Секрет волшебника 2: Новый Злодей 20

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Оз: возвращение в Изумрудный город

Пэйринг и персонажи:
human!Страшила Мудрый/Дороти Гейл, Маршалл Мэллоу/Фарфоровая Принцесса, ОЖП, ОМП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, Повседневность, ER (Established Relationship), Стёб, Дружба
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Элементы гета
Размер:
Миди, 79 страниц, 19 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Продолжение фанфика "Секрет волшебника"

Прошло семнадцать лет. В стране Оз всё спокойно, жизнь течет своим чередом... пока не появляется новый злодей, захватывающий королевство - Ночной Рыцарь. И никто не подозревал о том, что забрало злобного завоевателя скрывает лицо четырнадцатилетней девушки...

Посвящение:
Вам, мои любимые читатели)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обложка - http://images.vfl.ru/ii/1478346616/21aa6fb4/14813809.png

Лин, сын Страшилы и Дороти - http://images.vfl.ru/ii/1478780716/b14c289c/14883642.png

Берилл, дочь Страшилы и Дороти - https://images.vfl.ru/ii/1524338040/71886450/21460150.png

Страшила и Дороти - https://images.vfl.ru/ii/1510419782/38614563/19377458.jpg

Каждый заслуживает второй шанс

15 июля 2018, 11:30
Сказать, что Лин доволен - это не сказать ничего. Впервые за последние годы он был счастлив по-настоящему. В зелёных глазах плясали весёлые искорки, руки дрожали от предвкушения встречи с излюбленной гитарой, шаги постоянно становились то быстрыми, то спокойными. Подростку не терпелось заняться тем, что он действительно любит - музыкой. Услышав странный шум, он остановился и стал прислушиваться, однако больше ничего не прозвучало. "Наверное, у папы что-то взорвалось. Хех, не новость", - улыбнулся принц, поправляя ворот рубашки.

- Доброе утро, мам, - юноша помахал матери рукой, когда та вышла из спальни. Дороти сонно сощурилась, рассматривая сына, после чего кивнула в ответ. Женщина не смогла поспать подольше, боли по всему телу заставили её подняться с постели и вспоминать излечивающие заклинания. Однако таковых, как выяснилось пять минут спустя, она вообще не знала; в личной тетради не нашлось подходящих записей.

- Ты отца видел? Я поговорить с ним хотела.

- Может, позже? Ты выглядишь... ну... не то, чтобы плохо...

- Лин, - недовольно протянула королева и сложила руки на груди, безуспешно пытаясь напустить на себя строгий вид. - Просто скажи, где твой отец, и можешь быть свободен.

- Последний раз я видел его в библиотеке. Но, судя по звукам, теперь он в тронном зале. Пойдём. Я тебя провожу.

- Спасибо, сынок, но я и сама справлюсь. Как-никак, в этом дворце живу уже семнадцать лет.

- Ввиду твоего скверного самочувствия (и не надо говорить, что с тобой всё хорошо) я, как истинный джентельмен, обязан сопроводить тебя и удостовериться, что ничего не случится.

Миссис Гейл что-то пробурчала себе под нос, но отказываться от помощи всё же не стала. Не было ни сил, ни желания спорить, поэтому она позволила взять себя под руку и повести вперёд.

Шаги обоих были мягкими и осторожными; ни мать, ни сын не хотели неосторожным действием перебудить весь дворец. Это был один из тех редких дней, когда никто не суетился с самого рассвета, никто никуда не спешил, ежедневные крики прислуги, казалось, брали выходной и смолкали на целые сутки. Принц, которому теперь не нужно было спешить ни на какие уроки, с удивлением для себя отметил, что он слышит шум моря. На долю секунды ему почудилось, что его уши уловили, как деревянные корабли бьются своими массивными боками о причалы. Где-то вдалеке горластые чайки чистили свои клювы об камни. Сам же город начинал пробуждаться ото сна: начали открываться различные лавки, по широким улицам побежали мальчишки семи-восьми лет, некоторые взрослые на их смех и улюлюканье грозили им вслед кулаком. Влажный запах только усилился, свинцовые тучи закрыли половину неба. "Дождь будет, - кивнул Лин, сжимая изящные пальцы Грозы ведьм в своей руке. - Здорово. Прямо как в детстве".

Юноша готов был раствориться в утренних звуках и приятных воспоминаниях, если бы не звук падающего тяжёлого предмета. Даже не предмета, тела. И не он один его услышал. Дороти нахмурилась и сразу же сорвалась на бег, подросток - за ней. Однако за матерью он едва поспевал. Догнать её удалось только тогда, когда она остановилась перед двойными дверями. В тронном зале было слышно, как кто-то тяжело дышит, словно пробежал марафонскую дистанцию. Никто не решался сделать ещё несколько шагов и зайти, было очень страшно. Королева, когда услышала едва ли не плачущий голос Страшилы: "Берилл. Берилл, девочка моя. Боже мой... Боже мой...", - всё же решилась ступить на холодный пол тёмной комнаты. Первое, что она увидела - это был её муж, крепко сжимающий в своих руках девушку-подростка с короткими чёрными волосами. Оба тряслись в немом плаче, рядом лежал меч. Лже-рыцарь отстранилась от отца и взглянула опухшими от слёз глазами на мать и старшего брата. Оба стояли и не знали, что нужно сказать. А сказать что-то определённо нужно было.

- Ну, раз все в сборе, - начала Берилл, поднявшись на ноги и тряхнув массивными крыльями. - Да, я - Берилл, а никакая не Дельта. И ещё я Ночной Рыцарь. Я просто... просто... хм, никогда не умела говорить. Короче, простите меня. Если не захотите меня видеть, то я пойму. Заслужила, врать не надо было. Я раскаиваюсь. Мам, пап, Лин...

- Эй! Я вам не мешаю? - хмыкнул Джестер, недовольно барабаня правой ногой. Дороти, мягко говоря, была удивлена присутствию шута во дворце, однако виду подавать не стала. Точно также не подала признаков того, что рада видеть свою дочь дома. И хотя та врала и принесла множество неприятностей королевству, счастью женщины не было предела. Ей очень хотелось снова прижать к груди девочку, которую она когда-то родила. Но не сейчас.

Поправив халат, миссис Гейл сложила руки на груди и сделала пару шагов к шуту. Он вынужден был признать, что даже в одежде для сна Гроза Ведьм выглядела и вела себя так, как подобает королеве. Уже не было ничего общего у неё с той девчонкой, что когда-то вернулась в страну Оз и помешала его планам. Страшила внимательно следил за незванным гостем и готовился в любой момент атаковать, если для жены возникнет какая-либо опасность. Зефир, который наконец-то смог подняться на ноги, отошёл к стоявшему с раскрытым ртом принцу и тихо поинтересовался:

- Ну что, рад видеть сестру?

- Почему? - казалось, юноша не услышал вопроса. - Почему она соврала?

- Можешь сам у неё спросить. Да, это тяжело, но когда-нибудь ты бы всё равно узнал. Ну же, смелей.

Подросток одарил капитана скептическим взглядом, однако всё же подошёл к младшей сестре. С чего начать, он не знал, среди роя мыслей не находилось ни одного более-менее подходящего слова или годной фразы. Принцесса, заметив его возле себя, виновато опустила глаза в пол и закусила губу, щёки в мгновение ока стали пунцовыми. "Я боялась, что ты не примешь меня. Что ж, можешь уже сейчас говорить, насколько сильно меня ненавидишь. Только быстрее, пожалуйста", - пробубнила Берилл и хлюпнула носом, полились предательские слёзы, собираясь на подбородке и падая к босым ногам. Поражённый Лин уже собрался спросить, что она за чушь несёт и с чего она взяла, что теперь он будет её ненавидеть, как раздался громкий хлопок.

Дороти стояла, вытянув вперёд левую руку и едва заметно скаля зубы. Сапфир, секунду назад отразивший атаку Джестера (вызванный тёмным заклинанием поток энергии попал в стену, вследствие чего по ней прошла небольшая трещина), пульсировал неярким светом, а внутри него вновь расплывалось кроваво-красное пятно. Атмосфера накалялась, и начинало казаться, что драки всем здесь присутствующим не избежать. Поэтому, так и не сумев справиться с этим предчувствием, лже-рыцарь подняла меч и встала в боевую стойку; её старший брат сжал руки в кулаки, их незамедлительно окружила дымка светло-зелёного цвета; капитан, и так готовый к атаке, лишь напрягся ещё больше, чем до этого момента. Шут понимал, шансы на победу у него чрезвычайно малы, однако отступать он и не думал. Молчание, которое становилось всё более невыносимым, было прервано окриком:

- Прошу, остановитесь!

В тронный зал стремительно влетел Октябрь. Бывший король, едва сумев остановиться и поправив пиджак, осуждающе взглянул на внучку:

- В следующий раз, дорогая, если налумаешь лететь быстро, предупреждай заранее. Я хоть и призрак, но тоже имею свойство уставать. И не пытайся это понять, я и сам не до конца понимаю. Привет, Джестер. Давно не виделись.

- Ага, шестнадцать лет, - фыркнул незванный гость и переключил всё своё внимание на зависшего у большого окна призрака. - Что, решил навестить дочь с зятем и внуком?

- Типа того. А вообще, если быть честным, я тебя искал.

- Меня? Какая честь! Меня искал сам король! И ради чего, если не секрет?

- Джестер, прошу, не паясничай, - покачал головой Леопольд и подлетел к своему собеседнику, Джестер невольно вздрогнул, что не осталось незамеченным. - Что, страшно? Ладно, это не важно. Я хотел сказать, что ты зря ищешь свою метлу. Её больше нет. На днях над ней был проведён обряд, после которого она потеряла свою магическую силу. Короче, сожгли, как пришедший в негодность хозяйственный инвентарь.

- Не верю. Чем докажешь?!

- Берилл, детка, покажи огарок.

Принцесса кивнула, убрала меч в висящие на поясе ножны, подошла к дедушке и достала что-то из кармана. Это был обгоревший кусок хорошо обработанного дерева, с одного конца он почернел и теперь пачкал пальцы, когда-то красивые узоры смотрелись жалко и несколько уродливо. Шут почувствовал, как внутри что-то оборвалось, эти выжженные много лет назад рисунки он узнал бы из тысячи. Мастер, желая угодить Злой ведьме Запада, решил украсить метлу, но за это был превращён в мышь. Запах горелой осины ударил в нос, глаза предательски защипало. Незванный гость забрал деревяшку из рук подростка и всхлипнул: "Моя радость", - отчего та почувствовала ощутимый укол жалости. Октябрь же, пользуясь воцарившей тишиной, продолжил:

- Прошу, успокойся. Тебе не нужна была эта метла по-настоящему. И чародеем ты никогда не хотел быть. Ты же мне сам всегда говорил: "И без магии можно прожить"! А про этот веник отзывался так: "Палка с прутьями, с которой сестра так носится, уже бесит. Надеюсь, она скоро сломается"! Я его слишком хорошо знаю, - повернулся он лицом к дочери и вздохнул. - Мы были друзьями с самого детства. Он был единственным человеком, кто скрашивал моё одиночество и кому я мог доверять. И даже после того, как я покинул страну Оз и женился на твоей маме, мы продолжали быть друзьями. Более того, он тоже собирался покинуть королевство. Уж очень понравились Джестеру выступления в цирке и внимание публики (а она его обожала до поросячьего визга). Пока... не произошло кое-что...

***

много лет назад, в Риме

Стояла необычайно жаркая погода. Солнце нещадно палило прогуливающихся по улицам людей: дамы безуспешно пытались укрыться от него зонтиками и обмахивались веерами, джентельмены же спокойно продолжали свою прогулку, хотя лица по цвету уже напоминали созревший томат и блестели от пота. Воздух стал вязким и душным, от чего казалось, что он теперь полупрозрачной жидкостью стекает в измученные и нуждающиеся в кислороде лёгкие. Но не все обращали внимание на дневной зной.

Стараясь никого не сбить с ног, по выложенной камнем дороге бежал молодой мужчина. На вид ему было около двадцати или тридцати лет, золотистые волосы выглядывали из-под высокого цилиндра, единственная чёрная прядь, длиной достигавшая плеча, колыхалась на ветру. В одежде он ничем не отличался от остальных прохожих: тёмный костюм, состоящий из пиджака и брюк, белоснежная рубашка, мужские туфли. Поправляя съезжавший на глаза головной убор, он пробегал метр за метром, приближаясь к цветастому шатру с развивающимися над ним флажками красного цвета.

Только оказавшись в его тени, Леопольд Гейл смог перевести дыхание. Мужчина вытер носовым платком взмокший лоб и внимательно осмотрел окружащее его поостранство: "Ага, арена обозначена, песок на ней насыплен. Трапеция установлена несколько криво. Надо бы позвать Джона и Роберта, чтобы они поправили всё. Хотя, они наверное, опять пошли залить за воротник. И почему я до сих пор не уволил этих любителей спиртного? Каждый раз, когда мы приезжаем на гастроли в какой-либо город, они ищут.... эх, ладно. Потом с ними поговорю. В сотый раз! Сидения для зрителей - есть. Занавес, скрывающий артистов - есть. А это что такое? Хех, гребень Лилит. А потом она вопит, что у неё вещи воруют. Потом отдам". После этого бывший король прошёл за кулисы, царивший там беспорядок выбил его из колеи: весь инвентарь, с которым они собирались выступать, валялся на земле, яркие и блестящие костюмы были в нескольких местах порваны и старательно вытоптаны, пара зеркал разбита. Кто-то явно был очень зол.

Воровато оглядевшись, Октябрь взмахнул заискрившимися руками, и порядок был восстановлен. Но покоя это не прибавило. Напротив, волнение усилилось, стоило какой-то тени скользнуть мимо двумя массивными балками. Шагала она на удивление тихо, лишь периодически... звенела.

- Кто ты?! И что делаешь в моём цирке?! Представление только завтра вечером! А если это ты тот вандал, который учинил весь этот хаос, я тебя полиции сдам! Мне в участке уже гарантировали защиту от таких, как ты! Никакого уважения к цирковому искусству!

- Успокойся, Октябрь, - ответил ему знакомый голос, после чего Леопольд облегчённо выдохнул. - Это я.

- Джестер. Хорошо, что это ты. Привет. Как раз хотел с тобой поговорить.

- Какое совпадение, я тоже. Я больше не буду выступать. Не спрашивай, почему. Не буду, и всё!

- Ты что, головой ударился? Не будет! А как же наш номер? Если это из-за той части, где ты должен нацепить женское платье, то я уже передумал. Согласен, это перебор. Обойдёмся шляпой. Но с ленточками и цветочками! Берилл уже деньги потратила, и я не хочу, чтобы трата была напрасной.

- Дело не в этом.

Джестер поколебался, но всё же вышел на свет. Бывший король потерял дар речи: перед ним стоял его друг, облачённый в одежду шута, она была на половину синего, на половину зелёного цветов. Бубенцы на шапке позвенивали, чем вызывали злость и раздражение молодого человека, мистеру Гейлу потребовались титанические усилия, чтобы не рассмеяться. Уж слишком, как ему казалось, не шёл этот наряд его другу. Поэтому хозяин цирка досчитал про себя до десяти и продолжил диалог:

- Смело. Уверен, зрителям понравится... ну... то, что ты придумал. Кстати, а что ты придумал?

- Я к этому шутовскому костюму не имею никакого отношения! Меня сестра заколдовала, когда услышала, что я собираюсь остаться в этом мире!

- Тоже мне проблема! Снял и пошёл дальше!

- Да я бы с радостью, - зло прошипел новоиспечённый шут и сдёрнул с себя наряд, под которым оказался другой - жёлтый в красную косую полоску. - Но не могу! Моя "любимая" сестрица сделала так, что я буду носить этот глупый наряд до конца своих дней! Теперь максимум, кем могу быть в твоём цирке - это клоуном! А как же Маргарет?

Октябрь понимающе вздохнул. Маргарет Белл была одной из зрительниц, которая впоследствии устроилась работать в цирк четы Гейлов. Супруги, посовещавшись, решили, что она будет отвечать за реквизит, следить за его наличием или отсутствием. Поначалу отношения между ней и Джестером не заладились, но после двух или трёх месяцев общения он понял, что влюбился в неё, и начал за ней ухаживать. С тех пор прошло почти два года, и новоиспечённый шут уже всерьёз подумывал о том, чтобы предложить ей выйти за него замуж. Но внезапное превращение делало планы о свадьбе и совместной жизни невыполнимыми. Из-за этого зависть лучшему другу, у которого были жена и годовалая дочь, становилась всё более ощутимой и стремилась себя показать во всей "красе".

- Да, ситуация неприятная. Неприятная, но не безвыходная. И ничего страшного я в ней не вижу.

- Нет, он ещё издевается! До конца дней быть шутом! Такого и врагу не пожелаешь! Хотя, чего я удивляюсь?! Ты всегда таким был!

- Не ори! Замолчи и послушай.

- Нет, это ты послушай! - Джестер схватил Леопольда за ворот рубашки и прижал к балке, около которой они стояли. - Ты с детства получал всё, что тебе хотелось! Любой твой каприз исполнялся, и никто не смел тебе возразить, потому что ты был принцем, а после - королём! А мне приходилось ждать месяц, прежде чем мне что-то разрешат! И это в лучшем случае! В худшем - меня запирали в собственной спальне на сутки! И при всём желании я не мог оттуда выбраться!

- Сочувствую, но разве я виноват в том, что родился в семье королевы?! Родителей не выбирают! Джестер, прошу, успокойся.

- Из-за своего происхождения ты всегда смотрел на меня свысока! Всегда считал, что ты во всём самый лучший!

- Эй, а вот это уже просто глупо! - пришло время возмущаться волшебнику, внутри вспыхнуло негодование. - Ни разу такого не было, чтобы я тебя унизил или оскорбил из-за твоего происхождения! Я хоть и принц, но вместе с тобой лазил по заборам и рвал камзол! Вместе с тобой нырял в море за затонувшими на небольшой глубине вещами, а после сушил одежду и пытался придумать оправдание тому, что мои волосы пахнут водорослями! И потом, когда такое было, чтобы я утверждал, что я самый лучший?! Да я так никогда не думал, чтобы такую ерунду говорить! Вспомни хотя бы, кто меня учил танцевать вальс?! Кто заставлял меня с наряженной вешалкой носиться по залу?! Тебе танцы всегда давались просто, а я раз двадцать наступил на юбку, прежде чем начал делать правильно шаги!

- Да уж, ты выглядел, как идиот. Но это сути не меняет! Я ухожу! Прощайте, Ваше Величество! Берилл и Дороти передавай привет!

Шут наконец отпустил мистера Гейла и широкими шагами направился к выходу из шатра. Подсознание вопило ему, что он не прав, что нельзя было говорить всю эту чушь, но он и не думал разворачиваться и извиняться за сказанное. Оставалось только идти вперёд, ощущая неприятный осадок.

Октябрь хотел его остановить и попробовать поговорить спокойно, однако сил ему не хватило. Обида связала мужчину по рукам и ногам, не давая пошевелить хотя бы пальцем. Так, прислонившись спиной к балке, бывший король простоял без движений минут десять или пятнадцать, после чего крикнул в пустоту: "Ну и катись"! - и ушёл заниматься подготовкой к предстоящему представлению.


***

- В тот день я потерял единственного друга, - севшим голосом закончил рассказывать Октябрь и повернулся к шуту спиной. Тот же стоял, плотно сжав зубы, снова и снова переживая тот день. Им обоим было неприятно это воспоминание, оно причиняло жгучую боль и напоминало о беспочвенных оскорблениях и обвинениях. Незванный гость уже давно раскаялся в том, что сказал всё это, и даже собирался помириться с Леопольдом. Но когда он пришёл в цирк, то оказалось, что у него уже давно другой владелец, а волшебник со своей семьёй куда-то уехал. Куда - никто не знал.

Дороти опустила руку с браслетом, вздохнула и обменялась взглядами со Страшилой. Он понимающе кивнул и поинтересовался:

- Что вы хотели сказать этой историей?

- Второй шанс. Его достоин каждый, кто готов исправить совершённую когда-то ошибку. Например, я получил ещё один шанс почувствовать себя отцом, пускай даже будучи дедом. И глупо было им не воспользоваться! Ты, Дороти, получила когда-то шанс (не помню, каким он был по счёту) навсегда остаться в стране Оз. И что, ты несчастна? Нет! У тебя есть муж, у тебя есть двое одарённых и умных детей, и тебя не пичкают успокоительным! А ты этого боялась! Так же с Джестером... он хороший парень на самом деле, просто никто не дал ему возможности показать свои достойные качества. И с Берилл. Она уже сожалеет о том, что начала всю эту рыцарскую свистопляску, и готова принести всем публичные извинения. Я бы простил, но не мне решать. Что думаешь, Страшила? Какое решение примешь?

- Вы правы. Но если с Берилл всё более-менее просто, то как быть с Джестером? Я не смогу его расколдовать.

- Ты не сможешь. А твоя жена - вполне.

Гроза Ведьм непонимающе изогнула бровь, на что призрак закатил глаза и кивнул на сапфир. Драгоценный камень вновь начал пульсировать, как бы соглашаясь со своим прежним владельцем. Королева молча направила руку на Джестера и вдруг начала против воли беззвучно шевелить губами, после чего его окружил густой дым тёмно-синего цвета. "Иногда сапфир лучше нас знает, что нужно делать", - хмыкнул про себя Леопольд и не без удовольствия заметил, что его бывший друг преображается. Теперь это снова был молодой человек в чёрном фраке, светлой рубашке и точно таких же брюках, высокие сапоги были начищены до блеска. Тёмные когда-то волосы приобрели серебристый оттенок, некоторые пряди и вовсе были седыми.

Не давая больше сказать никому хоть слово, бывший король по-дружески приобнял бывшего шута за плечо и вывел из тронного зала. Им давно нужно было поговорить. Капитан Зефир хмыкнул: "Неужели, уже всё"? - и заложил руки за спину:

- Я рад вашему воссоединению, Страшила. Но что делать с Ночным Рыцарем?

- Ничего, - правитель Изумрудного города счастливо улыбнулся, глядя на обнимающихся сына и дочь. - Пусть он пропадёт также внезапно, как и появился. А о том, что это Берилл, распространяться не будем. Пусть это останется нашей маленькой тайной.

- Я знал, что ты так скажешь. Хорошо. Тайна так тайна. Ну, вам нужно о многом поговорить. Не буду мешать.

Отсалютовав, капитан круто развернулся и направился к выходу. Бывшее пугало выдохнул и вернулся к своей семье. Миссис Гейл со слезами прижимала к себе подростков, периодически пытаясь что-то сказать, но сдерживаемый так долго плач не позволял связать друг с другом буквы, чего уж говорить о словах и целых фразах. И только фраза лже-рыцаря: "Мам, я задыхаюсь", - вернула её в реальность. Вытерев щёки краями халата, королева взяла себя в руки и решила сказать то, что нужно было сказать очень давно.

- У меня есть для вас новость. Страшила, я хотела тебе сказать это ещё на прошлой неделе, но разговор опять отложился. Но раз вся наша семья в сборе, смысла скрывать это больше нет.

- Что случилось? - радостное выражение лица Страшилы разом сменилось на тревожное. - Что-то ужасное?

- Ну я бы не сказала, что это ужасно. Просто ты скоро снова станешь отцом, а у Лина и Берилл появится брат или сестра.

- То есть... ты...

- Да.

Светловолосый медленно опустил взгляд на ещё плоский живот жены, слов не находилось. Ровно как и у принца и принцессы. Они молча смотрели на мать, чувствуя, как их рты растягиваются в глупой улыбке, а сами подростки готовы были прыгать от радости. Подумать только! У них будет брат или сестра! О таком не каждый день узнаёшь! Правитель Изумрудного города крепко обнял Дороти, тихо поблагодарив и больше не сдерживая эмоций.

Судьба дала им шанс снова стать семьёй, и они не собираются упускать его.
Примечания:
Фух, всё. Я сделала это! Глава получилась больше, чем я ожидала, но... бывает :)

И на этом история заканчивается. Грустно, но что поделать? Рано или поздно это должно было произойти. Спасибо всем, кто это читал и кто меня поддерживал во время написания этой работы. Про продолжение ничего говорить не буду. Не уверена, что оно будет.

Ещё раз спасибо за внимание. Ваша mirola14.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.