Коснись меня +114

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Вадим/Аня
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Психология, PWP, POV, Любовь/Ненависть
Размер:
Драббл, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Вадим... пожалуйста, поцелуй меня... — вдруг сорвалось с моих губ, и я дико боялась, что он сейчас оттолкнёт меня. Он имел полное право отказать мне. Посмеяться. Обозвать меня. Послать к чертовой матери. Он имел полное право, и я этого боялась, все это время буравя его неуверенным взглядом, ожидая реакции с его стороны.

А когда его губы коснулись моих, я готова поклясться, что сошла с ума.

Посвящение:
Автору заявки и читателям.

Публикация на других ресурсах:
Запрещена.

Работа написана по заявке:
Я измученным взглядом смотрела на своё отражение в зеркале своего туалетного столика, находясь в состоянии надвигающейся бури. Буря, а именно дикая злость, намеревалась обрушится на меня вот-вот, если я не постараюсь успокоиться и собраться с мыслями. Через полчаса у меня должно пройти повторное собеседование, и я не представляла, как остаться в состоянии спокойного и здравомыслящего человека, когда я собиралась выйти из дома гораздо раньше.

Кинув быстрый взгляд на настенные часы, я шумно выдохнула, уже нехотя переводя взгляд на груду косметики, разбросанной по всей поверхности столика. Если в прошлый раз руководителя компании не впечатлила моя целеустремлённость и желание работать не покладая рук, то в этот раз я не собиралась строить из себя скромную девицу. Таковой я уже давно не считалась, поэтому мазнув красной помадой по губам, я собрала волосы в высокий хвост и довольно взглянула на своё отражение. Пусть познакомится с дерзкой Аней, и если его не впечатлят и мои длинные ноги, то я с особой искусностью пошлю его в одно очень замечательное место, где ему будут рады.

Довольно улыбнувшись своему отражению, я встала из-за стола, попровляя на себе чёрную обтягивающую юбку-карандаш, хорошо подчеркивающую мою фигуру. Над ней я работала годами, и грех будет ее не продемонстрировать в этот раз.

Через пару минут я уже покинула квартиру, не забыв закрыть дверь на два оборота, и указательным пальцем нажала на кнопку вызова лифта, в голове выстраивая возможную цепочку диалога на собеседовании. В этот раз я была настроена «выиграть» собеседование, я прекрасно помнила намёк руководителя, который он невзначай бросил в нашем разговоре, и была полностью готова показать себя с другой стороны.

Створки старенько лифта медленно отворились, открывая мне прекрасный обзор на стоящего в кабине парня, я нервно сглотнула, не торопясь войти внутрь.

— Анечка, я впечатлён, — хмыкнул Вадим, придерживая закинутый на одно плечо рюкзак. Я недовольно перевела взгляд на его лицо, всматриваясь в его глаза, невзначай снова пугаясь этому темному, почти черноту оттенку, которым они обладали. — Ты зайдёшь? — вскинул он брови, замечая мою неторопливость присоединиться к нему.

Я через силу сделала шаг вперёд, попадая в исписанную неприятными фразами кабину, втягивая в себя привычный запах табака. Он мог бы принять это действие, как ответ на его вопрос, но на самом деле я попросту не хотела тратить время на повторный вызов лифта, как часто это делала до сегодняшнего дня.

Мы не в первые встречаемся так, но каждый раз я предпочитала подождать, пока он спустится на первый этаж, чтобы потом спуститься одной. Не то чтобы я боялась его, скорее не хотела находиться в его компании. Он достаточно натворил, чтобы я могла без объяснений так делать.

Сегодня же я переборола себя. Доли секунды мне хватило, чтобы взвесить «за» и «против», и я все-таки решилась прокатиться с ним до первого этажа. Разумеется, в молчании. Разговаривать с ним я не собиралась, также как и тратить свои нервы. Просто проеду и также молча уйду, как будто ничего не было.

— Куда ты так нарядилась, куколка? — услышала я вопрос за своей спиной и почувствовала, как по телу пробежались неприятные мурашки в ответ на его хриплый и до жути сексуальный голос. Не понимаю, почему его голос так действует на меня, словно заколдовывает, отчего мгновенно путаются мысли, но в эту секунду мне стало известно, что моё тело до сих пор не привыкло к этой хрипотце.

Я молча сжала губы в тонкую полоску, уставившись на закрывающиеся створки лифта перед собой. Просто доехать до первого этажа и уйти. Ничего сложного.

Я даже не успела понять, когда он успел нажать на кнопку первого этажа, глубоко погрузившись в свои мысли, я не замечала, как лифт медленно двигается вниз. Мне дико сносил крышу запах его горьковатого одеколона, не изменившийся за все то время, что мы не общались. И мне трудно было это признавать, потому что я давно дала себе обязательство не поддаться его сексуальности снова. Я знала, что если поведусь на его уловки, то станет ещё больнее, чем было в прошлый раз. Поэтому я невольно оттянула юбку вниз, вызвав с его стороны усмешку.

Боже, как давно я не слышала эту усмешку. И, готова поклясться, но я отчётливо ощутила, как мне захотелось обернуться и посмотреть на него. Мне жутко захотелось посмотреть на его идеально красивое лицо, заглянуть в те самые жутко пугающие тёмные глаза, и, о боги, пропустить его мягкие волосы сквозь пальцы.

Разумеется, как бы мне не хотелось, я этого не сделала.

— Анечка, ты меня игнорируешь? — донёсся до моих ушей его очередной вопрос, и в этот момент я поняла, как близко он ко мне находился. Я спиной ощутила тепло, исходящее от него и меня мгновенно бросило в жар от осознания этого факта. — Ну же, — моё ухо обдало его горячим дыханием, я замерла на месте, все сильнее желая обернуться. — Поговори со мной, — выдохнул он, подушечками пальцев касаясь моей руки, и я резко развернулась, не в силах вытерпеть эту пытку.

Моё плечо задело панель с кнопками, старенький лифт неприятно заскрипел, а через момент резко остановился, не предвещая ничего хорошего. Я с ужасом перевела своё внимание с парня на панель, чувствуя, как внутри возникает нарастающая с каждой секундой паника. Остановился?

Я нервно стала нажимать на кнопку первого этажа, молясь в своей голове, чтобы все обошлось. Однако кабина ни в какую не хотела продолжать двигаться, нагло встав посреди пути. И как это понимать?

— Ну давай! Пожалуйста! — испуганно просила я, продолжая тыкать на одну ту же кнопку без остановки. Застревать в лифте, да ещё и вместе с Вадимом не хотелось совсем. А пропускать важное собеседование — тем более. Поэтому я продолжала терроризировать проклятую кнопку, не теряя надежды.

Однако не получалось.

Это не в первой, когда наш лифт вот так останавливается, но мне и в голову не приходило, чтобы когда-то в нем застряла и я. С Вадимом. Застряла с Вадимом. О боги...

— Анечка, он не поедет, — усмехнулся парень сбоку, но меня больше поразило его спокойствие в этот момент. Неужели ему все равно?

— Какая я тебе Анечка? — вспыхнула я, наконец оставив кнопку в покое. — Это ведь из-за тебя все, провокатор ты чертов, понимаешь? — взмахнула руками я, уже в упор смотря в его наглые глаза.

Злость завладела рассудком. Мне захотелось ударить его. Захотелось наговорить ему столько гадостей, чтобы у него уши в трубочку свернулись. Захотелось убить прямо в этом лифте. И я понимала, что если не сдержусь, то что-нибудь обязательно случится.

— Ты же понимаешь, что это знак? — он облокотился плечом о стенку кабины, принимая мой тяжелый взгляд. Такой же уверенный и раздражающий. И, к моему ужасу, все такой же притягательный.

Я непроизвольно заметила в нем изменения. Его волосы стали короче, хотя должна признать, что эта прическа шла ему даже больше. А взгляд... кажется, он стал ещё пронзительнее. И голос приобрел ещё сильнее выраженную хрипотцу. Готова поклясться, что я не одна схожу по этому с ума. У него ведь в любом случае были девушки после меня. Такого парня хочет каждая. Абсолютно каждая. Даже для меня это не секрет.

— Какой ещё к черту знак? — не поняла я, недовольно скрещивая руки на груди.

Мысли не хотели строиться в логическую цепочку, в голове лишь безостановочно мигала лампочка, отвечающая за беспокойство, и я не могла совладать с собой, чтобы начать дышать глубже и успокоиться. Вадим. Застряла с Вадимом в лифте. Чем я согрешила в этой жизни, чтобы это произошло?

— Чтобы поговорить, — он будто специально ответил на вопрос намного тише, переходя на интимный шепот, сжигая меня своим свинцовым взглядом, все также превосходя меня в этой игре в гляделки в несколько раз.

За это время ничего не изменилось. Мне все также тяжело сдерживаться, чтобы не отвернуться.

— С чего это я буду с тобой говорить, — вскинула брови я, буравя его все тем же недовольным взглядом. — Ты прекрасно знаешь, что все усвоено ещё тогда, — напомнила я ему наш давний разговор, закончившийся крайне плохо для нас обоих.

Тогда я проплакала всю ночь, порвала все наши совместные фотографии и заставила беспокоиться родителей. Но сегодня я уже не та наивная Аня, посещающая третий курс и влюблённая в нашего прелестного Вадима. Сегодня я уже взрослая и готовая дать отпор.

— На тот момент да, — согласился он. — Но на сегодняшний день — нет, — его губы вновь исказились в жутко сексуальной ухмылке. Я проследила за тем, как он перевёл взгляд на мои приоткрытые губы, и нервно сглотнула, желая уже скорее выйти из этой тесной кабинки лифта.

От этой близости становилось все жарче, я невольно прикрыла глаза, чувствуя как на смену дикой ненависти приходит чувство раздавленности и обиды. Даже спустя два с лишним года эта тема все так же колко отзывается внутри. Вадим с четвёртого курса не хотел забываться мною ни в какую, как бы я того не хотела. И именно этот факт доставлял сейчас море дискомфорта.

— Анечка, я правда хочу... — продолжил Вадим, запуская пятерню в свои волосы, я тут же проследила за этим жестом, дико желая самой их коснуться.

— Заткнись, — грубо перебила его я, не имея ни малейшего желания затрагивать эту тему. Если бы не это несчастье — я бы ни слова не проронила. Но, как обычно, все строится против меня, что раздражает не меньше. — Я не хочу об этом говорить, слышишь? — я нахмурила брови, замечая как он внимательно на меня смотрит. — Никогда, — этой фразой, как мне казалось, я поставила жирную точку в нашем диалоге.

Переведя свой взгляд на сломанную кнопку вызова помощи, я тяжело вздохнула, доставая из сумки пачку сигарет, тем самым вызывая со стороны парня жуткое удивление. Вадим помнил меня, как милую девочку, ни разу не притрагивавшуюся ни к чему запретному, именно поэтому ему и нравилось меня ломать. Хороших девочек ведь сломать легче всего.

Я засунула одну сигарету в рот и засуетилась в поиске зажигалки, как в нескольких сантиметрах от моего лица, возникла рука Вадима с зажатой в ней синей зажигалкой. Это подтвердило мои предположения о том, что он все также курит. Вадим чиркнул зажигалкой, тем самым поджигая зажатую между моими губами сигарету, и через мгновения поджег и свою, взятую из кармана его джинс. Я бросила на него растерянный взгляд.

— Спасибо, — тихо поблагодарила я, делая тягу и выпуская дым в сторону.

— И давно ты куришь? — спросил он, почему-то раздражая меня эти вопросом. Любопытство с его стороны не доставляло мне ничего приятного. Даже если он волнуется, мне было абсолютно плевать. Пусть засунет себе это волнение между ягодицами и не лезет ко мне с ним.

— С того самого момента, как ты выставил меня из своего дома, — снова сорвалась на дерзость я, замечая, как гримаса на его лице меняется. Он сморщился, вызывая во мне желание засмеяться. С каких это пор эта тема не вызывает в нем ухмылку?

— Аня... — покачал головой Вадим, заглядывая в мои глаза уничтожающим взглядом, отчего на момент я ощутила дискомфорт и засуетилась под ним, не в силах стойко выдержать его. — Ты изменилась, — произнес он, но прежде, чем я успела что-то произнести, он продолжил: — Я понимаю это. Но я тоже изменился, понимаешь?

Я хмыкнула, сама не понимая откуда во мне взялась эта смелость.

— Вадим, никакие твои никчемные извинения не искупят того поступка, совершенного тобою в тот день. Разве я похожа на наивную Анечку, которая сейчас бросится к тебе на шею, простив тебе всё на свете от одного тупого «извини» с твоей стороны? — я правда не понимала, почему вдруг решилась продолжить эту тему. Я понимала, что мой язык — мой враг, и в любой момент я могу сболтнуть лишнего, но в то же время не могла остановиться. — Ты использовал меня, понимаешь? Использовал! Я имею полное право послать тебя на все четыре стороны, потому что мне теперь плевать. Плевать на тебя всего. Плевать на то, что ты изменил причёску. Плевать на твой до чертиков сексуальный голос и сносящий крышу запах твоего горького одеколона. Плевать на то, что ты изменился. Мне плевать, слышишь? — я сорвалась на неконтролируемый крик, на этот раз не отводя взгляда и пытаясь разглядеть в его глазах что-то неосязаемое. Я чувствовала, как медленно боль уходит, и это жутко пугало.

— Анечка, — он неожиданно оказался слишком близко. Настолько близко, что я готова была задохнуться от его тепла, от его запаха, которых мне так долго не хватало. Я только сейчас понимала, как мне не хватало его все это время, что я обманывала себя. Я наивно полагала, что возненавидела его. Я все такая же наивная. Я не изменилась. Я лгала себе все это время.

Я почувствовала, как его руки обнимали меня, как он выхватил из моих рук сигарету и потушил ее подошвой о пол, как его ладони в следующую секунду гладили мою спину, как он распустил мои волосы и вдыхал их аромат, касаясь губами моей макушки. Я затряслась, наконец понимая, что все эти два с лишним года были одним обманом, в который я сама себя и завела.

— Я так скучала по тебе, — я зарыдала в его объятиях, чувствуя, как приятно от его прикосновений. — Я так скучала, Вадим! Так скучала...

— Тише, — он успокаивал меня, пока я рыдала в его руках, как слабая девчонка. Вся уверенность и дерзость вместе с ненавистью улетучились, позволяя мне вдоволь ощутить этот вкус правды. — Тише...

— Какая же я дура... — произнесла я, качая головой.

Вадим обхватил моё лицо ладонями, позволяя себе заглянуть в мои затуманенные глаза, а я не сопротивлялась. Мне непроизвольно захотелось его поцеловать, и я не могла описать насколько сильно это желание завладело мной. Большими пальцами он стёр слезы с моих щёк, ни на секунду не переводя взгляда. Этот зрительный контакт позволил нам обоим понять больше, чем мы могли бы рассказать словами. И я хорошо понимала это, потому что в его тёмных глазах я впервые разглядела нежность и беспокойство.

— Вадим... пожалуйста, поцелуй меня... — вдруг сорвалось с моих губ, и я дико боялась, что он сейчас оттолкнёт меня. Он имел полное право отказать мне. Посмеяться. Обозвать меня. Послать к чертовой матери. Он имел полное право, и я этого боялась, все это время буравя его неуверенным взглядом, ожидая реакции с его стороны.

А когда его губы коснулись моих, я готова поклясться, что сошла с ума. В тот самый момент я потеряла весь рассудок и способность объективно оценивать ситуацию. Я почувствовала, как сильно он скучал по мне. Без лишних слов. Он был голодный, сминал мои губы с особой страстью, постепенно углублял этот уничтожающий поцелуй, временами кусая мою нижнюю губу, властно оттягивая ее. А я отвечала, не желая, чтобы это прекращалось. Я скучала по его одновременно нежным и резким поцелуям. Скучала по нему всему.

Он толкнул меня вперёд, и я хорошо ощутила лопатками стенку кабины, хорошо ощутила, как горячо нам обоим от этой близости. Вадим смял край моей юбки, резко задирая ее до талии, провёл рукой по моему бедру, пока мои руки забирались под его футболку, исследуя до боли знакомое ухоженное спортивное тело.

— Почему ты заставляешь одновременно ненавидить и любить тебя? — отстранившись от моих губ, прорычал парень, руками переходя на мою блузку, начиная медленно расстёгивать маленькие пуговки.

Я улыбнулась, рисуя на его торсе незамысловатые рисунки. Это было дико: слышать от него такие слова после нашей долгой разлуки. Дико, но в то же время приятно, отчего сердце совершило несколько бешеных ударов.

Я потянула края его футболки вверх, снимая ее через голову, откинула ее в сторону, наслаждаясь открывающимся мне видом на его обнаженное по пояс тело. Хотелось рассматривать его чёртову вечность, так долго, сколько хватит терпения. Он был красив, и эта красота была результатом его усердных тренировок. Я помнила Вадима как не жалеющего сил парня. И эта мужественность в нем добавляла к его образу дикой сексуальности.

Я отыскала его губы, вновь ныряя с головой в это безумство. Его язык исследовал мой рот, пока я позволила себе пальцами зарыться в его волосы, так желанно пропустить их сквозь пальцы.

Вадим щекотно провёл ребром ладони по моему животу, отчего я выгнулась, издав смешок ему в губы. Он обвёл языком контур моих губ, дорожкой поцелуев спустился на мою шею, кусая тонкую кожу, тут же зализывая, оставляя отметины. Медленно спустился к ключицам, еще ниже, пока я запрокинула голову назад, позволяя себе раствориться в этих прикосновениях.

Он был прекрасным партнером, я знала это давно, и сейчас я безумно желала его, а моё сгорающее от нетерпения тело было тому подтверждением. Хотелось почувствовать его в себе. Сгореть полностью. Отдаться ему без остатка. Утонуть в этом безумстве с головой.

Вадим отыскал застёжку моего лифчика, и через долю секунды смял мои груди в ладонях, оставляя влажные поцелуи на моем животе. С моих губ сорвался сладостный стон, когда он вобрал горошину моего соска в рот. Я послушно сильнее выгнулась, не желая, чтобы эта сладостная пытка прекращалась.

Дико. Так дико, что хочется выть. Сладко. Невообразимо. Как же мне не хватало его все это время.

Он обжег бедро своим прикосновением. Я закусила нижнюю губу в ожидании и окончательно потерялась, когда он отодвинул тонкую ткань белья в сторону.

— Ты вся мокрая, — прошептал он мне на ухо, возвращаясь к моему лицу, касаясь языком мочки моего уха.

— Вадим... — охнула я, когда два его пальца вошли в меня, начиная медленно двигаться, с каждым разом входя все резче, до конца.

— Скажи это, — прорычал он, не сбавляя темп, добавляя третий палец, отчего я закатила глаза в наслаждении.

— Прошу... — прошептала я. — Вадим, трахни меня уже! — не сдержалась я, вызвав с его стороны очередную усмешку.

Без лишних разговоров он расправился с ширинкой на своих джинсах, пока я обвила его торс ногами, носом уткнувшись ему в плечо.

Он вошёл резко. Во всю длину. Пару секунд не двигаясь, позволяя мне ощутить какого это: чувствовать его внутри. Затем также резко вышел, и вновь вошёл, на этот раз начиная двигаться. Сначала медленно, позволяя мне привыкнуть, затем быстрее. Я закусила кожу на его плече, оставляя царапины на его обнаженной спине, пока он быстро наращивал темп.

Я забылась. Впервые за все это долгое время забылась, что должна ненавидеть его. Забылась, что когда-то он сделал мне безумно больно. Именно в этот момент мне не хотелось вспоминать наше прошлое. Я просто растворилась в нем. Окончательно. И, боже, как приятно было понимать, что он сейчас так рядом. Со мной.

С моих губ безостановочно срывалось его имя, пока он делал ещё несколько резких толчков, целуя каждый миллиметр моего лица. Я почувствовала на своих волосах его руки, как он резко оттягивал их, заставляя меня закусить губу от этого бушующего в крови адреналина. Это было невероятно. Я чувствовала его всем своим телом, каждой клеточкой, настолько сильно он действовал на меня.

Последний толчок, я слышала около уха, как он шепчет моё имя, выходя из меня, кончая мне на бедро горячей вязкой жидкостью. Содрогаясь от оргазма, смакуя своё имя, так дико звучащее с его уст, я в последний раз выгнулась в спине, чувствуя, как удовольствие растекается по всему организму сладкой патокой.

— Аня, ты великолепная женщина, — хрипло произнёс Вадим, футболкой убирая остатки семени с моего бедра.

Я усмехнулась, медленно приводя себя в порядок.

— Если бы мы постоянно вот так застревали в лифте, я был бы самым счастливым человеком на свете, — улыбнулся он, оставляя на моих губах короткий поцелуй.

— Ради такого я готова вечно пропускать собеседования, — ответила я, попровляя на себе юбку. Однако через мгновение моё лицо стало серьёзным, я взглянула в его тёмные глаза, глотая слюну. — А теперь снова «пока»?

— Ещё чего, — к моему большому удивлению фыркнул парень, расстёгивая свой брошенный рюкзак и доставая из него бутылку коньяка. — Ради такого секса, я готов бежать в ЗАГС прямо сейчас.

— И что это значит? — нахмурилась я, наблюдая как он делает глоток и морщится.

— Это значит, что мы помирились, Анечка. Ты ведь любишь меня, так почему бы нам не начать все заново?

Я на доли секунд опешила, обдумывая его слова. Начать все заново. Черт, неужели это сейчас не мой дурацкий сон, и все происходит в реальности? Неужели это тот самый Вадим, что нравился мне два года назад?

Чувствуя его пронзительный взгляд на себе, я кивнула, соглашаясь. Обманет ли он меня снова? Не оставит вновь наедине со своими чувствами? Я очень надеялась, что он правда изменился. И я ему поверила. Поверила, что все будет по-другому.

Он улыбнулся, протягивая ко мне руку, и я приняла ее, осторожно садясь рядом, позволяя ему обнять меня за плечи.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.