OMEN IN CARNE 145

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
EXO - K/M

Пэйринг и персонажи:
2lead
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, Драма, Мистика, Ужасы, PWP, ER (Established Relationship), Стёб
Предупреждения:
BDSM, OOC, Насилие, Некрофилия
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Крис делает всё, что ему говорят, отчаянно надеясь, что не открывает ящик Пандоры. Только задвижку сдвигает.

Посвящение:
Это не рождественская история. Но с Рождеством вас всех.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
First Of The Year (Equinox) - Skrillex можно считать негласным саундреком. Хотя сюжет придумался задолго до того, как я посмотрела клип. Он лишь помог завершить всё.
Клип http://www.youtube.com/watch?v=2cXDgFwE13g
25 декабря 2012, 02:10
*
Крис только выходит из душа.
Он замечает это совсем случайно, наверное, он не должен ничего такого заметить, но Крис просто не может игнорировать черную бездну, мелькнувшую в глазных яблоках Чунмёна. На какую-то гребаную секунду.

- Ты понял? – спрашивает этот…второй, который совсем не Чунмён.

Крис делает несколько шагов назад, недоверчиво и опасливо глядя на этого парня.

- Да ясно мне, ты всё понял, - «Чунмён» махнул рукой в его сторону.

Крис смотрит всё так же недоверчиво, «Чунмён» недовольно цокает и примирительно начинает:

- По глазам догадался, да?

Крис не отвечает.

- Я же почти прежний, - пожимает плечами Чунмён, от которого прежнее - лишь оболочка.

- Ты выглядишь как он, - качает головой Крис. - Но…

- Да, я не тот Чунмён, которого ты знал. Да, я позаимствовал ненадолго его тело. Да, я не человек. Нет, я не собираюсь захватывать душу твоего Чунмёна. И доводить его до невменяемого состояния, чтобы ему хотелось себя убить.

В глазах Ифаня читается вопрос «а ты что, так можешь?», но спрашивает он другое:

- Тогда какого хрена это всё?

- Для меня это просто стажировка, - нехотя и лениво растягивая слова, бросает в ответ «Чунмён».

- Что? – переспрашивает Крис.

- Ну, практика. Тренировка. Как тут у вас наверху это называется?..

- То есть ты стажируешься в теле Чунмёна? – переспрашивает китаец.

Парень кивает. А Крис думает, что это просто нелепо и просто охренеть.

- Ты мне веришь? – зачем-то спрашивает этот парень, глядя на Криса чунмёновскими глазами.

Крис разводит руками. А что еще остается?

- Почему? – на лице «Чунмёна» такая странная ироничная улыбка, какой Крис ни разу не видел у Чунмёна.

- Не знаю. Ты не Чунмён. Верю, потому что всё это нелепо. А еще вот это, -Ифань быстрым движением обводит свои глаза и кивает на парня напротив него.

Тот моргает пару раз, смахивая с глазных яблок наваждение черного тумана, но знакомый карий цвет чунмёновских глаз появляется лишь на одно мгновение. Крис внимательно наблюдает.

- И что, тебя послал Люцифер?

- He is Lucifer. Loverholic, Robotronic? – напевая знакомые строчки, смеется «Чунмён». Потом продолжает: - Нет, скорее… Эдакий Серый кардинал, говоря метафорически.

- Кто? И если… - Крис осекается под взглядом парня. – Ты ж не скажешь, я прав?

- Да, пожалуй. Серый кардинал – это минимум миниморум. Самое меньшее, что ты можешь знать, Крис.

- А почему…почему именно Чунмён?

- Всего лишь обстоятельства. Не я, так кто-то другой взял бы твоего дружка.

- Почему?

- Ну… Он подходящий для нас тип человека и человеческого сознания.

Крис пытается спокойно дышать. Потом говорит:

- А как выглядит Ад?

- Всякое сравнение здесь хромает, детка.

- Почему?

- Потому что ты не знаешь латынь. Хотя, по большому счету, слова здесь не имеют значения.

- Почему?

- Я не могу сказать.

- Почему?

- Еще раз ты задашь этот гребаный вопрос и я возьму обратно свои слова на счёт сохранности твоего Чунмёна.

- П-п-погоди, - прерывает Крис. – Я нечаянно, прости пожалуйста. Только Чунмён…

- Да шучу я. Шутки у меня такие, - не дает договорить «Чунмён».

Крис смотрит с недоверием, в мыслях всё еще осадок – лишь бы с Чунмёном всё было в порядке.

- О времена, о нравы, – продолжает не-Чунмён. – Ты так беспокоишься для вида, или правда, у вас с ним любовь до гроба?

Крис дергает плечом, внутренности сжимаются от отвращения. Говорить с этим парнем о любви к Чунмёну глядя в чунмёновские зрачки – это какое-то извращение. Тем более если говорить о любви с тем, кто в неё не верит и не чувствует.

- Откуда ты знаешь, что я не чувствую? - спрашивает «Чунмен».

Крис до боли закусывает губу. Волосы после душа все еще влажные и он чувствует, как прохладная капля стекает по его шее под кофту.

- А разве чувствуешь? - все же решается спросить Ифань, хотя тут же жалеет об этом.

Глаза демона без капли эмоций, абсолютно черные. Но вот в выражении его лица (чунменовские черты сейчас кажутся холодными, незнакомыми и словно дышат насмешкой) Крис читает ответ.

- Я продемонстрирую.

Крис хочет сказать, что обойдется без этого. Глаза «Чунмена» говорят - вряд ли.

Крис отступает на пару шагов, не сводя глаз с демона. Голос «Чунмена» издевательски шепчет:

- Не бойся.

Крису кажется, что впервые его тело полностью парализует страх.

- Эту эмоцию сложно блокировать, - говорит Чунмен, останавливаясь напротив блондина. Он слегка задирает голову, Ифань все же выше, но именно последний сейчас осознает свою беспомощность. - Хотя легче, чем отвращение, - договаривает демон.

Тыльной стороной ладони он проводит по крисовской щеке, отчего тот дергается. Глаза Чунмена долго вглядываются в зрачки китайца. Потом его губы бросают лишь одно слово:

- Разденься.

Крис сглатывает и не делает ни одного движения. В глаза демона он не смотрит.

Чунмен хныкает и делает шаг назад.

- Знаешь, - говорит он, проводя пальцами по бледной шее и кадыку, - я могу жить в абсолютно любом теле. Даже если человек при смерти. Даже если раковый больной. Если он в коме. Если... - тут он делает паузу, и Крис видит, как ладонь «Чунмена» скользит к венам на запястье. - Если истекает кровью. Я не буду чувствовать боли, Крис. А Чунмен умрет.

Ифань смотрит, как тонкие пальцы нащупывают вены с чунменовской кровью четвертой группы.

Тогда он расстегивает молнию на кофте. Под ней нет футболки, а прохладные капли с волос неприятно стекают по коже.
«Чунмен», не отрываясь, смотрит. Ифань стягивает рукава и кидает на пол.

- Теперь штаны, - командует грубый чунменовский голос. - И иди на кровать.

И Крис делает всё, что ему говорят, отчаянно надеясь, что не открывает ящик Пандоры. Только задвижку сдвигает.

Чунмен бросает на простынь рядом с коленом Ифаня смазку.

- Растягивай себя.

Крис думает о вырванных из под кожи венах Чунмена. Крис захватывает лубрикант на пальцы.

- Это почти так же, как с ним, - подходя ближе, произносит демон. – И если ты сам себя сейчас не трахнешь, это сделаю я, - усмехается он.

Крис закрывает глаза. Ему хочется проснуться.

Иссиня-черные глаза следят за тем, как неуверенно двигает пальцами Ифань, и как на его лице сменяются оттенки ощущений.
Чунмен подается вперед и мягко касается ключиц блондина. Крис вздрагивает от этого поцелуя.

А потом Ифань чувствует, как к его пальцам добавляются чунменовские. Крис кричит внутри себя. Крису хочется все это прекратить.

Минутой позже Чунмен стягивает запястья блондина ремнем от джинс. Крис смотрит ровно, только губы закусывает, когда Чунмен затягивает слишком сильно.

Он надевает на плечо Криса черный кожаный браслет с мелкими шипами, целуя кожу вокруг него, пока возится с застежкой. Тот самый, что подарили стилисты после sm town.

Ифань ощущает, как горячо становится внутри и как синхронными волнами мурашки бегут по его коже.
Крис слишком напряжен, на его губах стыд и неуверенность, но «Чунмен» не обращает никакого внимания, продолжает его растягивать.

Пальцы Чунмена ласкают грубо, и Крис рвано дышит в его кожу, иногда кусая. Парень задевает его простату и Ифань выгибается в спине, зажмуривая веки, и громко стонет. Чунмен шепчет ему на ухо, что да, это его Чунмену нравится, и надавливает еще сильнее, задерживая пальцы. Ифань забывает, что такое нормально дышать.
Сухо проводит по его плечам пальцами, оставляя темные линии-разводы, хотя на самом деле это просто капли воды с высыхающих светлых волос.

В глазах Чунмена нет ни намека на человечность. В них блестящее и необъятное черное море силы, и когда Чунмен подается вперед, нависая над Крисом, чтобы поцеловать, тому кажется, что вся эта безжизненная черная пучина волн хлынет на него и накроет с головы до ног. Чунмен улыбается в его губы, терзая взгляд отсутствием жизни в слишком знакомых глазах.

«Чунмен, пожалуйста, прекрати это», - хочется закричать Крису.

Губы демона шепчут:

- Он здесь. Он слышит тебя сейчас.

Крис никогда не думал, что может сдаться с такой легкостью.

Чунмен, который целует его - совсем чужой, губы его слишком требовательные, а руки дарят жесткие ласки, от которых из горла Криса вырываются стоны боли, но эту боль чужими незнакомыми губами и пальцами, так напоминающими чунменовские, хочется принимать.

- Мне прекратить?

- Делай… - наконец произносит Крис сквозь стиснутые зубы. – Делай, что делаешь.


Потом «Сухо» берет обычные канцелярские ножницы, такие, что стоят рядом с ручками и карандашами в стакане на письменном столе, берет и прикладывает к своей руке. Крис хочет сказать, чтобы тот не сделал Чунмену больно, но лишь завороженно смотрит, как тот проводит линию на ладони, вдавливая лезвие в бледную кожу.

Кровь выступает медленно, словно нехотя, «Чунмен» притягивает Криса к себе, грубо стягивая свободной ладонью его светлые волосы на затылке. Губы Криса аккуратно дотрагиваются кожи. Языком он слизывает сначала капельки крови со своих губ, а потом касается им поврежденной кожи.

«Сухо» откидывает голову назад, выдыхая.

Когда теплые пальцы снова толкаются в него, Крис подается навстречу.

- Этот твой Чунмён думал об этом. Ему надоело, что ты постоянно сверху, - жарко шепчет ему демон.

Крису кажется, что из темных глаз «Чунмёна» вырываются все пандоровские беды, хотя он все еще пытается найти среди них надежду.

А потом Чунмен резко прекращает это.

«Чунмён» насаживается на его член и китаец стонет в стиснутые зубы. Демон расслабленно выдыхает. И Крис вроде бы не замечает, как «Чунмён» вытирает прозрачные капли с левой щеки, когда он кончает.

Уже засыпая, Ифань слышит тихий голос:

- Тебе всё компенсируется, - голос, который потом добавляет: - Может быть.

*

Крис просыпается с бессвязными мыслями в голове, колотящимися издыхающими рыбами вокруг берега с единственным вопросом – а было вообще всё это? – напоминающим что-то из Горького. В его подсознании настоящая битва Оккама, а на лице мертвенная бледность.

- Что было трудно выстрадать, о том приятно вспомнить, - приветствует …Чунмён?

Крис замечает, что ничего уже не сдавливает запястье и резко поднимает на постели. Мышцы болят.

- Это ты? – спрашивает он. – Или… он?

- Я тот, кто тебя трахал прошлой ночью, если ты об этом.

- Где Чунмён?

- Осталось минут пять. Я думал, что ты позже проснешься и встретишь своего привычного парнишку.

- Пять минут? У тебя что, расписание? Я думал, ты можешь вернуться когда захочешь.

- Не, - мотает головой Чунмён, зевая. – Это вроде электрички в обратную сторону. Очень скоростной электрички.

- Понятно, - кивает Крис, стягивая с плеч мятую простынь. Плечо, с которого демон, наверное, когда Крис спал, снял кожаный браслет, тянет от тугой боли.

Чунмён снова зевает.

- Ты что, совсем не спал?

«Чунмён» мотает головой:

- Всегда хотел увидеть рассвет. В Аду забыл, как это, когда солнце поднимается над горизонтом.

- Хреново тебе, - говорит Крис.

Чунмён усмехается. А потом вдруг шумно выдыхает воздух.

- Что? – спрашивает Ифань.

- Время, - отвечает «Сухо». – Можно расходиться.

- Можно, - зачем-то бросает Крис.

- Ну тогда... пока? – губы «Чумёна» вздрагивают в улыбке, которую Крис мог бы даже назвать тёплой, если бы не могильный холод черных глаз. – Прости навеки.

- Угу, - пожимает плечами Крис.

- С Новым годом и все такое, - чунменовским голосом тянет демон.

- Он только через 4 месяца, - хмыкает Крис.

- Тогда с наступающим.

Крис снова хмыкает.

Чунмен криво улыбается и опускает голову на подушку, закрывая глаза. Крис слышит, как тикает секундная стрелка в часах на тумбочке.

- Чунмен, это ты? Теперь точно ты?

- Теперь...- Чунмен трогает свои руки, шею, плечи, грудь, словно удостоверяясь, что это его тело и все в порядке. Он поднимает взгляд на Криса. - Точно я.

*

Крис дезинфицирует и заклеивает порез на чунмёновской ладони. Оба до последнего тянут, пытаясь не встречаться друг с другом взглядом.

- Ты… - начинает Крис, не зная что хочет добавить дальше.

- Я бы сделал так же, Крис, - перебивает его Чунмён. Его глаза снова карие, с белой оболочкой, снова его, и Крис вздыхает почти спокойно. А еще его глаза слишком уставшие.

- Отдыхай, - шепчет Крис, даже не пытаясь спрашивать, помнит ли его парень обо всём, что было ночью.

Сухо падает на перестеленную чистым коплектом белья постель.

- Э…Чунмён, - уже на пороге комнаты говорит Ифань.

- Что? – сонно спрашивает тот приглушенным из-за подушки голосом.

- Тебе правда надоело, что я сверху?..

- Крис?

- М?

- Просто заткнись.