Секрет волшебника 2: Новый Злодей +9

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Оз: возвращение в Изумрудный город

Пэйринг или персонажи:
Берилл (Ночной Рыцарь, Дельта), Лин, капитан Зефир/Фарфоровая Принцесса (основной), Страшила/Дороти (фоном)
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, ER (Established Relationship), Стёб, Дружба
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
планируется Миди, написано 38 страниц, 10 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Продолжение фанфика "Секрет волшебника"

Прошло семнадцать лет. В стране Оз всё спокойно, жизнь течет своим чередом... пока не появляется новый злодей, захватывающий королевство - Ночной Рыцарь. И никто не подозревал о том, что забрало злобного завоевателя скрывает лицо четырнадцатилетней девушки...

Посвящение:
Вам, мои любимые читатели)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка - http://images.vfl.ru/ii/1478346616/21aa6fb4/14813809.png

Лин, старший сын Страшилы и Дороти - http://images.vfl.ru/ii/1478780716/b14c289c/14883642.png

Берилл, младшая дочь Страшилы и Дороти - http://images.vfl.ru/ii/1476901326/c13226ff/14586871.png

Страшила (хуманизированный) - http://images.vfl.ru/ii/1479641339/f9776e2a/15027496.png

Дороти Гейл - http://images.vfl.ru/ii/1478810813/1bc1f6cd/14890603.png

Плохой спектакль

13 июля 2017, 16:35
Конфетное графство

— Дороти, ты уверена, что хорошо себя чувствуешь? — Страшила уже в который раз заглядывал в бледное лицо жены, беспокоясь о её состоянии. — Может, тебе лучше вернуться домой?

— Не надо домой. Со мной всё в порядке. Просто голова побаливает, а так поводов для беспокойства нет.

Дороти положила голову на кулак и сдула со лба тёмную прядь. В ушах стоял страшный звон, от которого избавиться было практически невозможно. Затылок болел и пульсировал, словно по нему ударили чем-то тяжёлым. Правитель Изумрудного города, видевший всё это, несколько раз пытавшийся уговорить супругу вернуться в Изумрудный город, уж слишком его пугал её болезненный вид. Однако мисс Гейл повторяла, что это всего лишь лёгкая головная боль, не более того.

Лин не вмешивался в разговоры родителей, да и слушал их не особо внимательно. Юноша знал, что мать отговаривать — это всё равно, что сесть на осла и попытаться проехать на нём хотя бы пару метров, то есть, бесполезно. Все при знали, насколько она упряма и упёрта. Если уж Дороти Гейл решила что-то сделать или куда-то пойти, то отговорить её не сможет даже всемогущая Глинда. При воспоминании о доброй ведьме паренёк скептически хмыкнул и поправил ярко-зелёный камзол, в который он облачился почти что добровольно. «Спасибо, что хоть корону не заставили напялить»! — фыркнул про себя подросток и, кинув взгляд на чуть потрёпанного, но нарядно одетого капитана Зефира, слегка удивился.

Капитан, усталый и в нескольких местах раненый, едва держался на ногах. Находящаяся у него на руках Фарфоровая принцесса вцепилась белыми пальчиками в парадный мундир, чтобы ненароком не упасть. Ей уже хватило одного раза, когда она разбилась, больше не хотелось. Цветы в причёске поправить было невозможно, руки-то заняты.

— Эм, Зефир, — робко начала правительница Фарфоровой страны, когда её спутник споткнулся и едва удержался в вертикальном положении. — Может, я сама дойду? Пара шагов, и всё отлично.

— Ну не знаю. Ты уверена? — зевнул он.

— Ну разумеется! Не переживай, милый. Мои ноги меня ещё ни разу не подводили.

Оказавшись на земле, принцесса вздохнула с облегчением и направилась к приготовленной специально для неё ложе, краем глаза посмотрев на своё отражение в одном из зеркал. Своим внешним видом она осталась довольна: платье с пышной юбкой и рукавами-фонариками малинового цвета, украшенное золотыми монетками, тонкие хрупкие ручки облачены в бледно-розовые перчатки, в волосах - маленькие бутоны роз. Проходя мимо задремавшей у кареты Дороти, Фарфоровая принцесса окликнула её:

- Не прислоняйся, испачкаешься.

- И тебе привет.

- Ты как-то неважно выглядишь. С тобой всё в порядке?

- Честно говоря, уже не знаю, - промычала темноволосая, морща лоб от боли. - Чувствую себя так, словно мне по затылку прилетело железным бруском! А во рту привкус крови, ничего не понимаю. Вчера же всё было нормально. Ну... кроме того, что к нам во дворец пожаловал Ночной Рыцарь.

- Что?! Ему хватило наглости прийти к вам?! А Страшила знает?

- Если бы он знал, то я и Лин либо остались бы дома, либо нас сопровождала охрана из пяти человек. Я не стала ему говорить, стражу не позвала и даже позволила этому негодяю уйти.

- Но почему?!

- Скажу тебе то же, что и ему. У меня на то свои причины. А теперь извини, торжество скоро начнётся, я должна занять свою ложу. Да и тебе стоит поторопиться.

С этими словами мисс Гейл развернулась на каблуках и быстрыми шагами пошла к уже откровенно скучающему сыну. Сев рядом с ним, она стала поправлять его воротник, на что Лин скорчился, выражая тем самым своё недовольство. Он терпеть не мог таких процедур, связанных с его одеждой, и не важно, с чем именно: повседневный костюм или парадное облачение. Юноша считал, что хоть он и принц, но в нём должна присутствовать какая-то небрежность. Да разве матери это объяснишь? Поэтому приходилось молча терпеть.

Минут через десять шум начинал стихать, скоро должно было начаться представление. Ежегодная ярмарка в Конфетном графстве начиналась именно с этого, и каждый год тема спектакля оставалась неизвестной. Прошлый был посвящён старому фокуснику Озу, которого до сих пор называли Великий и Ужасный. При слове "волшебник" Страшила, Дороти, Железный дровосек и Лев едва сдерживали смешок. Они-то знали правду.

На сколоченную из красного дерева сцену поднялся тощий, как тростинка, мужчина в длинном, застёгнутом на все пуговицы оранжевом плаще. Из кармана выглядывали золотые часы. Высокий цилиндр несколько нелепо смотрелся на его большой голове. Блестевший на солнце монокль так и норовил соскочить с глаза и куда-нибудь укатиться. Дойдя до середины, джентельмен повернулся к зрителям:

- Здравствуйте, почтеннейшая публика, леди и джентельмены. Я рад приветствовать вас на восьмой ежегодной ярмарке Конфетного графства. В этот день вы будете угощены всеми видами сластей, за съедение которых в будни вас бы предали смерти.

Страшила кинул взгляд на пустой трон, стоявший рядом с его, и вздохнул. Здесь должна была сидеть Берилл - хрупкая девочка с большими голубыми глазами и светлыми волосами*. На него нахлынули воспоминания, в которых была его маленькая дочка в лёгком платье и с вечно разодранными коленками. Она любила совать свой нос, куда ни попадя, иногда в прямом смысле слова. Чего уж и говорить, ему очень не хватало младшего ребёнка.

Звук аплодисментов вырвал его из собственных мыслей. На сцене появился мужской силуэт, сотканный из синего дыма и искр. На лице, контуров которого вообще не было видно, показались белые глаза и рот. В правой руке он сжимал посох со стекляшкой эллипсической формы, внутри которой находились светлячки. Поклонившись зрителям, туманный образ сбросил с плеч мантию и широко улыбнулся.

Этот король стал сюрпризом для всех,
Он дерзок, он смел, на решения скор.
Ах, как звонок был смех
И синих глаз ясен взор.
Спокоен и собран,
С добрым сердцем в груди.
Сей правителя образ
Творец не смог осудить.


"Неужели, это про папу? - мисс Гейл вскинула брови от удивления. - Вроде как, да. Интересно послушать, что будет дальше. Но начало хорошее". Правитель Изумрудного города почему-то нервно покусывал нижнюю губу, а руки вдруг начали тереть трость меж ладоней.

Октябрь манерами людей поражал,
Вежливость - брат, пунктуальность - сестра.
Словно маэстро на инструментах играл,
А речь его - точно бритва, тонка и остра.
Не стоит с ним спорить,
Ведь будешь неправ.
Уж больно напорист
Этот король, и крут его нрав.


Лин с детским восторгом следил за танцующей фигурой. Внутри теплилась гордость за то, что он внук одного из самых великих правителей страны Оз. Периодически юноша смотрел на мать, которая улыбалась и часто-часто моргала. Положив свою руку на её, паренёк шёпотом поинтересовался:

- Ты скучаешь по дедушке?

- Да. Хотя я его практически не помню. Он умер, когда мне было пять лет. Он и твоя бабушка, моя мама.

- А что с ними произошло? Впервые слышу, чтобы умирали люди в один день.

- Да знаешь, не вспомню уже, - нехотя буркнула темноволосая и откинулась на спинку трона, сцепив пальцы в замок. - То ли болели, то ли отравились чем-то. И вообще, юноша, разговаривать во время чужих выступлений - некрасиво! Потом договорим.

- Но, но... как скажешь, мам, - юноша виновато улыбнулся и сел ровно. Взгляд снова стал сосредоточенным и заинтересованным.

Но наскучила жизнь
В королевстве ему.
Скука готова была его сгрызть,
Замок родной вдруг превратился в тюрьму.
Но силы в себе он нашёл изменить,
Судьбу перекроить!


Музыка стала звучать быстрее и громче. Силуэт, изображавший Октября, совершил сальто назад. На голове вырос цилиндр, прежде длинные волосы теперь смешно торчали из-под головного убора.

Новое имя - новое начало,
Король Октябрь быстро испарился.
Игра вся сложною казалась,
Но победить в ней он стремился.
Молодой Леопольд ещё не знал,
Что делать в чужом мире.
Блистал он, словно алмаза кристалл,
Клокотала сила в его сапфире.
Колдовал Октябрь на благо людей,
Делая жизнь их веселей.


Зрители громко хлопали в ладоши, Октябрь Величайший был одним из величайших правителей королевства, их уважение к нему стало сильнее. Фарфоровая принцесса, глядя в небольшой оперный бинокль, усмехнулась: "Отец Дороти был личностью интересной. Не оставь он корону, она бы правила. Хм... Её Королевское Величество Дороти Гейл - Гроза Ведьм. Нет, не звучит. Королева Дороти - лучше, простенько и со вкусом". Но вот музыка начала преобретать тяжёлые, устрашающие нотки. Рядом с образом Октября-Леопольда появился ещё один, женский. Как и у него, её глаза и рот сияли белым. Слегка вьющиеся волосы собраны на голове в довольно опрятной и женственной причёске. В худых руках, если приглядеться, шевелился свёрток. Вернее, его туманный силуэт. "Мама", - поджала губы мисс Гейл, чувствуя, что дальше что-то пойдёт не так.

Вот король-бунтарь с женой секрет хранят,
Дочь растя вдали от чужих глаз.
Чувствует ошибку, что он виноват.
Нарушен был наказ,
Расплата уж близка.

Беды не ждали, но она пришла,
Смерть её с собою в дом Гейлов привела.
Достаточен был взмах вороньего крыла,
И остались лишь осколки битого стекла.
Битого стекла, битого стекла.

Конец истории весьма трагичен был,...


Внезапно на листок со словами легла женская рука, украшеная золотым браслетом с сапфиром. Внутри камня расплывалось кроваво-красное пятно, говорившее о злости хозяйки. Юноша в нерешительности поднял взгляд на Дороти, у которой щёки покрылись ярким румянцем, синие глаза метали молнии.

- Это как называется?! - прошипела женщина, сжимая в пальцах несчастный текст.

- Ой, мисс Гейл. Это баллада об Октябре Величайшем - вашем отце, если я не ошибся. А почему вы...

- ...не рассказывала о том, кто мои родители? Не посчитала нужным! Меня больше интересует, откуда вы всё это узнали. Не припоминаю, чтобы я это хоть кому-то постороннему об этом докладывала.

Зрители притихли. Все смотрели то на неё, то на несчастного певца, спровоцировавшего её гнев. Музыканты вжали головы в плечи и закрылись своими инструментами, рассчитывая на то, что темноволосая их не заметит. Лин дёрнул отца за рукав рубашки и сердито выдохнул :

- Ты ничего сделать не хочешь?!
Например, вмешаться!

- Чтобы твоя мать меня вместе с выступавшими убила? Ну уж нет. Я и так виноват, не хочу быть мёртвым виноватым.

- Папа, да ты с ума сошёл! Конечно, мама будет злиться, когда узнает, кто подкинул этому импрессарио идею спектакля на этот год. Но будет лучше, если ты расскажешь об этом сам! Тогда худшее, что тебя будет ждать - это месяц молчанки. Ну и она тебя отправит спать в библиотеку, в первый раз что ли? А иначе... предсказывать не берусь.

Их разговор прервала яркая фиолетовая вспышка. Мисс Гейл стояла возле разрушенных декораций и тяжело дышала. Страшила, испугавшийся, что супруга сейчас наделает глупостей ещё хуже, с помощью магии переместился к ней. Подбежав к Дороти, схватил её за запястье, чтобы та перестала колдовать тёмную магию. Пара прядей уже стала чёрной, больше не нужно.

- Дороти, прекрати! Это же просто смешно!

- Смешно? Смешно, что они не в своё дело влезли?

- Но это не повод крушить здесь всё! И потом... не они одни руку к этому спектаклю приложили. Я тоже к этому причастен.

- Ч... что? - темноволосая отшатнулась от мужа, удивлённо глядя на него, словно впервые видела.

- Прости меня, пожалуйста. Я всего лишь хотел отдать дань уважения твоему отцу, не более. Мне и в голову не приходило, что эти идиоты будут копаться так глубоко в его жизни. Я хотел как лучше.

Все замерли в гробовом молчании, время будто бы остановилось. Ошарашенная Дороти не знала, что и сказать. В груди вдруг проснулась Фудзияма, лава которой сжигала всё внутри. Это было настолько отвратительное чувство, что оно заглушало собою пульсирующую боль в затылке. Причину её усиления она знать не хотела, не этим были заняты мысли. В следующую секунду правая рука поднялась и дала настолько сильную затрещину правителю Изумрудного города, что тот не удержался на ногах и упал, неприятно пораженый поступком жены.

Она же тряхнула копной тёмных волос и ушла со сцены. Куда? Никто не знал.
Примечания:
*на самом деле у Берилл волосы цвета соломы, как у отца, но из-за многократного использования девочкой злой магии они почернели

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.