Секрет волшебника 2: Новый Злодей +19

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Оз: возвращение в Изумрудный город

Пэйринг и персонажи:
human!Страшила Мудрый /Дороти Гейл, Маршалл Мэллоу /Фарфоровая Принцесса, ОЖП, ОМП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, ER (Established Relationship), Стёб, Дружба
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
планируется Миди, написано 67 страниц, 17 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Продолжение фанфика "Секрет волшебника"

Прошло семнадцать лет. В стране Оз всё спокойно, жизнь течет своим чередом... пока не появляется новый злодей, захватывающий королевство - Ночной Рыцарь. И никто не подозревал о том, что забрало злобного завоевателя скрывает лицо четырнадцатилетней девушки...

Посвящение:
Вам, мои любимые читатели)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка - http://images.vfl.ru/ii/1478346616/21aa6fb4/14813809.png

Лин, сын Страшилы и Дороти - http://images.vfl.ru/ii/1478780716/b14c289c/14883642.png

Берилл, дочь Страшилы и Дороти - https://images.vfl.ru/ii/1524338040/71886450/21460150.png

Страшила и Дороти - https://images.vfl.ru/ii/1510419782/38614563/19377458.jpg

Остров, Канзас, Изумрудный город

17 февраля 2018, 09:57
Берилл стоило большого труда отойти от рассказанного, аппетит пропал, словно и не было его. Она уже двадцать раз успела раскаяться в том, что не подняла тревогу, одновременно с этим ловя себя на мысли: "Как ты так можешь думать? Это же твой отец. И потом, как выяснилось, он не виноват в том, что я провела на острове десять лет". Октябрь носился под потолком, пиная себя за подростковую глупость, совершённую когда-то. Если бы он только знал, что так будет, ещё бы раз подумал, а стоит ли заклинание свеч? Ведь, как известно, всегда есть иной способ решить проблему. Но тогда бывшему королю то смертоносное заклинание казалось самым лучшим выходом из положения, а в итоге всё стало только хуже.

- Всё, дед, не суетись, - вздохнула девушка, выходя из-за ширмы и поправляя юбку платья из голубого шёлка. - Что было, то было. И потом, быть хранительницей всех секретов чёрной магии не так уж и плохо. Ладно, пойду прогуляюсь. Надеюсь, у Лина нету историй-сюрпризов.

- Знаешь, а я давно забыл об этом проклятии. Уйдя в другой мир, я вплотную занялся цирком, затем воспитанием дочери, мне было не до воспоминаний о подростковом максимализме и инфантильности. Даже твоя бабушка об этом не знала, хотя я доверял ей самые сокровенные тайны.

Но подросток уже не слушала. Она просто натянула туфли на ноги в полосатых чулках и покинула комнату, по коридору разнёсся быстрый стук каблучков. Призрак медленно опустился перед зеркалом и, как и ожидалось, ничего не увидел, только рваная рана на горле блеснула серебром в тусклом свете незагашенных свечей. И всё же Леопольду стало легче, он не хотел видеть, каким ему "посчастливилось" умереть: в разорванном и окровавленном костюме, с изуродованным ухом и... в одиночестве.

Из правого кармана торчал уголок паспорта, который пришлось много лет назад создать наспех, когда полицейский на Елисейских полях в Париже потребовал от тогда ещё юноши документы. Бывший король толком не помнил, как представитель закона бормотал: "Гражданин США Леопольд Джеймс Гейл. Родился в городе Итака штата Нью-Йорк 27 мая 1871 года. Не женат". В стране Оз всё было гораздо проще, многие знали друг друга в лицо, а в той же Франции документы спрашивали всякий раз, как действия, жесты или поведение волшебника казались подозрительными: кашлянет слишком громко - паспорт, искренне восхитится уличными музыкантами - паспорт, выпросит у старого цыгана бубен и начнёт скакать, словно жеребёнок - паспорт. Слишком сильно Октябрь выделялся на фоне серой толпы.

"Да, даже среди этих зануд было весело, - кивнул призрак своим воспоминаниям, сотворив полупрозрачный цилиндр и водрузив его на голову. - Они были охочи на веселье. А ещё некоторые, похоже, были довольно успешными помидорными монополистами, раз они постоянно швыряли томаты в нас. Что ж, чувство юмора не всем дано".

***

Канзас

Дороти не знала, сколько времени прошло. Час? А может, два? Сказать точно нельзя было, да и на циферблат она не смотрела вообще. Куда больше её занимали нагретые на Солнце каменные надгробия с выцветшими за много лет фотографиями дяди Генри и тёти Эм. Женщина старалась не воспроизводить в памяти день их гибели, от этого становилось невыносимо паршиво. Нет, Гроза Ведьм больше не плакала, все слёзы давно высохли, но воспоминания о той страшной буре, которая бушевала по всему штату около недели, причиняли невыносимую боль. Согнав с покосившейся изгороди ворону, королева помассировала виски и откинулась на спинку скамьи, от жары уже болела голова.

- Похоже, я отвыкла от местного климата, - невесело усмехнулась она и снова перевела взгляд на фотографию своей покойной опекунши. - Осуждаешь? Да, я не должна была ему врать. Ни семнадцать лет назад, ни сейчас, но теперь другой случай. Я хочу всего лишь вернуть свою дочь домой, а без нарушения введённых Страшилой запретов этого не сделаешь. И потом, я не вру, а недоговариваю. Абсолютно разные вещи! Мне просто хочется, чтобы моя девочка была рядом. Я и так пропустила десять лет её жизни, не хочу ещё столько же пропускать. Знаешь, а ведь я её видела. Красавица, такую шевелюру отрастила. Правда, у неё волосы почему-то чёрные. Наверняка, это из-за частого использования тёмной магии. Да и именем она почему-то другим представилась. Но зачем? Чего-то боится? И если да, то чего именно?

- Прошу прощения, мисс, вы в порядке? - спросила сорокалетняя дама в тёмно-красном платье, проходившая мимо и краем уха услышавшая, как Дороти разговаривает сама с собой. Ну, по крайней мере, ей так показалось.

- Во-первых, не мисс, а миссис, - темноволосая встала на ноги, почему-то сильнее сжав пальцами сумочку. - Во-вторых, да, я в порядке. И если вы уже решили, что я сошла с ума, то глубоко заблуждаетесь.

Поправив шляпу, она круто развернулась на каблуках и быстро зашагала прочь. Уже за пределами кладбища женщина смогла выдохнуть с облегчением и сменить скорый шаг на спокойный. Домой пока что не хотелось, Гроза Ведьм была уверена, что вопреки своим предупреждениям Страшила уже вернулся, а его пока что она видеть была неготова. Конечно, желание простить его за тот глупый спектакль на ярмарке было огромным, хотелось поговорить, тем более, ей было, что ему рассказать. Но первый шаг к примирению сделать было страшно. Покачав головой, королева сложила руки на груди и продолжила свой путь. Так за размышлениями она не заметила, как дошла до фермы дяди Генри и тёти Эм. Вернее, бывшей фермы. Дороти когда-то пришлось продать её, чтобы расплатиться с их долгами, покупатели пообещали большую сумму. Тогда ещё подросток обрадовалась, так можно было бы покрыть хотя бы одну третью часть задолженности. Но новые хозяева оказались аферистами, причём довольно опытными. Договор о купле-продаже подразумевал, что продающая получит совсем немного (хотя как сумма стала меньше, миссис Гейл до сих пор не могла понять). Мало того, уже через неделю она была выставлена за порог, практически без вещей и с грошами в кармане.

Гроза Ведьм нахмурилась, вспоминая, как первый месяц жила в приюте для бездомных, где регулярно у неё крали всё, что удалось заработать в захудалом хостеле за уборку номеров. Однажды после очередной фразы: "Нужно делиться", - девушка не сдержалась. Она тогда схватилась за тесак, подвернувшийся ей под руку, ей просто хотелось вернуть своё. А в результате вызвали врача, объявили психически неустойчивой и опасной для общества и закрыли в лечебнице. Работодатель, после этого инцидента, конечно же, заявил, что о Дороти Гейл слышать не слышал и что она у него никогда не работала. Мол, бедняжка от горя начала терять рассудок, а фантазии стали заменять ей реальность. Темноволосая знала, что всё это наглая ложь, и она абсолютно здорова, но её и слушать никто не желал. Обо всех деталях собственных неприятностей Дороти смогла рассказать только своему лучшему другу, который впоследствие стал её мужем.

Только скрип дверей вывел её из воспоминаний, на крыльцо вышел мужчина шестидесяти-семидесяти лет с шапкой поседевших волос на макушке и густыми усами, загорелое лицо избороздили глубокие морщины. Белая рубашка насквозь пропиталась потом, потёртые брюки держались на подтяжках, ноги оставались босыми. Сев в кресло-качалку, старик, прежде чем начать читать газету, посмотрел с прищуром на Грозу Ведьм:

- Вам кого, дамочка?

- Мне? А, да никого. Я просто передохнуть остановилась, от жары голова кружится начинает.

- Может быть, водички?

- Не стоит, сэр, - замахала женщина руками, когда невольный собеседник приготовился вставать. - Мне уже лучше, честное слово. Не утруждайте себя. И потом, я ухожу. До свидания.

Королева облегчённо выдохнула, когда разговор закончился и у неё появилась возможность идти дальше. Сняв шляпу и распустив волосы, она вытерла пот со лба и достала браслет, сапфир засиял, стоило ей надеть украшение на левую руку. "Нет, не домой. Только не домой. Пусть Лин отдохнёт от опеки. Да и я развеюсь", - темноволосая щёлкнула пальцами и исчезла.

***

Изумрудный город

Лин знал, что пока отца в городе нет, во дворец никто приходить не будет. Поэтому паренёк весьма удивился, когда у высоких входных дверей увидел Берилл. Она топталась на месте и тёрла ладони друг об друга, чтобы отогреться, поскольку внутрь стража её не пускала. Мокрая чёлка прилипла ко лбу, по правому виску текла капля талой воды, и создавалось впечатление, что девушка по дороге успела упасть в лужу и промочить при этом только голову.

- Крыша у какого-то дома слегка покосилась и с неё осыпалась часть черепицы, а вся растаявшая водица... ну... на меня, - развела руками подросток, когда старший брат забрал накидку.

- Я такой же везучий, - юноша подкинул полено в камин и вдруг рассмеялся. - Год назад мы с отцом ходили на Хрустальное озеро, ради очередного серьёзного разговора! И у нас из головы вылетело, что склон постоянно влажный и там время от времени случаются оползни! Вот и нам не повезло! Пришлось возвращаться домой! Мама была не в восторге, когда мы грязные и мокрые заявились к ней!

Смех прекратился также быстро, как и начался. Принц сел на пол перед огнём и обнял гитару, задев пальцами струны. Они отозвались тоскливо и нехотя, словно у музыкального инструмента, как и у хозяина, испортилось настроение. Лже-рыцарь опустилась рядом, вытянув ноги поближе к теплу, а сама направила любопытный взгляд на собеседника. Минуты две прошли в молчании, после чего она всё же решилась поинтересоваться:

- Ты часто ссоришься со своим отцом?

- Ежедневно. Даже не так, ежечасно. А что?

- Ну просто... тогда на ярмарке, когда Её Величество гоняла музыкантов на сцене, ты что-то с сердитой миной говорил Страшиле. Я случайно заметила. А потом ещё начал огрызаться, когда он разговаривал со мной. И вечером, когда тебе сделали замечание насчёт порванного камзола.

- Да потому что я скоро от его советов и нравоучений на стенку полезу! - Лин схватил кочергу и начал с яростью ворошить дерево в огне, вверх взметнулись искры. - Того не делай, этого не делай! Я не ребёнок, сам прекрасно знаю, чего хочу! И становление королём в этот список никак не входит! А он учит, учит, учит!

- Позволь тебя спросить, а ты ему говорил о том, что тебе эта корона и даром не сдалась?

- Да как ему скажешь, если он меня совсем не слышит? Папа вечно занят, на меня у него времени нет.

Берилл сцепила пальцы в замок и стала ждать, когда брат продолжит говорить.

- Я с детства увлекаюсь музыкой. И родители это всячески поддерживали. Скажу тебе по секрету, я изначально не должен был становиться правителем Изумрудного города. Должна была стать наследницей моя сестра, вопреки тому, что она младшая. Это Берилл всегда лезла к отцу, чтобы посмотреть, как он возится с бумажками. А на приёмах первая подбегала и здоровалась с гостями. А из меня какой король, если я даже не могу приказать принести мне попить? Самому легче что-то сделать.

Черноволосая в задумчивости не заметила, как начала жевать прядь. Ладони под бинтами опять начало жечь, как и в тот момент, когда кожа ободралась об старые камни. В животе заурчал желудок, не преминувший напомнить о том, что девочка совсем не завтракала, но та и бровью не повела. Да и стоило ли, раз собеседник сам всё услышал и крикнул, чтобы с кухни принесли что-нибудь съедобное?

Лже-рыцаря беспокоило другое. Она не могла поверить, что её отец и её брат перестали ладить друг с другом за какие-то десять лет. Девушка мотнула головой, отгоняя негужные сейчас мысли, и прижала колени к груди:

- Попробуй всё же поговорить со своим папой.

- Дельта...

- Я тебя услышала, и нету необходимости повторять всё по новой. Просто попробуй. В неформальной обстановке. Выкрой момент, когда он не работает и попробуй его переубедить. Уверена, Страшила - не бесчувственная машина, он тебя поймёт. Он же твой папа, и любит тебя.

Принц почесал подбородок, обдумывая слова сестры. Конечно, она была права, попытаться стоило. Однако Страшила отлучился куда-то до конца дня, а куда - никому не сказал. А не работает он только ночью, когда спит, и то большая редкость. Однако оставлять всё, как есть, нельзя было, пареньку не доставляло никакого удовольствия вступать в конфликт с правителем Изумрудного города. Но подростковый максимализм, когда ему на что-то указывали, играл свою не особо нужную и вредную роль. "Ну... попытка не пытка, можно попробовать. Осталось отца дождаться", - подумал принц и отправил в рот печенье, которое принесли вместе с двумя чашками горячего чая и таким же количеством тарелок овсянки.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.