ID работы: 4969232

Санта

Другие виды отношений
G
Завершён
37
автор
Nnik бета
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
37 Нравится 12 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Санта?.. Я его видел.       Я видел, как задолго до Нового Года он слонялся по грязному снегу узких улочек нашего города. По-стариковски подволакивал ноги в каких-то диковатых меховых валенках, намекающих на дальнюю культуру забытых северных народов, в заношенном болоньевом, похоже, когда-то красно-золотистом балахоне, совсем не подходившем для звания зимней одежки, в замятой потертой меховой шапке, цвет которой и вовсе не просматривался. Испуганно таращился на прохожих. Казалось, что и сам толком не понимал, откуда появился в нашем маленьком средневековом городке, отторгавшем его необычность. Казалось, он ожидал другой встречи от горожан.       «Дедушка, — спрашивала его какая-то малышка в белоснежной шубке, — Ты заблудился? Почему ты так плохо одет? Простудишься!» «Доча, идем, это просто бомж», — тянула её за руку мать, и, удаляясь, ворчала: «Дожили, вот и бомжи в городе появились.»       Санта только нахмурил густые, отбеленные, словно покрытые изморозью, брови и пошел дальше, немного ссутулившись, как будто извинялся за свое присутствие.       Мне казалось, что Санта просто тихо обозначал свое присутствие в моем печальном городе, исполняя только ему известные ритуальные действа. Я часто видел его со своего балкона-террасы, нависавшем над центральной площадью городка. Балкон был для меня курилкой, личной кофейней, да ещё и тренажерной площадкой. Разминаясь, я видел одинокую измятую фигуру, с какого бы угла площади она не появлялась.       Однажды поздно вечером, отужинав в ближайшей забегаловке «Пьяный лимон», я стал свидетелем того, как местный швейцар на пинках гнал, как мне показалось, подвыпившего Санту из своего мерзкого заведения с сомнительной репутацией. А когда с криком: «Ноги чтоб твоей, старый мудило…» — холуй попытался еще и врезать деду декоративной своей дубинкой, я крикнул, что сейчас кто-то эту дубинку ощутит у себя не на поясе. Подействовало. Здоровяк-швейцар знал меня как еще не так давно известного в городе боксёра, поэтому не рискнул испытывать судьбу, меряясь со мной кулаками, и оставил Санту в покое. И старик, непривычно для себя вяло подпрыгивая, скрылся за углом.       Местный юродивый Клёпа, живописный недоумок, всегда окружённый стайкой доброжелательных шавок, зимой и летом босой, который жил в одной из многочисленных хибарок на краю города, за ежедневную чашку кофе поделился со мной сведениями, что Санта снимал крохотный флигелёк по соседству с его, Клёпиным, домишкой. И тащил туда всякое хламье и ветошь. А на наивный вопрос: «Зачем все это тебе?» — со смущенной улыбкой путано бормотал что-то об извечной необходимости каждого получать хотя бы изредка хотя бы какие-то подарки. О том, что не всё является именно таким, каким мы его видим на первых порах. И что собственно кому, как не ему — Санте, следует вовремя позаботиться о подарках для тех, кто по-настоящему стремится их получить. Так рассуждая, старикашка которую неделю потихоньку копил хлам, — «заготовки для подарочков».       От этой истории я еще больше проникся симпатией к странному пришельцу. Даже слухи о том, что чумазый старик, неизвестно каким образом проникая в «Пьяный лимон», неизвестно на какие шиши напивался и цеплялся к девицам легкого поведения, искавшим себе там клиентов, вовсе не возмутили меня. Это всё могло быть непонятными простецам атрибутами его бытия… Назовем это хоть чудачеством, хотя аномалиями, да хоть инаковостью. А хоть и выбросами мистической внепространственной флюктуации, о как заверну…       За короткое время зловредные слухи сделали свое дело: сознательные граждане потребовали от власть имущих, чтобы те освободили их от сомнительного общества Санты. «Еще бы, какой-то чокнутый бомж приволокся неизвестно откуда и позволяет себе всевозможные непристойности в городе устоявшихся традиций и добропорядочных жителей!»       Муниципальная полиция долго не тянула. Санту задержали где-то в районе красных фонарей, чтобы депортировать его на местный сто первый километр. Вывезли «воронком» далеко в зимнюю степь, да и отпустили на все четыре стороны.       — Гуляй себе, дед, сколько душа пожелает. И радуйся, что…       И не договорили ещё стражи порядка заготовленной фразы о неотбитых, в знак уважения к сединам, потрохах, как ниоткуда явились резные деревянные сани невиданной красоты, запряженные двумя громадными белыми медведями, мех которых искрился, как бенгальские огни. Санта удобно устроился, запахнув бархатную полу, и они полетели, не касаясь полозьями пушистого снега. Он даже не оглянулся на беспомощно застывших и, видимо, потому забавных городских стражников.       Вскоре, в канун новогодних праздников, мэр и подмэрки зажигали на многолюдной площади центральную елку. А она неожиданно вспыхнула в прямом смысле этого слова. И рассыпалась в пепел за считанные секунды, вызвав шок у растерянной толпы. Предпраздничного подъема как не бывало, гулянье не удалось, и даже натужное веселье поддатого Деда Мороза ситуацию не спасло. Однако еще больше оцепенение охватило горожан, когда на следующий день, в течение ночи поставленная и наряженная новая елка так же сгорела дотла без всякой видимой на то причины.       Самое обидное, что все зеленые лесные деревца, как и их пластиковые сестры, уже стоящие нарядными в квартирках, офисах или во дворах коттеджей горожан, также самоиспепелились накануне Нового Года. И на следующий день никому не удалось восстановить свою елку. Она каждый раз вспыхивала живым пламенем, и сгорала, даже не оплавив ничего вокруг себя.       …Каким-то чудом моя елка, поставленная на балконе-террасе, уцелела. И сверкала веселыми святочными искорками огней — единственная не только на площади, но и, возможно, в целом городе. Поэтому стала настоящей драгоценностью городка. Толпы горожан собирались на площади порадоваться даже ночью. Я волновался, что ёлочку стащат, даже и не за само деревце, а больше за стакан молока, тарелку печенья и бутылку «Финляндия-Клюква», оставленных под ёлочкой. Но никакой злоумышленник так и не решился взобраться на мой второй этаж. Поэтому ёлка простояла весь период новогодних и рождественских праздников. Я каждое утро поглядывал под ёлочку, в надежде не увидеть угощение, но нет… Молоко замёрзло, печенье заиндевело. Водка, правда, чувствовала себя прекрасно. Подарков тоже никто не подложил, но я и так чувствовал себя ода́ренным. Старик сделал для меня исключение! Так праздновали этот раз. Как оно сложится на следующий год?.. Да какая разница. Неважно. Я буду ждать Санту.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.