расчесывая бесконечно длинные волосы, которые словно паутина обвивали все вокруг. У девушки была только верхняя часть туловища, и она словно украшение висела на своих волосах перед зеркалом.
Медленно выдохнув, Ринохара наступил на волосы и содрогнулся от отвратительного ощущения на босых ногах, которые словно тонули в черном шелке. Но девушка так и продолжала, расчесывать одну и ту же прядь, погружая в нее гребень, и не обращала никакого внимания на ворвавшегося к ней незнакомца.
Ринохара сжал четки в ладони и прошел к следующей двери, обвитой волосами. Здесь тоже висела бумажная печать, которая мгновенно рассыпалась в прах, стоило только Ринохаре коснуться ее. Поспешив покинуть комнату с половиной девушки, Ринохара оказался в комнате, где стены были исполосованы чьими-то когтями, как и взрытые татами.
Он уже не знал, играют ли с ним призраки дома, показывая подобное, или это все происходило на самом деле. Пройдя к следующей двери, Ринохара обернулся и в последний раз окинул взглядом разрушенную комнату. Он ни на шаг не приблизился к источнику всех бед, хотя подозревал, что в этом может быть замешан кровопийца.
Призраки, которых Ринохара видел, были изувечены и их смерть теперь стала их обликом. Неужели проклятье пало на этот дом в виде ненасытного демона, который буквально сожрал всех его обитателей? Но почему тогда он остается здесь?
Ринохара вздохнул спокойно, оказавшись в комнате со столом и ширмой, где не было ни следов крови, ни призраков. Сев за стол, Ринохара разложил на нем четки и вытащил из рукава несколько припасенных листков с заклинаниями.

Когда он привык к теням, спустя несколько месяцев, Ринохара начал изучать все, что только мог найти. Он и не думал никогда, что в городе столько лавочек, где можно купить специальные четки, бумагу для печатей, чернила… Столько книг и столько вещей.
Первый призрак, которому Ринохара помог, был призраком маленькой девочки, которую сбила машина прямо в воротах школы. Когда он вел ее за руку к дому, где девочка жила когда-то, то чувствовал не страх, не пустоту, а настоящее волнение и радость.
Ринохара не помогал живым, они могли сами себе помочь. Но призраки… Они были растеряны, напуганы, не осознавали своей смерти и не могли покинуть места, где жизнь оставила их.
Иногда они были озорными, иногда озлобленными, но никогда еще Ринохара не сталкивался с такими равнодушными призраками, как в этом доме.
Кто-то из них все же оставил следы для Ринохары на террасе, кто-то вел его через дом, но все чаще он видел тех, кто не обращал внимания на него, как та девушка или тот мальчик.
Ринохара с досадой подумал о своей сумке, которую у него отобрали. Без нее он мог сделать так мало, но он мог запечатать комнату, и его печати не было бы так легко сорвать. Тихо вздыхая, Ринохара склонился над четками, старательно царапая ногтем иероглифы на каждой бусине. Как было бы неплохо сейчас вытащить из сумки скальпель, которым он обычно это делал.
Закончив приготовления, Ринохара решительно поднялся. В доме уже давно было тихо: ни шагов, ни грохота, ни смеха, - Ринохара даже не мог сказать, как давно царила эта тишина.
Он снял повязки с шеи и нерешительно коснулся уже затянувшейся ранки. Укус болел и пульсировал, но гораздо меньше, чем раньше. И, несмотря на то, что Ринохара потерял сознание, крови у него явно выпили совсем немного.
Ринохара качнул головой, стараясь отбросить мысли, что в следующий раз он так легко может не отделаться.
Пора было приниматься за дело, он уже потратил много времени на бесцельные блуждания по дому. Ринохара прошел еще через несколько комнат и оказался, наконец, в коридоре. К своему облегчению, он узнал двери в спальню, которую уже посещал. Сколько часов назад это было?..
Ринохара начал спускаться по лестнице, держась за перила и чувствуя босыми ногами влагу досок. Сначала шаль, теперь и гэта…
На первом этаже было все так же душно и тепло, и кто-то позаботился о том, чтобы зажечь лампы. Ринохара только мог порадоваться такой предусмотрительности, глядя на коридор. Возле одной из дверей возникла и тут же пропала фигура призрака, и Ринохара отправился к той комнате.
Если люди в этом доме когда-то стали жертвами демона, то они наверняка помогут Ринохаре избавиться от него. Именно его присутствие здесь не отпускает их, привязав к замку. Поэтому Ринохара без страха последовал за призраками.
Комната, на которую ему указали, была небольшой. Здесь на татами лежал кото, а рядом валялся сломанный сямисэн. Даже подушки, на которых располагались музыканты и их слушатели, остались практически нетронутыми.
Буквально на одно мгновение Ринохара увидел на этих подушках трех девушек в праздничных кимоно, каждая из которых была изуродована чьими-то когтями. Стоило моргнуть - видение пропало.
Медленно выдохнув, Ринохара расположил четки на полу, выложив их идеальным кругом, и наклеил на стены листки с заклинаниями. Он помедлил и сел на одну из подушек, обратившись лицом к приоткрытой двери.
Прошло несколько минут томительного ожидания, которые тянулись и тянулись, и Ринохара не мог сказать, правда ли это были всего лишь минуты, а не часы. Услышав шаги, Ринохара встрепенулся и положил рядом с четками бинты, испачканные кровью.
Недавний кровопийца возник на пороге точно, как Ринохара и рассчитывал. Его не могла не привлечь кровь, а заклинание на четках влекло его еще сильнее.
- Ты все не успокоишься? - сумрачно спросил мужчина, не спеша делать шаг в комнату и заставляя Ринохару внутренне изнывать.
- Я должен был сидеть в своей комнате? - Ринохара чуть поджал губы, чувствуя, как по спине стекает пот от напряжения. Ну же, сделай шаг.
- Желательно, - кровопийца обнажил клыки в улыбке, не выглядя дружелюбным ни на мгновение. - А что мне еще остается делать с тем, кто ворвался на мою территорию?
Ринохара чуть прищурился, сжав кулаки на коленях. Тяжелый стук на втором этаже и знакомые глухие шаги заставили обоих поднять глаза к потолку. Прежде чем Ринохара успел подумать, он поднялся и резко дернул кровопийцу в комнату, пока тот отвлекся.
Письмена на печатях вспыхнули, выжигая себя на стенах и заставив кровопийцу - демона, кем бы он ни был, - пасть на колени. Воспользовавшись шансом, Ринохара набросил четки на его шею и едва слышно забормотал заклинание.
Он еще никогда не ловил демонов… Это словно выжало из него все силы. Ринохара сел на подушку обратно, стараясь согреть коченеющие пальцы и глядя на то, как демон яростно пытается сорвать с себя четки.
- Сидеть.
- Охренел?! - магия четок заставила демона прижаться лбом к полу в пародии на глубокий вежливый поклон.
Ринохара прикрыл глаза, расслабленно вздохнув и прижав ледяную руку к горящим жаром щекам. Кто бы мог подумать, что у него и правда получится.
- Где моя сумка?
- Эй. Пусти. Не смешно, - сдавленно пропыхтел демон, пытаясь выпрямиться.
- Где? - холодно повторил Ринохара.
- Где бросил, - огрызнулся демон.
- Советую начать воспринимать меня всерьез, ты уже связан и полностью в моей власти.
- Какие фантазии, скажите пожалуйста.
- Выпрямись, - властно произнес Ринохара, позволив демону чуть приподняться, и тут же приказал сидеть, заставив удариться головой об пол.
- Я вижу, тебе весело, - уязвленно прошипел демон.
- Я пришел очистить этот дом и я это сделаю. Ты… проклятая тварь…
- Да что ты знаешь, - зло пролаял тот. - Тебя просто наняли побыть марионеткой.
Ринохара чуть поджал губы, поднявшись и холодно приказал демону следовать за ним. Он не позволит демону смутить его.
- Нет, ты не можешь вернуться в ту комнату. Ты опять сорвешь все печати!
- Можешь не трудиться, я тебе ни на грош не поверю, - Ринохара начал было подниматься по лестнице, но остановился, глядя на двух совершенно одинаковых девочек с кукольными лицами. На лбу одной из них был обрывок его - Ринохары - заклинания.
- Можешь приказать говорить правду, твои бусики явно меня заставят, - проворчал демон.
Ринохара прикусил губу, глядя на девочек. Как назло, у него нет больше ни одного заклинания, все осталось в сумке. Демон встал на ступеньку позади Ринохары и тихо хмыкнул.
- Или ты все силы потратил на бусики?
- Прикажи им уйти.
- С чего бы вдруг. Они тоже не хотят, чтобы ты снова выпускал тварь на свободу.
Девочка с печатью на лице начала спускаться к Ринохаре, заставив того нервничать. Спиной он чувствовал, как близко к нему находится демон, и пусть тот не мог ничего ему сделать, это было неуютное ощущение.
Но грохот на втором этаже заставил девочек мгновенно исчезнуть, и весь дом словно охнул в едином протяжном стоне.
- Что это?
- О, теперь ты хочешь узнать больше? - ядовито отозвался демон. - Твои бусики ослабили мои печати, спасибо большое.
- Твои печати? - Ринохара резко обернулся и смутился, столкнувшись нос к носу с демоном.
- Идем, - демон чуть прищурился и начал спускаться по лестнице. - Еще ни с одним нарушителем у меня не было столько возни, как с тобой.
Ринохара хотел было возразить, но очередной грохот убедил его, что стоит поспешить за демоном. Придя на кухню, демон закрыл раздвижные двери и наклеил несколько уже знакомых Ринохаре печатей.
- И не трогай их.
- Не знал, что демоны умеют обращаться с заклинаниями, - Ринохара сел на стол, поджав озябшие босые ноги. Сквозь дырявые двери кухни с террасы тянуло ночной прохладой.
- Тот, кто прислал тебя, ничего тебе не рассказал, хн?
- Не больше, чем мне нужно знать.
- Значит, ничего не рассказал.
- Я профессионал!
- Ага, - демон недовольно подергал четки, проверяя, может ли их снять.
Оба прислушались к глухим шагам, доносящимся со второго этажа. Ринохара немного устало потер лицо ладонями, стараясь успокоиться. Хорошо, одного демона он поймал, но в доме явно есть что-то, что пугает и призраков, и этого демона.
- Как тебя зовут и кто ты? - помолчав немного, спросил Ринохара.
- А, теперь ты решил познакомиться?
- Я хочу знать, кого я одолел.
- Ты меня не одолел. Ты только надел на меня четки.
- И я могу приказать тебе отвечать на мои вопросы, - резко отозвался Ринохара.
- Дай угадаю, у тебя нет друзей, да?
- Отвечай.
- Меня зовут Кацуо, - ответил демон, присев возле кухонного шкафчика и роясь внутри.
- Какое-то не слишком интересное имя для демона.
- Уж извините.
- Кто там, наверху?
- Демон.
- Демон?
- Демон, - явно веселясь, повторил Кацуо. - Только с ним твои штучки с бусиками не пройдут.
- Вы что, боретесь за территорию? Поэтому ты запечатал его?
Кацуо поднялся, держа в руках жестяную банку с полустершимся рисунком. Ринохара приподнял брови, ожидая ответа и одновременно любопытствуя, что такое вытащил демон.
- Я запечатал его, потому что иначе он меня убьет к хренам, - Кацуо поставил банку на стол и с хлопком открыл крышку. Ринохара мгновенно почувствовал знакомый сладковатый запах, который удушливо витал по всему первому этажу и уже стал совершенно привычен. Специи?
- Почему тогда ты не покидаешь это место? Здесь явно больше некого жрать.
- Ты такой умный, я прямо не могу, - Кацуо досадливо цокнул языком. - Можно подумать, я бы торчал здесь, будь у меня выбор. Удивительно, что ты вообще выжил здесь так долго.
- Я действительно умный, - оскорбленно отозвался Ринохара. - И я взялся за это дело, значит, я очищу этот замок.
- Ради чего? Тебе так много заплатят, думаешь?
- Конечно, я не работаю бесплатно.
- Ты не получишь ни йены, - Кацуо зачерпнул горсть содержимого банки и насыпал тонкие линии на пороге кухни прямо под дверьми. - Ты не выберешься отсюда живым.
- Это угроза?
- Не от меня лично. Ты бы, прежде чем бросаться очищать неизвестные проклятые замки, хотя бы навел справки. Те, кто тебя нанял, нанимали и других священников и медиумов. Никто не вернулся.
- Потому что ты их убил.
- Отцепись уже от этой идеи. Если бы я убивал, я бы и тебя уже давно убил, при первой возможности.
- Хорошо, предположим, - упрямо поджал губы Ринохара. - Значит, их убивал тот, кто заперт наверху?
- Да. Он питается плотью и духом, поэтому даже мертвым от него нет покоя.
- Значит… он - проклятье этого замка?
- Частично, - подумав, ответил Кацуо. - Те, кто тебя нанял, - настоящее проклятье этого замка. Они сюда носа сунуть не посмеют, знают, что их я на куски порву. Присылают сюда всяких… таких, как ты.
- Что случилось здесь?
- То, что называют «Ад вырвался на свободу». Сейчас Ад сидит на втором этаже, но печати его мало связывают.
- Он убил жителей замка?..
Кацуо задумчиво взглянул на Ринохару, который немного смутился. Он немного забыл о том, что разговаривает с демоном, и том, что он тут, чтобы от него избавиться.
- Это только его часть, - Кацуо указал рукой в пол. - Он стремится воссоединиться со своей другой половиной. Первый этаж разделяет их и ослабляет запах друг друга. Но ваше проклятое вмешательство ломает все мои печати!
- Если ты демон, то о каких печатях идет речь!
- Да не демон я! - рыкнул Кацуо. - Не совсем… Только наполовину.
- Я не понимаю… - растерянно пробормотал Ринохара. - Заклинания сработали на тебе, как будто ты настоящий демон.
- Очень лестно. Скорее всего, из-за твоей крови. Хотя бы на время я стал сильнее и запихал тварь обратно в клетку. А потом ты снова влез и все испортил.
- Если бы ты не кусал меня, а сразу все рассказал, я бы помог!
- Откуда мне знать, стоит ли тебе верить! Может быть, ты один из Сагано и притворяешься таким чурбачком.
- Я Хаяси! - возмущенно объявил Ринохара. - И извинись за «чурбачка»! Я пленил тебя, умник!
- Достижение какое!
- Так что хватит огрызаться и рассказывай, что произошло, я помочь хочу! - разозленно продолжил Ринохара.
Кацуо тихо хмыкнул, закрыв банку и усевшись на кухонную стойку.
- Никто не знает точно, что. Однажды ночью из-под пола стали вырываться тени, которые рвали плоть и пожирали людей живьем. Все произошло очень быстро. Сколько нужно времени, чтобы вырезать семью из тридцати человек? Оказывается, совсем немного.
Чем больше тени жрали, тем огромнее становились, тем медленнее передвигались. Жалкие остатки семьи успели лишь отсрочить свой конец, запечатав несколько комнат и спрятавшись в них.
Я помню эту ночь. Крики ужаса до сих пор звучат у меня в ушах. Я до сих пор помню этот звук, с которым тварь переваливается через свежий труп и давит его своей тушей, как плещется кровь. Кто бы мог подумать, сколько даже в маленьком ребенке вмещается крови.
- Но были выжившие? - сдавленно прошептал Ринохара.
- Мы сами себя заперли в ловушке, - Кацуо поднял бесстрастное лицо. - И ни у кого из нас не было сил противостоять тому, что рвалось сквозь двери и старалось просочиться. Человеку не под силу справиться. А даже если он и справится, то век смертного недолог, а если никто не будет поддерживать печати, то тварь снова вырвется на свободу. И она уже вряд ли ограничится одним замком.
Кухня погрузилась в напряженное молчание. Ринохара по привычке начал растерянно покусывать губу, немного подрагивая. С подобным он действительно никогда не сталкивался. И он не знал, что бы он сам делал тогда…
Все эти призраки… Смерть настигла их так внезапно, что они до сих пор не знали, что погибли?.. И они просто продолжили делать то, что делали в момент смерти?..
- Если бы со мной была моя сумка…
- Когда наступит рассвет, уходи, - глухо произнес Кацуо. - Уходи прочь от этого дома и никогда не возвращайся. Ты все еще жив каким-то чудом, не дразни удачу.
- Пока замок проклят, все призраки в нем страдают. Я не могу этого так оставить, - Ринохара спрыгнул со стола. - Я должен помочь. Не потому, что меня наняли, но потому что иначе я не могу поступить.
- Ты маленький самоубийца. Смотри, у тебя уже нет обуви. Почти готов.
- Когда наступит рассвет, та тварь успокоится?
- Если можно так сказать.
- Тогда утром мы пойдем за моей сумкой, - твердо сказал Ринохара, взяв чайник и налив в него воды.
- Что ты делаешь? - удивленно отозвался Кацуо.
- Ставлю чай. Здесь остался чай?
- Не делай вид, как будто это нормально - хозяйничать на чужой проклятой кухне.
Ринохара тихо усмехнулся, справившись с допотопной плитой и разведя огонь в топке. На одной из полок действительно нашлась банка с чаем, на ней даже все еще были бумажные ярлычки.
- Ты что, считаешь, что у нас тут все законсервировалось на десятки лет? - проворчал Кацуо, пока Ринохара искал еще что-нибудь по шкафчикам.
- Да, - Ринохара вытащил коробку, в которой оказались окаменевшие конфеты. - Но это никуда не годится.
- То, что ты творишь, никуда не годится.
В дверь кухни тихо поскреблись, и Ринохара резко обернулся, снова напрягшись. В зияющей дыре двери появились две кукольные мордашки, которые робко моргали.
- Можно нам тоже?
- Чт…
- Не наступите на границу, - проворчал Кацуо, сняв засвистевший чайник с огня.
Девочки шустро перепрыгнули через дырку, радостно улыбаясь, и уселись за стол. Ринохара немного растерянно поставил найденные сладости и начал искать посуду.
- Ты будешь чай?
- Я не пью чай. Я кюкэцу-они.
- Это я уже понял. Кровопийца. Но сервировать кровь я тебе не собираюсь.
- Ну и не очень-то и хотелось, ты не особо вкусный.
- Что? - немного обиделся Ринохара. - Я слежу за своим здоровьем и правильно питаюсь, как я могу быть невкусным.
- Пресноват на мой вкус, - весело фыркнул Кацуо. - До тебя тут был толстый монах, явно бухал и курил много, вот он был вкусный.
- Значит, здоровый образ жизни еще и вампиров отваживает, буду знать, - в тон ему фыркнул Ринохара.
Он налил чай и сел за стол вместе с девочками. Это, наверное, самое странное чаепитие в его жизни. В обществе кровопийцы и двух демонических кукол, на кухне древнего проклятого замка…

С наступлением утра в саду снова зашумел дождь. Ринохара сонно потер глаза, подняв голову от стола. Он заснул?..
Резко проснувшись, Ринохара вскочил на ноги. Какая легкомысленность, спать в таком месте, когда рядом… Ринохара огляделся в пустой кухне. На плите стоял уже остывший чайник, на столе три чашки и коробка сладостей, но ни девочек, ни Кацуо не было видно.
Ринохара наскоро умылся ледяной водой и поспешил на второй этаж. Лампы в коридоре уже не горели, но со второго этажа на лестницу лился бледный молочный свет, так что Ринохара без труда поднялся.
- Доброе утро.
- Прекрати так делать! - Ринохара отшатнулся от появившегося рядом демона, вцепившись в перила.
- Не перестану, это забавно, как ты пугаешься.
- У нас полно дел. Где моя сумка?
- Идем, - Кацуо отвел Ринохару в спальню, где на столе лежали его сумка, заботливо сложенная кем-то шаль и гэта.
- Наконец-то, - Ринохара с удовольствием обулся и завернулся в шаль, греясь. - Мы можем сейчас же уничтожить ту тварь?..
- Днем его не убить. Он ничего тебе не может сделать, но и ты ему тоже. Он обитает в сумерках.
- Значит, мы все подготовим.
- Что «все»? Ты даже понятия не имеешь, с чем связываешься.
- Я хочу, чтобы ты мне показал ту его вторую часть, к которой он стремится, - решительно произнес Ринохара, проверив содержимое своей сумки. - Я много читал.
- Тоже мне, экзорцист-теоретик. Как думаешь, твои наниматели уже считают тебя мертвым и пришлют нового болванчика?
- Это их дело, - Ринохара хладнокровно проигнорировал «болванчика». - Почему они хотят избавиться от тебя и почему ты их ненавидишь?
- Потому что они виновны в том, что случилось. Они и выпустили это все дерьмо. Не все родственники одинаково полезны.
Вместе с Кацуо Ринохара спустился на первый этаж, взяв лампы, и отправился к дверям, скрывающим лестницу в подвал. Здесь тоже были наклеены заклинания, но многие бумажки уже потеряли силу и побелели.
- Не самые сильные печати, - Ринохара вытащил из сумки несколько бумажных листов.
- Меня никогда особо не учили этому, - Кацуо отпер замок на двери и отодвинул засов. - Никогда не предполагалось, что я стану охранником для всего этого.
- Вы были в отчаянии и заперты в угол, - мягким тоном произнес Ринохара.
- Все равно все погибли, я толком не смог помочь, - демон зажег лампу и начал спускаться по довольно крутой лестнице, низ которой терялся в непроглядной тьме.
Ринохара неуютно поежился, закутавшись в шаль и поспешив следом. Шум дождя и ветра остались позади, здесь был только приглушенный гул, монотонно звучащий прямо в ушах.
Кацуо привел Ринохару в большую каменную залу с колоннами, в самом центре которой находился колодец с невысокими бортиками. Ринохара нерешительно подошел к колодцу, стараясь осветить лампой его дно.
- Насколько он глубокий? - почувствовав небольшое головокружение, Ринохара на всякий случай отступил подальше.
- До самого Ада, наверняка.
- Та тварь стремится сюда? Это действительно умно, держать эту штуку открытой?..
- Он стремится не нырнуть вглубь, а позвать еще своих дружков, - Кацуо встал плечом к плечу с Ринохарой, глядя на колодец. - У меня не хватит сил запечатать эту штуку.
Ринохара начал оглядывать залу, освещая путь лампой. На колоннах виднелись остатки истлевших веревок, как которых раньше висели бумажные амулеты. И стены были испещрены символами-оберегами.
- Наверное, если вернуть тварь туда и захлопнуть крышку, то это поможет, - задумчиво произнес Ринохара.
- Рехнулся? Дать ему нырнуть и напитаться силой?
- Я уверен, что это место раньше было запечатано. Я смогу запечатать его снова.
- Это тебе не бусики кинуть.
- Хочешь продолжать жить вечность, охраняя тварь на втором этаже? - обернулся к демону Ринохара.
- Тебя прислали Сагано, с чего мне тебе вообще верить. Один из них сорвал печати.
- Я правда хочу помочь, - Ринохара подошел ближе к демону и взглянул ему в лицо. - И помочь этому дому. Это место было сакрально, оно должно быть снова запечатано.
- Предположим.
- И ты будешь освобожден от своего долга и сможешь покинуть замок, - немного неохотно предположил Ринохара. Мысль о свободно разгуливающем демоне-кровопийце не слишком успокаивала. Хотя не стоит ему напоминать о привязывающих его к Ринохаре четках.
- Это мне нравится, - протянул Кацуо.
- Конечно, мне надо подготовить все, - Ринохара присел возле колодца. - Эта ловушка будет гораздо крупнее той, что я расставил для тебя.
- Хватит все время это припоминать. Делай то, что тебе нужно.
- Мне нужно будет покинуть замок. У меня с собой нет ни освященных веревок, ни достаточного количества печатей.
- Только не возвращайся ночью.
- Конечно, - Ринохара развернулся было к лестнице, но, помедлив, снова взглянул на Кацуо. - Тебе понадобится сила, чтобы держать его в заключении, раз тебя ослабили четки.
- Как-нибудь справлюсь.
- Ты можешь меня укусить. Только не слишком, я не могу терять время, валяясь без сознания.
Вернувшись из подвала, который Кацуо снова запер на засов, Ринохара решительно направился на кухню. Да, он много читал, но никогда не думал, что ему действительно придется проводить подобные ритуалы.
Казалось, вечность прошла с тех пор, как Ринохара прошел через маленькую калитку. Еще вчера утром он и не подозревал, во что окажется втянут.
- Все, давай, - Ринохара повернулся спиной к Кацуо и поднял волосы, открывая шею. - Покончи с этим скорее.
- Я не уверен, как ты собираешься держаться в сознании, - демон положил ладони на плечи Ринохары и развернул к себе. - Но я постараюсь не выпить слишком много.
- Уж постарайся, - тихо произнес Ринохара и прикрыл глаза, с дрожью ощутив прикосновение губ к своей шее.
Хотя боль вновь пронзила его, это было уже не столь мучительно, как в первый раз. Может быть, кровопийца действительно старался. Ринохара сам не заметил, как вцепился в рукав Кацуо, все еще подрагивая.
Одновременно жарко и холодно, словно в лихорадке. Ринохара зажмурился, чувствуя головокружение, и едва слышно протестующе застонал.
- Все-все, - услышал он ласковый шепот и почувствовал, как Кацуо гладит его по голове.
Ринохара подобрал сумку и на немного ватных ногах отправился к двери, на ходу перевязав шею платочком. Это и правда странное ощущение - добровольно давать кому-то пить свою кровь.
Выбравшись на террасу, Ринохара медленно пошел вдоль стены. Иногда ему казалось, что он сейчас упадет от слабости, но ноги продолжали идти. Завернув за угол, Ринохара остановился.
Перед ним стоял призрак женщины. Очень красивой женщины, если не считать, что ее грудная клетка и живот были распороты, и края длинной ночной рубашки были испачканы кровью.
Ринохара нерешительно сделал шаг вперед. Призраки не обращали на него внимания обычно, но эта женщина смотрела прямо на него. Когда Ринохара приблизился к ней, призрак наклонила голову и неестественно широко улыбнулась.
- Не покидай его, - прошелестела женщина.
- Что?.. Я… Я не собираюсь… - неуверенно отозвался Ринохара.
Женщина подошла к Ринохаре вплотную и положила ледяные руки ему на плечи. Что-то влажное и холодное коснулось ноги Ринохары, и он отчаянно старался не взглянуть вниз и не увидеть - что.
- Не бросай моего сына одного.
- Вашего сына? Кацуо?
- Мой бедный мальчик… Никто не может помочь ему, - призрак покачала головой.
Ринохара продолжал изо всех сил сдерживаться, чтобы не отпрянуть. Женщина смотрела на него очень внимательно.
- Ты хочешь освободить семью? Освободи моего мальчика тоже. Моего бедного мальчика. Скажи ему, я не виню его в том, что случилось. У нас не было выбора. Я сама так захотела. Мой бедный мальчик… Я не могу с ним заговорить.
- Я передам ему, - с трудом произнес Ринохара, внутренне холодея.
- Благодарю, - прошептала женщина и исчезла, оставив у Ринохары в душе тяжелое чувство.

Добравшись до своего дома, Ринохара на пару мгновений поддался малодушным мыслям не возвращаться в проклятый замок. Положив сумку на шкафчик и сбросив гэта, он поспешил в ванную комнату.
Ринохара взглянул на свое отражение в зеркале, висящем над раковиной. Бледный, с посиневшими губами и раной на шее, да он сам похож на одного из призраков того дома. Испугавшись, Ринохара ущипнул себя за руку и тихо охнул от боли.
Нет, все хорошо, он все еще живой…
Ринохара залез под горячий душ, отстраненно размышляя о ритуале, который собирался проводить. Чтобы все свершилось этой ночью, ему стоило поспешить. Заклинания и амулеты у него были в избытке, но вот хватит ли сил?..
Даже пленение демона, такого как Кацуо, отняло у него их. Что уж говорить о таком большом демоне? Ринохара его не видел, конечно, но представлял себе огромным.
Постепенно отогревшись, Ринохара расслабился и его мысли переключились на самого Кацуо. Кровопийца, наполовину демон, когда-то часть погибшей семьи… Значит, он как-то стал демоном в тот момент, чтобы защитить выживших?
О чем говорила та женщина?..
Ринохара неохотно выбрался из душа, немного замерзая. Ему надо поесть, взять все нужное и вернуться в замок, пока не начало темнеть.
Собирая вещи, он чувствовал воодушевление. Все должно получиться. Он прекрасно знает теорию, он все сделает правильно.

Кацуо ждал его на кухне, задумчиво играя с девочками в веревочки. Ринохара с торжественным видом поставил на стол свою большую сумку.
- Мы должны все подготовить до наступления ночи.
- Ты думаешь, мы сможем сегодня же от него избавиться?
- Я уверен, - Ринохара кивнул, чуть поморщившись от боли в шее.
Девочки со знакомым радостным смехом убежали прочь, забрав веревочки. Ринохара сосредоточенно перечитал свои записи, убедившись, что взял все.
- Есть план?
- Мы подготовим подвал и колодец к запечатыванию. И, когда придет время, мы заманим того демона в подвал. Мне нужно будет время, чтобы прочесть заклинания, ты сможешь его держать?
- От этого как бы моя жизнь зависит, - хмыкнул Кацуо.
- Моя тоже, - проворчал Ринохара.
Снова спустившись в подвал, Ринохара принялся развешивать на колоннах амулеты, стараясь хорошо их закрепить. Колодец находился в самом центре, его печати должны были быть самыми сильными. Потом колонны, создающие магический барьер, а затем стены подвала, удерживающие заклинания. Все как в книге.
- Когда я возвращался… - Ринохара поднял голову от оберегов, которые скреплял, - я увидел призрака.
- Удивил. Их тут полно, - Кацуо прислонился к стене плечом, безучастно наблюдая за приготовлениями.
- Это был призрак женщины, она заговорила со мной. Она сказала, что ты - ее сын.
- Ты видел призрак моей матери?..
- Она просила передать, что она не винит тебя.
- Неужели, - помрачнев, отозвался Кацуо.
- У вас не было выбора. Но… не расскажешь, что случилось?..
- Я и так тебе уже рассказал. Мы загнали себя в угол.
- Ты не рассказал, как ты стал демоном, - возразил Ринохара.
- Я не хочу об этом говорить. Прими это как данность.
- Я читал, что есть ритуалы, которые способны наделить смертного силой. Но эта сила - проклятье. Ты стал кровопийцей… Бессмертным, но тебе нужна кровь людей, чтобы жить.
- Ты много знаешь. Читаешь много, - Кацуо наклонил голову. - Прямо, как моя мать.
- Она предложила провести такой ритуал?.. - почти убежденно прошептал Ринохара.
- Да, это была ее идея. Мы отправили выживших вглубь дома, надеясь сдержать тварей. И она предложила провести эту хрень… У нас не было времени на колебания, они уже почти прорвались через двери…
Она всегда интересовалась подобным, иногда видела призраков и разговаривала с ними. Не удивительно, если под нашим домом в подвале была дыра в Ад.
Она нарисовала вот это, - Кацуо указал на иероглиф на своем лбу. - А потом сказала слушать ее и не медлить. Она сказала, что прочтет заклинание. И что я должен буду… Что для полного превращения мне нужна будет жертва. Мне нужно будет сердце.
- Сердце, - эхом отозвался Ринохара, медленно сглотнув. То, как выглядел призрак женщины…
- Наверняка у нас могла быть идея получше. Это все равно не помогло, все погибли, - Кацуо отвернулся, скрестив руки на груди.
- Она была права, и у вас не было времени. Ты выжил и теперь поможешь загнать тварь обратно. Кто знает, она бы давно уничтожила город? Пожрала все вокруг?
- Может, - равнодушно ответил Кацуо.
Вздохнув, Ринохара продолжил готовить все к ритуалу. Если у них не получится, то жертва матери Кацуо и всей его семьи будет напрасна. Тварь подпитается силой из колодца и вырвется наружу…
- Все готово, - Ринохара поднялся, закончив наклеивать заклинания на колодец.
- Итак… Мы заманиваем тварь и… спихиваем его в колодец?
- Если он стремится в него, то он сам нырнет.
- Как удобно.
- Но если нет, то ты должен удерживать его как можно ближе. Заклинание затянет его.
- Звучит просто, - Кацуо поставил на пол банку со специями. - Уже смеркается. Я приведу его, будь наготове.
Ринохара кивнул, заранее напрягшись. В который раз он убедил себя, что все знает и помнит, но, словно перед экзаменом, волнение и страх накатывали липкими волнами. И за провал цена будет гораздо больше…
Он сжал в руке маленькие четки, каждая пятая бусина которых была крупнее, чем другие. Это помогало сосредоточиться и не сбиться с заклинания, которое должно литься непрерывным потоком. Не слишком ли он самонадеян?.. Если бы он был не один, ему точно хватило бы сил…
Звуки дома практически не долетали до подвала, и Ринохара напряженно вслушивался в тишину, одновременно желая и боясь услышать знакомые глухие шаги.
Время тянулось до боли медленно, и тишина стала невыносимой. Ринохара готов был крикнуть в пустоту, лишь бы услышать эхо. Но вдруг наверху грохнуло, и Ринохара вздрогнул, едва не выронив четки. Его сердце заколотилось в груди, готовое выскочить.
Ринохару бросило в жар, когда он вслушивался в громкий топот и удары, которые рвались через приоткрытую дверь подвала. Сколь же огромен этот демон? Насколько Ринохара переоценил свои силы?!
Двери подвала вынесло ударной волной, и Ринохара невольно вжался в колонну, глядя на огромное темное существо, которое стояло на лестнице. Оно было похоже на человека, но гораздо больше ростом, и руки его были так длинны, что касались пола.
Существо начало медленно спускаться по лестнице, и Ринохара не мог оторвать от него взгляда, едва дыша. Все оно покачивалось и, казалось, вот-вот развалится на части или переломится.
Оказавшись у подножия лестницы, демон с мерзким пощелкиванием откинул голову назад, как никто из людей не смог бы.
Ринохара медленно, стараясь не привлечь внимания, присел на корточки и закусил губу. Демон стоял еще слишком далеко, а Кацуо нигде не было видно…
Он чувствовал каждый удар сердца, словно вечность. Один удар… второй… третий… Сколько еще будет длится эта бесконечность?..
Демон опустился на четвереньки и его кости продолжили щелкать, выворачиваясь под самыми неествественными углами. Наверху что-то грохнуло, и вниз слетело еще более огромное существо, уже похожее на животное. Пена капала с его острых клыков, и ярким пламенем горели глаза.
Ринохара охнул, когда бумажные амулеты на колоннах вспыхнули ярким голубым пламенем, наполняясь силой. Из глубины колодца раздался протяжный, наполненный болью и страданием стон многих-многих голосов, и амулеты Ринохары начали трепетать от ветра.
Он буквально чувствовал, как силы уже начали вытекать из него, и этот громкий стон оглушал его все сильнее, звуча прямо в голове и рождая воспоминания. Гадкие, жестокие воспоминания о горе и потерях.
- Читай уже! - хрипло рыкнул один из демонов, бросившись на второго и вцепившись в него когтями.
Ринохара сжал четки, впиваясь ногтями в ладони и напоминая себе, что это только воспоминания, что боль уже прошла, а теперь ему нужно…
Ветер из колодца поднял пыль с пола, заставив задыхаться. Яркое пламя амулетов потерялось среди этой пылевой бури, как и два огромных рычащих и пытающих разорвать друг друга демона.
Ринохара читал заклинание, отсчитывая одну бусину за другой и бесконечно повторяя одни и те же слова. Ветер бросал пыль прямо в лицо, глаза Ринохары заполнялись слезами, и он чувствовал металлический вкус крови во рту.
Он не выдержит… Они только начали, а у него уже практически не осталось сил.
Огромный демон швырнул Кацуо в колонну, и тот взвыл, когда его объяло голубое пламя амулетов. Ринохара едва не прервал заклинание, чтобы броситься на помощь, но остатки здравого смысла не дали ему это сделать.
Кацуо поднялся снова, пошатываясь, и маленькие язычки пламени бегали по всему его неестественно вытянутому темному телу.
Ринохара едва перевел дыхание, продолжая шептать заклинание. Стоны из колодцы и ветер только усиливались, но он уже чувствовал, что ураган больше не вырывался прочь, а наоборот, начал затягивать.
Амулет рядом с Ринохарой выгорел, потеряв свою силу, и одна за другой освященные веревки начали лопаться, не выдерживая больше натиска силы демона.
Еще немного… Ему нужно совсем еще немного времени и сил.
Демоны сцепились снова, прямо на краю колодца, и Ринохара с замиранием сердца продолжил читать. Он изо всех сил прижался к колонне, чувствуя, что ветер и его тянет прямо в колодец.
Демон толкнул Кацуо в зияющую воющую бездну, и тот только каким-то чудом удержался, вцепившись в бортик и не перевалившись за него. Их борьба казалась почти бессмысленной, потому как они оба были одинаково сильны или одинаково слабы. Практически все амулеты, к ужасу Ринохары, сгорели, и надежда была лишь на то, что все скоро кончится.
Горло Ринохары обожгло, и он закашлялся, потеряв нить заклинания. Демон зарычал, и этот рык эхом отразился ото всех стен. Огромные черные тени начали просачиваться сквозь камень там, где не было печатей.
Ринохара отпрянул от своей колонны, пятясь прочь от огромных черных сгустков. Что-то схватило его сзади, до боли сжав когтями. И боль пронзила его всего, отняв даже голос.
Он не хотел такого, он не смог… Больше нет сил, пусть это кончится. Пожалуйста, пусть это кончится.
Ринохара сжал четки изо всех сил, цепляясь за сознание и начав снова читать. Язык и губы его не слушались, и боль пульсировала внутри, растекаясь огнем по всему телу.
Весь подвал разом грохнул и застонал, оглушив Ринохару еще сильнее. Он лишь ощутил удар о землю, прикусив язык и чувствуя быстро заполняющую рот кровь.
Он не слышал больше ничего, все звуки стихли, и темнота поглотила все его жалкое дрожащее существо. Не было больше ни боли, ни страха, только отвратительный вкус крови во рту.

Тонкий писк медленно начал овладевать сознанием Ринохары, когда тот проснулся. Еще не открывая глаз, он мог сказать, что все вокруг белое. Невероятно белое и чистое.
Рядом с ним раздались шаги, потом послышался звук открываемых жалюзи, и свет стал еще ярче. Ринохара неохотно открыл глаза, немного заслезившиеся от обилия белого.
- Доброе утро, Хаяси-сан, - медсестра с веселым пухлым лицом подошла к нему и поставила на колени столик с едой. - Сегодня на десерт шоколадный пудинг! Радость-то, да?
- Да, - едва ворочая языком, ответил Ринохара. Он уже полусидел-полулежал в постели, все время находясь в этом положении. Хотелось шевельнуться.
В голове все еще стоял гул, и Ринохаре очень хотелось выбросить его прочь. Он немного неловко взял ложку в руку, старательно следя за каждым пальцем. Медсестра наблюдала за ним, но пока не вмешивалась.
После завтрака, который тянулся вечность, она забрала столик и пожелала Ринохаре хорошего дня. Включив телевизор, женщина ушла, и Ринохара остался в этой пустой белой комнате совершенно один.
Ринохара попытался сфокусировать взгляд на прыгающих ярких картинках, но бросил свои попытки, как только его начала одолевать головная боль.
Как же хочется шевельнуться…
Ринохара сложил подрагивающие руки поверх одеяла и бессмысленно взглянул на них. Больно, очень-очень больно, несмотря на лекарства. И это полное ощущение бессмысленности и бессилия…
Наверное, ему лучше снова вернуться ко сну. Его разбудят, когда придет время завтракать.
Помедлив, Ринохара медленно отодвинул одеяло и с безразличием взглянул на кровавую лужу на месте, где должны были быть его ноги.
Ему лучше просто снова вернуться ко сну. Может быть, однажды он не проснется.

Сначала Ринохара услышал собственный хриплый крик, а потом только сознание обрушилось на него волной звуков, запахов и ощущений.
Он резко сел, ощупывая ноги. Все болело, но не настолько. Он не… Он ведь не..?
Утренний свет лился через сёдзи, из сада доносилось чириканье птиц. Помедлив, Ринохара набросил на плечи легкое кимоно и вышел из комнаты на террасу.
Яркая весенняя зелень сверкала на солнце. Каждый аккуратный кустик так и сиял, вселяя в Ринохару чувство гордости. Прислонившись к деревянному столбу, Ринохара закутался в кимоно и поежился от утренней прохлады.
Мерзость сна постепенно схлынула, зато возникло чувство голода. Пора было завтракать. Ринохара тихо зевнул и направился по террасе к кухне. Что бы такого съесть сегодня…
Наступив во что-то влажное, Ринохара недовольно опустил взгляд на кровавую лужицу на отскобленном полу. Честное слово, убирайся, не убирайся…
Отодвинув дверь на кухню, Ринохара поморщился от витающего в ней сладкого душного запаха.
- Доброе утро.
- Ты позавтракал без меня?
- Я только начал. Не ворчи, ты долго спишь!
- Мог бы подождать!..
- Лучше присоединяйся поскорее, пока он свежий и не остыл.
- В следующий раз готовить буду я, - Ринохара закрыл за собой дверь и убрал волосы за уши.
Не хватало еще перепачкаться.
- Опять притащишь здорового и полезного бегуна, - проворчал Кацуо, притянув Ринохару к себе за руку и усадив на колени. - Но твоя кровь все равно останется самой вкусной для меня.
Ринохара расслабленно улыбнулся, показав аккуратные клычки.