Our little world 17

Kilia автор
Valery_White бета
Другие виды отношений — сексуальные или романтические отношения, которые нельзя охарактеризовать ни как слэш, ни как фемслэш, ни как гет ни в одном проявлении
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Ким Намджун
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Дружба Повествование от первого лица Психология Философия Эксперимент

Награды от читателей:
 
Описание:
Что такое дружба? Что такое верность? Помнят ли люди, как это, знать, что под боком у тебя есть человек, которого надо защищать и оберегать?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа написана на Cyril Rolando's arts' fest для паблика http://vk.com/rhagastismongoliana

Задание: https://pp.vk.me/c637622/v637622742/91f8/oYVBBjYNJRs.jpg

18.03.2017
№41 в топе «Другие виды отношений по жанру Эксперимент»
29.03.2017
№34 в топе «Другие виды отношений по жанру Эксперимент»
01.04.2017
№30 в топе «Другие виды отношений по жанру Эксперимент»
9 ноября 2016, 16:25

«If you look at what you have in life, youʼll always have more. If you look at what you donʼt have in life, youʼll never have enough» © Oprah Winfrey

      Что такое дружба? Что такое верность? Помнят ли люди как это, знать, что под боком у тебя есть человек, которого надо защищать и оберегать?       Я помню радужные деньки моей ранней юности, когда я ещё с трудом ходил сам на горшок. Отчётливо и ясно вспоминаю, как меня ругали за мою неподвижность и гордость. Хотя, мне тогда было всего пять лет. Я любил брать с папиного стола большие и серьёзные взрослые книжки и совсем не для самодельных столиков и стульев, а для чтения. Он всегда ругал меня за это, ведь я читал их, не понимая. Ловили меня раньше, чем я успел их прочесть. Точно не помню, сколько раз мне удалось спрятать, но всё-таки я смог дочитать парочку из них.       Мой папа — философ и, по совместительству, психолог в университете. У него всегда было много книг в толстых ажурных обложках, которые пахли потёртой бумагой. Я так люблю его ещё с моего пятилетия и до нынешнего двадцатилетия. Прошло целых пятнадцать лет, но я продолжаю брать у него со стола книги. Уже довольно потрёпанные, но неимоверно прекрасные.       Я приходил в его кабинет не часто после его смерти, но недавно опять начал навещать эти прекрасные создания. Мне уже не надо вставать на цыпочки, чтобы достать, но это похоже вошло в привычку. Беру небольшую зелёненькую книгу, ее обложка поцарапана, а с боку совсем незаметное пятнышко.       Сколько лет прошло с того дня? Может лет девять-десять, точно не знаю, но я отчётливо помню, от чего это пятнышко и когда оно было оставлено. Мне тогда исполнилось шесть. Мамина подруга привела в наш сад девочку чуть младше меня. Я удивился безумно, ведь у неё были разные глаза, тогда мне казалось это волшебством, пушистые каштановые волосы, доходившие до лопаток и… яркая улыбка. Я всегда был общительным мальчиком, но почему-то тогда я боялся спугнуть её. Она была как распускающийся мак, такой яркий и нежный. Она улыбалась так восхищённо, осматривая красиво посаженные кустарники в виде бабочек и оленей, филигранные арки и белокаменный дом. Конечно же, заметив меня, она сомкнула пухленькие губки и поправила подол платья, на что я лишь глупо улыбнулся.       Я не спешил подходить к ней, почему-то надеялся, что нас познакомят родители и тогда завести разговор станет легче, но они тянули неимоверно долго. И когда же я всё-таки собрался с духом и решил, подойди к этому ангелу, то заметил, что она сидит на маленьком пледе и читает книгу. Задумавшись, и не заметил, как она хлопнула ею и облегчённо вдохнула. Пока она не увидела, что я смотрю на неё, я быстро побежал в дом и, взяв первую попавшуюся книгу со стола, пошёл обратно. Девчушка всё ещё сидела там. Аккуратно подойдя к ней, я покашлял, обращая на себя внимание. Девочка подняла голову и, улыбнувшись, постучала по месту рядом с собой, я же элегантно стянул туфли и осторожно присел на мягкий плед. — Меня зовут Кайла, а тебя?       Кайла.… Это имя оставило свой тёплый отблеск в моей памяти. Оно было столь же нежным и красивым, как и она сама. Тогда я показал ей книгу, найденную мной на столе родителей, она восхищённо хлопала ресницами и взяла её в маленькие ладони, забавно крутя ей перед носом. Кайла всё-таки открыла её.       Мы читали весь день до темноты. После этого дня мы стали намного ближе. Она приходила ко мне каждый день, находя новую книгу для чтения. Этот сад с пледом стал нам новым домом, который, как нам казалось, защищал нас от всего на свете. Да, там не было стен, но подогнув ноги ближе к себе, казалось, что там невидимый барьер. Мы были детьми, что с нас взять.       Становясь старше, мы пошли в одну школу, и ни на секунду не перестали обсуждать новые книги. Это была наша маленькая религия, в которую мы свято верили. Сидели в школе мы рядом, а домой ходили вместе, так как ее родители переехали и мы стали соседями.       Она была для меня всем и одновременно никем. Наше взросление ничего не портило, наша дружба была крепка как сталь, но мягкая и нежная как золото. Вокруг нас было много слухов и сплетен. Кто сказал, что дружбы между парнем и девушкой не существует, тот просто дурак и похоже никогда не сталкивался с этим.       Подростковый период — это время, когда люди находят себе пару, влюбляются. Я был не исключением и Кайла тоже. Мы пошли против всех и завели отношения. Нет, конечно же, не общие. Да, я любил её, но всего лишь как подругу, она была для меня миром, а для неё вселенной, но мы никогда не переступали грань между дружбой и любовью. — Это удивительно.… Это связь удивительная…       Она часто шептала это, когда засиживалась за уроками в моей комнате, глядя на то, как я убираю с пола новый экспонат в коллекцию миров под толстой обложкой с тугим переплетением.       Её парень не ревновал, потому что знал, что у меня тоже есть девушка. Но что-то всё-таки случилось, он стал более грубым и резким и часто срывался на Кайле. Потом она всегда приходила ко мне и плакалась, когда парень обзывал ее и уходил, громко стукнув дверью. — Намджун, как думаешь, он вернётся?       Она часто задавала мне этот вопрос, и каждый раз, легко поглаживая по голове, я лишь молчал. Я не хотел рушить её маленький мир, её первую любовь.       Позже и от меня ушла девушка, мне тогда было… лет пятнадцать. Я всегда знал, что это будет не вечно, но осадок остался и тогда я в прямом смысле завял. Теперь Кайла гладила мне по голове и молчала. Удивительно.       Остальные пять лет, для меня как в тумане. Почему она ушла, я так и не понял, отпускать не хотелось совершенно, хотелось обмотать её тем самым пледом и закрыть в комнате. Хотелось всегда сидеть и читать с ней, но, похоже, она выбрала совсем иной путь. Я смирился лишь год назад, когда она написала мне о том, что выходит замуж. Удивление на моём лице при прочтении письма, которое было написано красивым каллиграфическим почерком, не сходило долго. Нет, я не расстроился, а наоборот нежно улыбнулся. Безумно рад за неё, но, к сожалению, попасть на церемонию не смог, в тот день заболел мой отец, и я остался с ним.       Тогда я извинился в письме, заодно, задав долго мучавший меня вопрос: «Почему ты ушла?». Ответа не было долго, но он всё же пришёл, где чётко и ясно было написано про учёбу, и страх разрушить наш маленький мир. Кайла так же извинилась и предложила как-нибудь встретиться.       Я ничуть не жалею о той жизни, что прожил, тем более мне всего двадцать, она только начинается. Я встречусь с моей маленькой принцессой и, возможно, она опять прочтёт со мной потрясающую книгу. Как в старые, добрые времена.
Примечания:
Цитата: «Если вы будете смотреть на то, что у вас уже есть в жизни, вы приобретёте ещё больше. Если вы будете смотреть на то, чего у вас нет, вам всегда будет чего-то не хватать» © Oprah Winfrey


Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.