Простите, святой отец, ибо я согрешил...

Слэш
PG-13
Завершён
112
автор
Размер:
2 страницы, 1 часть
Метки:
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
112 Нравится 16 Отзывы 9 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Простите, святой отец, ибо я согрешил... Очередная встреча и стандартная фраза. «Всё как обычно», — думает Персиваль, слыша знакомый голос. — Покайся, мальчик мой. Расскажи мне о грехах своих, и будет тебе даровано прощенье. — Я... Я просто не могу, я хочу, но мне сложно признаться... — сглатывая, произносит Криденс. Слова комом застревают в его горле, а руки сводит от пробирающего тело холода вместе с дрожью. — В чем, сын мой? — терпеливо продолжает пастор Грэйвс, сидя по ту сторону решетчатого окошка исповедальни. — Не бойся, откройся мне, — добавляет он более мягко, от чего Бэрбоун крепче стискивает пальцы, сплетая их меж собой и прижимая к коленям, пытаясь унять в них дрожь. — Я... — на вдохе произносит мальчик, словно набираясь смелости, — люблю вас! — зажмуриваясь, быстро выпаливает он на выдохе. Но ответ приходит не сразу. — Ты, что?... — словно не расслышав, переспрашивает Персиваль, и Криденсу кажется, что тот придвинулся ближе к разделяющей их стенке, прислушиваясь. — Я... Я влюблён в вас... — уже не так уверенно отвечает Бэрбоун, но тут же добавляет следом то, о чем, скорее всего, горько пожалеет после. — Я думаю о вас каждый день и каждую ночь. Особенно ночью, после молитвы, когда я ложусь в постель, мысли не дают мне покоя. Я просил Бога избавить меня от них, молил об этом каждую ночь перед сном. Я знаю, знаю, что это грешно, порочно... грязно... но мне сложно побороть это в себе, моё тело само отзывается на мысли о вас. Боже! Простите... меня... — из-за перегородки слышатся всхлипы. Криденс утыкается лицом в ладони и задыхается от рыданий, ощущая как слезы омывают его руки. Он не слышал, ответил ли ему что-то святой отец на такой внезапный порыв. Возможно, тот сейчас зол и, того гляди, отворит дверь и выгонит бедного Бэрбоуна прямо за шкирку из церкви, осыпая проклятьями. Да и пусть, юноша просто уже не может давить в себе все эти чувства, что изо дня в день душат его, особенно здесь, в этой темной, душной тесноте, всего лишь в полуметре от того, кто является причиной его страданий. Парень утирал глаза тыльной стороной ладони в тот момент, когда дверь внезапно распахнулась. Криденс вздрогнул от испуга, уставившись на расплывающегося из-за слез человека перед ним, которым оказался сам Персиваль. Его немигающий пристальный взгляд пугал парня лишь сильнее. Юноша поспешил встать на ноги со стула, что-то мямля об извинениях. Язык совсем отказывался его слушаться, выдавая бессвязные звуки-всхлипы, прерывистые полуслова. Но вместо объяснений его просто заткнули поцелуем, принимая его лицо в объятья жёстких, но тёплых ладоней, прижимая к стенке исповедальни, дверь которой захлопнулась за ними, как только они оба оказались запертыми в её тесноте. Криденс был испуган и растерян, но вместе с тем он ощутил легкость и даже радость от того, что его не проклинают, не вышвыривают, как грязного щенка. Он неумело отвечал на поцелуй мужчины, приоткрывая рот шире и стараясь скользить мягко языком по языку Грэйвса, что так умело ласкал его в поцелуе, от чего ноги Бэрбоуна начали подкашиваться. Его пальцы машинально впились в сутану пастора, сжимая её крепко, до боли в костяшках. Чернота одежд Персиваля словно утягивала мальчика за собой все глубже, ему захотелось прикоснуться к мужчине под ней, разорвать мешающую одежду, но в этот момент Грэйвс разорвал поцелуй. Он вел ладонью по макушке юноши, зажимая пальцами его волосы и потянул за них, заставляя Криденса немного запрокинуть голову, от чего тот нервно сглотнул и затаил дыхание. — Вы не возненавидели меня, святой отец? — шептал дрожащим из-за охвативших его чувств голосом парень. Но в ответ послышался лишь тихий смешок, сменившийся тёплым прикосновеньем губ, а следом и горячего языка, что ласково скользнул по шее Бэрбоуна при сильном, властном поцелуе, что непременно оставит после себя темный след. — Даже больше, — наконец-то ответил Персиваль, шепча ласково на ухо парня, — ты прощён, мой мальчик.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Фантастические твари"